nik191 Суббота, 19.08.2017, 06:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1498]
История искусства [166]
История науки и техники [182]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Покаяние Маленкова. Удержаться на вершине власти в СССР он не смог
 

Политическая биография Георгия Максимилиановича Маленкова (1902-1988) – феноменальное сочетание взлётов и низвержений. От звания Героя Социалистического Труда (1943 г.) «за особые заслуги в области усиления производства самолетов и моторов в трудных условиях военного времени» до «расстрельных» обвинений «в моральной ответственности» за послевоенные «безобразия» в авиационной промышленности. От официального, по сути, титула преемника Сталина до исключения в 1962 году из КПСС, причем в партии его, в отличие от Молотова и Шипилова, так и не восстановили. Маленков выдержал все эти виражи и, оставшись верен делу, которому посвятил жизнь, многое переоценил.

В августе 1953-го, 60 лет назад, он выступил с докладом, в котором предложил новый экономический курс. Как оценили его в народе: «Пришел товарищ Маленков, дал и хлеба, и блинков».

Родословная Георгий Максимилиановича неоднозначна. Отец был мелким служащим на железной дороге, но дворянином, потомком выходцев из Македонии, дед был полковником, брат деда — контр-адмиралом. А мать – простая мещанка Анастасия Шемякина, дочь кузнеца. В 1919 году будущий партийный деятель закончил классическую гимназию и был призван в Красную Армию. После вступления в апреле 1920-го в партию большевиков стал политработником эскадрона. Так началась его партийная карьера.

В конце 1940-х – начале 1950-х Маленков – второй человек в государстве и партии. 9 марта 1953-го, на похоронах Сталина Лаврентий Берия фактически объявил его преемником вождя. «Второй» был, казалось, готов стать первым, к тому же самостоятельным в определении, как минимум, экономического курса. Маленковские реформы, начатые в 1953-м, получили название «перестройки». Но они не имели ничего общего с горбачевскими нововведениями середины 80-х и, если бы не были остановлены, могли серьезно изменить структуру народного хозяйства.

Увы, в феврале 1955-го Маленков вынужденно уступил пост председателя советского правительства Николаю Булганину, «временному союзнику» Никиты Хрущева. А двумя годами позже, после явно запоздалой и потому неудавшейся попытки перехватить власть, экс-преемник, на тот момент – союзный министр электростанций, и вовсе был выведен из состава ЦК и «сослан» в Усть-Каменогорск.

Западные советологи вслед за Иосипом Броз Тито утверждают, что Маленков не сумел удержать власть, оказавшись не слишком искушенным в аппаратной борьбе. Это правдоподобное, хотя, на наш взгляд, и неполное видение ситуации в верхах.

При Сталине Маленков 12 лет занимался «селекцией» партноменклатуры, возглавляя кадровые службы ЦК, и прекрасно знал, кто чего стоит. Он был опытнейшим аппаратчиком, умел просчитывать на много ходов вперед, к тому же обладал феноменальной памятью. Но, во-первых, личные достоинства вождей по мере отхода от «культа» играли все меньшую роль. Во-вторых, особенность формирования советского синклита в послесталинский период – в том, что все потенциальные лидеры: Семичастный, Шелепин, позднее Катушев – пали жертвами скорее собственных взглядов, нежели политических амбиций.

Маленков оказался первым в этом ряду несостоявшихся (по большому счету) вершителей судьбы страны. Разумеется, у него были не только оппоненты, но и враги. С Хрущевым они разнились во всем и, вероятно, испытывали взаимную антипатию.

В общем, в 1957-м политическая карьера Маленкова неожиданно завершилась. Но это был не последний «вираж» судьбы: в 1980-е он ищет успокоения в православной вере. По рассказам близко знавших его людей, он не единожды просил прощения у Всевышнего, регулярно слушал христианские радиопередачи из-за рубежа и даже… был чтецом в храмах на тогдашних окраинах Москвы (Маленков сильно похудел, и его не узнавали).

Можно предположить, в чем каялся советский пенсионер, бывший некогда «вторым» и первым лицом. Чистки в аппарате Центрального комитета ВКП (б) во второй половине 1930-х происходили как раз в первый период руководства Маленковым отделом кадров ЦК. Хотя летом 1937 года он по поручению Сталина вместе с другими видными партийцами выезжал в различные республики и регионы для «проверки деятельности местных парторганизаций, НКВД, УНКВД и других государственных органов», где проходил массовый террор. На январском пленуме Маленков выступил с докладом «О недостатках работы парторганизаций при исключениях коммунистов из ВКП(б)», а в августе 1938-го — с докладом «О перегибах». Вместе с Берией Маленков принимал участие в аресте Н. Ежова, которого арестовали в кабинете Маленкова.

Физическая ликвидация в 1949-1950-м многих партийных и хозяйственных руководителей Северо-Запада РСФСР и, в частности, «Ленинградское дело», были устранением конкурентов, которые могли претендовать на власть в постсталинском СССР. Маленков не был главным вдохновителем расправы, но принимал в ней, как и Хрущев, деятельное участие. И не только по поручению Сталина, но, вероятно, и сводя личные, можно сказать, «карьерные» счеты с тогдашним председателем Госплана СССР Николаем Вознесенским и другими влиятельными деятелями – выходцами из Ленинграда (Кузнецов, Родионов, Попков и др.).

Внутрипартийная борьба – так тогда было заведено – велась только на уничтожение.

Но в июне 1957-го не Хрущеву, а Маленкову пришлось объясняться по этому поводу на пленуме ЦК; через пять лет «Ленинградское дело» и некоторые другие факты стали основанием для исключения из КПСС.

Попытки «ленинградцев» усиливать свои позиции в ЦК во второй половине 1940-х фактически поддерживались А.А. Ждановым – вторым человеком в советском руководстве в тот период. Но его внезапная кончина летом 1948-го радикально изменила ситуацию. Что и облегчило победу одной группировки (Маленков, Берия, Хрущев) над другой, ленинградской.

В то же время страницы биографии Георгия Максимилиановича , запечатлевшие умелого управленца, политика решительного и последовательного, в последние полвека были закрыты для большинства читателей.

В военные годы он проявил незаурядный талант организатора, стал одним из инициаторов развития танко- и ракетостроения, всячески поддерживал прорывные разработки в этих отраслях.

Как свидетельствуют советские и российские историки, Маленков, быстро и профессионально решая кадровые и хозяйственные вопросы, помог Жукову остановить развал Ленинградского фронта, укрепить тылы осенью 1941-го. Годом позже, в августе 1942-го Маленков прибыл в Сталинград, где руководил перегруппировкой военных сил и организацией обороны города, дал приказ на эвакуацию населения. В ноябре-декабре 1942-го добился существенного военно-экономического усиления Астраханского оборонительного района, в частности – пополнения Каспийской и Волжской флотилий вооружением, современными по тому времени катерами и другими плавсредствами.

Генерал А.В. Горбатов (1891-1973) оставил рассказ, свидетельствующий об авторитете Маленкова среди военных.

В середине сентября 1942-го в штабе Донского фронта, созданного по инициативе Маленкова, состоялся такой разговор. «Скажите, товарищ Горбатов, почему мы оказались на Волге?» — спрашивает он у боевого генерала.

Поначалу тот отвечает общими фразами, но затем, поверив собеседнику, переходит к сути вещей: «Основной причиной неудач является то, что нам не хватает квалифицированных кадров... Должности командиров соединений и выше занимают люди честные, преданные, но неопытные. Этот недостаток в ходе войны не исправляется, а усугубляется неумелым подбором людей. Кто ведает этим вопросом в Главном управлении кадров НКО?.. Саша Румянцев. По-моему, генерал Румянцев больше подходит для роли следователя, чем для роли заместителя Верховного Главнокомандующего по кадрам... Идет война, соединения несут потери, получают пополнение... Все они способны умереть за нашу Родину, но, к сожалению, не умеют бить врага, и в округах их этому не учат. А происходит все это потому, что этим руководит Ефим Афанасьевич Щаденко. Нужно заменить его седовласым и хотя бы безруким или безногим генералом, который знает в деле толк».

Генералы А. Румянцев и Е. Щаденко от своих постов были вскоре освобождены.

Горбатов также заявил о готовности поехать на Колыму, где сам был на каторге, чтобы отобрать там командиров дивизий, которые «будут творить большие дела». Маленков предложил представить список этих лиц; генерал с ходу припомнил и записал восемь фамилий. Но при следующей встрече, уже в Москве, военачальник узнал, что названных им комдивов уже нет в живых. «Поэтому ваша просьба, товарищ Горбатов, мною не выполнена», – сказал Маленков.

Главный маршал авиации А.Е. Голованов, в годы войны - командующий Авиации дальнего действия, вспоминал: «Г.М. Маленков, как говорят, «курировал» нас, и справедливости ради следует сказать, что получали мы от него большую помощь и поддержку.

Я лично считаю, что это был у Сталина лучший помощник по военным делам и военной промышленности. Незаурядные организаторские способности, умение общаться с людьми и мобилизовать все их силы на выполнение поставленных задач выгодно отличало его от таких людей, как Берия.

Между ними, казалось, не было ничего общего, даже мало-мальски сходного ни в подходе к решению вопросов, ни в личном поведении. Берия был грубым, заядлым матерщинником. От Маленкова я за всю войну не слышал грубого слова. Их характеры явно различались, и меня всегда удивляло – в чем заключалась дружба между этими людьми?».

В 1943-м как представитель ГКО на Центральном фронте Маленков активно участвовал в подготовке битвы на Курской дуге, детально вникая во все вопросы предстоящей операции и ее материально-технического обеспечения. Это было его последнее фронтовое назначение. С созданием Комитета по восстановлению освобожденных районов (при СНК СССР) Маленков стал его руководителем.

После войны он возглавил Комитет по демонтажу немецкой промышленности. Его работа на этом посту подвергалась постоянной критике – влиятельные ведомства бились за то, чтобы получить как можно больше оборудования. У Маленкова возникали острые споры с председателем Госплана СССР Вознесенским, что привело к ухудшению и личных отношений (сложившихся взаимоуважительными, когда оба они работали в Комитете по восстановлению освобожденных районов). Для рассмотрения конфликта была создана комиссия во главе с А.И. Микояном. Она вынесла неожиданное, едва ли не «компромиссное» решение: прекратить демонтаж немецкой промышленности и наладить производство товаров для СССР в Восточной Германии в качестве репараций. Решение было утверждено на Политбюро в 1947 году, несмотря на возражения Кагановича и Берия.

Возвышение Маленкова произошло осенью 1952 года. В октябре по поручению Сталина он выступил на XIX съезде КПСС с отчетным докладом. То есть, Маленков фактически был представлен как преемник вождя.

Очевидно, что Сталин выдвинул Маленкова (с учетом всех его достоинств и недостатков) как фигуру компромиссную, уравновешивавшую влияние партийной верхушки и, как бы сейчас сказали, силовиков и, к тому же устраивавшую генералитет.

Но первым секретарем официально он не стал. Потому что «подковерная» борьба между «соратниками» Сталина продолжалась, и этот пост, в конце концов, достался Хрущеву в сентябре 1953 г. Однако уже 5 марта 1953-го Маленков стал председателем Совета Министров СССР.

По его указанию, в конце того же месяца были остановлены многие стратегическое проекты в экономике, что замедлило дальнейшую индустриализацию производства и экспорта, ускорив их сырьевую переориентацию. Но с другой стороны – новый предсовмина активно выступал за развитие отраслей, выпускающих товары народного потребления; за расширение сферы услуг, понимал необходимость послаблений в «коллективизационном» режиме сельского хозяйства.

В начале июля 1953-го министр финансов СССР Арсений Зверев направил Маленкову проект нового закона о сельхозналоге. В докладной записке, в частности, пояснялось: «средний размер сельхозналога по СССР вырос за 1941-1952 гг. со 198 до 528 рублей (в сопоставимых ценах), то есть в 2,7 раза. Недоимки прошлых лет к июлю 1953 г. составили по сельхозналогу 528 млн. рублей; значительная часть недоимок числилась за семьями вдов и хозяйствами престарелых. …систематическое снижение государственных розничных цен в стране (ежегодно с 1947 г. – Авт.) значительно сказалось на доходности колхозов и самих колхозников. …Предлагаю списать «колхозные» недоимки и заменить действующую систему обложения налогом в этой сфере новой системой по прогрессивным ставкам (в зависимости от размера дохода в каждом хозяйстве). Предусматривающей обложение в твердых ставках с одной сотой гектара участка, находящегося в личном пользовании колхозного двора, рабочих и служащих, единоличных крестьянских хозяйств». Аналогичное предложение было дважды отвергнуто Сталиным, в 1951 и 1952 годах. При Маленкове проект был одобрен.

А 8 августа 1953 года предсовмина выступил на сессии Верховного совета СССР с обширным докладом «О неотложных задачах сельского хозяйства и мерах по дальнейшему улучшению материального благосостояния народа».

Было предложено «резко увеличить производство продовольствия и предметов потребления путем увеличения капиталовложений в отрасли легкой и пищевой промышленности, а также за счет повышения заготовительных цен на мясо, молоко, шерсть, картофель и овощи, снижения налогов на крестьян в два раза и снижения обязательных поставок государству с подсобного хозяйства колхозников». В докладе также отмечалось, что «промышленность, производящая товары народного потребления, теперь должна расти быстрее, чем промышленность, производящая средства производства».

В тот же день, 8 августа, был принят – с существенным опозданием – госбюджет. В нем впервые появился дефицит, составивший 10% – 50 миллиардов рублей. Причем в бюджете-1953 были вдвое сокращены расходы на оборону, а дефицит планировалось восполнять за счет «упорядочивания» торговли, проще говоря – приостановить регулярные «сталинские» снижения государственных розничных цен (последний раз такое было весной 1954-го).

Одновременно план начавшейся с 1951 года пятой пятилетки был пересмотрен в пользу легкой и пищевой промышленности. Более того, в августе 1953-го по инициативе Маленкова даже предприятия ВПК получили задание начать производство товаров народного потребления. Что стало обязательным, позднее получило название «конверсия» и осуществлялось вплоть до распада СССР…

Курс на создание социально ориентированной экономики развивался: 23 октября 1953 года Маленков заявил об «ускорении и расширении плана выпуска товаров широкого народного потребления». Согласно его выступлению, капиталовложения в индустрию ТНП в 1954 году планировалось довести до 5,85 миллиарда рублей против 3,14 млрд в 1953-м. Что и было сделано. Уже в 1953-м объем выпуск этих товаров увеличился на 13% при 12-процентном росте производства средств производства. Такой межотраслевой баланс – в пользу группы «Б» – в экономике СССР сложился впервые с 1929 года.

При Маленкове была усилена централизация партийно-государственного контроля над реализацией планов. Это привело к протестам руководителей союзных республик, что успешно использовали в борьбе против Маленкова Хрущев и Булганин.

Особо стоит отметить, что уже в мае 1953-го по инициативе Маленкова было принято закрытое постановление ЦК КПСС и правительства СССР, вдвое уменьшавшее «пайковые» вознаграждения партийной и государственной номенклатуры. Кстати, это решение было объявлено Сталиным еще в середине ноября 1952-го на пленуме Центрального Комитета, но фактически проигнорировано. Реализация же его при Маленкове вызвала еще большее раздражение, а точнее – сопротивление номенклатуры…

Эта коллизия также увеличила шансы Хрущева-Булганина на захват власти. И 8 февраля 1955 года Маленков был отставлен с поста председателя Совета Министров СССР. Его место занял Булганин. И, как следует из архивных документов ЦК КПСС, уже через месяц, то есть в марте 1955-го «маленковская» социально-экономическая программа была почти полностью свернута, зато прежние номенклатурные «блага» – полностью восстановлены. Более того, чиновникам на 80% компенсировали их «материальные потери» за 1953-1954 годы…

Английский историк Эндрю Хобарт небезосновательно полагает, что «Сталин отучил всех своих «наследников» проявлять самостоятельную инициативу, а «ленинградское дело» убедило их в чрезвычайной опасности каких-либо самостоятельных шагов. Но Хрущев оказался «мастером» в борьбе за власть. Поэтому и Маленков, и Булганин, и Молотов не рискнули воспрепятствовать известному докладу Хрущева против Сталина. После чего были изначально обречены попытки сместить Хрущева с поста первого секретаря». С таким мнением трудно не согласиться.

В феврале 1955-го Маленков назначается министром электростанций СССР – он в 1921-1925 годах учился на электротехническом факультете МГТУ им. Баумана и, по официальным данным, с отличием защитил диплом. (Хотя в конце 1980-х, на волне «перестроечного» пересмотра истории, некоторые «эксперты» утверждали, что Маленков МГТУ не закончил, и был чуть ли не неучем).

В дальнейшем Маленков выступал, конечно – не публично, против огульного шельмования Сталина, за привлечение Хрущева с Булганиным к ответственности за репрессии. Он критиковал создание совнархозов (которые привели к отраслевым дисбалансам, вызвали разрастание бюрократического аппарата и были упразднены сразу после низложения Хрущева). Считал непродуманным освоение целинных и залежных земель. Высказывался против продажи машинно-тракторных станций колхозам, что вопреки заклинаниям о «дальнейшем развитии колхозного строя и подъеме социалистического сельского хозяйства» (постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 18 апреля 1958 г.) обескровило аграрный сектор, спровоцировало повышение цен на продовольственные товары, завуалированное денежной реформой, и почти повсеместный дефицит основных продуктов в начале 1960-х. Говорил об ошибочности курса на сворачивание энергетического строительства в Нечерноземье (последствия этой политики – дефицит генерирующих мощностей – сказываются по сей день).

Обращая основное внимание на внутренние проблемы страны, Маленков, безусловно, владел международной ситуацией и пытался предостеречь от некоторых ошибочных и поспешных внешнеполитических решений. В декабре 1954 – январе 1955-го, незадолго до отставки с поста предсовмина, он возражал против досрочной ликвидации советских военных районов и эвакуации частей из Финляндии (Порккалла-Удд) и с северо-востока Китая (Дальний, Порт-Артур).

Маленков возмущался «попустительством» со стороны руководства Минобороны СССР и обвинял Хрущева в «примитивном желании любой ценой угодить Западу».

Некоторые печатные издания Югославии и Запада отмечали в тот период, что Маленков и Молотов открыто говорили о нанесении непоправимого ущерба не только обороноспособности, но и престижу СССР. Естественно, и эти факторы сыграли свою роль в окончательном «низвержении» первого после Сталина председателя правительства.

С июля 1957-го Маленкова убирают подальше от Москвы – директором Усть-Каменогорской ГЭС (на северо-востоке Казахстана). С 1960-го он назначается директором ТЭЦ в Экибастузе. Примечательно, что в тот период эти электростанции стали более успешно работать, там оперативно решались и вопросы социального обустройства рабочих, служащих и их семей. Что, конечно, повысило популярность Маленкова, и без того высокую. По свидетельству дочери Воли Маленковой, «встречать отца на Усть-Каменогорской ГЭС поднялся на демонстрацию весь город – с флагами, его портретами. И, чтобы не произошло встречи с этой демонстрацией, нас остановили в степи, пересадили в автомобиль и по бездорожью тайком привезли на место». 1 мая и 7 ноября у дома, где жили Маленковы, в Усть-Каменогорске, а затем в Экибастузе собирались многочисленные группы людей, проходили по улице с его портретами…

На этом в политической биографии Георгия Максимилиановича Маленкова следует поставить точку.

Он умер 14 января 1988 года, похоронен на Новокунцевском кладбище Москвы. В советской периодике никаких сообщений по этому поводу не было. Но в средствах массовой информации США, Великобритании, ФРГ, Франции, а также Югославии, Румынии, Китая, Албании некрологи были, где-то даже весьма обширные…

В качестве эпилога, представляем, с некоторыми сокращениями, один из них – в журнале "Der Spiegel" (ФРГ), 1988, № 6:

«В Москве незамеченным умер Маленков, последователь Сталина… После нескольких лет изгнания в пограничной с Китаем стране (Казахстане. - Авт.), он провел последние свои годы в столице. Он жил со своей женой, Валерией, на Фрунзенской набережной, отоваривался в спецмагазине для функционеров и ездил электричкой на свою дачу в Кратово.

Его видели там в деревенской церкви, а также в соборе на Бауманской: он обратился к православной вере - им овладело раскаяние.

Пенсионер, который тихо скончался в середине января в возрасте 86 лет, проходил ежегодные курсы лечения в санатории Вороново, пока не был там узнан старым большевиком. Он… был обязан Маленкову 15 годами лагерей, и он обратился к Маленкову. Тот возразил, что ничего не знал об этом, и услышал: «Но я сам видел вашу подпись на моем документе!»…

Маленков, бюрократ в стиле Мао, с фотографической памятью и хорошим нюхом на ересь, понравился генеральному секретарю Сталину. Готовясь к представлению ему, Маленков в течение восьми недель ежедневно по 18 часов занимался заучиванием наизусть: он мог на вопрос Сталина о производстве стали в 1926 году ответить так же точно, как о числе членов партии в Белоруссии. Речи своего хозяина он выучил наизусть. Он был идеальный тип интеллигентного и все же преданного своему шефу функционера…

В войну он был назначен в Государственный комитет обороны, командный штаб Сталина, он отвечал за производство самолетов и по высочайшему приказу четыре раза был на фронте. После войны Маленков стал членом Политбюро и заместителем председателя Совета Министров Сталина. Он ему нравился все больше. На его последнем съезде партии в 1952 г. он поручил ему читать основной доклад, тем самым назвав его своим преемником. Следующей весной тиран умер, а Маленков произнес первым прощальную речь, руководящие товарищи выбрали его председателем Совета Министров.

Тут Маленков проявил слабость - он приобрел умение пробираться к вершинам власти и ее беспощадно осуществлять, но не постиг тактику, как сохранить власть… Премьер Маленков обещал народу передышку, товары потребления вместо вооружения, "новую жизнь для всех", "мирное сосуществование капитализма и социализма". Он был первым советским руководителем, предостерегшим от атомного вооружения, поскольку в случае войны погибла бы вся цивилизация.

Посол США в СССР Чарльз Болен (в 1953-1955 гг. - Авт.) нашел Маленкова симпатичным: "…он отличался от других советских лидеров тем, что не очень много пил". Маленков тогда сделал ставку на немцев, и 15 января 1955 г. предложил воссоединение путем свободных выборов. Когда это не нашло отклика, Хрущев нанес удар: три недели спустя ему удалось отстранить Маленкова. Премьером стал министр обороны Булганин, который называл своего предшественника "авантюристом" и "интриганом". В порядке самокритики Маленков признал, что он слишком неопытен для руководящего поста; он стал министром электрификации.

Хрущев пригласил канцлера Аденауэра в Москву в 1955 г., сопровождавший его социал-демократ Карло Шмид встретил на кремлевском приеме Маленкова и беседовал с ним на латыни. Хрущев заимствовал ревизионистскую программу Маленкова и усилил ее до осуждения Сталина на XX съезде партии в следующем году, против чего боролись старые бойцы, объединившиеся вокруг Маленкова Они хотели... летом 1957 г. большинством Политбюро свергнуть Хрущева. Последний созвал ЦК и разгромил сталинистов…

14января Маленков скончался и был погре6ен по христианскому обряду далеко от кремлевской стены…».

По информации СМИ, в селе Семеновском, что в 150 километрах от Москвы, есть храм Георгия Победоносца, поставленный в память павших в в Великую Отечественную. Проектировала храм архитектор Воля Георгиевна Маленкова, а расписал его художник Петр Степанов - внук Георгия Максимиановича.

Андрей Маленков, сын партийного и государственного деятеля, доктор биологических наук, вспоминает в своей книге: «Уважительное отношение к церкви, насколько я понимаю, не противоречило державным представлениям отца.

Одной из коренных установок отца было утверждение, которое он любил повторять: "Хорошо то, что объединяет людей, и плохо то, что их разъединяет". В религии отец видел больше начал объединяющих, чем разъединяющих.

В связи с этими своими размышлениями, расскажу об эпизоде, который в свое время глубоко меня потряс и остался со мной на всю жизнь. За неделю до смерти отца я, брат и сестра собрались вместе, чтобы поздравить его с днем рождения. Было это 7 января 1988 года, в светлый праздник Рождества Христова. Словно по какому-то наитию я в нашей беседе с отцом упомянул о яростно непримиримом отношении Ленина к религии. Возникла тягостная пауза, и тогда я не нашел ничего лучшего, как усугубить неловкую ситуацию вопросом: "Как считаешь, отец, — не величайшая ли это ошибка?" Снова тягостная пауза, а затем последовал короткий ответ: "Да, считаю так". Эти слова прозвучали, как нелегкое, но необходимое признание».


Алексей Балиев, Константин Волгин



Источник: http://www.stoletie.ru/
Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (25.08.2013)
Просмотров: 179 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz