nik191 Суббота, 19.08.2017, 06:27
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1498]
История искусства [166]
История науки и техники [182]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Кому выгоден пересмотр Второй мировой. Часть 2

Начало: Кому выгоден пересмотр Второй мировой. Часть 1

Тем, кто хочет скрыть свое участие в ней на стороне Адольфа Гитлера

 Виднейший английский историк Алан Тейлор справедливо писал в своем труде «Вторая мировая война» (1975) о ситуации во Франции после заключения ею «перемирия» с Германией 22 июня (!) 1940 года: «Для подавляющего большинства французского народа война закончилась... правительство Петена осуществляло политику лояльного сотрудничества с немцами, позволяя себе лишь слабые, бесплодные протесты по поводу чрезмерных налогов... Единственное омрачало согласие: Шарль де Голль бежал в последний момент из Бордо в Лондон... Он обратился к французскому народу с призывом продолжать борьбу...

Лишь несколько сот французов откликнулись на его призыв». Яркое представление об отношении к тогдашним строителям «нового (мирового) порядка» в 1940-1944 годах французского общества дают опубликованные Филиппом Ланье (накануне 60-летия высадки союзников в Нормандии) данные о масштабах массовых репрессий, начавшихся во Франции после изгнания фашистов: «По всей стране были учреждены специальные трибуналы, которые, только по официальным данным, вынесли 128 тысяч приговоров тем, кого обвинили в пособничестве оккупантам. Были расстреляны 5 тысяч французов. Еще один миллион лишили всех гражданских прав, уволили с работы и обрекли на нищенское существование. Однако основные расправы происходили вне всяких судов и нигде не задокументированы. Партизаны и отряды вооруженных коммунистов расстреливали на месте тех, кого подозревали в сотрудничестве с немцами. Особенно безжалостно отряды Сопротивления мстили вооруженной немцами довольно многочисленной французской милиции. Происходившее было похоже на кровавую корсиканскую вендетту. Во Франции развернулась настоящая гражданская война, похожая на террор якобинцев в период французской революции. Отступники уничтожались целыми семьями. Священникам, которые помогали немцам, выкалывали глаза, выдирали ногти и закапывали в могилах живьем. Женщин, заподозренных в интимных отношениях с немцами, заставляли раздеваться и заниматься сексом с животными.

 

На страну выплеснулась вся ненависть, которая накопилась за 4 года оккупации. Многие французы охотно соглашались работать на нацистов в качестве информаторов, полицейских, тюремщиков, палачей. Они, как и нацисты, ненавидели евреев и коммунистов, обвиняя их во всех своих бедах. Другие просто жили, не думая, кто им платит. Первым делом французские освободительные отряды, входя в город, захватывали и громили полицейский участок, тюрьму и здание местной администрации. Затем они брили головы женщинам, которые сожительствовали с немцами. Именно женщины становились главными объектами мщения. Им на грудь и ягодицы ставили раскаленные клейма в виде свастики.

 

Но куда более страшная кара ожидала чиновников, работавших на фашистов. В Париже их сгоняли в средневековую тюрьму в центре города, где их ждали пытки и мучительная смерть... Новая волна террора началась весной 1945 года, когда опубликовали секретные немецкие документы с именами тех, кто работал на фашистов, и на родину возвратились французы из концлагерей. По всей стране сколачивались вооруженные банды, которые творили самосуд. По ночам бывших агентов гестапо тысячами вешали вниз головой на фонарных столбах. Отвечать за своих матерей пришлось даже сотням тысяч детей, родившимся у француженок от немцев. Их отправляли в детские дома тюремного типа, где не кормили и не обучали в школе. Многие из них покончили жизнь самоубийством. До сих пор дети оккупантов боятся сознаться в своем происхождении. Они опасаются давать интервью и рассказывать о своем детстве...

 

 

Немецкие военнопленные в очереди на выдачу пищи. Юг Франции. Потому-то немцы и сдавались легче французам, англичанам и американцам – они были «роднее»...


В то же время во Франции сегодня возникло и своего рода нацистское подполье, которое восхваляет тех, кто помогал фашистам бороться с евреями и коммунистами. По данным европейского антифашистского центра, в Единой Европе сейчас формируется новая нацистская сеть наподобие той, что действовала в первые годы после войны, помогая военным преступникам бежать в Южную Америку. Особенно активна она в странах Прибалтики и на Западе Украины, где бывшие эсэсовцы, больше боровшиеся за расовую чистоту, чем с наступавшей Советской армией, объявлены национальными героями...».

 

Схожая картина наблюдалась и в других странах Западной Европы. В частности, Бельгия, Голландия и Люксембург, по разным источникам, отправили на советско-германский фронт от 90 до 110 тысяч солдат, а формально объявившие нейтралитет Швеция и Швейцария, вкупе с Испанией («Голубая» дивизия СС и авиаэскадрилья) – свыше 50 тысяч добровольцев.

 

Сравнивая количество граждан этих стран, погибших на той и другой стороне, поневоле приходишь к удручающим выводам. Первоначально западноевропейские государства отправили на Восточный фронт 7 легионов СС (датский, норвежский, французский, по два бельгийских и голландских), впоследствии развернутых в 6 дивизий (датско-норвежскую, французскую, две бельгийских и две голландских). Отличившаяся в Северной Африке 90-я легкая пехотная дивизия корпуса Эрвина Роммеля была укомплектована главным образом солдатами французского иностранного легиона. А сотни тысяч жителей Эльзаса, Лотарингии и Люксембурга и, разумеется, проживающие во всех странах Европы немцы служили в частях вермахта на общих основаниях, как правило, не образуя отдельных частей. Одна, якобы силой захваченная в 1938 году, Австрия дала вермахту 17 дивизий, включая отборные части горных стрелков, доставившие нам столько хлопот в Заполярье и на Кавказе.

 

 

Доктор армии США осматривает советского подневольного рабочего, больного туберкулезом. Он был угнан на принудительные работы в Германию на угольные шахты в город Дортмунд. Зачем это помнить Америке?


Недаром немецкий автор книги «Итоги Второй мировой войны» профессор Пфеффер в 1953 году писал: «Большинство добровольцев из Западной Европы шли на Восточный фронт только потому, что усматривали в этом общую задачу Запада... Добровольцы из Западной Европы, как правило, предавались соединениям и частям СС...». Недаром, когда 26 декабря 1944 года части Красной Армии полностью окружат венгерскую столицу, ее штурм будет продолжаться почти два месяца. Для сравнения: Берлин был взят за две недели. Венгерские солдаты из дивизий СС «Мария Терезия» и «Флориан Гейер» стояли до конца и почти полностью полегли в осажденном Будапеште. 11 февраля 1945 года их остатки пошли на прорыв. Из 50 тысяч, попавших в окружение эсэсовцев, к своим вышли только 785 человек! Насколько они ненавидели русских, предпочитая погибать, но не сдаваться, – решайте сами. Кроме собственно вооруженных сил, на стороне Германии оказалось и абсолютное большинство западноевропейских полицейских служб. Например, в Дании немцам помогали более 10 тысяч полицейских и жандармов, в Голландии лишь одна из трех полиций насчитывала 19 тысяч человек, а во Франции в составе только гестапо и добровольческой милиции служило свыше 60 тысяч человек!

 

В секретном документе, составленном в мае 1941 года, Европа рассматривается нацистами как единое целое. Близкое нападение на СССР определяется как «старая борьба германцев... защита европейцев от московско-азиатского потока». Выдержки из «Общих указаний группе сельского хозяйства экономической организации «ОСТ» (Восток): «Производство продовольствия в России на длительное время включить в европейскую систему», ибо «Западная и Северная Европа голодают... Германия и Англия (вроде бы воюющая в это время против Германии! – Авт.)... нуждаются во ввозе продуктов питания», в то время как «Россия поставляет только зерно, не более 2 миллионов тонн (наш урожай 1940 года – 95,6 млн. тонн. – Авт.). Таким образом, определяются основные направления решения проблемы высвобождения избытков продуктов русского сельского хозяйства для Европы».

 

Что же касается России, то разгромленная, она должна была превратиться в сырьевой придаток Запада. «Лишнее» население было обречено на вымирание, так как «внутреннее потребление России... должно быть снижено настолько, чтобы образовались необходимые излишки для вывоза». По плану «ОСТ» немцы планировали разделить страну на две зоны. Первая – северная – должна голодать и вымирать, что не должно волновать европейцев; здесь планировалось уничтожить всю промышленность (так как нечем кормить рабочих), а население занять выращиванием картофеля. Вторая – южная, включающая более плодородные земли, должна поставлять продукты и сырье в европейские страны, включая Англию! Ясность вносят две секретных установки Уинстона Черчилля, сформулированные в декабре 1941-го и октябре 1942-го. В первой утверждалось, что Англия и США «не должны принимать никакого участия» в войне России и Германии (за исключением обещанных поставок по ленд-лизу).

 

 

Раввины в концлагере Освенцим. К моменту освобождения их уже не было в живых – некому было рассказать о «немецком рае»...


Во втором меморандуме, появившемся в переломный момент битвы за Сталинград, говорилось, что истинным врагом Европы является не Германия, а Россия. Небольшая цитата: «Все мои помыслы обращены, прежде всего, к Европе... произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств. Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья сможет действовать единым фронтом, как единое целое... Я обращаю свои взоры к созданию объединенной Европы».

 

В связи с подготовкой войны против Советского Союза, мобилизацией в армию Германия с лета 1940-го стала ощущать нехватку рабочей силы. Она восполнила ее за счет мобилизации рабочих французским правительством Виши (неоккупированная часть Франции), угона людей из захваченных стран и использования военнопленных. В результате, к маю 1941 года численность иностранных рабочих в Германии превысила 3 млн. человек. Захваченное у чехословаков оружие воевало против нас до 1945 года. Чехословакия на тот момент была мировым экспортером оружия. Заводы только одного чешского концерна «Шкода» с августа 1938 года (захват немцами Судет) до сентября 1939 года дадут столько же военной продукции, сколько все военные заводы Англии. Когда в 1940 году гитлеровцы атакуют англо-французов, в их войсках будет из 10 танковых дивизий 3 вооружены чешскими танками. Советский Союз они будут атаковать, имея в составе 21 танковой дивизии 5 дивизий вооруженных чешскими танками. (После войны чехословаки даже в 1947 году будут продавать свои танки в Перу, выиграв при этом конкурс у американского танка «Генерал Грант»). Помогали фюреру и так называемые нейтралы Испания, Португалия, Швейцария, Швеция, вроде бы coxpaнявшие в годы войны нейтралитет. Однако он почему-то пошел на пользу Германии.

 

Почти каждый 3-й снаряд был сделан из стали, выплавленной из шведской руды, а едва ли не весь нужный вольфрам поступал из Португалии. Специалисты полагают, что немецкий танк на 70% состоял из шведской стали. Швеция также поставляла шарикоподшипники, железную и хромовую руду. Кроме того, земляки Карлсона, который живет на крыше, до 1944 года исправно предоставляли свою территорию для немецких военных перевозок, а союзных Гитлеру финнов в изобилии снабжали всем необходимым вооружением, включая истребители и самоходные зенитные установки. Про всякие мелочи, типа предоставления разведданных и заправки немецких подводных лодок на испанских военно-морских базах и говорить нечего. Точные приборы нацисты получали из Швейцарии, туда же они передавали на хранение награбленное золото и драгоценности. Не считая уже упоминавшихся добровольцев в СС, роль швейцарских банков в финансовых операциях рейха до сих пор окончательно не выяснена, но то, что она была огромна, нет сомнений.

 

 

Советские военнопленные с немецкими офицерами в Германии. Обезвреживание неразорвавшихся авиабомб. Хотелось верить в эту «идиллию сотрудничества»...


Видный английский историк Алан Тейлор не зря писал о Швейцарии и Швеции, что эти страны, которые не бомбили союзники, «могли приносить Германии больше пользы, чем если бы оказались в положении побежденных. Германия получала железную руду из Швеции, точные приборы из Швейцарии. Без этого она не смогла бы продолжать войну». Это говорится о двух наименее зависимых от нацизма странах!

 

Заявляя, что «на гитлеровскую Германию работала вся Европа», советские историки обычно не баловали нас конкретными цифрами. Зато лапша о пролетарской солидарности чешских и французских работяг с советскими братьями по классу вешалась на читательские уши целыми кастрюлями. Несчастных якобы гнали к станкам едва ли не под дулами автоматов. И вот так, невыносимо страдая, трудовые коллективы многих тысяч предприятий Франции, Бельгии, Нидерландов и других невинных жертв оккупации из года в год наращивали выпуск своей продукции. По данным Центра военной экономики Германии, только на 31 марта 1944 года военные расходы этих стран составили 81 миллиард 35 миллионов рейхсмарок. Почти на 13 миллиардов 866 миллионов оружия и снаряжения поступило в распоряжение фюрера из цехов 857 заводов ранее присоединенной Чехии, и еще больше из воссоединенной с Германией Австрии.

 

За много месяцев до начала агрессии против нас гитлеровцам достались громадные запасы стратегического сырья, металлургические и военные заводы Западной Европы. В том числе вооружение 92 французских, 22 бельгийских, 18 голландских, 12 английских, 6 норвежских, 30 чехословацких дивизий. Только во Франции они взяли в качестве трофеев 4930 танков и бронемашин, около 3 тысяч самолетов. Наряду с вывозом сырья Германия использовала и производственные мощности Европы. Например, до середины апреля 1941 года французская промышленность изготовила для Германии 13 тыс. грузовых машин, 1 млн. снарядов, их верфи с мая 1940-го по 31 декабря 1941 года отремонтировали 174 германских судна. В начале 1941 года в Европе так или иначе на военную машину Германии работало порядка 5 тысяч промышленных предприятий.

 

 

Евреи, жители города Шяуляй перед отправкой на расстрел близ станции Кужяй. Немцы должны были придти на освобожденные территории. От людей...


Контраст с захваченными территориями СССР поразителен. Отступая на восток, Красная Армия уничтожала промышленность оставленных земель так основательно, что за все годы оккупации немцы смогли ввести в строй всего лишь около 200 предприятий из почти 32 тысяч работавших там до войны. Неплохо Европа помогала рейху и обеспечивая его автотранспортом. Историки, обожествляющие военные поставки западных союзников, особо любят смаковать количество прибывших в СССР автомобилей и паровозов. Действительно, более 400 тысяч американских машин и 1966 локомотивов выглядят весьма солидно. Но только до тех пор, пока не узнаешь, что одна Франция имела к середине 1940 года 2,3 миллиона автомобилей, большая часть которых досталась Гитлеру вместе с 5 тысячами паровозов.

 

В крошечной Бельгии немцы реквизировали 74 тысячи железнодорожных вагонов, 351 тысяч автомашин. Реально вермахт от одной Бельгии получил столько машин, сколько соответствовало почти трем четвертям автопарка РККА на июнь 1941 года. Всего же французскими, бельгийскими и другими иностранными автомобилями было оснащено более 90 дивизий вермахта.

 

Вот и получается, что, как ни крути, а подавляющее большинство европейских граждан сотрудничало с немцами, руководствуясь кто идейными, а кто чисто шкурными соображениями (особенно в смысле поживиться на богатых просторах России). А фюрер, соответственно, на самом деле возглавлял крестовый поход против нашей страны. Недаром Карл фон Берген, посол Германии в Ватикане, сообщал в Берлин 24 июня 1941 года, что «в кругах близких к Ватикану, приветствуют эту новую фазу войны с известным облегчением и с особым интересом следят за ее ходом»...

 

 

Это нужно было бы запомнить навсегда. А не получилось...

 

Что в остатке? Славянская Польша? Отчасти да. Но стоит вспомнить, что в гитлеровской армии сражалось свыше 100 тысяч (ста тысяч) граждан, имевших на 1 сентября 1939 года польский паспорт. Не говоря уже об Армии Крайовой, подчинявшейся правительству в Лондоне и воевавшей против Красной Армии и партизан чуть ли не более активно, чем против вермахта.

 

К началу Второй мировой войны все авторитарные режимы Европы представляли собой гигантские гнойные нарывы на теле европейской цивилизации. Из существовавших к июню 1941 года двух десятков (если не считать «карликовых») европейских стран почти половина, девять стран – Испания, Италия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия (отделившаяся и в то время от Чехии), Финляндия, Хорватия (выделенная и тогда из Югославии) – совместно с Германией вступили в войну против СССР-России, послав на Восточный фронт свои вооруженные силы (правда, Дания и Испания, в отличие от других перечисленных стран, сделали это без официального объявления войны). Гитлеровцы имели на восточном фронте 258 дивизий и 16 бригад, в число которых входили 66 дивизий и 13 бригад их европейских союзников.

 

Несколько примеров. Сосредоточенные в юго-восточной Финляндии армии имели более 15 финских дивизий и 1 немецкую. Плюс две финских дивизии в составе армии «Норвегия». Их наступление на Ленинград планировалось поддерживать 5-воздушным флотом и финской авиацией (более 900 самолетов). В группу гитлеровской армии «Юг» входили две румынских армии (3-я и 4-я) и венгерский корпус. С воздуха их поддерживали Люфтваффе и ВВС Румынии (свыше 1300 самолетов) и т.д.

 

 

В этом в Европе уверены. Потому и беспамятствуют...

 

Не считая численности войск этих официальных союзников Германии, только в составе вермахта и войск СС сражалось более 1 800 000 граждан со всех стран Европы! Весьма и весьма общее впечатление о том, кто и как воевал против нас можно составить по составу военнопленных на май 1945 года. Лишь несколько цифр: поляков сдалось в плен 60 280, французов – 23 136, хорватов – 21 822, голландцев – 4 729, бельгийцев – 2 010, люксембуржцев – 1 652, датчан – 456, несколько тысяч чехов.

 

Это только часть захваченных в плен из лишь нескольких, вроде бы из не воевавших против СССР, стран Европы! В развернувшейся титанической борьбе нашему народу удалось одержать победу над вросшими в тело континента авторитарно-фашистскими язвами. Но при этом не следует забывать, что «сон разума... рождает чудовищ». Ведь нацизм и тоталитаризм – это порождения именно европейского прогрессизма и рационалистического в своей основе менталитета. Недаром к концу войны и гитлеровские фашисты, и их вассалы из других стран старались сдаться Англии и США, а не СССР. Так что сами судите, какой режим был ближе нацистам – советский или западный «либерально-демократический»?

 

Хотя развернувшаяся в июне 1941 года война была борьбой не на жизнь, а на смерть между двумя идеологическими антиподами, фашизмом и коммунизмом, для наших предков эта идеолого-политическая установка не играла в той войне никакой роли. Для них это была именно Великая Отечественная война. Война против открытой агрессии. Война за выживание. Священная война!

 

 Кому выгоден пересмотр Второй мировой. Часть 1

 

Николай МАЛИШЕВСКИЙ, «REGNUM»

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (05.09.2013)
Просмотров: 182 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz