nik191 Среда, 23.08.2017, 16:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1498]
История искусства [166]
История науки и техники [182]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Петр Алексеевич Кропоткин - Исследователь забайкальской Сибири



В  2012 году  исполняется   170  лет  со  дня  рождения    Петра   Алексеевича   Кропоткина.  В  литературных кругах он больше известен как революционер-анархист,  проповедовавший   безгосудар-ственное  общество и отрицавший всякую форму власти. За пропаганду идей анархизма он  более двух лет отсидел в Петропавловской  крепости и  3 года в  тюрьмах  Франции.

Другая сторона его деятельности, в основном в ранние молодые годы, исследователя Сибири:  Амурского края, Забайкалья, Иркутской области и Бурятии, географическо-геологическое изучение   регионов, прилегающих к Байкалу с северной и южной сторон, известна  незначительной  части  людей,  которые по долгу своей деятельности были связаны с полевыми поисковыми и геологоразведочными работами, добычей  золота, а также интересовались  топонимикой  своего  края.
Мне хочется вместе с вами частично пройти тем жизненным маршрутом, которым прошел  Петр   Алексеевич Кропоткин, а после пройденного пути сделать свои  выводы об этом необыкновенном человеке. Ради чего, с какой целью проходил князь, географ, геолог, первооткрыватель неизученными просторами Восточной Сибири?

На мой взгляд, наиболее достойные  цели пребывания человека не Земле – познание   неизвестных   отдаленных территорий и огромное стремление  принести тем самым пользу своему Отечеству. Именно они были  главными для Петра Алексеевича Кропоткина (1842 – 1921). Он  родился в Москве в семье генерала,  потомка   Рюриковичей, с отличием окончил   Пажеский корпус, был камер-пажем Александра I. После   окончания Пажеского корпуса в Петербурге (1862 г.)  и  присвоения ему офицерского звания был  направлен по собственному желанию в  Иркутск, глее был  назначен  адъютантом   губернатора   и  в  этой   должности   пребывал   до  ухода  в  отставку  и  возвращения  в  Петербург  в  1867  году.

Огромная любовь  к  природе, её тщательному изучению у П.А. Кропоткина зародилась  с детства, чему в немалой   степени способствовал  старший   брат.

Особенно Петра  Кропоткина интересовала природа восточных, в то время почти не освоенных   районов России. Не имея соответствующего образования по ряду своих увлечений    он, прибыв   в  Иркутск,   всё свободное время посвятил изучению геологии, гидрологии, ботаники, много времени проводил в  музеях   и всячески  стремился   попасть   в  научную исследовательскую экспедицию. В 1862 – 1864 гг. он  выезжает   в Восточное Забайкалье в район Большого Хингана, с Амура поднимается вверх по Сунгари, а позже, в  1865 г. совершает поездку  в  Восточные  Саяны. При  посещении   Большого  Хингана  и  Восточных  Саян  он открывает существование  молодого (четвертичного ) вулканизма. В Саянах один из вулканов назван  его  именем.

Значительную известность П. А. Кропоткину принесли его исследования  Северного Забайкалья.  В  1866 г. несколько золотопромышленников, а именно: Ленское товарищество Баскина и Катышевцева,  Прибрежно-Витимское – Базанова,  Немчинова,  Сибирякова  и  Трапезникова,  снарядили   при  содействии  отдела Русского Географического общества Витимо-Олёкминскую экспедицию во главе с П. А. Кропот-киным с целью отыскания  скотопрогонного  пути   из  района  Читы  на  Олёкминские (Ленские )  прииски.  « Главная   задача – отыскать путь, а удастся ли собрать  научный   материал  или  нет – это  второстепенный    вопрос», – писал Кропоткин в своём полевом дневнике. Научные задачи  зоологического  характера в экспедиции были поручены ещё более молодому, чем Кропоткин,   исследователю, также  не  имеющему специального образования И. С. Полякову – сыну забайкальского казака с Аргуни,  впоследствии  ставшим профессором Петербургского университета. Описание маршрута и все другие наблюдения   вел  Кропоткин.  Был в экспедиции и топограф.

Ранее предпринимались попытки исследовать намеченный  скотопрогонный  путь – с  Читинской  стороны выходили экспедиции в сторону Бодайбо, но в условиях труднопроходимой местности  никто   поставленной цели не  достиг, все  исследователи  возвращались  назад.   Дальновидность  и  преимущества   Петра Алексеевича Кропоткина заключалась  в том, что он тщательно проанализировал все неудачные  попытки предыдущих исследователей и решил начать свой маршрут со свежими силами и запасом  продовольствия  в обратном направлении, то есть начать выход  экспедиции со стороны  Бодайбо и  двигаться в обжитые  места – в Читу.

Для решения этой задачи Кропоткин из Иркутска выехал Якутским трактом до Качуга, далее  сплавом по Лене до посёлка Крестовского, что ниже устья Витима, затем на лошадях в восточном   направ-лении 250 верст до прииска Тихоно-Задонского (ныне п. Кропоткин) на ручье,  впадающем  в Жую, а она – в   Чару. Указанный  прииск был исходным пунктом скотопрогонного пути. Отряд экспедиции в составе 12  че-ловек и 52  закупленных якутских  лошадей  3  июля 1866 г. вышел в намеченный  путь.
«В устье речки Тсиниги переправились на левую сторону Витима и пошли к Муйской долине. 23  июля вышли на обширную равнину Муи. Роскошь ее поражала нас после  сумрачных сцен   горной  страны.

При устье Муи жило несколько якутских и тунгусских семей. Мую покинули 31 июля и по долине  Мудирикана, её правого притока, снова полезли  в гору, далее спустились к вершине р.Бамбуйки и в  районе зимовья Ую вышли к реке Ципе. Дальше путь пролегал вдоль правого притока реки Ципы Кудуру,  через Ципинские  горы, реку Талой к прииску Задорному в верхней  части реки Усоя (приток Малого  Амалата). Отсюда шли проторённой тропой до Читы.» В настоящее время в этом же примерно месте  проло-жена автодорога Чита – Багдарин – Горячий ключ  на Верхней Ципе. « В  районе  посёлка  Багдарин  на  ручье  Аунике, в то время, уже было 3 прииска – Серафимовский, Владимиро-Успенский и Бутуца. Промывка золота здесь продолжается  и в наши  дни. В Читу экспедиция прибыла 8 сентября. По предложенному пути удалось только дважды прогнать скот (гнал его Чистохин), третья попытка не удалась и в дальнейшем от этого варианта отказались.
В настоящее время по указанному  маршруту,  в северном  направлении, проложена автодорога   Таксимо–Бодайбо–Кропоткин, протяжённость этой дороги 365 км. В южном направлении от Таксимо в  зимний  период мы имеем возможность проехать на автомобилях повышенной проходимости до районного  центра Баунтовского  района посёлка Багдарино, а от Багдарино по грунтовой дороге на любом виде  транспорта до Читы. Исходя из сказанного, сегодня мы спокойно можем преодолеть пройденный путь за четверо суток, а экспедиции потребовалось 68 дней упорного труда. По итогам экспедиции П. А. Кропоткин    устанавливает, что пройденные им хребты имеют северо-восточное   направление, а  не  меридиональное,   как считалось ранее, даёт им названия (Делюн-Уранский, Северо-Муйский и Южно-Муйский) и  межгорной котловине – Муйская. В целом он значительно расширяет познания в  области орографии Азии. Опубли-кованный  отчёт  по результатам экспедиции составил 680 страниц, а всего,  кстати, им  опубликовано более 2000 работ на  разных языках.

За указанные исследования П. А. Кропоткину Русским Географическим обществом была присуж-дена золотая медаль. Кроме этого, Кропоткин, как учёный, первый обосновал теорию материкового  покровного оледенения северо-востока Сибири. Во всём этом сказались незаурядные способности его, как учёного, умеющего анализировать и обобщать наблюдаемые им природные явления и процессы. Он  выступал за комплексные  исследования, за связь их с социальными условиями жизни  народа, указывал на возможность земледелия  в  малоосвоенных  районах (например, в Муйской долине), отметив у бурят на  зимниках огороженные и улучшенные луга, он дал им высокую оценку.Уже в те годы он отвергает невежественные рассуждения  о  неисчерпаемости природных  ресурсов Сибири.

Хорошим дополнением к итогам экспедиции Кропоткина является отчёт И.С.Полякова. По маршруту от Иркутска до Читы он приводит перечень встреченных видов  млекопитающих и  птиц. « Вести  наблюдения за дикими животными  было сложно, – отмечает он, – из 5 десятков лошадей со звенящими  колокольчиками часть падала от свалившихся вьюков, другая утопала в грязи, третьи шли в сторону, и всё  это сопровождалось неистовым  криком каюров. Всё живое шарахалось в сторону». По собранному  гербарию им было описано  два неизвестных науке вида растений. Иван Семёнович Поляков (1845 – 1887) уроженец станицы Ново-Цурухайтуевской на Аргуни. Неутомимый  путешественник. Считалось даже, что  именно его  жизненные принципы учёного-подвижника, народного интеллигента, послужили И. С. Тургеневу  при написании образа Базарова в произведении « Отцы  и  дети».

Вы ознакомились  с информацией  двадцатилетней давности. Сейчас вышла из печати новая книга  под названием «Сто великих экспедиций». В эту сотню вошли практически все экспедиции, проведённые  П. А. Кропоткиным, имеются весьма интересные данные, о которых мы раньше совершенно не знали. Давайте  прочитаем!

Его ждала блестящая придворная или дипломатическая карьера, а он  выбрал службу  в Амурском  казачьем  войске  и  за  пять  лет   проехал  верхом  и  в  повозке ,  проплыл  на  лодке  и  прошел  пешком   в  общей сложности 70 тысяч км. В сущности это была одна экспедиция. Во время неё он стал первым   иссле-дователем обширных регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока, открыл группы недавно   действовавших вулканов, чем опроверг  господствовавшее мнение о непременной  их связи с морскими  побережьями ;  обнаружил  закономерности  в  строении  и  расположении   горных  систем  Восточной  Сибири  и  следы  великих   оледенений   в  этих  краях.

Он писал о своих впечатлениях: «Проезжая по бесконечным хлеборобным степям Тобольской   губернии и с удивлением вглядываясь в окружающее, я задавал себе вопрос: отчего всем нам знакома  только безотрадная Сибирь, с её дремучими тайгами, непроходимыми тундрами, дикою природой-  мачехой….,а между тем всем нам так мало знакома та чудная Сибирь, эта благодатная страна, где природа-мать щедро вознаграждает их малейший труд, их малейшую заботливость?...Вот какою явилась мне эта страшная Сибирь: богатейшая страна с прекрасным незагнанным населением.

Сначала Пётр Кропоткин работал в Чите. Но ему не по нраву была такая жизнь. Когда  пересе-ленцам на Амуре и войскам не стало хватать местных пищевых продуктов, Кропоткин охотно  согласился  сопровождать баржи с провизией, отправляемые из Сретенска по реке Шилке до Амура.

Характерный эпизод сплава. Когда в сумерках  или в тумане с барж  не  видно  было  берега, солдат, сидящий у руля, говорил Кропоткину: Пристать пора…. Знать бы только, где селение…Петр Лексеич, будь  так добр, полай маленько. И князь Кропоткин заливался лаем. Узнав откуда доносится  ответный  лай, кормчий поворачивал к  берегу (Пётр Кропоткин научился виртуозно лаять, когда в Пажеском корпусе сидел за нарушения в  карцере). Их караван попал в бурю, 44 баржи были  разбиты и выброшены на берег. Сто тысяч пудов муки  погибло в Амуре. Пришлось Кропоткину срочно отправляться к забайкальскому губернатору. Переселенцам  на Амуре грозил голод. До конца навигации  нужно было снарядить  новые баржи.

На утлой  лодчонке с гребцами  Кропоткин  плыл вверх по Амуру, когда их нагнал  странный   пароход, команда которого бегала  по палубе, а  кто-то  прыгнул в воду. Кропоткин  направил лодку к  месту происшествия. В воде барахтался  моряк средних лет, отбиваясь от спасателей: «Прочь,   бесы  окаянные!».  С трудом его вытащили из воды и усмирили. Это был капитан корабля,  у него началась  белая горячка. «Меня просили принять командование пароходом, – вспоминал он, – и я согласился. Но скоро, к великому  моему изумлению, я убедился, что мне делать почти нечего…, если не считать  нескольких действительно  ответственных минут…Всё обошлось как нельзя лучше». Команда знала свои обязанности  хорошо. Благо-получно добрались до Хабаровска (Тогда его впервые осенила мысль о пользе анархии: каждый будет  заниматься своим делом, лишь бы ему не мешали). Отдыхать было некогда. Дорог был каждый день: надвигались холода, заканчивалась навигация. Не  успеют отправить новые баржи с провиантом – быть голоду на Амуре.

По горным тропам в сопровождении одного казака он двинулся вверх по долине Аргуни, сокращая  путь. Только в полной темноте делали остановки. Продирались сквозь буреломы. На лошадях  преодолевали  горные реки. Спали у костра, закутавшись в  шинели и одеяла. С рассветом седлали лошадей. Остановка. Выстрел в глухаря. Запеченная на углях птица, овёс лошадям и снова в путь. Совершенно измученный  добрался он до посёлка Нары. Здесь встретил забайкальского губернатора. Начались сборы нового  каравана  барж. А Кропоткин поспешил далее, в Иркутск. Даже бывалых сибиряков удивила необычайная  быстрота, с  которой он преодолел огромное расстояние. Почти без просыпу он провалялся в постели больше недели, восстанавливая  силы. И тут новое  поручение: срочно выехать курьером в Петербург. Надо и там лично доложить о катастрофе. Ему поверят, и  как  очевидцу, и как безупречно честному человеку.

Наступила зима. Особенно опасны были переправы через  могучие  сибирские реки. Кропоткина  это не остановило. Спал в пути. Пять тысяч вёрст преодолел за двадцать дней. В столице успел  потанцевать на балу и через  несколько  дней опять в санях по зимнему тракту, навстречу солнечному  восходу. Вернувшись в Иркутск,  получил новое не менее трудное и опасное задание: под  видом  иркутского  купца  Петра Алексеева с товарищами  обследовать северную часть Маньчжурии. Ни один европеец  там  не  бывал, недавно посланный  туда топограф Ваганов был убит. Разоблачить ряженного купца могли ещё на русской стороне, в казачьих станицах. Сюда уже  дошёл  слух  о приезде важного начальника. В одной из чайных хозяйка спросила его: «Сказывали,  какой -то  князь  Рапотский приехать должен из Иркутска. Ну да где ж им в такую погоду?». «Это верно, – степенно  согласился Петр Алексеевич, – не  для  князя  погода.»

Его сопровождали пятеро верховых казаков. Из всей группы только у одного бурята  было   огнестрельное  ружьё. Он  стрелял косуль. Они без особых трудностей перевалили горы Хингана.  Кропот-кин стал первым европейцем, кому это удалось. Он писал:« Всякий путешественник  легко  представит  себе  мой восторг при виде этого географического открытия. Хинган доселе считали  грозным  горным  хребтом».   Китайский чиновник на границе Маньчжурии, когда Кропоткин показал ему своё красное удостоверение, взглянув на паспорт «купца Алексеева», сказал, что документ плохой и дальше путь закрыт. И тут  Кропоткин  проявил  незаурядную  смекалку:  достал  номер  газеты  «Московские  ведомости» и, показав  на государственный  герб: «Вот мой настоящий паспорт!» Чиновник остолбенел. Отряд  двинулся  дальше.

Путешествие завершилось ещё одним географическим открытием: на западном склоне хребта  Ильхури-Алинь он обнаружил вулканическую страну. Пётр Алексеевич доложил о результатах своих  экспедиций на заседании Сибирского отделения  Русского  Географического общества. В Петербурге на  общем собрании общества известный географ П. П. Семёнов (позже  удостоенный добавления к своей фамилии Семёнов слова «Тянь-Шанский») назвал первую из этих экспедиций «замечательным географическим подвигом», а вторую ещё  более важной для физической географии, чем Сунгарийская.

… Петербургская газета «Северная пчела» опубликовала заметку о водопадах на реке Оке, притоке  Ангары, которые не уступают по размерам знаменитому Ниагарскому водопаду.  Проверить это сообщение  Русское Географическое общество поручило П. А. Кропоткину. Он прошёл по малоизученным районам  Восточного Саяна 1300 км. Но водопады разочаровали: один высотой не более 20 метров, а другой и того  меньше при небольшом водном потоке. Он продолжил маршрут. Наняв лошадей, отправился с казаком  вверх по ущелью Джунбулак  и обнаружил сравнительно недавно действовавший  вулкан.

… В русских народных сказках Иван царевичу то и дело дают задания одно опаснее другого. Вот и князю Петру Кропоткину в конце концов предложили провести отчаянную  экспедицию – по суше от  Лен-ских золотых приисков до Читы. Никому ещё не удалось проложить этот путь через неведомые горы и  долны. Сообщение велось по рекам, что многократно удлиняло расстояния. А по суше из Читы можно  было бы гнать на прииски скот, перевозить грузы и почту. Золотые прииски расширялись; на них уже  работали  тысячи  людей .
От Олёкминских приисков отряд Кропоткина отправился на юг, взяв провизии на три месяца.  Про-водником согласился быть немолодой якут. «Он действительно выполнил этот  удивительный подвиг, хотя в  горах не было положительно никакой тропы», – писал Кропоткин, восхищаясь мужеством и  сообра-зительностью местного жителя, для которого тайга – дом  родной. Но разве не совершил подвиг молодой  начальник  отряда?



Караван двигался по дремучей тайге. Мохнатые низкорослые якутские лошади с трудом  продирались сквозь заросли кедрового стланика; по звериным тропам, пересекая буреломы, заросшие  березняком и малинником; осторожно, осаживаясь на круп, спускаются с круч; вышагивают бесконечные  километры по каменным развалам, курумникам, осыпям, оступаясь и сбивая в кровь ноги; порой по брюхо  проваливаются в холодную жижу, проходя по болотистым местам. Людям приходится не легче.Так  продолжается изо дня в день. Глухие неведомые места. Они не нанесены на карты. Приходится пересекать  всё новые и новые горные гряды, спускаться в узкие распадки и широкие долины, заросшие буйной  расти-тельностью. Начинает казаться, будто бесконечно возвращаются одни и те же подъёмы и спуски с водными  переправами. А с очередного перевала вновь видны  мрачные гребни горных хребтов, уходящих за  горизонт.

Взбунтовались конюхи. Им приходилось ежедневно навьючивать и разгружать лошадей, не считая  аварийных ситуаций на переправах и трудных участках переходов. Ни конца, ни края нет этому пути,  неизвестно куда они забрели. Надо поворачивать назад, коли жизнь дорога. Кропоткин убеждал, что  им  од-ним из этих дебрей не выбраться, а поворачивать весь отряд он не позволит. Удалось прийти к соглашению.  Для облегчения труда конюхов он обязал всех участников экспедиции таскать вьюки,  следить за лошадьми  и устраивать ночлег. Они пересекли обширное нагорье, названное Кропоткиным Патомским  (по реке Большой  Патом ).  Нелёгкая   переправа  через  Витим.  Крутой  горный   хребет.  Его  Кропоткин  назвал   Северо – Муйским.

«Долгое время, – писал он, – перед этой  каменной  преградою рушились  попытки, как  научных   исследователей, так и золотопромышленных партий связать между собой разделяемые ею зачаточные  цен-тры  культурной жизни: сумрачный вид, открывающийся на  ряды её гольцов, которым конца не видно, скалистые вершины гор, опоясанные туманами, стремительность потоков и абсолютная безлюдность   заставляли отступать перед нею или  обходить  её  тех  немногих   исследователей,  которые  после  трудных  путешествий  в  горах, лежащих к северу или к югу от этого каменного пояса, подступали к его подножью.»




 Он преодолел эту природную преграду. С Южно-Муйского хребта путешественникам открылось   Витимское плоскогорье: обширные луга с островками леса и небольшими  речками. Шёл  четвёртый месяц  похода. Главные опасности остались позади. Для этого участка маршрута уже была официальная карта. Судя по ней, предстояло ещё  преодолеть  крутые склоны Станового хребта.  Однако  проходил  день  за  днём, а  вместо  гор -  только   сравнительно  пологий  общий  подъём  рельефа.  Кропоткин  записал «Станового  хребта  не  существует,  и  этим  именем называется  размытый   водами  уступ которым  обрывается  плоскогорье  в  долину   реки  Читы». 8 сентября 1866 года жители небольшого тогда городка Чита были несколько удивлены. С севера в город вошёл караван в полсотни вьючных лошадей! Говорили, что пришли с Олёкминских  приисков, о которых  здесь  слыхом  не  слыхивали.

Перед отрядом Кропоткина официально стояла задача проложить сухопутный  маршрут  от  Лены  до Читы. На это золотопромышленники выложили более  5 тысяч рублей  золотом. Научные  исследования  оставались целиком на личном усмотрении Кропоткина. Помогал ему биолог  И. С. Поляков. Петр  Алексеевич вёл метеорологические наблюдения, геологические описания, замеры высот и глазомерную  съёмку местности. Огромную массу  фактов он  привел в опубликованном золотой   медалью   Русского  Географического   общества семь лет спустя «отчёте об  Олёкминско-Витимской  экспедиции». За свои исследования он был награждён Большой золотой меденлью Русского Географического общества.  
В Якутске и на Ленских  золотых  приисках  Кропоткин   обратил  внимание  на страшные условия   труда и угарного пьяного «отдыха», жестокую и алчную эксплуатацию «порабощение рабочего  капиталом». Его запись, сделанная  чуть позже в витимской  тайге: «На подрыв капитала надо бы  употребить  силы». Князь Пётр Кропоткин стал непримиримым врагом любых форм угнетения  человека человеком, не потому,   что считал себя в чём-то обделённым. Напротив, он сам  отказался   от  обеспеченной   комфортной   жизни.

Выйдя в отставку, Кропоткин вернулся в Петербург и в Русском Географическом обществе  стал   секретарём   отделения  физической  географии. Он теоретически   предсказал    существование  неведомого  архипелага севернее Новой Земли, обосновал  организацию  экспедиции   для  исследования   русских   северных  морей, но правительство Российской Империи не выделило на неё денег, а через два  года  архипелаг  был   открыт  австрийской   экспедицией  и  назван  землёй  Франса  Иосифа .

Ему предложили организовать экспедицию в Финляндию и Швецию, которая оказалась исключительно плодотворной и о ней будет особый  разговор. Тогда же Пётр Алексеевич получил телеграмму с предложением занять почётную должность учёного секретаря  Русского  Географического  общества. «Но какое право я имел  на  все  эти  высшие  радости – писал  он, – когда вокруг  меня  гнетущая  нищета  и  мучительная  борьба  за  черствый  кусок  хлеба ?  Когда  всё, истраченное мною, чтобы  жить  в  мире  высоких  душевных  движений, неизбежно  должно  быть  вырвано  изо  рта  сеющих  пшеницу  для  других  и  не  имеющих  достаточно  чёрствого  хлеба  для  собственных  детей, а звонкие  слова  насчёт  прогресса произносимы были в то время, когда  сами  деятели в сторонке от народа купались в роскоши, изрекая все  эти  громкие  фразы и прочие  софизмы.  Их  придумали,   чтобы  отделаться  от  разъедающего  противоречия…И я объявил мой  отказ  Географическому   обществу».  Если  вы  внимательно  и  вдумчиво  прочитаете  этот  раздел  про  Северную  и  Восточную  экспедиции  вам  станет  ясно  почему?  Отчего?  И как?

А  далее,  далее  следует  рассказать  о  последней  экспедиции   Петра  Алексеевича  Кропоткина   в  Швецию  и  Финляндию,  замечательную  по  своим  научным  результатам  и  совершенно   необычную   по  последствиям.  Он  прошёл  и  проехал  сотни  километров,  изучая  слои  горных  пород, песчаные  гряды, рельеф  местности,  осмотрев  множество  валунов.  Старался  выяснить:  как  могли  образоваться   эти  холмы  и  впадины , пески  и  глины;  откуда  и  как  попали  сюда  валуны?    Кропоткин  вел  исследования,  как  опытный  сыщик.  Перед  ним  были «следы  преступления»,  по  которым  следовало определить « ви-новника». Следы эти – от  небольших  камешков  и  слоёчков  до  песчаных  гряд  длиной  в  несколько  километров. Он в уме восстанавливал те события, которые происходили  на  севере  Европы  много  тысячелетий  назад. Тогда  на  северных  островах,  в  Скандинавии, Финляндии на Кольском полуострове,  начали  накапливаться льды. С горных  склонов  они  сползали  в  долины,   не  успевали  растаять  за  короткое  северное  лето и  постоянно увеличивались в объёме и по площади распространения. Ледяной  покров  распространился   на  юг. Отдельные   потоки  медленно  продвигались    особенно  далеко  по  долинам  рек, выстилали дно Балтийского, Белого, Баренцева и др. полярных морей бассейна Северного Ледовитого океана. Всё  живое оттеснялось всё дальше  к  югу. Ледяные  массы  затопили  северные  равни-ны  Европы, Азии, Америки. А затем началось  таяние  великих  ледников…В  своём  воображении  Кропот-кин  видел то, что было ещё неведомо никому из  людей. Он словно словно  находился  в  фантастической  машине  времени, а не  в экспедиции. Он видел первобытных людей эпохи палеолита с простыми камены-ми орудиями  и  копьями, занятых  охотой на  северных  оленей, мамонтов, шерстистых носорогов, зубров. Древние люди пережили ледниковую эпоху, претерпв  немало  бед  и  лишений…

От прошлого мысли  Кропоткина  переходили  к современности: «Давно  нет  великих  ледников.   Вместо них благодатные леса и озёра,луга и пашни.  Почему  же  вокруг  так  много  бедняков,  с  огромным  трудом  добывающих  жалкое  пропитание? Почему люди живут так убого,  недружно,  в зависти  и  злобе , одни, захватывая чужие земли,  сколачивали  себе  огромные состояния,  а другие всю жизнь мучительно  борясь  за  чёрствый  кусок  хлеба ? Люди  выработали  трудовые навыки, создали  орудия  труда, стали  использовать  лошадей. Что же им мешает жить хорошо? Пожалуй, более всего – скверное  государственное  устройство, те,  кто  захватил  власть  и  силой  заставляет  других  работать  на  себя…».

21 марта 1874 года  на  общем   собрании  Русского  Географического  общества  в  Петербурге   с  докладом по материалам своей экспедиции выступил  князь  Пётр  Алексеевич  Кропоткин.  По его словам  выходило, что Скандинавскиеи Лапландские ледники вытягивали свои белые лапы до Прибалтики и  Бело-руссии. Вся  северная  часть  Восточно-Европейской  равнины,  низменности  Северной  Германии, Дании , Голландии  подверглись  нашествию  великих  ледников, то есть вся  Северная  Европа! Откуда взялись такие невообразимые массы льда? Как они могли продвинуться через  возвы-шенности? Ледяные массы, утверждал Кропоткин, способны растекаться под собственным весом даже  преодолевая  холмы, возвышен-ности. Подвёл  итог  знаменитый  в  ту  пору  геолог  Н. П. Барбот  де Марни: «  Был  ледниковый  покров  или нет, в настоящее время точно выяснить невозможно. Но мы должны признать, господа, что  предпо-ложение о действии  плавающих  льдов не подтверждаются детальными исследованиями».

Казалось, несомненный успех учёного. Однако его ждал не триумф, а каземат Петропавловской  крепости. Князь Пётр Кропоткин, прямой потомок Рюрика, был достойным сыном и гражданином России.   Ни на кого он, конечно же, не покушался, а был арестован за то, что в мае 1872 года его друг, Дмитрий Каменец  привёл его в одно из многочисленных тогда объединений молодёжи. Это был известный в Петербурге «Кружок Чайковцев». Назывался он так по имени одного из активных его членов Николая Чайковского, студента химика. Членом этого кружка была также будущая цареубийца Софья Перовская и радужно  был принят  П. А. Кропоткин. С этого  момента  началось  другое  смертельно  опасное  приключение  Кропоткина.

Глухой  каменный  склеп за толстыми  крепостными стенами. Тяжёлая гнетущая тишина.  Маленькое оконце под потолком, забранное  решеткой. Койка, тумбочка, табурет. Десять  шагов  из  угла  в  угол. Пройти взад и вперед полтораста раз – одна верста.  Каждый  день  он упорно вышагивал две версты  утром, две после обеда и одну версту  вечером перед сном. Семь с половиной  тысяч шагов ежедневно.  Семьсот пятьдесят поворотов -- медленных, чтобы не закружилась голова. Дважды в день гимнастика  с  тяжёлой  дубовой  табуреткой .

В Петропавловской крепости заключенным предоставляли перо и бумагу лишь по разрешению  царя. Брат Петра Кропоткина  Александр  с помощью Академии наук  добился  такого  разрешения.  Мелким  почерком, ровными строками исписывал  Пётр Алексеевич страницу за страницей. Работал  яростно, словно  пробивал  путь  на  свободу.

Кропоткин имел всё, о чём, казалось бы, можно мечтать. Княжеский титул, богатство, имения, прекрасное образование, высокую научную репутацию. Его хорошо  знал и уважал царь. Он имел все  возможности  для  занятия  наукой  и  для  получения высоких  должностей. Рискуя своей  свободой  и  жизнью, он стал бороться  против  несправедливости общественного устройства Российской Империи.

Он постоянно думал о побеге. Закончил первый том своего « Исследования о ледниковом  периоде» и передал рукопись брату для подготовки к  печати. У Петра Алексеевича появились признаки цинги. Мучили боли в желудке. Сказывалась утомительная умственная  работа. Но  она  и  спасала. Из  остальных  заключённых, вовсе лишённых  работы  несколько человек  умерло, а несколько сошло с ума.

Минуло два тюремных года. Кропоткину  стало совсем плохо. Он уже  с трудом поднимался на  второй этаж.  Солдат-часовой,  сопровождавший  его на допросы, вздохнул  сочувственно:
 – Не  дожить  тебе, сердешному,  до  осени.
Его перевели в тюремный  госпиталь. Силы больного стали восстанавливаться. Он продолжал  трудиться над вторым томом своего исследования. А ещё слал на волю зашифрованные  записки. Уточнял  планы  побега. Домик напротив тюремного госпиталя купили друзья. Когда 30 июня конвоир вывел  Кропоткина  на  прогулку, из  окна дома  послышались  звуки  скрипки.  Это  означало – путь  свободен. Кропоткин сбросил  тяжёлый  полосатый  балахон и бросился  бежать к воротам мимо двух телег с  дрова-ми. Конвоир, держа винтовку наперевес, бросился за беглецом. Вот уже почти догнал, тычет вперед  шты-ком. В будке у ворот, другой  часовой разговаривал с  каким-то господином (это  был  один  из  друзей). За  воротами  стояла  пролётка.

– Скорее, скорее! – крикнул  седок  в  военной  фуражке. В руке он держал револьвер. Кропоткин, задыхаясь, бросился в пролётку. Лошадь рванула и помчалась крупной рысью. Это был  рысак, получивший  приз  на  соревнованиях. Пролётка свернула за  угол. Выстрелов  сзади  не  было. Путь  был  свободен.

Узнав о бегстве князя Кропоткина, царь приказал поймать его во что бы то  ни стало. Десятки  сыщиков,  шпионов, жандармов рассыпались по городу. Тем временем Кропоткин в деревне под  Санкт-Пе-тербургом  переждал некоторое время и с паспортом одного из друзей перебрался в соседнюю Швецию,  А оттуда отплыл на  Британские  острова.  Свобода!

…Сама по себе экспедиция  Петра Кропоткина в Швецию и  Финляндию, входившую тогда в состав Российской Империи, не отличалась какими-то особенными приключениями, проходила по неплохо  изученной  территории. Но для познания природы важно не то,  где  проводятся  исследования, а  то, кто  их  проводит. Можно открывать нечто новое и неизвестное в обжитых регионах и не обнаружить ничего  особенного  там,  где  прежде не ступала нога человека.

Созданное П. А. Кропоткиным  учение о ледниковом периоде сохраняет свою актуальность. В наше  время появились нелепые предположения, будто некогда ледники покрывали всю поверхность планеты.  Ничего подобного, конечно, не  было и быть не могло. Более того, вблизи великих покровных ледников  сохранялась растительность и климат был пригоден для жизни многих животных. Сюда в летний период  вслед за стадами копытных заходили  палеолитические охотники.

Кстати сказать,  ледниковый  период  продолжается, ведь  на  Земле  закованы  в  ледовый  панцирь  Антарктида и почти весь  крупнейший остров  Гренландия, большие площади Новой Земли покрыты ледником. И когда ведутся дискуссии о совремённом глобальном  «потеплении», учёным следовало  бы  понять, почему за последний миллион лет ледниковые покровы несколько раз, то возникали, то таяли,  и как  при этом менялся климат. Строго говоря, с точки зрения современных учёных, специалистов по четвертичной геологии Северного полушария, мы сейчас живём в период межледниковья, вслед за которым по космическим причинам на Земле наступает очередная фаза оледенения значительных участков её поверхности.

Наконец, не менее важно обратиться к мыслям и примеру жизни выдающегося ученого,  путешественника, исследователя  самых  трудных  и  отдаленных  территорий   России. Пётр Алексеевич Кропоткин славен  не  тем, что приобретал богатства или высокие должности и награды. Нет, он пренебрег всем  этим, хотя имел  прекрасныевозможности для успешной карьеры и прожил славную  жизнь учёного и революционера, борца с социальной несправедливостью, которая пышным цветом расцвела в нашей стране за последние 25 лет. Он  имел небольшие  материальные  и  беспредельные духовные   потребности.

Таков должен  быть  жизненный принцип  каждого  настоящего  человека !

Мы все, проживающие на территории  трёх северных районов:Бодайбинского Иркутской области,    Муйского  и  Баунтовского Республики Бурятии, наглядно видим, какие произошли  глобальные изменения на этой территории за годы Советской власти, особенно в период строительства  Байкало-Амурской  магистрали. Разумеется, как порядочные россиские граждане, жители  севера,  мы  всегда  будем  помнить  тех  первопроходцев, которые  были  первыми, а основным  из  них был  Пётр  Алексеевич  Кропоткин. Он  родился  в 1842, а умер в 1921 году. Получается, что  в  2011  году исполнилось  90  лет со дня смерти,  а в  2012 году  исполняется 170 лет  со  дня  его рождения.

 Прошу читателя извинить меня за некоторую повторяемость в тексте отдельных эпизодов и  моментов. Так авторы, чьими сведениями я пользовался, излагали свои материалы. Я ничего не заменил в биогрфии П. А. Кропоткина, придерживаясь той исторической действительности, которая имеется на  сегодняшний  день в  опубликованных  источниках.      Начальная  часть  текста  приведена   из  газетной  вырезки,   двадцатилетней  давности,  под  названием  « Исследователь  забайкальской  Сибири».  Названия  газеты   и  числа  нет.  Автор  статьи : К. Осипов . Старший  научный  сотрудник  Бурятского  научного  центра  СО  РАН. Далее  пользовался  материалом  Р. К .Баландин   « Сто  великих  экспедиций», Издательство  Москва ,  «ВЕЧЕ»,  2010.

 

Еще по теме:

П. А. Кропоткин. К возвращению в Россию. Часть 1.

П. А. Кропоткин. К возвращению в Россию. Часть 2.

П. А. Кропоткин. К возвращению в Россию. Часть 3.

Возвращение в Россию П. А. Кропоткина (30 мая 1917 г.)

Петр Алексеевич Кропоткин - Исследователь забайкальской Сибири

 

 



Источник: http://9e-maya.ru/
Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (07.10.2012)
Просмотров: 1862 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz