nik191 Вторник, 27.06.2017, 18:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Обзор СМИ [57]
Этот день 100 лет назад. [1631]
Этот день в истории [399]
Московские новости [2]
Этот день 200 лет назад [150]
Этот день 50 лет назад [11]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » Новости дня » Этот день 100 лет назад.

Этот день 100 лет назад. 17 (04) декабря 1916 года

 

 

 

17 (04) декабря 1916 года

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подробнее

 

 

НОВОСТИ ДНЯ

 

Государственный Совет. Заседание 1 декабря. Окончание постатейнаго рассмотрения проекта о реформе сената.

Бриан в декларации, сделанной в палате депутатов, заявил, что французская республика не пойдет на переговоры о мире.

На румынском фронте, в долине Бузео, наши и румынския войска под натиском противника отходят, прикрываясь арьергардами. В связи с этим происходит отход и на р. Яломице.

На фронте Баткуль-Гукаловский лес неприятель переходил в наступление по обеим сторонам железной дороги Золочев—Тарнополь, но был отбит.

В районе Зубильно неприятель дважды открывал заградительный огонь и пытался выйти из окопов, но оба раза был отражен нашим огнем.

Неприятельская артиллерия бомбардировала линию сербскаго фронта и город Монастырь.

 

ВЪ МИРЕ

 

Мирное предложение четверного союза

 

Декларация Бриана

ПАРИЖЪ (30 ноября). Подробное содержание декларации Бриана в палате депутатов по поводу германскаго предложения о мире:

«Германия,—сказал Бриан,—провозглашая победу и одновременно делая новыя усилия к действительному достижению ея, обращается к нам с заявлениями, относительно которых я должен представить вам объяснения. Вы читали речь Бетман-Гольвега. Не имея в руках подлиннаго текста, я не могу выразить официальнаго взгляда по поводу нея, но весьма сомнительно, чтобы при настоящих условиях те, к кому обратились с просьбою о посредничестве, приняли на себя подобнаго рода обязанности, могущия породить большое недоверие к их искренности. Впоследствии я официально сообщу вам определенный согласный взгляд союзников по этому вопросу, но даже и теперь считаю долгом предостеречь страну от возможнаго одурманения. (Оживленныя рукоплескания).

Когда страна вооружается с ног до головы, когда мобилизует все гражданское население, рискуя расстроить торговлю и разрушить домашние очаги, когда ея доменныя печи раскалены до бела, непрерывно все увеличивая производство предметов военнаго снаряжения, когда неприятель, попирая все нормы международнаго права, собирает население захваченных им областей для принудительной работы у себя, в такой момент я почел бы себя преступником, если бы не крикнул своей родине: «Берегитесь, будем настороже!» (Громкия рукоплескания).

Нам предлагают обсудить условия мира в тот момент, когда неприятель держит в своих руках Бельгию, Сербию и 10 департаментов Франции. При помощи туманных, неопределенных, облеченных в весьма торжественную форму заявлений неприятель делает попытку воздействовать на встревоженное сознание и смущенныя сердца граждан стран, носящих траур по столь большому числу павших на поле брани.

Что же мы видим в этой речи? Все тот же вопль, расчитанный на обман нейтральных стран и германскаго народа. Не мы хотели этой ужасной войны, а она нам навязана. В сотый раз отвечая: нет, вы были зачинщиками, чтобы ни говорили, факты налицо, и не на наши, а на ваши головы падет пролитая кровь (Громкия рукоплескания), я считаю долгом обнаружить эту грубую западню.

Бетман-Гольвег говорит: мы хотим дать нашим народам возможность пользоваться благами, какия они могут пожелать. Что касается других народов, то им он в виде подачки благосклонно обещает не истреблять до конца. Вот что после Марны и Вердена предлагают Франции, покрытой славой, Франция, во всеоружии стоящей перед врагом. (Громкия рукоплескания). Подобный документ заслуживает тщательнаго рассмотрения; надо выяснять, какую цель он преследует.

С высоты этой трибуны я в праве сказать, что это—попытка разъединить союзников, смутить умы и деморализовать союзные народы. При подобных обстоятельствах Французская республика не может идти на переговоры». (Единодушныя рукоплескания).

ПАРИЖЪ. (30 ноября). Палата депутатов большинством 314 против 165 голосов прияла формулу перехода, выражающую доверие правительству.

Отклики «французской печати

ПАРИЖЪ. (30 ноября). «Journal des Debats» пишет:

«Между нами и нашими неприятелями существуют два разногласия: из-за материальных условий мира и по военным соображениям и моральным основаниям мира. Относительно первых у Германии имеется простой способ доказать свою искренность, огласив условия мира во вполне определенных пунктах, а в неясных формулах, доступных различным истолкованиям.

Что касается разногласия о нравственных основаниях мира, то это может быть решено одним путем: Франция и ея союзники должны явиться на открытие переговоров о мире, как жертвы гнуснаго нападения, как защитники права и цивилизации, а не как кающиеся грешники. Мы должны явиться решительными победителями, с решимостью получить возмещение вреда, причиненнаго мирным народам, которых Германия пыталась зарезать в ночной тиши. Мы можем обсуждать территориальные вопросы, но не должны допускать ни малейшаго вопроса о нравственной оценке конфликта».

В статье, озаглавленной «Дипломатическая западня», «Теmрs» пишет:

«Новый шаг Германии, подобно всем мошенническим уловкам тевтонов, рассчитанный на силу угроз и инсинуации, не отклонит никого из союзников от преследования намеченной цели. Союзники, связанные Лондонской декларацией, не поддадутся соблазну как подпольных, так и официальных предложений неприятеля и видят здесь только новую ловушку и новое мошенничество. Гетман-Гольвег взывает к суду истории. Последняя уже осудила виновников войвы, но с полным правом вынесла бы суровый приговор и союзникам, если бы они изменили своему делу раньше, чем совершится акт историческаго правосудия».

Отклики американской печати

НЬЮ-ИОРКЪ. (1 декабря). Большинство газет, издающихся в Соед. Штатах, в передовых статьях сходятся во взглядах, признавая предложения, сделанныя Германией, неискренними, формулированными неопределенно с одной целью произвести впечатление на общественное мнение нейтральных стран, и усматривают в них клеймо тевтонскаго коварства.

Газета «Washington Post» пишет:

«Цель Германии—уверить мир в серьезности своих предложений. Германия знает, что данный момент не представляется благоприятным для переговоров о мире, поэтому единственно правильно заключить, что она сделала свое предложение, не лелея надежд на его принятие, и зная, что оно будет отвергнуто».

Газета «Sun Baltimore» считает выступление Германии дешевым театральным эффектом и усматривает в нем признак слабости, несмотря на военные успехи, которыми Германия хвастается.

Газета «Рlaindealer Cleveland», подчеркивая наличность решимости, одушевляющей союзников, заявляет, что мир почти невозможен: какия условия ни предлагались бы берлинским кабинетом, положение Румынии только усилило решимость союзников, явило окончательное доказательство опасности полумер, убедило в необходимости установления энергичнаго командования при условии полнаго согласия общих усилий.

Приказ императора Карла

СТОКГОЛЬМЪ. (30 ноября). Из Вены сообщают:

Австрийский император, возвратившись из Будапешта, издал приказ по армии и флоту, в котором заявляет, что он и его союзники пытаются добиться заключения почетнаго мира. Приказ этот, подобно приказу германскаго императора, заканчивается выражением надежды, что в случае продолжения войны, солдаты, как и ранее, будут героически сражаться до окончательнаго решения спора оружием. В этом приказе, как и в германском, ясно сквозит желание приободрить утомленных солдат указанием на возможность мира, в который не верят даже сами центральныя державы.

 

ВЪ РОССIИ
 

Увольнение пяти профессоров юрьевскаго университета

РИГА. (1 декабря). В виду отказа пяти профессоров богословскаго факультета юрьевскаго университета читать лекции на русском языке, министерство народнаго просвещения известило, что приняты меры к обеспечению преподавания на факультете путем замены уволенных в отставку профессоров новыми.

А. Д. Протопопов

Корреспондент «Р. Сл.» беседовал с управляющим министерством внутренних дел А. Д. Протопоповым:

— Я болен. Во время поездки в ставку простудился, к простуде прибавилась еще и болезнь почек, которой я давно страдаю. Я предполагаю на днях переехать на дачу министерства внутренних дел, где буду проходить продолжительный курс лечения. Пользующие меня врачи признают необходимость продолжительнаго лечения. В виду плохого состояния моего здоровье управление ведомством мною временно возложено на старшаго товарища министра внутренних дел кн. В. М. Волконскаго.

Активнаго участия в работах ведомства, таким образом, временно мне не придется принимать. В совете министров и законодательных учреждениях меня будут заменять мои товарищи по министерству внутренних дел.

«Р. Сл.» сообщают, что перед отъездом А. Д. Протопопова в ставку им было сделано распоряжение не разрешать никаких съездов общественных организаций, даже и тех, которые были разрешены им ранее.

Благотворительныя марки

Министерство внутренних дел разослало губернаторам следующий циркуляр:  

Совет съездов польских организаций помощи жертвам войны возбудил ходатайство о разрешении ему произвести среди польскаго населении в различных городах империи сбор пожертвований путем продажи особых благотворительных марок на усиление средств совета.

Для учета и контроля сбора, советом будут отпечатаны особыя марки достоинства в 30 к., 60 к., 2 р., 5 р., 10 р., 25 р. и 50 р. Полученныя книжки с марками будут распределены по особым коробкам, таким образом, чтобы в каждой коробке заключалось марок на общую сумму 1000 руб. Для сбора пожертвований советом приглашаются в известныя данныя местности заслуживающия доверия лица. Каждому выдается одна коробка на 1000 р. и специальное удостоверение от совета съездов за тем же номером, которым снабжена коробка.

Совещание пяти министров

Как оказывается, и после отставки Б. В. Штюрмера совещание пяти министров остается неупраздненным. Новый председатель совета министров А. Ф. Трепов разослал, как сообщают «Р. В.», участникам совещания прилашения на очередное совещание, которое должно было состояться 26 ноября, но в виду заседания Гос. Совета, на котором присутствовали некоторые из министров и члены совещания, последнее было отложено.

П. Г. Курлов

В виду предъявленнаго Государственной Думой запроса о П. Г. Курлове, последнему предложено было, по словам «Р. С.», не подписывать впредь бумаг за министра внутренних дел. Одновременно все бумаги по департаменту полиции для подписи были направлены товарищам министра внутренних дел кн. В. М. Волконскому и В. А. Бальцу, но последние, однако, уклонились от этой обязанности. Тогда А. Д. Протопопов предложил П. Г. Курлову ведать попрежнему делами департамента полиции.

 

ВЪ СИБИРИ

 

Процесс всероссийской шайки фальшивомонетчиков

Красноярскъ, 3 декабря.

После 11 дней разбирательства закончился процесс всероссийской шайки фальшивомонетчиков. Из 26 человек обвиняемых присуждены:

к каторжным работам ссыльно-каторжный Александр Пост на 15 лет, поселенец Василий Гончаров—на 10, дворянин Виктор Гидулянов и купец Николай Соловьев—на 6, мещане Павел Голиков, Андрей Ткаченко и крестьяне Василий Алгазин и Георгий Попов—на 7 лет; остальные—в арестантския отделения от 1 до 4 лет, трое приговорены к тюремному заключению от 3 до 4 лет. Всем зачтено предварительное заключение. 7 человек оправданы. Иск казны в 73000 рублей удовлетворен; из частных исков удовлетворены только некоторые.

 

ВЪ ТОМСКЕ 

 

Почтовые курьезы

Редакцией «Сиб. Жизни» вчера был получен по почте номер 152 издающейся в Тобольске газеты «Сибирский Листокъ» от... 25 декабря 1915 года.

Подобные почтовые курьезы в практике почтоваго ведомства наблюдаются неоднократно. Так, например, из Томска был отправлен в Иркутск пакет по адресу редакции «Сибирская Летопись».

Иркутская почтово-телеграфная контора возвратила пакет обратно с припиской:

«Редакции журнала «Сибирская Летопись» в Иркутске не существует».

 

 

 

 

 

 

 

ВОЙНА

 

Телеграммы

(Петроградскаго Телеграфнаго Агентства)

 

 

ВНУТРЕННІЯ ИЗВѢСТІЯ

 

От Двора Его Императорскаго Величества объявляется:

6-го сего декабря, в Высокоторжественный день Тезоименитства Его Императорскаго Величества Государя Императора, съезжаться в Казанский Собор, к 10 часам утра, госпожам статс-дамам, камер-фрейлинам, гофмейстеринам и фрейлинам, господам первым и вторым чинам Двора, придворным и прочим кавалерам, имеющим приезд ко Двору, гвардии, армии и флота генералам, штаб и обер-офицерам, для слушания божественной литургии.

Дамам быть в высоких платьях, а кавалерам военным в походной парадной форме военнаго времени, гражданским—в парадной.

 

ВНѢШНІЯ ИЗВѢСТІЯ


ЛОНДОНЪ, 1-го (13-го) декабря. Палата общин. Говоря о сделанных мирных предложениях, Бонар-Лоу заявил:

«Внеся последния предложения об асигновании кредитов, Асквит сказал:

«Союзники требуют справедливаго возмездия за прошлое и полной гарантии для будущаго. Это требование остается основой нашей политики и оно по-прежнему является решением правительства его величества. (ПТА).

ЛОНДОНЪ, 1-го (14-го) декабря. Официально сообщается:

«Правительство обратилось к парламенту за разрешением призвать под знамена в период обучения, оканчивающийся 18-го марта 1917 года, еще 1 миллион человек, кроме числа рекрутов, на призыв которых в период 1916—1917 гг. уже получено согласие парламента. Вместе с этим дополнительным призывом общий контингент войск составит 5 миллионов человек». (ПТА).

 

 

 

 

 

Из действующей армии

 


Мир праху твоему, дорогой товарищ

 

 

Дневник Николая II  

 

    4-го декабря. Воскресенье.

Сегодня шел снег и был небольшой мороз. В 10 1/2 поехали к обедне. Так хорошо молиться в Феодоровском соборе с казаками и солдатами. Завтракал Мордвинов (деж.). Погуляли со всеми детьми полчаса. В 3 1/2 ч. поехали в поезд, где простились; я с Алексеем отправились в путь. Много читал и сильно грустил!

 

 

 

Переписка  императора Николая II и императрицы Александры Федоровны

 

            Царское Село. 4 декабря 1916 г.


   Прощай, бесценный и ненаглядный мой! Как нестерпимо больно отпускать тебя — более чем когда-либо — после тех тяжелых дней, которые мы провели в борьбе!

Но Господь, который весь любовь и милосердие, помог, и наступил уже поворот к лучшему. Еще немного терпенья и глубочайшей веры в молитвы и помощь нашего Друга, и все пойдет хорошо!

Я глубоко убеждена, что близятся великие и прекрасные дни твоего царствования и существования России. Только сохрани бодрость духа, не поддавайся влиянию сплетен и писем — проходи мимо них, как мимо чего-то нечистого, о чем лучше немедленно забыть. Покажи всем, что ты властелин и твоя воля будет исполнена. Миновало время великой снисходительности и мягкости, — теперь наступает твое царство воли и мощи! Они будут принуждены склониться перед тобой и слушаться твоих приказов, и работать так, как и с кем ты назначишь.

Их следует научить повиновению.

Смысл этого слова им чужд: ты их избаловал своей добротой и всепрощением. Почему меня ненавидят? Потому что им известно, что у меня сильная воля и что, когда я убеждена в правоте чего-нибудь (и если меня благословил Гр.), то я не меняю мнения, и это невыносимо для них. Но это — дурные люди. Вспомни слова m-r Филиппа, когда он подарил мне икону с колокольчиком.

Так как ты очень снисходителен, доверчив и мягок, то мне надлежит исполнять роль твоего колокола, чтобы люди с дурными намерениями не могли ко мне приблизиться, а я предостерегала бы тебя. Кто боится меня, не глядит мне в глаза, и кто замышляет недоброе, те не любят меня.

Вспомни о “черных”, затем об Орлове и Дрентельне — Витте — Коковцеве — Трепове (я это тоже чувствую) — Макарове — Кауфмане Софье Ивановне — Мари — Сандре Оболенской и т. д.. Хорошие же люди, честно и чистосердечно преданные тебе, любят меня: посмотри на простой народ и на военных, хорошее и дурное духовенство — все это так ясно, — потому это не огорчает меня больше так, как когда я была моложе. Но когда люди позволяют себе писать тебе или мне гнусные, дерзкие письма, — ты должен карать. А. рассказала мне относительно Балашова (я никогда не любила этого человека).

   Теперь я понимаю, почему ты так ужасно поздно лег спать и почему я испытывала такую тоску и тревогу, поджидая тебя. Пожалуйста, милый, вели Фредериксу написать ему строгий выговор (он и Ник. Мих. и Вас. заодно в клубе). У него такое высокое придворное звание, и он смеет писать, когда его о том не просят! И это не в первый раз — в былые дни, я помню, он поступал так же. Разорви это письмо и дай твердый отпор. Вели Воейк. напомнить об этом старику — такой щелчок будет чрезвычайно полезен самодовольному члену Государственного Совета.

Мы не можем позволять, чтоб нас топтали. Твердость прежде всего!

— Теперь, когда ты назначил сына Трепова адъютантом, ты тем более можешь настаивать на том, чтоб он работал вместе с Протопоповым — он должен доказать свою благодарность. — Не забудь воспретить Гурко болтать и вмешиваться в политику — это погубило Никол. и Алекс.. Последнему Бог послал болезнь, — очевидно, с целью спасти тебя от человека, который сбился с пути и приносил вред тем, что слушался дурных писем и людей, вместо того чтобы следовать твоим указаниям относительно войны, — а также и за его упрямство. Его тоже восстановили против меня — сказанное им старику Иванову служит тому доказательством.

Но все это скоро минует. Все начинает проясняться, как и погода, что служит хорошим предзнаменованием, помни. И наш дорогой Друг так усердно молится за тебя — близость божьего человека придает силу, веру и надежду, в которых так велика потребность. А иные не могут понять твоего великого спокойствия и потому думают, что ты не понимаешь, и стараются тебя нервировать, запугивать, уязвлять. Но им это скоро надоест. Если дорогая матушка станет тебе писать, помни, что за ее спиной стоят the Michels, не обращай внимания и не принимай этого близко к сердцу. Слава Богу, ее здесь нет, но добрые люди находят способы писать и пакостить.

— Дела начинают налаживаться — сон нашего Друга так знаменателен! Милый, помолись у иконы Могилевской Божьей Матери — ты там обретешь мир и крепость. Загляни туда после чая, перед приемом, — возьми туда Бэби с собой — там так покойно, и вы можете там поставить свечи. Пусть народ видит, что ты — Царь-христианин, — не смущайся, — такой пример принесет пользу другим.

   Как-то пройдут эти одинокие ночи? Не могу себе этого представить. Как отрадно было крепко держать тебя в объятиях — это утишало боль души и сердца, я старалась вкладывать в ласки всю свою безграничную любовь, молитвы, веру и крепость! Ты мне невыразимо дорог, супруг мой любимый! Я разделяю твои горести и радости и готова за тебя умереть. Благослови, Боже, тебя и мое сокровище Бэби!

Крепко вас целую. В минуту грусти пойди в комнату Бэби и спокойно посиди там немножко с милыми людьми, его окружающими. Поцелуй любимую детку у тебя на душе станет теплее и спокойнее. Всю мою любовь отдаю тебе, солнце жизни моей. — Спи спокойно, душой и сердцем я с тобой, мои молитвы витают над тобой. Бог и Святая Дева никогда не покинут тебя!

   Навеки всецело

   Твоя.

 

   В поезде. 4 декабря 1916 г.

   Нежно любимая душка Солнышко!

   Не читал твоего письма, так как люблю это делать в постели перед сном. Но я заранее благодарю тебя за всю любовь и доброту, которая излита там. Я сдам это письмо в Тосно и надеюсь, что оно дойдет до тебя сегодня вечером.

   Да, эти дни, проведенные вместе, были тяжелы, — но только благодаря тебе я их перенес более или менее спокойно. Ты такая сильная и выносливая — восхищаюсь тобою более, чем могу выразить. Прости, если я был не в духе или несдержан, — иногда настроение должно прорваться!

   Конечно, было бы счастьем, если бы мы могли всегда быть вместе в это трудное время. Но теперь я твердо верю, что самое тяжелое позади и что не будет уж так трудно, как раньше. А затем я намереваюсь стать резким и ядовитым.

   Бог даст, наша разлука не будет долгой. В мыслях я всегда с тобой, никогда не сомневайся в этом.

   От всего любящего сердца обнимаю тебя и девочек. Будь здорова и тверда, моя дорогая птичка, моя единственная и мое все!
   Спи спокойно и сладко.
   Твой навеки
   старый муженек

   Ники.

   Передай ей мой привет.

 

 

Этот день 100 лет назад. 18 (05) декабря 1916 года

Этот день 100 лет назад. 16 (03) декабря 1916 года

 

 

Категория: Этот день 100 лет назад. | Добавил: nik191 (18.12.2016)
Просмотров: 131 | Теги: 1916 г, Декабрь, Газеты | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz