nik191 Пятница, 17.11.2017, 20:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1499]
История искусства [170]
История науки и техники [182]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

История восстания 14-го декабря 1825 г. Часть 2

 

По материалам журнала "Нива" за март 1917 г.

Все даты по старому стилю.

 

 

Первенцы свободы

(начало)

 

Д. С. Мережковский


Посвящается продолжателю дела декабристов—А. Ф. Керенскому

 

II


Гвардейцы -братья Муравьевы, князь Трубецкой и Муравьевы-Апостолы положили первое основание Тайного Общества. К ним очень быстро стали присоединяться новые члены,—настроение носилось в воздухе.

Еще не было устава, еще цели и первоположения не были твердо определены, а „Союз Благоденствия" (как вначале назвало себя Тайное Общество) неудержимо разрастался.

К нему потянулись все более сознательные элементы тогдашней России.
Их было мало вне чисто военной, вельможной среды. Но и малое все-таки влеклось к этому центру, чуя в нем единственную светлую точку, единственный просвет в русском застенке.

Однако, самое многолюдство, разнообразие членов и разная степень их сознательности скоро начали вредить Союзу и стеснять его учредителей. Им нужна была действенность, крепкая линия и крепкая, заговорщицкая, сплоченность.

Полковник Павел Пестель, примкнувший в это время к Союзу, сразу сблизился с людьми, составлявшими его ядро, и понял, что дело надо повернуть круто.

 

 

Пестель—один из самых замечательных людей своего времени. Молодой, начитанный, с особенно твердой линией ума, он был природный революционер. В не порывной, а ровной, прямой воле его чувствовалась сталь.

Страх перед опасностями, перед почти верной смертью был ему органически чужд. Он думал только о деле и знал, чего хотел.

Вместе с Пестелем первые учредители Союза и наиболее близкие члены образовали тесный круг внутри общего круга, тайное революционное общество внутри широкого и разнообразного Союза Благоденствия.
Но время шло. С каждым годом, если не месяцем, Россия крепче зажималась в клещи, политика Александра I становилась реакционнее, аракчеевщина свирепее. Соответственно крепла и обострялась революционность Тайного Общества. Мысль о необходимости полного устранение царя вставала все резче. Пестель, по своей прямолинейности, не останавливался тут ни перед чем. В его план восстания входила даже возможность устранения всех членов императорской фамилии—всех Романовых.

После раскассирования Семеновского полка (история 1820 года) многие офицеры, члены Тайного Общества, попали на юг, в Малороссию, в Тульчин. Туда переведен был и Пестель. Общество силою вещей распалось на два: Северное и Южное. А Союз Благоденствия, ради удаления всех ненадежных и несознательных, решено было на съезде в 1821 году объявить закрытым.

От этого времени начинается определенная революционная деятельность двух сообществ: на севере—в Петербурге, на юге—в Тульчине. При тесной связи, при постоянном общении, в некоторых оттенках Юг и Север однако разнились.

Северное было умереннее. Когда Южное окончательно остановилось на республиканской идее, Северное еще колебалось, еще звучали там голоса в пользу конституционной монархии. Но необходимость восстания, революции, была признана обоими Обществами. Вопрос ставился лишь о времени.
Неудивительно, что Южное Общество было настроено крайне революционно: его вел Пестель. Кроме того, на юге члены Тайного Общества открыли самостоятельно сложившееся Общество Славян, а затем Польское Общество. После многих переговоров, выяснения общности целей, „Славяне" торжественно присоединились к Южанам. В Славянском Обществе состава офицерства отличался большей демократичностью.

Сергей Муравьев-Апостол, ближайший сподвижник Пестеля, не меньший революционер, чем он, был, как человек, Пестелю противоположен. Весь порывный, глубоко верующий, он свечой горел перед свободой. Своих солдат он любил и верил в них. Солдаты платили ему тем же и веру Муравьева полностью оправдали. Их вечный ответ Муравьеву, что бы он ни говорил, куда бы ни звал: „рады стараться с вашим благородием до последней капли крови!"—был святой правдой. На взаимной любви и вере, пусть иногда слепой, строились отношения петербургских офицеров с солдатами. Слишком много порывного было у Муравьева: ему в голову не приходило разъяснять что-нибудь солдатам исподволь, заранее. „Все сразу поймут в нужную минуту! Правда озаряет, как солнце",— думал он.

Члены Славянского Общества не меньше верили, и энтузиазма у них было не меньше, чем у Муравьевцев: но фактически, по условиям долгой службы в провинции и принадлежности к другой среде, они стояли ближе к солдатам. Не было, вероятно, того оттенка влюбленной преданности к отношениях, но зато было больше товарищества и рассудительности. Там лучше была поставлена агитационная работа. Среди солдат велась систематическая пропаганда.

Сколько именно лиц принадлежало к Тайным Обществам 20-х годов -мы не знаем. Молва исчисляла их до пяти тысяч. Известны 121 осужденных офицеров. Остановимся на некоторых из них, самых замечательных. Герои они все, но были между ними и герои-святые.

Обширное Южное Общество, весьма планомерно устроенное Пестелем, Бестужевым-Рюминым, Сергеем Муравьевым-Апостолом, Юшневским и некоторыми другими, вело свою решительную линию. И связь его с Северным стала еще теснее, когда к Северному примкнул человек не менее сильный, чем Пестель,—Кондратий Рылеев.

Отставной артиллерийский поручик, известный талантливый поэт, приятель Пушкина, друг Трубецкого и братьев Бестужевых (из них Александр-писатель Марлинский), Рылеев был человек обаятельно-мягкий, без Пестелевской сухости, и в то же время твердый, как железо. Он нежно любил свою мать, молодую жену и единственную маленькую дочку Настеньку. Но дело свободы, дело революции любил совершенно особенной, ни перед чем неотступной любовью. Может быть, яснее других видел он, что гибель, позорная смерть, неизбежна. Он часто говаривал:

„Предвижу, что не будет успеха; но потрясение необходимо. Тактика революции заключается в одном слове: „дерзай!", и ежели это будет несчастливо—мы своей неудачей научим других".

В стихотворениях он писал об одном, только об одном:

....... моя отчизна страждет,
Душа, в волненьи тяжких дум,
Теперь одной свободы жаждет...

Бестужев рассказывает, что как-то больной брать его, Михаил, жил у Рылеева. Сидел вечером в своей комнате, а Рылеев в кабинете оканчивал поэму. Дописав, он принес стихи брату и прочел:

Известно мне: погибель ждет
Того, кто первый восстает
На утеснителей народа:
Судьба меня уж обрекла.
Но где, скажи, когда была
Без жертв искуплена свобода?
Погибну я за край родной,
Я это чувствую, и знаю,
И радостно, отец святой,
Я жребий свой благословляю!

Пророческий дух отрывка невольно поразил Михаила Бестужева.

„Знаешь ли,—сказал он,—какое предсказание написал ты самому себе и нам с тобою?..
— "Неужели ты думаешь, что я сомневался хоть минуту в своем назначении? — сказал Рылеев. — Верь мне, каждый день убеждает меня в необходимости моих действий, в будущей гибели, которою мы должны купить нашу первую попытку свободы для России, и вместе с тем в необходимости примера для пробуждения спящих".

Детская доверчивость к людям, нежность чудесно соединялись в Рылееве с решительностью и железом воли. Накануне восстании он долго, терпеливо говорил с матерью, открыл ей все, простился навсегда и просил ее благословения. Мужественно выдержал ее слезы, мольбы, ушел, не изменив себе ни на секунду.
Утром, в день 14-го декабря, был задумчив. Сказал Бестужеву, пришедшему за ним:  

 „может-быть, мечты наши сбудутся; но нет, вернее, гораздо вернее, что мы погибнем".

Бестужев был и свидетелем тяжелой последней сцены, когда Рылеев, чтобы уйти, буквально вырвался из рук обеспамятевшей жены и дочери.
Ему было только 26 лет.

Кроме Рылеева, братьев Бестужевых, кн. Евгения Оболенского,—серьезное место в Северном Обществе занимал князь Сергей Трубецкой, полковник Преображенского полка. Но он был один из тех, кто долее колебался перед решительным направлением Южан: он склонялся в сторону осторожных и обдуманных действий: его влекло к форме конституционной монархии больше, чем к идее народовластия.
Под давлением жизни, под влиянием Рылеева, и благодаря связи Северного Общества с действенно-революционными Южанами, Трубецкой мало-помалу сдался. Общее соглашение, было достигнуто. Восстание предполагалось начать в 1826 году.

 

 

Продолжение следует

 

 

Еще по теме:

История восстания 14-го декабря 1825 г.

История восстания 14-го декабря 1825 г. Часть 2

История восстания 14-го декабря 1825 г. Часть 3

История восстания 14-го декабря 1825 г. Часть 4

История восстания 14-го декабря 1825 г. Часть 5

 

 

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (15.03.2017)
Просмотров: 96 | Теги: Декабристы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz