nik191 Воскресенье, 20.01.2019, 11:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1056]
История искусства [204]
История науки и техники [190]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История искусства

Василий Васильевич Самойлов. Наши замечательные деятели

Рисовал на дереве профессор А. Шарлеман; гравировал академик Л. А. Серяков.

Василий Васильевич Самойлов

 

РОЛИ:

№ 1. Смерть Иоанна Грозного. Царь Иоанн Васильевич IV. — 2. Король Лир: Король Лир. — 3. Гамлет, Принцк датский.- Гамлет,— 4. Ришелье,- Кардинал Ришелье. — 5. Кромвель.- Оливер Кромвель. — Самоуправцы: Князь Имшен. — 7. Разбойники.- Франц Моор. — 8. Самозванец. Дмитрий Самозванец — 9. Отец и дочь. - Вильям Доверфт. — 10. Комедия о Фроле Скабееве: Фрол Скабеев. — 11. Пробный камень: Боганский. — 12. Отрезанный ломоть-. Хазиперов. — 13. Свадьба Кречинского: Кречинский. — 14. Маркитантка: Ицко. — 15. Деньщик: Тимофей Леонтьев. — 16. Костров-Костров. — 17. Смерть Ляпунова. Юродивый Митя. — 18. Нашествие иноплеменных: Любская. — 19. 30 Августа 1756: Сумароков, — 20. Гений и беспутство: Кин, — 21. Актриса и поэт. Шекспир.

 

Наши замечательные деятели

 

Василий Васильевич Самойлов

Василий Васильевич Самойлов родился 1-го января 1812 года. Отец его был знаменитый, в свое время, певец и актер; трагическая смерть его известна всем.

Воспитывался Василий Васильевич в горном корпусе. В двадцатых годах горный корпус был образцовым заведением. Кроме передачи научных сведений, в воспитанниках корпуса старались развить любовь к изящным искусствам. В корпусе преподавали живопись, музыку, пение, фехтование и танцы; был даже свой оркестр музыки, свои певчие и воспитанники постоянно являлись на сцену, пробовать свои силы, перед многочисленной публикой. Отец Самойлова, как знаменитый актер и певец, почти всегда приглашался на эти спектакли. Молодой Самойлов однако не участвовал в этих представлениях: он был очень красивый мальчик, а потому ему предлагали всегда женские роли. Это казалось ему обидным. Таким образом, отцу Самойлова не удалось ни разу видеть на корпусной сцене своего сына. Но у молодого Самойлова был превосходный голос и отец, сам певец, не мог не обратить на это внимания. Он не раз говаривал сыну, что жаль, если такой голос пропадет без всякой пользы для сцены.

Но сын не чувствовал особого желания поступить на сцену и, по выходе из корпуса, поступил на государственную службу. На сцену он попал почти случайно. Вот как было дело.

Покойный Государь, Император Николай Павлович, был большим знатоком и любителем драматического искусства; в его царствование русская драматическая труппа, по составу и талантам, могла поспорить с любой иностранной. Он постоянно заботился об увеличении русской труппы новыми талантами. Однажды, встретив Самойлова-отца, Государь Император спросил его:

— Отчего ни один из сыновей твоих не поступит на сцену? Разве не один из них не наследовал твоего таланта?

— Таланты есть, отвечал Самойлов-отец, но все сыновья мои на службе и каждый из них обязан отслужить десять лет за образование, которое получил от покойного Императора Александра.

— А если есть таланты, возразил Государь, давай их к нам, на сцену; офицеров всегда сделать можно, а артистов нет.

У Василия Васильевича было два брата, воспитывавшиеся вместе с ним в горном корпусе. Их отец не раз видал в корпусных театрах, но его выбор в данном случае пал именно на Василия Васильевича, может быть потому, что отец, как певец, ценил более всего оперный талант. Василий Васильевич в это время приехал в отпуск к отцу. Отец стал уговаривать его поступить на сцену; сын, после некоторого колебания, согласился.

Был назначен первый дебют: в опере Мегюля «Иосиф Прекрасный», в роли Иосифа. Партию Иосифа, проходил с Самойловым-сыном, Далоко, отец знаменитой певицы, Шоберлехнер. Несмотря на робость дебютанта, доходившую до такой степени, что он в последнюю минуту отказывался играть и отец принужден был насильно вытолкнуть его на сцену,—дебют был удачен. Дебют этот происходил 5 октября 1834 года. Спустя тридцать лет, 5 октября 1864, Петербург праздновал юбилей своего любимого артиста. Вторая роль Самойлова была—Ратмир, в опере Сандрильона. После этих двух дебютов, он был принят на сцену, с жалованьем 2,500 р. ассигнациями.

На драматическую сцену, Самойлов перешел, когда, после смерти его отца, оперная труппа на время расстроилась. Здесь ему пришлось бороться с многочисленными препятствиями. Жалованья он получал всего 500 рублей на наши деньги, он был уже женат и имел детей. Жалованья, конечно, было недостаточно на содержание семьи, и он принужден был заниматься посторонними работами, чтоб добыть средства. Больше всего его выручала живопись. Возможность получить большее жалованье зависела от возможности играть значительные роли, в которых могло бы высказаться дарование. Но таких ролей Самойлову не давали; но исполняемым же незначительным ролям жалованье было достаточное. Но как получить ответственную роль?

В то время, в дирекции существовало правило покровительствовать бывшим воспитанникам театрального училища, в ущерб актерам, поступившим «со стороны», как тогда выражались. Вот причина, почему долгое время самой значительной ролью, из выпадавших на долю Самойлова, была роль Гильденштерна в Гамлете.

Каких средств ни придумывал Самойлов, чтобы получить значительную роль! Так, в то время, была в большой моде драма «Материнское благословение». Он предлагал играть поочередно все роли в этой драме и, если будет хуже других исполнителей хоть в одной из этих ролей, то пусть его подвергнут какому угодно штрафу,— но получил отказ. Наконец, он предложил играть целый год без жалованья, с тем, чтобы играть большие роли. Но напрасно он ждал целый год, напрасно он усиленно занимался частными работами, чтобы наверстать жалованье,— год прошел и он не получил, ни роли, ни жалованья!

Случай помог Самойлову получить и большую роль. В бенефис режиссера Куликова, ставилась драма Ефимовича: «Княгиня и музыкант». Роль музыканта предназначалась Мартынову. Дело было в начале весеннего сезона; день бенефиса назначен, а Мартынов не возвращался из отпуска. После долгих перекоров, роль, по настоянию автора, была наконец прислана Самойлову. Он сыграл ее блестящим образом. На его счастье покойный Государь был в театре; он остался доволен игрой Самойлова и приказал выдать ему подарок из кабинета. С тех пор, удостоенный внимания Государя, он стал получать все чаще и чаще большие роли.

На этом мы остановимся. Проследить всю артистическую деятельность Самойлова было бы крайне любопытно, но у нас нет для этого достаточных материалов.

Талант Самойлова не нуждается в наших похвалах. Самойлов известен не одному Петербургу, но и половине России. Везде, где он ни играл, его признавали первоклассным артистом. Мы ограничимся только характеристикой таланта этого несравненного артиста. Всякого, кто хоть раз видел Самойлова в хорошей роли, он поражал своей блестящей отделкой роли, своей оживленной игрой. Без сомнения, его талант один из самых блестящих и поражающих с самого первого раза. Тщательное изучение роли ясно видно из отчетливой отделки мельчайших подробностей, из всегда удачной гримировки. Эти достоинства игры Самойлова подали повод некоторым утверждать, будто весь его талант совершенно внешний.

Но утверждающие это, забывают, что положение, движения, жесты, словом вся внешность изображаемого лица, в игре Самойлова, вполне соответствуют характеру данной роли; что его гримировка—необыкновенно типична. Может ли актер, так верно и характерно передающий внешность лица, сделать это, не изучив его характера, или не создав его, когда у автора он только намечен?—вот вопросы, которых не предлагали себе утверждающие, что Самойлов только внешний актер. Но разве одной внешней игрой можно увлекать зрителей в продолжении тридцати лет?

Внешность недолговечна, она скоро испаряется, а талант Самойлова все растет и крепнет. Замечательно, что многих критиков, свысока смотревших на Самойлова, он побеждал силой своего таланта, и они невольно сознавались, что он превосходный актер. Да и кто не знает трогательных и задушевных ролей Самойлова?

Значение театра было всегда велико в жизни народной; его называли народным училищем. Действительно, театр учит и наставляет, хотя и не теми средствами, как школа. Театр — рассадник эстетических наслаждений, мы говорим о серьезном театре, а не о том, что он может представлять в своем падении. Эстетическое же наслаждение вносит гармонию в душу каждого, его испытывающего. Вносить гармонию в душу своих сограждан, дело великое.

Вот почему, артиста, как Самойлов, который заставлял тысячи зрителей смеяться, плакать, который своей игрой помогал им в изучении человеческого сердца, доставлял эстетические наслаждения, мы, не задумываясь, относим к числу наших замечательных деятелей.

 

 Всемирная иллюстрация, № 42 (11 окт. 1869 г.)

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: История искусства | Добавил: nik191 (04.01.2019)
Просмотров: 50 | Теги: 1869 г., Самойлов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Block title


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz