Забытый деятель (К 100-летию со дня рождения Д. А. Милютина). 1916 год - История. События и люди. - История. События и люди. - Каталог статей - Персональный сайт
nik191 Суббота, 03.12.2016, 12:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1984]
История искусства [167]
История науки и техники [184]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

    Забытый деятель (К 100-летию со дня рождения Д. А. Милютина). 1916 год

     

    Материал из журнала "Пробуждение" № 20 за 1916 год.

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     


    Забытый деятель


    (К 100-летию со дня рождения Д. А. Милютина)


    Очерк Ник. Дмитриева

     

    Всеобщая воинская повинность теперь введена во всех европейских государствах. Даже никогда не знавшая принудительной государственной службы, отрицающая в корне всякое принуждение свободной личности, Великобритания теперь вступает на тот путь, который был пройден Россией в эпоху ея «великих реформ».

    Всеобщая воинская повинность явилась последней в цикле реформ царствования Александра II. Она должна была быть своего рода куполом здания реформированной России, увенчать его. Раскрепощенной от крепостной неволи стране она несла раскрепощение и от узких сословных делений. Новая реформа, подобно судебному обновлению, объявляла равенство всех пред единым для всех законом.

    Вместо почетной службы в войсках, прежняя рекрутчина являлась своего рода орудием наказания. Сельския общества, или правильнее сельския и волостныя власти, бесконтрольно распоряжались судьбами людей, выставляя определенное число рекрутов в положенный срок. Вместо откупа в этих случаях широко действовал подкуп. Широко браковались годные сильные люди, и хомут рекрутчины, то есть пожизненной солдатчины, надевался на шею не редко заведомо негодных к военной службе. Чаще всего он ложился на плечи беднейших бобылей, не имевших возможности прибегнуть ни к откупу, ни к подкупу.

    Новый устав явился прежде всего уравнением всех сословий в смысле их прав и обязанностей по отношению к государству. Он возвестил равенство, ибо вменял в священную обязанность каждаго русскаго подданнаго защиту родины. В поголовном призыве под ружье всех, достигших гражданскаго совершеннолетия, обильная людьми Россия нуждается лишь в случаях исключительных.

    В мирное время количество войска не может вместить всех годных носить оружие. Поэтому новым законом устанавливался отбор и подбор некоторых из всех призываемых к службе. Этот подбор, в противоположность старой рекрутчине, предоставлен не усмотрению, а жребию; отбор делается путем медицинскаго освидетельствования. Кроме того, вводились неслыханныя раньше отсрочки и льготы.

    Отсрочки и льготы не произвольныя, а в связи с теми обстоятельствами, которыя сами собою создают такия условия, при которых воинская повинность может быть временно отсрочена или устранена.

    Гуманность законодателя ясно сказалась в детальном обсуждении этих условий, которыя действительно временно могут служить препятствием для отбывания воинской повинности, как, например, нахождение призывного в учебном заведении. Ему обеспечивалась льгота на отсрочку до окончания курса, с тем, чтобы срок этого окончания не переходил определеннаго законом возраста. Льготы для единственных сыновей-кормильцев также были введены в устав. Но кроме точно указанных в законе отсрочек и льгот всякия заместительства, откупы и подкупы, так широко и явно практиковавшиеся при старой рекрутчине, признавались тяжкими преступлениями. Пожизненная солдатчина была заменена пятнадцати летним сроком службы, причем время действительной службы сокращалось до шести-семи лет.

    Военное ведомство первое широко использовало образовательный ценз призываемых, в смысле признания за ним единственнаго критерия для сокращения сроков обязательной службы, ибо, по мысли реформатора, военная повинность не только не должна

    «вредить развитию просвещения в нашем отечестве, а, напротив, насколько возможно, способствовать его распространению».

    Оградить интересы образования считалось прежде всего настоятельно необходимым. Таков был дух новой реформы, одной из самых стройных и целостных. Она явилась всеобщей без изъятия. Основную идею ея не тронули позднейшия надстройки, изменявшия ея оболочку, но не коснувшияся зерна ея, ея основной идеи: защита родины—обязанность каждаго гражданина.

    Творцом реформы и ея вдохновителем и деятельнейшим работником явился, незаслуженно сведенный в тень, один из немногих русских государственных деятелей, умевших сочетать интересы государства с интересами народа.

    То был военный министр преобразовательной эпохи, впоследствии граф и фельдмаршал, Дмитрий Александрович Милютин. Если бы ему удалось прожить четыре года (Милютин умер в 1912 г., род. в 1816 г.), то столетним старцем он мог бы увидеть плоды своих трудов, пышные всходы на засеянной им полосе.

    Впрочем, он оказался счастливее многих реформаторов. Ему довелось быть свидетелем и непосредственным участником героических подвигов преобразованной им русской армии. На его глазах, призванная без изъятия под знамена, Россия изумила мир героическим переходом через Балканы, покрыла себя лаврами Шипки, Плевны и Адрианополя. Рать, собранная впервые из свободных вольных людей, стояла под самыми стенами Константинополя. Наше теперешнее неразрывно связано с милютинским прошлым, ибо он никогда не был только администратором, всесильным калифом на час, но всегда был настоящим государственным деятелем, прозорливо понимавшим даже в ту пору, что сила государства может крепиться только единением власти с народом.

    Академик, автор многих ученых трудов по военной истории и статистике, он был одним из широко образованных людей своего времени, одним из убежденнейших сторонников необходимости коренных преобразований в России. Если в годину их, во главе реформации, стояли такие «столпы» стараго, как граф Панин или Блудов, если реформы проводились такими неискренними их друзьями, как знаменитый своим двуличием Валуев, то единственная из реформ—всеобщая воинская повинность—попала в руки человека не только широко образованнаго, знающаго, делового и в то же самое время глубоко честнаго, умевшаго смотреть прямо в глаза истории.

    Огромный, прямо колоссальный и до сих пор не оцененный полной мерой, труд пал на долю военнаго министра, вступившаго в отправление своих обязанностей как раз на рубеже, отделяющем вольную Россию от крепостной.

    Севастополь, его глиняныя укрепления, хищение, казнокрадства и дух мертвечины — вот что досталось Милютину от его преемников. Корабль всем днищем засел плотно на илистом дне. Нужно было снять его с мели, оснастить, перевооружить и дать полный ход вперед. Реально это означало—полное преобразование армии и военных установлений. Государственный ум Милютина не верил в спасительную полосу частичных надстроек, новых заплат на старом кафтане. Всеобщая воинская повинность, эта реформа, потрясшая все архаическия основания, явилась плодом девятилетних трудов военнаго министра. Среди своих соображений о ней, он настойчиво выдвигал краеугольный вопрос русской жизни: нашу умственную отсталость, наше равнодушие к знанию. Милютин ценил его не на словах.

    Странным образом слагается наша история! При полном равнодушии министерства просвещения, при активном воздействии против министерства полицейских дел, при явном безучастии всех ведомств, только одно военное министерство, в лице Милютина, оказало поддержку и существенную помощь русской женщине в ея первых устремлениях к высшему образованию. Под призором военнаго министра, на угодьях военнаго госпиталя обосновались первые женские медицинские курсы. Прозорливые администраторы из полицейских видов не раз им грозили закрытием, видя в первых женщинах-медичках опасное новшество, покушение на патриархальныя «основы». И тут моральная победа осталась за Милютиным.    

    Допущенныя, к работе первыя женщины-врачи оправдали его надежды. Больше того: обстоятельства и время расчистило им путь и на передовых позициях и в лазаретах тыла,—оне теперь всюду не только желанныя гостьи, но свои, необходимые люди. Но тогда, среди наших «государственников», самому Милютину не нашлось места: он слишком явно стоял за новшества вплоть до «крамольной» недавно еще идеи— народнаго представительства.    

    История повторяется: штатскаго Сперанскаго одолел солдат Аракчеев. С, помазанным лампадным маслом, Победоносцевым не справился Милютин,—тем более, что закулисныя интриги были ему всегда чужды,
    Фельдмаршал русской армии удалился в отставку. В победоносцевския времена ему было нечего делать. Оставалось удалиться «на. покой», к вынужденному бездействию.    

    Фельдмаршал Суворов, обреченный на такое же бездействие, отводил душу, звоня в колокола и читая за дьяка псалтырь в сельской церкви. Отставной фельдмаршал Милютин наслаждался покоем в укромном уголке Крыма, трудясь до последних дней над записью дневника своей яркой и красочной, трудовой жизни.
    Другие пахари уже проводили борозды на ниве жизни, но Милютину довелось дожить до новых дней. Почти столетним старцем он услышал зовы новой жизни, увидел своими глазами иную эпоху, приветствовал начавшееся коренное обновление России. То обновление, к которому эпоха великих реформ была только первою ступенью.    


    Ник. Дмитриев.

     

     

    Еще по теме

     

     

     

    Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (12.10.2016)
    Просмотров: 46 | Теги: Милютин | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz