nik191 Четверг, 16.08.2018, 01:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1114]
История искусства [196]
История науки и техники [172]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История искусства

Зеркало истории

Обратимся к интереснейшему периоду в истории живописи – первой трети XVI века, расцвету итальянского Возрождения. Боттичелли, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Джорджоне, Тициан, Микеланджело вывели искусство сотворения иллюзии, коим и является живопись, на совершенно новый уровень.

Художник впервые, и с полным на то основанием, ощутил себя творцом, едва ли не равным богу. К тому же усилилось брожение внутри главного заказчика искусства – римско-католической церкви. Оно началось еще раньше, с неистовых проповедей бесноватого Савонаролы, обольстившего своими эпатажными теориями Флоренцию последнего десятилетия XV века. Этот зловещий период флорентийской истории, тем не менее,  парадоксальным образом предварил невероятный взлет всего итальянского Возрождения. Последовавший в конце десятых годов XVI века раскол церкви - Лютер, реформация – лишь поспособствовал смятению умов. Художники не могли остаться в стороне. Искусство среагировало на вызов времени могучим выплеском творческой энергии.

Сарто, Корреджо, Фра Бартоломео и другие подхватили порыв великих мастеров, но развить его не смогли.  Слишком высокой оказалась планка. Тем не менее, желание двигаться дальше не исчезало. Но если нет продолжения взлета, то начинается или падение, или поиски чего-то необычного, может быть, даже парадоксального. И здесь уже многое зависит от привходящих обстоятельств, в данном случае оказавшихся трагическими.

Завершению периода Высокого Возрождения весьма поспособствовало жестокое разорение Рима  войсками императора Священной Римской империи Карла V в 1527 году. Западная цивилизация содрогнулась от недоумения и ужаса. Давно уже на Вечный город никто не посягал. И вот… Растерянность и разочарование поселились  в умах людей, сопричастных культуре, и в первую очередь - художников. Как следствие крушения высоких идеалов (человек оказался вовсе не таким, каким его мечтали видеть великие гуманисты средневековья) возникло течение под названием «маньеризм», когда  форма, ее эмоциональная выразительность обретает некую нарочитую искусственность, надломленность, болезненность, вызывающие ощущение неустроенности и беспокойства. Мир приходит в состояние неустойчивости и дисбаланса. Вместо красоты и гармонии – утрированность деформации,  порой переходящая в уродливость и распад. Картина превращается в видение,  более смахивающее на галлюцинацию.

Именно к такому стилю мы относим работу Пармиджанино «Мистическое обручение Святой Екатерины». 1527 год. Правда, здесь автор пока еще вполне традиционен.

На первый взгляд, все – как обычно. Но приглядимся повнимательнее. Дева Мария (виданное ли дело?) показана едва ли не со спины и общается  исключительно с сыном, «забыв» про зрителя. Иисус – чудесный ребенок, особенно его поза: героическая и эффектная. Однако, раньше за ним подобных вычурностей не наблюдалось. Что же касается  Екатерины... Небольшое пояснение.

Святая Екатерина Александрийская — великомученица III века н.э. из Египта. Движимая глубоким религиозным чувством, она вознеслась  к Деве Марии и Иисусу, с которым мистическим образом и обручилась.

Тем не менее, действие происходит не в заоблачной выси, как того следовало ожидать, не среди поющих ангелов и радостно щебечущих райских птиц, а в сумрачном полуподвале-полусклепе. Видимо, так было нужно для создания обстановки таинственности и мистицизма.

В образе Екатерины есть что-то фанатичное, самоотверженное. Ее красота,  изящество и утонченная грация только усиливают наши предположения о выдающихся личностных качествах будущей святой. Ее внешние достоинства не мешают ей пребывать в религиозном экстазе, а устремленность к богу не подлежит сомнению. Завораживают длинные, тонкие, хрупкие пальцы. Екатерина находится в состоянии очевидного транса, чему свидетельством ее руки: покорные, безвольные. Кстати, и у Марии они такие же. Эти две женщины хорошо понимают друг друга: обе знают, что такое жертва. Само же по себе обручение носит чисто символический характер. Отныне житейским, земным радостям Екатерина  предпочтет радости духовные, неземные.

Маньеризм ко временам Франческо Ванни почти забыт. Позиции прочно завоевывает академизм, правильный и скучный. Церковь в своих взглядах на искусство поспешила вернуться во времена Рафаэля и Перуджино, церковного единства и праведного благочестия. Очень уж ей этого хотелось.



Источник: http://www.diletant.ru
Категория: История искусства | Добавил: nik191 (03.04.2012)
Просмотров: 331 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz