nik191 Среда, 23.08.2017, 14:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1498]
История искусства [166]
История науки и техники [182]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Роспуск Думы 8 (21) сентября 1915 года

 

Роспуск Думы

Государственная Дума распущена 8 сентября сроком не позже ноября месяца. Последнее ее заседание было очень коротко. В нем был прочитан только указ о роспуске и ничего больше. По словам „Русск. Вед.", интерес думского дня заключается в кулуарах, в предшествующих заседанию многочисленных совещаниях совета старейшин, представителей различных фракций парламентского блока, во фракционных собраниях, которые заняли столько времени, что назначенное на 11 ч. утра заседание Думы открылось только в 2 ч. 50 мин.

Перед заседанием

Депутаты собираются рано. Общее настроение нервное, напряженное. Со времени роспуска второй Думы в Таврическом дворце не было такого волнения, как в день роспуска. Даже во время трехдневного роспуска законодательных палат П. А. Столыпиным в Таврическом дворце не чувствовалось такого напряженного настроения. В Екатерининской зале— ряд шумных митингов.

Депутаты оппозиции горячо обсуждают способы выразить свое отношение к предстоящему роспуску. Но из их среды, как и из среды умеренных фракций, раздается громкий и настойчивый призов не поддаваться настроению, сохранить спокойствие.

—    Надо очень много самообладания,— говорит Ф. И. Родичев,—и его сохранить необходимо. Не давайте предлога свалить ответственность за совершающееся на вас какими-нибудь необдуманными действиями. Нам нужно в таких трудных обстоятельствах сохранить полное спокойствие и самим призывать к такому же спокойствию и страну. Всякий эксцесс, всякий резкий ответ на роспуск был бы именно тем, что нужно защитникам старого режима. Они вызывают нас на необдуманные шаги, не будем же помогать их замыслам. Беспорядки теперь на руку не России, а нашим врагам.

—    Прежде всего нужны спокойствие и выдержка,—заявляет томский депутат Н. В. Некрасов,—потому что дело идет теперь уже не о правительстве и не о Думе, а о неизмеримо большем,—о России.

—    Мы должны сохранить полное спокойствие,—поддерживает его и Л. К. Дымша,—и не дать стране выйти из берегов, иначе мы сыграем только на руку германцам.

—    Что же даст стране это спокойствие?—спрашивает К. Л. Бардяж.

—    Мы являемся членами парламента,—отвечает Н. В. Некрасов,—и пока мы действуем как парламентарии, мы должны действовать только парламентским способом, мы должны сохранить полное спокойствие.

—    Депутаты,—заявляет с другой стороны трудовик В. И. Дзюбинский,— должны связать себя с народонаселением, иначе все движение пойдет мимо Думы, мимо депутатов. Депутаты должны сложить с себя полномочия.

— Чисто русская черта - сейчас же складывать полномочия,—восклицает на это Н. Н. Щепкин.— Я, мол, уйду, а здесь пусть все делается без меня. Благодарю покорно за такую тактику.

В. М. Пуришкевич только разводит руками.— Какой-то злой рок тяготеет над нами,—восклицает он.—Можно подумать, что всем руководит какая-то злая рука.

Е. П. Ковалевский подходит к вопросу о перерыве занятий Думы с деловой точки зрения. Во всех конституционных странах,— говорит он,—принято, что законодательные палаты распускают по соглашению с председателем совета министров и председателем парламента. Теперешний перерыв занятий Думы явился для нас полной неожиданностью. Председатель совета министров не счел необходимым осведомить председателя Думы о своем намерении испросить соизволение на роспуск законодательных учреждений.

Саратовский депутат В. И. Алмазов с горечью замечает: У меня такое чувство, как будто я потерял близкого человека, как будто у нас в семье умер всеми уважаемый глава.

Немало толков в Екатерининской зале вызывает и вопрос об участии представителей законодательных палат и особых совещаниях и о принятых по этому поводу фракциями к. д. и прогрессистов эволюциях.

П. Н. Крупенский горячо убеждает депутатов, что Дума, несмотря на некоторые ошибки, не должна отказываться от участия в этих совещаниях.

Представители других умеренных фракций доказывают к. д. и прогрессистам, что они не должны были принимать свое постановление по этому вопросу, не посоветовавшись предварительно с другими фракциями прогрессивного блока.

В совете старейшин

В одиннадцатом часу утра открывается заседание совета старейшин. Председатель Думы сообщает, что занятия Думы прерываются 8 сентября на срок не позже ноября, и заявляет, что он созвал совещание для того, чтобы обсудить вопрос о повестке сегодняшнего заседания.

При обсуждении этого вопроса возникли большие, жаркие прения по вопросу как о программе заседания, так и об участии членов Думы в особых совещаниях при министрах.

П. И. Милюков объясняет, почему фракция народной свободы сочла небходимым отозвать своих членов из всех особых совещаний при министрах. Фракция стоит на той точке зрения, что работа представителей Думы в составе этих совещаний может быть плодотворна постольку, по скольку они сохраняют постоянную связь с Думой. Эта связь возможна только тогда, когда Дума функционирует. Теперь члены Думы, оставаясь в составе особых совещаний, заменяют собой как бы Думу, и ее контрольные функции перешли как бы к ним. Такое положение совершенно не отвечает тому представлению, которое придавалось участию членов Думы в особых совещаниях при министрах.

П. Н. Крупенский считает, что вопрос об организации помощи беженцам настолько важен, что члены Думы не должны уклоняться от своего содействия этому делу. Наконец, их участие в работе особых совещаний в перерыве законодательной сессии предусмотрено в самом законе.

Взволнованную речь произносит И. И. Дмитрюков. Деятельность законодательных учреждений, по его мнению, особенно необходима теперь. Далее он подробно останавливается на отношение администрации к рабочим, а в заключение горячо убеждает представителей фракций не поддаваться настроению и не отзывать своих представителей из особых совещаний. С трудом от волнения докончив свою речь, И. И. Дмитрюков поспешно направляется в соседнюю комнату, откуда через несколько секунд раздаются истерические крики.

Участники совещания бросаются туда и находят там И. И. Дмитрюкова в истерике. А. И. Шингарев при содействии Г. И. Свенцицкого оказывает ему медицинскую помощь.

По возобновлении заседания с прочувствованной речью обращается к совещанию М. В. Родзянко. Он призывает всех к спокойствию, повторяя известный афоризм: побеждает тот, у кого крепкие нервы, и горячо убеждает не отказываться от участия в особых совещаниях.

Совещание представителей парламентского блока

После заседания совета старейшин происходит совещание представителей всех фракций, входящих в состав парламентского блока. Против отозвания членов Думы из особых совещаний высказываются В. А. Маклаков, гр. Вл. Бобринский, П. Н. Брунейский и др. Все они указывают, что это могло бы вредно отразился на деле снабжения армии, и настаивает, что депутаты не должны прибегать к такому способу действий.

П. Н. Милюков отстаивает точку зрения фракции народной свободы. После продолжительных прений представители парламентского блока признают, что вопрос об отозвании представителей Думы из особых совещаний при министерствах должен быть разрешен всем парламентским блоком и что окончательное его решение должно быть отложено до тех пор, пока выяснится общее политическое положение и определится дальнейший ход событий.

Частное совещание

Сейчас же после закрытия заседания Государственной Думы все присутствовавшие на нем депутаты направились в Полуциркульную залу на частное совещание.

Совещание открывается заявлением с.-д. Н. С. Чхеидзе о том, что с.-д. считали необходимым выступить сегодня в общем собрании Государственной Думы с изложением своей точки зрения на происходящие события и что А. И. Чхенкели было отказано в слове. Это заставляет с.-д. высказать свое мнение в частном совещании, так как молчать при настоящих условиях они не находят возможным. Представитель с.-д. фракции говорит далее в резких выражениях о событиях последних дней и высказывает уверенность, что народным представителям придется в ближайшем будущем считаться с последствиями мероприятий последнего времени.

Левый октябрист И. В. Годнев предлагает уполномочить председателя Государственной Думы довести до сведения Верховной власти о тех причинах, по которым члены Государственной Думы находят необходимым функционирование в настоящее время народного представительства, и о несвоевременности теперешнего прекращения законодательной сессии. Государственная Дума, по его словам, вместе с ея председателем обязаны это сделать в силу своей присяги.

Предложение И. В. Годнева поддерживают П. И. Крупенский и гр. В. Бобринский.

И. Н. Ефремов оглашает ту формулу перехода, которую фракция прогрессистов предлагала ввести в сегодняшнее заседание Государственной Думы. В ней указывается на необходимость обновления власти на основе тех принципов, которые прогрессисты изложили в первом собрании Государственной Думы.

А. Ф. Керенский, возражая против предложения И. В. Годнева, призывает депутатов искать поддержки в стране. Благодаря принятому порядку дня,- заявляет он,—трудовая группа не имела возможности обратиться с думской трибуны к народным массам с призывом соблюдать в настоящий исключительный момент крайнюю выдержку.

Н. С. Чхеидзе и А. Ф. Керенский после этого заявления покидает совещание.

Возражает против предложения И. В. Годнева, но уже по совершенно другим соображениям, националист профессор С. М. Богданов. Он указывает что в Государственной Думе не все одинаково смотрят на ее задачи и деятельность в настоящее время. Если большинство Государственной Думы признает необходимым вступить на путь, рекомендованный И. В. Годневым, то меньшинство сочтет своим долгом донести о своем мнения до сведения сфер и всегда найдет для этого свои особые пути.

Октябрист И. И. Дмитрюков горячо протестует против заявления Богданова и говорит: Теперь мы знаем, какими путями и средствами эти люди достигают своих целей и защищают свои узенькие интересы.

Националиста Богданова поддерживает Г. Г. Замысловский.  До сих пор председатель Государственной Думы, по его словам, представлял свои доклады, не получая на этот счет никаких инструкций от членов Государственной Думы. Если же в настоящее время ему такие инструкция даются, то он обязан доложить мнение как большинства, так и меньшинства Государственной Думы.
Что касается роспуска Государственной Думы, то его причиной, по словам Замысловского, является прогрессивный блок, который собирался проводить в экстренной сессии составленную им программу, тогда как недавно еще было высказано, что в настоящее время в виду вражеского нашествия даже государственно-важное должно отойти на второй план перед задачами обороны. Наконец, Г. Г. Замысловский считает невыясненным и то обстоятельство, что большинство кабинета разошлось со своим председателем в оценке деятельности Государственной Думы и в вопросе о своевременности ея роспуска.

Гр. В. Бобринский, П. И. Крупенский, Н. Н. Опочинин и другие в ответ на это последнее замечание заявляют Г. Г. Замысловскому: Нет, это неправда.

А. И. Шингарев со своей стороны горячо возражает против нареканий Богданова и Замысловского на Государственную Думу. Останавливаясь на деятельности этой последней, он очень подробно знакомит совещание с результатами работ военно-морской комиссии, рассказывает о том, как широко она пошла навстречу всем нуждам армии.

Обмен мнений принимает характер резких пререканий между правыми, которые остались в совещании в полном одиночестве, и остальной частью совещания. Даже правые националисты в лице Д. Н. Чихачева и те высказались за предложение И. В. Годнева о необходимости доклада председателя Государственной Думы об истинном положении.

П. Н. Крупенский прочитывает выдержки из „Петроградских Ведомостей", которые в последнее время, по мнению оратора, позволяли себе недостойные выходки по отношению к законодательному учреждению. И так, восклицает он,—поступает газета, получающая субсидию от правительства.

Председатель Государственной Думы М. В. Родзянко, резюмируя прения, указывает, что он всегда считал необходимым знакомить в своих докладах с общим настроением Государственной Думы и в настоящий момент он не ошибется, если скажет, что Государственная Дума без различия партий и направлений единодушно стремится к тому, чтобы враг был побежден и что докладывавшие о неправильности ее действий представили положение в неверном освещении. Государственная Дума работала на пользу страны, и перерыв ее занятий в такой момент подействует неблагоприятно на настроение населения.

Государственная Дума прекратила свои занятия, но думская жизнь не замерла. Летом прошлого года и после январской сессии члены Думы сделали ошибку, не оставив в Петрограде никого из представителей своих франций, которые могли бы их информировать о положении дел. Теперь члены Думы решили не повторять этой ошибки, чтобы снова не остаться в полной неосведомленности.

Уже 3 сентября фракция прогрессистов и группы центра решили не разъезжаться из Петрограда. Фракция националистов постановила оставить в Петрограде половину своих членов и устраивать каждую неделю фракционные заседания, чтобы быть в курсе происходящих событий.

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (22.09.2015)
Просмотров: 267 | Теги: сентябрь, Дума, роспуск, 1915 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz