nik191 Понедельник, 21.08.2017, 03:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1498]
История искусства [166]
История науки и техники [182]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Правая история: Слабая память эстонской элиты

Британский историк Э. Робертс, представлявший в Эстонии свою книгу «Военный шторм», в интервью эстонской газете заявил, что Красная армия в 1944 году не освобождала Таллин, так как там уже не было немцев и развевался эстонский флаг. Куда и почему немцы «испарились», англичанин предпочёл не объяснять. Что на самом деле происходило в Эстонии в период нацистской оккупации?

Фашистская Германия захватила Таллин 28 августа 1941 года. Одни эстонцы восприняли это как трагедию, другие – радостно.

Столь разная реакция объясняется просто: в 30-е годы эстонское общество оставалось расколотым, элита и народ расходились в вопросах и внутренней, и внешней политики. Сей факт признают и современные эстонские историки.

Директор Института истории Эстонии М. Ильмярв констатирует, что «с 1935-1936 гг. эстонское военное и политическое руководство рассматривало СССР в качестве главной угрозы их суверенитету, в то время как широкие слои населения страны боялись в первую очередь Германии».

Неподдельную радость широких слоёв населения республики вызвал начавшийся после подписания советско-германского договора о ненападении отъезд балтийских немцев в Германию. По словам Ильмярва, простыми эстонцами «их эвакуация расценивалась как выметание последних остатков Тевтонского ордена».

 

 
Подписание германо-эстонского и германо-латвийского договоров о ненападении. Сидят (слева направо): В. Мунтерс, И. фон Риббентроп, К. Сельтер. Фотография 1939 года из Федерального архива Германии
 
 

Пакт о ненападении с Германией Таллин заключил раньше Москвы – 7 июня 1939 года. Сразу после этого в Эстонию с 4-дневным (!) визитом прибыл начальник генштаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер. Он остался доволен результатами переговоров с эстонским руководством.

Главари Третьего рейха уже строили планы войны с СССР. Прибалтика рассматривалась ими в качестве форпоста для броска на восток.

26 июня власти Эстонии восторженно встретили тяжёлый крейсер «Адмирал Гиппер», прибывший в таллинский порт.

Несмотря на неофициальный характер визита, капитан корабля Г. Хейе нанёс визит президенту Эстонии К. Пятсу, министру иностранных дел, военному министру, командующему армией, начальнику штаба родов войск и командующему ВМФ.

Все, кроме Пятса, нанесли ответный визит на борт корабля. В поместье Виймси для Хейе и представителей посольства Германии был устроен приём.

Общее впечатление от дружеской встречи было испорчено сообщениями о потасовках на улицах Таллина между горожанами и немецкими матросами. Впрочем, немецкий посол Г. Фровейн отнёс столкновения на счёт эстонских коммунистов.

Последние на такое едва ли были способны: коммунистов насчитывалось чуть более сотни, некоторые сидели в тюрьме.

Поток высоких гостей из Германии не прекратился. Только заключение советско-германского договора о ненападении вынудило Берлин на время снизить активность в Прибалтике.

 

Капитан германского крейсера «Адмирал Хиппер» Гельмут Хейс во время визита в Таллин 16 июля 1939 года

 Сталин этим воспользовался, и 28 сентября 1939 года последовал пакт о взаимопомощи между СССР и Эстонией.

Комментируя это событие, посланник США в Эстонии и Латвии Дж. К. Уайли 3 октября писал в Вашингтон:

«Достоверная информация подтверждает впечатление того, что Германия далеко не в восторге от подобного нового появления Советского Союза в Прибалтике. Действительно, текст пакта о взаимопомощи может показаться направленным в первую очередь против Германии».

Вскоре на военных базах в Эстонии были расквартированы 21 347 бойцов Красной Армии. Историк М. Семиряга отмечал: «Вступление контингентов советских войск в прибалтийские страны проходило в цивилизованной, спокойной и даже приветливой со стороны населения обстановке».

Телеграммы наркома иностранных дел Молотова полпредам в Эстонии, Латвии и Литве содержали директиву не вмешиваться во внутренние дела прибалтийских государств.

Власти Эстонии делали всё, чтобы пресечь контакты населения с красноармейцами. Советский полпред К. Никитин сообщал, что штрафам и высылке из мест расположения Красной армии и флота подвергали «всякого эстонского гражданина, вздумавшего задать краснофлотцу или красноармейцу любой, хотя бы и самый пустячный вопрос».

Таллин, Рига и Каунас продолжали придерживаться прогерманской ориентации.

Американские историки Р. Мисиунас и Р. Таагепера обратили внимание, что «между декабрём 1939 года и апрелем 1940 года все три государства заключили торговые соглашения, в соответствии с которыми Германия должна была закупать около 70 процентов всего балтийского экспорта».

Победоносный блицкриг вермахта во Франции коренным образом изменил расклад сил в Европе. Кремль должен был думать о войне с Германией. За неделю до капитуляции Франции Молотов официально сообщил германскому послу Шуленбургу о вступлении советских войск в Прибалтику.

21 июня к президенту Пятсу прибыли уполномоченный СССР А. Жданов и полпред Никитин. Они потребовали произвести перестановки в правительстве, назначить премьер-министром Иоганеса Вареса (Барбаруса). Пятс, попав в политическую изоляцию и не получив помощи от Германии, капитулировал.

Симпатии народа, вышедшего на улицы, были не на его стороне. А парламент республики, расхваливать которую любят современные эстонские политики, Пятс разогнал ещё в 1934 году.

Демонстранты приступили к захвату арсенала, почты, телеграфа, ворвались в тюрьму и полицейское управление.

Объясняя в отчёте причины, почему «мирно настроенная демонстрация вдруг перешла к революционным действиям», Никитин указал, что «ненавистный режим в течение 20 лет настолько озлобил население, что оно готово было, при малейшей возможности к тому, расправиться со своими поработителями».

Профашистский режим диктатора Пятса пал. Желающих защищать его не нашлось.

Хотя накануне войны советская власть просуществовала в Эстонии всего год, он не прошёл бесследно. За это время выявились как сторонники, так и противники советской власти.

Последние свои планы на обретение независимости связывали с Германией.

События 1941 года наглядно продемонстрировали иллюзорность их надежд. Германия не собиралась предоставлять Эстонии никакой, даже самой ограниченной, независимости.

Уже 17 июля для управления захваченными территориями СССР было создано рейхсминистерство по делам оккупированных восточных областей во главе с А. Розенбергом.

Прибалтика и Белоруссия вошли в рейхскомиссариат «Остланд». Его возглавил рейхскомиссар Х. Лозе. Четыре бывшие советские республики получили статус генеральных комиссариатов.

Генеральным комиссаром Эстонии стал обергруппенфюрер СА К. С. Литцман. Полиция подчинялась рейхсфюреру СС и шефу германской полиции Г. Гиммлеру. Должность высшего фюрера СС и полиции «Остланд» досталась группенфюреру СС Ф. Йекельну.

Потребовались оккупантам и подручные-эстонцы. «Тендер» на роль главы местного самоуправления выиграл агент абвера доктор Х. Мяэ. Он возглавил эстонское самоуправление, которое 15 сентября назначил немецкий генерал Карл фон Рок. Процесс «возрождения эстонской государственности» изначально проходил под бдительным контролем рейхсминистра по делам оккупированных восточных областей, рейхскомиссара, обергруппенфюрера СА, рейхсфюрера СС и группенфюрера СС.

Учитывая направленность внутриполитических процессов в современной Эстонии, нет уверенности в том, что памятники перечисленным нацистским бонзам однажды не украсят улицы городов.

Эстонцы, желавшие повоевать против СССР, были удостоены такой возможности. Некоторые штурмовали Сталинград. Кое-кто за «подвиги» на берегах Волги получил награды фашистской Германии.

28 августа 1942 года, в годовщину захвата Таллина, в ходе торжественной церемонии на площади Свободы Литцман объявил о согласии Гитлера создать эстонский легион СС (впоследствии он был преобразован в печально знаменитую Двадцатую эстонскую добровольческую дивизию СС).

Профашистская газета «Eesti Sona» объяснила читателям, что принадлежность к СС – особая честь для народа Эстонии. Удостоившиеся такой «чести» через три месяца обучения принимали присягу на верность… фашистской Германии. Это ещё один «пустячок», о каком регулярно забывают в Таллине.

Далеко не все эстонцы встали на путь предательства. Первые же дни войны выявили не только нацистских сторонников, но и тех, кто в рядах Красной Армии вступил в схватку с фашизмом.

 

Герой Советского Союза, ветеран Эстонского корпуса Арнольд Мери на параде по случаю 25-летнего юбилея освобождения Таллина от фашистских захватчиков

 

Подвиги эстонцы совершали и в начале войны, и в самом её конце. Одним из первых был удостоен звания героя Советского Союза 22-летний Арнольд Мери.

17 июля фашисты прорвались в тыл частей Красной Армии, прикрывавших подступы к станции Дно (Псковская область). Когда враг окружил штаб корпуса, замполитрука батальона связи Мери принял командование над подразделением батальона. Под его руководством три десятка бойцов несколько часов отражали атаки превосходящих сил противника. Штаб корпуса был спасён, а сам Мери четырежды ранен.

24-летний командир взвода 1-й роты 300-го полка 7-й Эстонской дивизии лейтенант Якоб Кундер погиб 18 марта 1945 года. В бою за латвийскую станцию Блидене тяжелораненый Кундер закрыл телом амбразуру дзота, спасая жизнь однополчан.

Такой же подвиг 7 августа 1943 года в боях за хутор Ленинский в Краснодарском крае совершил младший сержант Иосиф Лаар.

Только в рядах 8-го Эстонского стрелкового корпуса (сформирован осенью 1942 года в составе 27 311 человек, из которых 88,5% были эстонцами) сражались пять героев Советского Союза. Орденами и медалями «За отвагу» были награждены 20 042 воина корпуса. А награды в то суровое время просто так не давали.

Воины корпуса участвовали в освобождении Таллина. Для этого был сформирован подвижной моторизованный отряд под командованием полковника Василия Вырка. Ему был придан 45-й танковый полк корпуса. Арнольд Мери вспоминал:

«Мы двигались к Таллину со скоростью 50-60 км в день. Люди обессилевали, падали в канавы, но как спешили – потому что знали: опоздаем – немцы всё взорвут! Когда до Таллина оставалось 120 км, и нам, и ребятам со стороны Нарвы выделили специальный транспорт, сформировали ударные группы, и мы бросились к городу – за одну ночь расстояние преодолели. Ещё и фрицев били по дороге, они ж огрызались, а не «цивилизованно отступали», как сегодня в Эстонии врут».

В сентябре 44-го 8-му Эстонскому стрелковому корпусу противостоял не только вермахт, но и эстонцы, служившие фашистам.

 

Взвод полковой разведки 921 стрелкового полка 249 стрелковой дивизии 8-го Эстонского стрелкового корпуса, Ленинградский фронт, лето 1944 г.

 

Утром 21 сентября отряд Вырка захватил под Таллином аэропорт с 25 самолётами, а затем ворвался в столицу Эстонии. Вскоре в штабе корпуса получили радиограмму: «На Длинном Германе развевается красный флаг».

В последние годы события этого знаменательного дня официальная эстонская пропаганда настойчиво фальсифицирует. Эти потуги встречают поддержку на Западе. Свежее подтверждение – интервью английского историка Э. Робертса эстонской газете.

В «вязанке» озвученных им пропагандистских штампов есть и греющее душу официального Таллина заявление, что «использование слова «освобождение» в нынешних условиях неверно, так как когда Красная армия вошла 22 сентября 1944 года в Таллин, немцев там уже не было. Развевался флаг Эстонии».

Таллин упорно насаждает миф о «возрождении национальной государственности» в сентябре 1944 года, согласно которому к моменту вступления Красной армии в эстонскую столицу власть там принадлежала не немцам, а национальному демократическому правительству О. Тифа. Символом независимости Эстонии был сине-чёрно-белый триколор, который реял на башне Длинный Герман.

Авторы этой побасёнки обходят молчанием два неопровержимых факта, разрушающих миф о «возрождении национальной государственности».

Первый факт – вполне наглядный. Эстонский триколор соседствовал на Длинном Германе с… флагом фашистской Германии со свастикой. Стало быть, фашисты такому соседству не противились.

Второй факт, напротив, был скрыт от посторонних глаз. Нынешние эстонские власти пытаются замалчивать его и сегодня, да вот только шило в мешке не утаишь. Ведь «правительство Тифа» сформировал бывший председатель Госсовета и премьер-министр довоенной Эстонии Ю. Улуотс.

В 1941 году его политическая группировка претендовала на то, чтобы возглавить союзную Третьему рейху Эстонию. Однако нацисты выбрали Х. Мяэ. В течение трёх лет Улуотс находился в поле зрения Лозе и Литцмана как альтернативная Мяэ кандидатура. Но Мяэ служил оккупантам столь ретиво, что снискал себе славу непревзойдённого мастера пропаганды даже у них. Менять его на кого-то другого фашисты смысла не видели.

Впрочем, и Улуотс без дела не сидел – «борец за эстонскую независимость» делал всё, чтобы помочь оккупантам. 7 февраля 1944 года он обратился к эстонцам с призывом вступать в формируемые гитлеровцами коллаборационистские подразделения.

Как отнеслись к всеобщей мобилизации эстонские парни и чем оборачивалось для них уклонение от неё, после освобождения Таллина рассказала А. Бернадт:

«К нам в усадьбу Люкати пришли немецкие военные и члены эстонской организации «Омакайтсе». Они искали сбежавших людей. Утром двое молодых мужчин рассказали, что их вместе со 120 заключёнными привезли из таллинской тюрьмы на кладбище Метсакальмисту. Здесь открыли по ним стрельбу из пулемётов. Этим двум молодым людям удалось убежать. Они были мобилизованы немцами для борьбы с Красной Армией, но за побег из немецкой армии были приговорены к смертной казни».

О таких фактах (а их много) современные эстонские политики предпочитают не вспоминать. Как и о том, что в годы фашистской оккупации их родина была покрыта сетью концлагерей, охраняемых эстонцами. В эти концлагеря свозили людей со всей Европы.

При отступлении фашисты и их эстонские подручные учинили массовые расстрелы узников. 19 сентября 1944 года в концлагере Клоога из двух тысяч заключённых почти все были уничтожены.

Сегодня, как и 70 лет назад, народ Эстонии расколот. Правящая элита сделала профашистский выбор. 27 апреля 2006 года под покровом ночи эстонские власти демонтировали расположенный на холме Тынисмяги памятник советским воинам, павшим в боях за освобождение Таллина.

8 июля 2006 года, выступая перед ветеранами 20-й эстонской дивизии СС, премьер-министр Эстонии А. Ансип заявил: «Я не могу согласиться с теми, кто считает вашу борьбу бессмысленной. Как можно считать бессмысленным то, что люди исполняли свой долг перед своим народом и государством?»

Свой долг перед эстонским народом Ансип понимает, как те головорезы, к которым обращался. В этой связи вспоминаются слова, произнесённые в 1946 году на суде в Риге Ф. Йекельном.

Он признал, что руководители местных самоуправлений в Эстонии, Латвии и Литве «руководствовались только немецкими интересами и нисколько не задумывались о судьбе своих народов... Эти люди считали, что даже если Германия и проиграет войну, то всё равно будет очень хорошо, ибо мы ликвидируем всех советских патриотов, всех коммунистов. А без патриотов и коммунистов им гораздо легче будет запродать свои народы другим сильным державам».

С этим выводом хорошо информированного нацистского преступника не поспоришь. Его слова стали пророчеством, нашедшим подтверждение в 1990-е годы, когда к власти в Эстонии пришли духовные наследники Мяэ и Улуотса.

 

 

Олег Назаров
доктор исторических наук


Источник: http://file-rf.ru/
Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (28.08.2013)
Просмотров: 289 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz