nik191 Вторник, 19.02.2019, 15:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1062]
История искусства [204]
История науки и техники [219]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История науки и техники

Мануфактурная выставка в 1870 году. Часть 2.

 

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ МАНУФАКТУРНАЯ ВЫСТАВКА 1870 ГОДА

 

Часть 2

 

Здание выставки. Общее впечатление

 

Менее года тому назад нанесен был кирпичному телу Соляного городка первый удар молота. Угрюмые стены и холодные помещения оживились. В начале, главная деятельность закипела со стороны Фонтанки: тут начали прихорашивать и преображать лицо казарменного или, правильнее, складочного здания. Прежде всего убрали часового, искони веков стоявшего подле главных ворот. Длинную стену прорубили и обозначили место будущих окон и дверей; околотив серую штукатурку фундамента, заменили ее гранитными плитами, образовавшими высокий цоколь; снесли тяжелый, почерневший от времени, балкон. Бог весть для какой цели прилепленный на высоте второго этажа; принялись за кладку колон, за наведение поясов...

Прежняя физиономия уступала, изо дня в день, место помолодевшей наследнице своей, явившейся во французском костюме, не то рококо, не то возрождения, а так себе: с рострами кораблей, с коринескими колонками, в капителях которых приютились наши двуглавые орлики, с вазами и гениями и прочими принадлежностями. Соляной городок не узнавал себя. Еще ранее, гораздо ранее, начал он страдать от усилий современного прогресса, оспаривавшего у него его прежнюю собственность, его старые бока. Водочные склады Корфа и Фокрота приютились в нем еще в запрошлом году; но то заняты были задние дворы, а мануфактурная выставка забралась в самое сердце и выдвинула в центр главного фасада свою офранцуженную голову, сохранив русское сердце и русскую архитектуру внутри...

Странное это дело. В нашей архитектуре, совершенно как и в жизни нашей, внешность и внутреннее строение дают постоянную разноголосицу. Приходится ли вам говорить об Исаакиевском Соборе, толкуете ли вы о Николаевской часовне в Ницце, — непременно приходится вам отзываться совершенно различно о внешности и о внутренности здания. Тоже и с зданием выставки. Наружность ее, фронтоны и портики выдержаны в выпуклом, трескучем французском стиле, внутренности оставлен характер русский, с его резными особенностями, с его преобладанием плоской орнаментики. Что руководило архитекторов выставки в этом странном решении, мы не знаем, но мы знаем одно: что такая несообразность, такое несоответствие внешности и внутренности строения,—ошибка невозможная, дикая, безотрадная.

Это совершенно тоже, как если бы мать-природа создала волчью шкуру и вложила в нее анатомический аппарат другого животного.

 

Рисунок наш представляет внешний вид здания мануфактурной выставки, снятый нашим фотографом из Летнего сада.

 

Говорят, будто, в начале, для выставки предназначалось Марсово поле, потом думали воспользоваться Семеновским, и только третьей комбинацией явился Соляной городок. Архитектурные и декоративные работы принадлежат архитекторам Фонтана, Павлову и художнику Гартману. Группы, украшающие фасад, исполнены скульптором Шварцом.

Фасад со стороны Фонтанки состоит из трех частей: средней,—о пяти арках, несущих на себе легкий и низенький второй этаж и над ним прямолинейную, в средине поднятую, аттику, на которую уставлено пять гипсовых групп, и двух боковых, состоящих каждая из трех частей, отделенных пилястрами, над аттиками которых (несущими по углам гипсовые чаши, или вазы), возвышаются не то мансарды, не то теремки, украшенные выдающимися вперед рострами и другими изображениями. За крайними окнами, вправо и влево, тянутся старые стены Соляного городка.

Мы уже позволили себе указать на одну из ошибок постройки, французской снаружи, русской—внутри. Ошибка оставления стен городка в прежнем их виде, рядом с преображенным портиком, еще крупнее. Там, по крайней мере, спорят внешнее и внутреннее, здесь на самой наружности происходит гримаса, и никакие флаги, никакие гербы не примирят этой кричащей разноголосицы, этого дуэта, распеваемого казарменной наружностью стен и фиоретурами французского портика. А ведь избегнуть этого было так легко! Каких-нибудь 3000 р., употребленных на обнажение стен от прежней штукатурки и на наброску новой, с легкими поясами и рельефчиками, подняли бы впечатление постройки и дали ей органичность, хотя бы только внешнюю, которой в здании нет, а без этого единства всякая мысль о художественности невозможна.

К числу удачных мотивов постройки должно отнести аллегорические группы работы г. Шварца, помещаемые у нас в виньетке. В средней группе гений мира с венком в руке и поднятыми крыльями, осеняет гениев науки, торговли и промышленности; по бокам четыре группы, изображающие обучение молодого поколения аллегорическими фигурами, представителями торговли и науки. Группы задуманы и выполнены весьма удачно; жаль только, что в четырех меньших группах только две вариации; можно бы было сделать все четыре разные. В этом, как и в том, что сказано нами выше, художественность боролась с экономией и победа осталась за последней. Может быть и тут надо искать эмблематического значения и надо читать между строками.

Небрежность в основном плане постройки видна и в деталях. Хотя общее впечатление центрального портика довольно выгодно (особенно удачна гармония линий, равновесие в них и в самых размерах), но в нем есть ошибки неизвинимые. Например: с обеих сторон портика оставлены низкие, с горизонтальным верхом, проходы; следовало непременно сделать их более высокими, в уровень с пятью арками фасада и увенчать арками же. Сделать это было более чем легко и одной фальшивой нотой было бы меньше. Подобных небрежностей много и перечислять их не считаем мы любопытным для читателя. О внутренности здания, о царских комнатах, аквариуме, буфете и самых отделах выставки поговорим впоследствии.

Мы забыли сказать, что стоимость возведения здания выставки обошлась около 270000 р. с.

Если наша промышленность, как утверждают, только в 16 раз меньше промышленности остальной Европы, то на 4500 квадр. саженях, которые заняты выставкой, в 2500 экспонентах, произведения которых мы увидим,—выкажется с полной ясностью бесконечно больший успех последних 10—15 лет русского производства. Если это будет действительно так, тогда улетучатся, как дым, те ошибки самого здания, о которых мы упоминали, и хорошее впечатление изгонит возможность дурного.

Войдем внутрь здания: первая отличительная черта общего впечатления, это — пестрота и расчет на эффекты; простоты, грации, строгого величия, нет и следа; мы избалованы орнаментовкой выставок, следовательно, обыденные украшения настоящей не в состоянии удивить нас; мы думаем только, что так как здесь собраны, можно сказать, все производительные силы России, то и помещение, и обстановка должны были бы соответствовать величию идеи.

Другая отличительная черта выставки состоит в преобладании произведений, относящихся до военного дела: чудовищные орудия и снаряды невольно привлекают взоры изумленных зрителей; все важнейшие изобретения сделаны по этой части. Хорошо, если эти затраты труда и капитала оправдают ожидания; если неприятели увидят, что мы готовы принять их во всеоружии; но если выставка наших военных средств окажется несостоятельной в минуту опасности, если в то время явятся более грозные способы атаки и защиты—не будем ли мы жалеть о напрасной трате труда и капитала; не заплатим ли мы дорого за несколько минут сладкого самообольщения?

Не зададим ли мы себе тогда вопроса: не лучше ли было бы, если б промышленность шла своим естественным путем? ведь в минуту опасности никогда враги не заставали врасплох народ, полный сознания своего достоинства и одушевленный любовью к отчизне—примеры тому представляются в истории на каждом шагу: савояры при нашествии Людовика XIV; голландцы во время Филиппа II—показали, что может сделать народ, когда одушевлен патриотизмом, хотя бы силы и военные знания неприятеля были несравненно выше.

Последняя междоусобная война в Америке показала, как быстро нация создает военные средства, когда граждане соединены между собой общностью идей и интересов. Допустив, даже, что все современные приготовления и издержки необходимы, мы не можем не заметить, что публика лишена возможности контролировать результаты опытов. Было бы желательно, чтобы все хвастливые заявления экспонентов были подкреплены протоколами испытующих комиссий; хотя некоторые производители и запаслись этими документами, но это условие не всегда соблюдается и потому реклама какого-нибудь заводчика, ломающего свой несокрушимый снаряд, только для убеждения себя, из каких частиц он состоит, заставляет невольно пожать плечами.

Вот почему чувство удовольствия и справедливой гордости, при виде состояния нашего военного производства, было не чуждо в нас некоторого скептицизма; будем надеяться, что впоследствии времени сомнения наши разъяснятся, но в ожидании того, мы сочли долгом поделиться ими с публикой. На том же основании, мы не придаем особенной важности ни железным сияниям, ни резиновым звездам, ни деревянной пирамиде, назначенной представлять сахарную голову: шлифованные и обрезанные рельсы не пригодны к употреблению, звезда из галош оскорбляет эстетическое чувство, сахарная пирамида такой величины неприменима в действительности. Все подобные фантазии, по нашему мнению, не свойственны выставке и могут только ввести в заблуждение массу.

Гораздо с большим удовольствием останавливались мы перед некоторыми маленькими столиками: здесь нашли мы множество вещиц, обнаруживающих или тонкий вкус или шаг науки вперед.

Вообще, эта выставка кажется нам неудовлетворительной, сравнительно с пространством и населением России: число произведений не велико и экспонентов мало; главными являются заводы или казенные, или поддерживаемые правительством; протекционная система обнаруживается здесь со всеми своими следствиями; мы думали, что она с каждым днем падает и вдруг, к удивлению нашему, читаем, что г. Флиге предоставлено исключительное право издавать каталог выставки. Не знаем, какими заслугами приобрел он эту исключительность— знаем только, что за коротенькую строчку объявлений он берет большие деньги.

Будем надеяться, что упроченный мир обратит в скором времени силы страны на труд производительный; будем надеяться, что для следующих выставок будет выстроено постоянное здание и при устройстве их будет более простора частной деятельности и свободы конкуренции и по менее формальностей и произвола.

 

 

Приложение «Мануфактурная выставка 1870 г.
№№ 1-2, приложение к № 76,
Всемирная иллюстрация.

 

 

 

Мануфактурная выставка в 1870 году. Часть 1

Мануфактурная выставка в 1870 году. Часть 3.

 

 

Категория: История науки и техники | Добавил: nik191 (20.01.2019)
Просмотров: 60 | Теги: 1870 г., мануфактурная, Выставка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Block title


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz