Трехсотлетие со дня смерти Шекспира (1916 год) - История искусства - История. События и люди. - Каталог статей - Персональный сайт
nik191 Понедельник, 05.12.2016, 03:25
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1984]
История искусства [167]
История науки и техники [184]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » Статьи » История. События и люди. » История искусства

    Трехсотлетие со дня смерти Шекспира (1916 год)

     

    Материал из журнала "Нива" за сентябрь 1916 года.

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     

     

    Трехсотлетие со дня смерти Шекспира


     


    Трехсотлетие со дня смерти Шекспира отпраздновано в Дании устройством „Шекспировскаго дня" в прославленном пером Шекспира датском городе Гельсингере — месте действия „Гамлета". Наиболее интересною частью программы чествования явился спектакль на открытом воздухе, между бастионами стариннаго замка Кронборга, „обвеяннаго духом печальнаго датскаго принца Гамлета".

     

     

    На фоне старых крепостных стен талантливый декоратор Карл Лунд скомпоновал прекрасныя декорации, сливавшияся с окружающею естественною обстановкою в одно гармоническое целое. Средняя декорация изображала боковой фасад древняго дворца с двумя башнями по бокам, между которыми находился небольшой помост, служивший верхнею сценою, где разыгрывался „Пролог" и некоторыя сцены из „Гамлета". Для других сцен, требовавших более обширной арены, предназначалась вторая, нижняя сцена, куда с верхней вело несколько ступеней. Влево от этой сцены осталась естественная декорация—бастион с воротами, служившими для входа и выхода некоторых персонажей, например, труппы странствующих актеров. Вправо же дан был Карлом Лундом поэтичный утолок кладбища; старая могильная плита в густой траве (настоящей, которою поросла вся площадь), часовня, старый корявый дуб.

    Места для зрителей расположены были амфитеатром с южной стороны Кронборгскаго замка, в защите от ветра, и зрителям стоило повернуть голову, чтобы полюбоваться дивным видом на пролив, остров Вэн и шведский берег. Места на скамьях амфитеатра стоили в предварительной продаже по 20 крон; в день спектакля по 10 крон; кроме того, позади отведено было 400 стоячих мест по 3 кроны. В общем этот необыкновенный зрительный зал на открытом воздухе вмещал 1.200 человек.

    Днем торжественнаго представления назначено было 24-е июня н. с. Репетиций, которыми руководил артист и режиссер Иоганнес Нильсен, было на месте всего шесть, из которых две были генеральными. На последней генеральной присутствовала приглашенная публика: представители искусства и науки, гельсингерские горожане и солдаты крепостного гарнизона.

    Погода сначала настолько не благоприятствовала репетициям, что боялись, как бы не пришлось совсем отменить торжество.
    Генеральная репетиция однако прошла при изумительной, чисто-летней, ясной и на редкость тихой погоде, своими чарами увеличившей впечатление самаго представления.

    К спектаклю изданы были отпечатанныя на толстой атласной бумаге программы, представлявшия целыя тетради, в темно-серой художественной обложке. На первой странице помещена прекрасная репродукция знаменитаго портрета Шекспира, кисти Дройшута, затем стихотворение Софуса Михаэлиса, председателя „Общества датских писателей" и инициатора всего торжества; далее небольшая статья Г. Фальгенфлеча: „Королевские актеры в Кронборге", с программой праздника, составленной из трех отделений:

    1) „Шекспир"—пролог Гельге Роде, с музыкой Карла Нильсена;

    2) речь Георга Брандеса и

    3) сцены из „Гамлета" в сокращении и постановке Иоганнеса Нильсена.

    В этой же статье, между прочим, перечислены различныя издания „Гамлета". Старейшия относятся к 1603, 1604 и 1623 гг.

    Но оказывается, что драма существовала уже в 1601 г. На датский язык „Гамлет" был переведен впервые ректором И. Бойе в 1777 г.: в 1807 г. вышел новый перевод актера Форсома, а 12-го мая 1813 г. трагедия была в первый раз поставлена на сцене Копенгагенскаго Королевскаго театра с переводчиком в заглавной роли. Теперь же „Гамлет", как и все другия пьесы Шекспира, идет в Дании в переводе даровитейшаго поэта и общественнаго деятеля Эдварда Лембке.

    В заключение в статье Фальгенфлеча приведен ряд интересных историко-бытовых сведений о „городе Гамлета"—Гельсингере, почерпнутых из трудов Л. Педерсена.

    Первое торжественное представление вышло, к сожалению, менее удачным, нежели генеральная репетиция накануне, так как сильный, порывистый ветер очень мешал и артистам и публике. Все места были однако заполнены, и в первом ряду амфитеатра сидела датская королевская чета со свитою.
    Пролог Гельге Роде имел хороший успех, благодаря красивым стихам автора, удивительно стильной и красивой музыке Карла Нильсона и художественной декламации самого режиссера Иоганнеса Нильсена в роли "Пролога"; его великолепныя голосовыя средства позволяли ему бороться и побеждать порывы ветра, часто перехватывавшаго реплики.

    Наиболее повредила погода речи Георга Брандеса, произнесенной с обычным, свойственным ему, ораторским мастерством, но долетавшей до зрителей лишь отрывками. Впрочем, речь была целиком напечатана в тот же день в утреннем нумере копенгагенской газеты «Роlitiken», и публика наградила оратора дружными рукоплесканиями. Перевод речи помещен в нашей статье в „Лит. Прил." за сентябрь с. г.

    После антракта за речью Брандеса, два герольда возвестили из ниш декорационных башен о начале представления трагедии, созданной самим чествуемым гением.

    Было еще слишком светло, и потому первыя явления не произвели должнаго впечатления. Кроме того, время от времени вновь портил дело ветер, уносивший в сторону реплики артистов; случалось также, что человеческия фигуры как-то терялись, казались слишком мелкими, слабым и для данной обстановки.
    Зато в иные моменты исполнители подымались до небывалой высоты, вдохновляемые гениальным произведением, создавались прекрасныя, живописныя, незабываемыя сцены: как всегда при представлениях на открытом воздухе, к искусству присоединялось волшебство природы: белыя облака грустно, медленно скользили по небу, словно очарованныя монологом Гамлета, прислонившагося к старому корявому стволу дуба, чайка с жалобно испуганным криком пролетела над головой Офелии, упавшей на ступени дворцоваго крыльца...

    В общем наибольшее впечатление произвели сцены, разыгрывавшияся целиком на среднем плато, ближе всего к зрителям. Сцена с могильщиками и заключительная сцена с фехтованьем не оставляли желать лучшаго, эффект последней сцены усилило освещение, бывшее до тех пор слишком ярким и трезвым, тут же вступили в свои права прозрачныя летния сумерки и свет факелов в руках стражей, выстроенных по верху бастионной стены.

    Повторение спектакля на следующий день дало более цельное впечатление.
    Вечер выдался тихий, и каждое слово знаменитой трагедии доходило до слуха и души зрителей, а когда стемнело и зажглись факелы, настроение достигло своего апогея.

    Из артистов наибольшия похвалы датской печати стяжала Офелия—фру Бодиль Мольтке, постоянно играющая эту роль на сцене Копенгагенскаго Королевскаго театра. Но на высоте задачи оказался и остальной состав, также из артистов этого театра и постоянных исполнителей данных ролей.

        П. Ганзенъ.

     

     

    Еще по теме

     

     

    Категория: История искусства | Добавил: nik191 (06.10.2016)
    Просмотров: 46 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz