nik191 Пятница, 26.05.2017, 23:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1490]
История искусства [162]
История науки и техники [182]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История искусства

1914 год. Накануне. Художественные выставки. "Союз русских художников"


Наступил 2014 год. С точки зрения истории России, он знаменателен тем, что ровно 100 лет назад случился один из переломных моментов не только для нашей страны, но и для всего мира.
Решил попытаться сделать обзор всех сторон жизни в 1914 году. Чем жили люди, что их беспокоило, радовало, огорчало, вдохновляло. Сегодня первая часть моего обзора и посвящена она культурным событиям - изобразительным выставкам, проходившим в Москве в конце 1913 - начале 1914 г., т.е ровно 100 лет назад.
Материал построен на основе публикации обзора московских выставок, помещенном в №1-2 журнала "Аполлон" за 1914 год. Автор заметок 
критик Яков Тугенхольд:

 

 

 

 

 

Московские выставки.
 

Почти одновременно открылись в Москве три выставки: "Мир Искусства", "Союз" и "Передвижная"—целый смотр русскому искусству! К сожалению, далеко не все наши художники участвуют в нем (так, в "Мире Искусства" очень чувствительно отсутствие Рериха и Сомова), но все же, о этим 1214 экспонатам позволительно судить об общих достижениях русских художников, по крайней мере—художников старшаго поколения.

 

 

 

 

 



Архипов А. "Весенний праздник"


В "Союзе русских художников" возраст моложе—здесь середина жизни, золотая середина искусства, самоуверенность "найденных" путей. Конечно, я говорю об общем тоне выставки, а не об отдельных ее экспонентах. А этот общий тон задается "благоразумием" Переплетчикова, Виноградова, Жуковского, любимца публики. Впрочем, художников "Союза" можно разделить на две группы. У одних—перепевы передвижничества; лучшими из них являются Туржанский, с его снежно-серыми пейзажиками, и Архипов, достойный уважения за то, что он остался верен себе, но достиг несомненного мастерства в своих легких мазках; есть хорошая свежесть в его красных бабах ("Весенний праздник").

У других же—это русское "постничество" палитры уже преодолено европейскими лиловыми дымками, синеватыми тенями и даже (!) мазками по форме. Так пишет теперь и Переплетчиков, и С. Виноградов, и А. Васнецов, который применил рlеin аir к своему "Лету", хотя "Раннее утро в Кремле" (уж не потому ли, что это—XVII в.?) он выписал по старому, в скверной олеографической манере...


Особенно же культивирует синие тени, солнечные блики, лунные светы сам С. Жуковский, по-прежнему изображающий "поэзию" красной мебели и маленьких дворянских гнезд...

Впрочем, есть в "Союзе" и другой "ретроспективизм": образы старой провинции—Юона. Вот художник с большим чутьем нашей русской пестроты, но и в его работах—характерное для Союза полупутье. В его видах Углича — срединность между случайностью реализма и стилизацией лубка; так, в "Тройке" лошади и домики почти игрушечные, а люди и небо—настоящие.

 

 

 

 



К. Юон "Тройка в Угличе"


В этом году Юон особенно продуктивен, он дал 18 работ, в том числе эскизы для парижской постановки "Бориса Годунова".

 

 

 

 



Н.Крымов. К вечеру
 

Рядом с Юоном уже убежденным "стилистом" кажется Крымов, выставивший также много работ. В одних пейзажах он стремится к нарочной олеографичности, в других (с теплыми солнечными пятнами)—к "стилю" Куинджи (один из московских критиков спутал имена и написал, что Крымов наноминает Левитана!). Большим и весьма заметным на общем фоне "Союза" достоинством Крымова является его дар композиции, чувство масс; таков его величественный пейзаж "Перед грозой" с массивным нагромождением зеленой кущи и игрушечным стадом внизу. Есть у Крымова и умиленное чувство к кудрявым деревьям, но тем досаднее его нарочная зеленая монохромность, и тем более хочется видеть его живописцем.

Все большей чистоты красок ищет К. Коровин; его звучныя nаtures mortes ("Розы" и "Сирень") в этом смысле—шаг вперед.

 

 

 

 

 

 

К.Коровин.Натюрморт.Розы.




К.Коровин. Сирень


Но странно, чем больше у него красочности и чем меньше прежней серой прозрачности— тем менее индивидуально и цельно становится его творчество. Это бросается в глаза в его пейзажах, где насыщено и колоритно небо ("Крымский извозчик" и "Осень"), но мутна и белесовата земля: что-то растерянное и переходное чувствуется в этих крымских работах. Но, Боже мой, как много русского в его темпераментной растрепанности мазка, того русского, которое является одним из национальных тормозов в искусстве...

 

 



П.Петровичев. Дом
 

Но то, что еще извинительно у Коровина, несносно и манерно у Петровичева, который, по выражению кого то из публики, работает шлепками красок. Наоборот, Бродский разменивает свое лирическое чувство природы на скучно-детальную выписку мелочей. Чтобы покончить с пейзажистами, назову еще с изящным вкусом написанные "Облака" Г. М. Бобровского и "Парки" Делла-Вос-Кардовской.

 

 

 



Г. М. Бобровский. Пейзаж с грозовым облаком

 

Типичным "союзником" представляется на этот раз М. Н. Яковлев, заполнивший целую стену своими безвкусными цветами, или, вернее, целыми цветниками,—это не живописный ковер, ибо в них нет декоративного замысла, и не "настоящая" натура, ибо в них нет воздушной среды. Особенно неприятна фигурная композиция Яковлева "Вечер—домой", неожиданно сентиментальная по настроению, но режущая по краскам...

 

 

 

 

 

 



А. Я. Головин. Автопортрет

 

В области портрета несколько странное впечатление производит работа А. Я. Головина (портрет Миронова в костюме для лаун-тенниса), очень виртуозная, очень светская и очень не колористическая,—холодом веет от нее. Наоборот, Л. О. Пастернак обнаружил неожиданный уклон к красочной звучности и живописному "пятну". Но почему-то свою "новую" манеру он ограничивает обстановкой (портрет Цетлина и Высоцкого), а самые лица пишет по-старому. Зато никаких новшеств не хочет знать.
Одна из работ Коровина приобретена Третьяковской галереей.

 

 

 



С.Малютин. Портрет Нестерова


Малютин—и здесь, в "Союзе", есть четыре его портрета (пастели), написанные с теми же качествами, которыя я отметил на "Передвижной". Особенно хороши его портрет Нестерова (приобретен Третьяковской галереей)—в нем добросовестность "штудировки" достигает остроты какого-нибудь примитива. И невольно прощаешь Малютину его наивную беспечность по части красок—у него она не от безвкусия, но, поистине, от какой то наивной простоты... Его творчество действительно самобытно; этот москвич до всего доходит своим умом! Гораздо менее интересен другой московский "самобытник"—Суриков.

 

 

 

 

 

В. Суриков."Человек с больной рукой"
 

Правда, в его "Человеке с больной рукой" —приятная замкнутость черной и зеленовато-розовой гаммы, но нет былой суриковской отчетливости формы, нет былой уверенности в себе...

Однако, довольно отыскивать хорошее в среднем,—вот прекрасное в хорошем: скульптуры Коненкова, целых 13 работ. Вот скульптор, появление котораго так радостно на фоне нашей скудной русской пластики! Но Коненков—немного вундеркинд, буйный талант, которому сейчас море по колено, который легко играет и с мрамором (а много ли у нас умеющих так работать в мраморе?) и с деревом, и вот почему я не могу удержаться от одной предостерегающей оговорки. Не слишком ли много он экспериментирует, не слишком ли он плодовит?

 

 

 



С.Коненков. "Еруслан Лазаревич"
 

В разнообразии его экспонатов (мрамор, мореное дерево, раскрашенное дерево, архаическая голова, игрушечная трупа "Еруслан Лазаревич", реалистический торс)—много размаха, но ведь скульптура любит "однолюбов"... Вот почему в мраморных бюстах Коненкова красив общий рисунок, но недостаточно облюбована форма, а в его деревянном женском торсе слишком много мягкой пухлости, не соответствующей дереву: нельзя соединить нервность Родена с твердостью дерева. Неровен также и другой мраморный торс Коненкова: в спине есть настоящая скульптурная полнота формы, спереди есть и пустоты. В его лежащей женщине превосходна по своему рисунку рука—от плеча и до чувственнаго изящества пальцев. Зато попрежнему цельное и архаическое впечатление производят вырезанные из пня "Буслаевич"  "Кузьма Сирафонов" с широкой и гульливой улыбкой. В этих богатырских - весь Коненков, резчик-лесовик. Очень хорош также бюст "Гуака", да и все красиво у Коненкова: его место в Парижском Sаlоп d’Аutomпе. Но вот, за эту то скороспелую красоту и боишься, и хочется, чтобы еще и еще раз побывал он и в Греции, и в Египте!... Помимо Коненкова, есть в Союзе и работы Судьбинина и очень одаренной молодой скульпторши Н. Крандиевской (маска Пушкина и два бюста).*

 

 

 

 



Н. Крандиевская. Маска Пушкина
 

*Для полноты упомяну еще из экспонентов "Союза": Пырина (этюды лиц), Вульф ("Букет"), Гольдингер (портрет доктора), Линдеман (иллюстрации), Масютина (его гравюры приобретены Румянцовским музеем) и Ю. Репина, но последняго... чтобы другим не было повадно.


Еще по теме:

1914 год. Накануне. Художественные выставки. "Передвижная"
1914 год. Накануне. Художественные выставки. "Союз русских художников"

1914 год. Накануне. Художественные выставки. "Мир Искусства"

 

 

 

 

Категория: История искусства | Добавил: nik191 (10.01.2014)
Просмотров: 1355 | Теги: 1914 г., Выставки, Союз русских художников | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz