nik191 Суббота, 19.08.2017, 10:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Обзор СМИ [57]
Этот день 100 лет назад. [1726]
Этот день в истории [399]
Московские новости [2]
Этот день 200 лет назад [150]
Этот день 50 лет назад [11]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » Новости дня » Этот день 100 лет назад.

Этот день 100 лет назад. 16 (03) ноября 1915 года

 

 

16 (03) ноября 1915 года

 

 

 

 

 

 

Подробнее

 

НОВОСТИ ДНЯ

По сведениям «Биржевых Ведомостей» на русском фронте главный нажим противника из района Чарторийска перенесен в район Клевани. (От соб корр.).

Английский морской министр Черчилль подал в отставку.

Немцы возложили на бельгийцев ежемесячную военную контрибуцию в 40 миллионов франков для покрытия издержек на содержание армии и администрации в оккупированной области.

В Америке господствует убеждение, что вскоре начнутся мирные переговоры.

Государственная роспись на 1916 г. сведена с дефицитом в 327 милл. руб.

Образовано совещание под председательством товарища министра внутренних дел князя Волконского по вопросу об отмене ограничений поляков (От соб. корр.).

 

От собств. корреспондента

 

Петроград, 1 ноября.

Главнокомандующий армиями северного фронта генерал Рузский в беседе с сотрудником «Биржевых Ведомостей» заявил:

«Больше не будет неприятных сюрпризов со стороны врага ни на нашем, ни на западном фронтах Преимущество на стороне союзников: в Англии — огромная свежая армия, во Франции—новые корпуса чернокожих, у нас— неистощимый запас людей. Враг еще силен. Наш союзник—время. Не двигаясь вперед, враг одним этим отходит назад; кроме того, он и физически местами отступает. Зловещим для врага показателем является то, что немцы стали сдаваться в плен целыми ротами и батальонами. Они надломлены лишениями и холодом, прежней самоуверенности нет».
Что касается балканского театра войны, то он представляет второстепенный эпизод, —не там решится судьба войны. Работая плечо к плечу с армией, надо спокойно ждать победы».

— По сведениям столичных газет, сербский двор переехал в г. Монастырь.

 

С ПОЛЕЙ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

 

Война на Балканах

ЦЕТИНЬЕ. (31 октября). Черногорское официальное сообщение гласит:

«Во время столкновения передовых частей на ловченском фронте мы взяли в плен несколько человек».

ПАРИЖЪ. Официальное сообщение от 31 октября гласит:

"Восточная армия. Болгары атаковали 29 октября деревни Круфевика и Сирково, которые были нами захвачены 20 октября. Мы отразили их атаки и затем сами атаковали и заняли деревню Сисево.
Мы захватили к северу от Валандово болгарское полевое укрепление и вершину горы, на которой оно находилось".

ПЕТРОГРАД. (1 ноября). Из авторитетных источников сообщают, что болгары тесно окружены англо-французскими войсками в Велесе, падение которого скоро ожидается. Болгары понесли огромные потери и просили перемирия для погребения убитых.

Сербское правительство переселяется в Митровицу, в сторону которой сербские войска отступают в порядке и без всяких потерь военного материала и признаков упадка духа.

Слухи, что Валандово занято болгарами, совершено не верны.

 

В МИРЕ

 

В Персии

ТЕГЕРАН. (31 октября). Близкое к шаху лицо утверждает, что шах ни в какие авантюры не намерен пускаться, и об отъезде шаха из Тегерана нет и речи.
Некоторые видные сотрудники германцев и турок, в том числе лидер демократов в меджилисе Сулейман-мирза и товарищ министра внутренних дел Сулейман-хан, уехали из Тегерана.

Коронация японского императора

ТОКИО. (31 октября). Особые герольды императора возвестили в храме Усе и других шинтоистских храмах о вступлении на престол императора. Вечером начнутся приготовления к главнейшему религиозному коронационному обряду дайджосай, заключающемуся в приношении божествам неба и земли риса нового урожая, которого император и его свита должны отведать. Традиция требует, чтобы рис не был посеян в год национального траура, и потому коронация откладывалась в течений трех лет - сперва по случаю кончины императора, затем—императрицы.

 

В РОССIИ

 

Уход Кривошеина

 

Сообщение об отставке Кривошеина получено было столичными газетами поздно, и оне успели посвятить этому сообщению только небольшие заметки, написанные, очевидно, ночью наспех. И только в крайних правых газетах мы находим большие статьи о Кривошеине, помещенные на видном месте. Очевидно правые газеты знали об отставке значительно ранее, чем это событие стадо известно всем остальным редакциям.

„Земщина", в статье под знаменательным заглавием „Отлегло", открыто радуется уходу Кривошеина и объясняет, почему им были недовольны правые:

Благодарение Господу Богу! Г. Кривошеин сменен. В последнее время он внушал серьезные опасении поддержки желтого блока. Теперь же этот блог обезврежен. Та сила, на которую опираюсь все перебежчики, устранена, сломлена...
Едва ли мы ошибемся, сказав, что влиянию г. Кривошеина мы обязаны и всякими сомнительными назначениями вплоть до назначения князя Щербатова. На это наводят все восхищения последними действиями г. Кривошеина и особенная нежность «прогрессивного» лагеря к некоторым членам правительства, близость которых  г. Кривошеину не составляла секрета...

"Биржевые Ведомости" дают аналогичное объяснение уходу Кривошеина:

Связанный по самой технике того дела, которое было вверено его попечению, с органами общественной и земской самодеятельности, главноуправляющий научился ценить и уважать эти органы и работающих в нем деятелей. Он стал, поэтому, на ту точку зрения, что пресловутому разделению на «мы» и «они» не должно быть места в нашей жизни, и в сфере своего ведения проводил эту идею на практике, воспитывая в том же духе и своих подчиненных. На всех сотрудниках А. В. Кривошеина лежала особая печать, и когда кто-либо из них выдвигался на ответственный, самостоятельный пост, общество знало, чего ждать от нового сановника и не ошибалось в своих ожиданиях.

Ни для кого не была тайной та глухая внутренняя борьба, которую приходилось постоянно выдерживать бывшему главноуправляющему. Вздох облегчения взрывался у многих, когда возрастала надежда на его победу в этом состязании, репрессией сопровождались слухи об его поражениях. В этих колебаниях сказывается интерес не к личности, а к тому принципу, который ею отстаивался. За имя Кривошеина, как за соломинку, хваталась неутолимая жажда русского общества увидеть хоть клочок синего неба среди серых туч отечественного горизонта.

В отставке А. В. Кривошеина едва ли нельзя не видеть симптом полного поворота курса направо. Известными кругами не только отвергнута всякая мысль о сотрудничестве с прогрессивным блогом, но и начинают сходить со сцены те из министров, которые считали идею блока спасительною.

„Новое Время" с сочувствием вспоминает о Кривошеине, как о настоящем министре земледелия, любившем свое дело:

Россия, страна земледелия, только при А. В. Кривошеине получила настоящее министерство земледелия. Но влияние и деятельность талантливого и энергичного министра земледелия нередко переходили границы широко раздвинутого и могущественно развившегося его «ведомства», переходили, не мешая ничему государственно-необходимому, не умаляя ничьих действительно полезных трудов. Урывая часть времени и сил от своего любимого и заветного деля, ом отдавал и то и другое всему, что способствовало мирной эволюции России, ее процветанию. Уход А. В. Кривошеина—большая потеря для русского государственного дела.

В нем мы теряем незаменимого хозяина и администратора, редкое сочетание деловых способностей и политического понимания и такта. Русская жизнь очень небогата такими деятелями, и тем более будет ощущаться отсутствие того человека, который в своем министерстве сумел устроить такой прочный мост между «ими» и «нами».

"Петр. Курьер" считает уход Кривошеина началом "обновления вправо":

А. В. Кривошеин, во всяком случае, не противопоставлял себя обществу, пытался сгладить границу между «мы» и «они», довольно успешно наладил сотрудничество ведомства земледелия с земством, не ставил тормозов развитию сельскохозяйственного образования, содействовал распространению агрокультурных знаний среди крестьянства и был —это надо признать,—таким бюрократом, с которым можно было сговориться, хотя бы на почве практической культурной работы.

Правда, он часто был бессилен сделать то, что хотел, например, не в силах был отстоять Вольно Экономическое общество от покушений реакции, не проявил сколько-нибудь значительной энергии в вопросах внутренней политики, но в кабинете он принадлежал к оппозиционному меньшинству, по крайней мере, проявлявшему готовность делать шаги навстречу некоторым желаниям народного представительства.

Если и верить "слухам", что за уходом А. В. Кривошеина последует уход и некоторых других членов кабинета, принадлежавших к оппозиции, то «обновление», очевидно, пойдет по старым бюрократическим рельсам, далеко расходящимся с теми путями, которые намечены Гос. Думой, как единственно возможные в нынешний момент.

Есть основание думать, что «обновление» кабинета в том виде, как оно, очевидно, предполагается, вряд ли может способствовать «единению правительства и законодательных учреждений», о котором говорилось даже в последней телеграмме дворянских выборщиков.

Даже "День" отзывается с одобрением о политике и поведении Кривошеина, упрекая тех, кто вызвал его отставку. К сожалению, значительная часть статьи „Дня" вырезана цензурой, поэтому мы можем привести только ее заключительные строки:

Сделано было в своей области ст.-секр. Кривошеиным много. Главное управление земледелия—было одним из немногих ведомств, где не топтались на месте. Здесь работали, здесь чувствовался размах творчества. У нас его—большая редкость.

 

В СИБИРИ

 

Электрическое освещение

Татарск. Три года тому назад в городе построено каменное здание для электрической станции, но городские улицы, несмотря на достаточное число поставленных электрических фонарей, освещаются очень слабо. В домах обывателей, пожелавших иметь электрическое освещение, не забывается керосинка, иначе обыватель рискует в осеннюю ночь сидеть совершенно впотьмах. В коммерческом клубе за последнее время чуть не ежедневно довольствуются освещением свечей и старых ламп. Все больше и больше приходится слышать недовольство по адресу «Осветителя» и со стороны обывателей, и со стороны городского управления, заключившего с содержателем станции условие по освещению улиц.

 

В ТОМСКЕ

 

—    О доставке в город сахара. Председатель харьковского порайонного комитета сообщил по телеграфу городскому голове Томска, что, по распоряжению министра внутренних дел, предоставлена внеочередная отправка 15 вагонов сахара со станции Сумы от Харитоненко и 5 вагонов сахарного песку со станции Водяная на станцию Томск II-ой для томской городской управы.

—    На днях фермой Второва ожидается один вагон (около 1 тыс. пуд). сахара, который будет отпускаться в розницу.

 

 

 

 

Бой в трех стихиях

В № 23 «Нивы» был помещен интересный снимок, изображающий на поверхности моря силуэт парящего в воздухе аэроплана и подводной лодки. По рассказам авиатора, находившегося на этом аэроплане, сверху отчетливо видна подводная лодка, скрывающаяся глубоко под водою. Недавно произошел в Дарданеллах интересный случай спасения французским гидропланом английского военного транспорта, подвергавшегося опасности быть уничтоженным неприятельской подводной лодкой.

 

 

С аппарата, летевшего на большой высоте над морем, был внезапно замечен какой-то темный силуэт, двигавшийся под водою. Летчик спустился до высоты в 300 футов и тогда обнаружил подводную лодку, которая приближалась с целью атаки к английскому транспорту, перевозившему войска и военные грузы. С гидроплана немедленно сообщили транспорту по радиотелеграфу об угрожающей ему опасности. Однако это предупреждение само по себе мало чем могло помочь, так как лодка была замечена поздно, и транспорт вряд ли оказался бы в состояния уклониться от удара, тем более, что конвой эскадренных миноносцев при транспорте отсутствовал. Поэтому энергичный французский летчик решил действовать сам. Он спустился еще ниже и, находясь над самой водой, стал бросать в лодку бомбы. К сожалению, попасть бомбами в лодку, находившуюся под водой, оказалось трудно. Лодка опустилась ниже и скрыла перископ.

Летчик уже стал подниматься кверху, чтобы достигнуть высоты, с которой можно было бы следить за неприятельской лодкой, как вдруг он увидел, что лодка снова подняла перископ с целью ориентироваться. Тогда он опять быстро спустился и бросил еще две бомбы, после чего лодка исчезла под водой безвозвратно.

 

 

ТЕЛЕГРАММЫ

 

Усовершенствование способов добывания золота в Иркутской губернии

ИРКУТСК. Ленское золотопромышленное т-во командировало инженера Пымберга в Америку для ознакомления на месте с дражным и гидравлическим способами добывания золота, имея в визу в ближайшем будущем применить эти усовершенствования в более широком масштабе на своих приисках. Надо отметить, что гидравлический способ промывания золотоносного песка по Лене уже применяется.
Инженер Пымберг в настоящее время находится в Иркутске.

Улов кеты

ВЛАДИВОСТОК. Осенний ход кеты, на который возлагались большие надежды всем населением нижнего Амура, дал блестящие результаты лишь четырем крупным рыбопромышленникам, предприятия которых расположены в самом низовье. На остальных рыбалках не удалось посолить и по одной бочке.
Рыбопромышленники причину этого видят в происшедшем внезапно шторме с тайфуном.

Улучшение курса рубля

Кредитная канцелярия возобновила продажу иностранной валюты. Как известно, в течение двух недель валюта кредитной канцелярией не продавалась и курс нашего рубля ухудшился до 151 р. за 10 ф. ст. Сегодня фунт стерлингов сразу понизился до 145 р.

Таким образом ухудшение курса было обусловлено той неупорядоченностью валютного оборота, которая была вызвана бездеятельностью комиссии по распределению иностранных чеков.

Мы осведомились, что в Лондоне выработка технических приемов по снабжению валютой нашей частной торговли заканчивается. Возвратился из Лондона начальник иностранного отделения валютной канцелярии К. Ф. Родин, сообщил нам, что англичане идут навстречу нашим интересам и что в самом непродолжительном времени и из этого источника воспоследует некоторый приток валютного материала.

 

 

                Дневник Николая II        

 

      3-го ноября. Вторник.

Дорогой Ольге минуло 20 лет, просто не верится! Доклад был короткий, успел почитать. В 12 ч. поехали к молебну в церковь. Днем сделали прогулку по Гомельскому шоссе и погуляли в знакомом лесу. До обеда принял Сазонова с Алексеевым. Вечером читал и поиграл в домино.

 

Переписка  императора Николая II и императрицы Александры Федоровны

 

         Царское Село. 3-го ноября 1915 г.

 

   Мой родной, любимый,

   Поздравляю тебя по случаю 20-й годовщины со дня рождения нашей Ольги!

У нас в 12 1/2 час. будет отслужен молебен в большой комнате с нашими дамами — так менее утомительно для нее и для меня. Утро очень туманное. Татьяна пошла в лазарет. Рита Хитрово была вчера у Ольги и тронула меня, сказав, что раненые очень огорчены, что я больше не хожу на их перевязки, так как доктора делают им больно. Я всегда перевязываю самых больных. Так досадно, что не могу взяться опять за работу! Но мне нужен полный покой — один день у меня сердце более расширено, другой день менее, и я себя скверно чувствую, так что даже несколько дней не курила. Довольно с меня одних приемов и докладов!

   Видела бедного Мартынова на костылях. У него одна нога на 4 сантиметра короче другой. Вот уже скоро год, как он ранен, и в мае, надеются, он сможет опять служить. Прямо чудо, что он в живых! Он счастливо каждый раз избегал смерти под ним убило двух лошадей, когда он был уже ранен, и обе ноги прострелены и переломлены.

   Я говорила с Ниродом про пасхальные подарки для армии. Мы еще не истратили тех 3 миллионов рублей, которые ты дал из удельных сумм и которые Кабинет должен возместить. Осталось немного больше миллиона, и мы хотим на это заказать подарки к Пасхе. Только каждый получит гораздо меньше, так как все сильно вздорожало и даже нельзя достать в требуемом количестве. Затем приходил опять m-r Малькольм с предложением от общества бывших суфражисток заняться нашими беженцами, в особенности беременными женщинами. Они прекрасно работали во Франции. Можно было бы их присоединить к Татьянинскому комитету. Бьюкенен должен еще поговорить об этом с Сазоновым. Я просила Малькольма повидать Ольгу — он сегодня вечером уезжает в Киев, а затем в Одессу. Тебе было бы интересно его повидать, он такой милый и услужливый человек. Он написал в Англию, прося собирать деньги для наших пленных, — так добр, генерал Вильямс его знает. Они меня просили быть попечительницей их госпиталя, который находится в Эллином доме, — он, кажется, будет назван в честь тети Аликс.

   Затем приняла четырех моих стрелков, — посылаю тебе их имена, — прямо молодцы — один бежал, но его поймали, 50 человек уже вернулись — через Бельгию и Голландию, — теперь они там одного оставили в качестве переводчика, — с ними хорошо обращались, заботились о них, кормили и одевали. Они шли ночью по компасу. Их взяли в плен 11 ноября прошлого года. Брат Выкрестова тоже с ними, только под другим именем и одетый солдатом, так легче бежать. Один из них, Знаменец, рассказывал, что они сохранили клочки знамени и верхушку его, которую старый фельдфебель не успел сжечь. Видела также Ольгиного командира.

   Аля со своими двумя детьми пробыла у нас 3/4 часа, что меня сильно утомило. Если увидишь Н.П. наедине, посоветуй ему быть осторожным насчет книги Джунковского, из-за Дрентельна, который может сделать из этого грязную историю. Только Дрентельн ни за что не должен знать, что это идет от А. Хвост, и Бел. обедают у А. Это, по-моему, напрасно, — похоже, что она хочет играть роль в политике. Она так горда и самоуверенна, и недостаточно осторожна. Но они просили ее принять их. Вероятно, опять надо что-нибудь передать, и они не знают, как это сделать иначе, а наш Друг желает, чтобы она жила исключительно для нас и для таких вещей.

   Сокровище мое, должна кончать теперь. Да благословит и сохранит, и да подаст тебе мудрость Господь!

Какие новости относительно Румынии и Греции? Хотелось бы, чтобы нашим летчикам удалось что-нибудь сделать в Болгарии на железной дороге и на Дунае, куда немцы столько всего навезли! Интересно, приедет ли Кирилл туда вовремя и удачно ли — это очень важно.

Без конца целую, нежно люблю и тоскую.
   Навсегда твоя старая

   Солнышко.

 

   Царское Село. 3 ноября 1915 г.

   Мой любимый,

   Начинаю мое письмо сегодня вечером, чтобы не забыть просьбы Хвостова, переданной мне через А.

   I. Оказывается, старик предложил министерство Наумову в такой нелюбезной форме, что тот отказался. Хвостов виделся после этого с Наумовым и уверен, что тот согласится и будет счастлив, если ты его просто назначишь. Он очень порядочный человек — он нам обеим нравится. Белецкий, кажется, раньше работал с ним. Так как он очень богат (его жена — дочь Форосского Ушкова), то не будет брать взяток. А тот, кого предлагал Горемыкин, немногого стоит — я забыла его имя.

   II. Затем о Родзянко из Думы. Хвостов находит, что ему надо бы дать теперь орден. Это ему польстило бы, а вместе с тем, он упал бы в глазах левых тем, что принял от тебя награду. Наш Друг говорит, что это было бы правильным образом действий. Конечно, это очень несимпатично, но — увы! теперь времена такие, что нужно из благоразумия делать такие вещи, которых бы не хотелось делать.

   III. Затем он просит, чтобы не сменяли сейчас московского полицмейстера, потому что у него много нитей в руках, так как он принадлежал раньше к сыскной полиции. Наш Спиридович туда не подойдет. Оказывается, он вторично женился на какой-то сомнительной особе, бывшей исполнительнице цыганских песен, — так что ему, кажется, предлагают губернаторский пост подальше.

   IV. Просит тебя не ссылать Ксюнина в Сибирь, так как два генерала дали ему ложные известия о нашем десанте в Болгарии (он передаст тебе имена). Он талантливо пишет в газетах — достаточно будет выговора.

   V. Получил ли ты телеграмму от какой-то женщины с советом заточить меня и Эллу в монастырь? Он что-то об этом слыхал, и если это правда, то желательно было бы, чтоб за ней наблюдали и выяснили, кто она такая.

   Это, кажется, все. Он боится встречи с Дрентельном и находит, что не может подать ему руки после такого письма (попроси его показать тебе это письмо); если ты его заставишь, то он должен будет послушаться, — а если нет, то публика будет недовольна и будет об этом говорить. Мне так жалко этого бедного человека! Он привез мне твои секретные маршруты (от Воейкова), и я никому ни слова об этом не скажу, только нашему Другу, чтобы Он тебя всюду охранял. Только бы Кирилл имел успех! Наш Друг сказал еще одну вещь, а именно: если будут предлагать большие суммы (с тем, чтобы получить награды), их нужно принимать, так как деньги очень нужны; поощряешь их делать добро, уступая их слабостям, и тысячи от этого выигрывают, — верно, но все-таки это безнравственно. Но в военное время все по-иному. Поговори с Хвостовым о Живахе (неужели я до сих пор неверно пишу это имя?) Андр. передал все не совсем так, как было.

 

Этот день 100 лет назад. 17 (04) ноября 1915 года

Этот день 100 лет назад. 15 (02) ноября 1915 года

 

Категория: Этот день 100 лет назад. | Добавил: nik191 (17.11.2015)
Просмотров: 182 | Теги: 1915 г, Газеты, ноябрь | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz