nik191 Суббота, 23.09.2017, 05:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [225]
Как это было [359]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [33]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [238]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1423]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [279]
Революция. 1917 год [319]
Украинизация [65]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Июль » 4 » В.М. Пуришкевич. Вперед!!! Под двухцветным флагом (Открытое письмо русскому обществу). Часть 4
04:50
В.М. Пуришкевич. Вперед!!! Под двухцветным флагом (Открытое письмо русскому обществу). Часть 4

 

Это открытое письмо Владимира Митрофановича Пуришкевича, известного политического и общественного деятеля начала ХХ века, лидера русских монархистов, основателя и главы партии Русский народный союз имени Михаила Архангела, очень наглядный пример того, как воспринимались первые итоги февральской революции в довольно значительной части русского общества уже по прошествии всего нескольких месяцев после ее свершения.

Текст письма по газете "Московские Ведомости", № 159, от 23 июля 1917 г.

 

Вперед!!!

Под двухцветным флагом

(Открытое письмо русскому обществу)

Часть 4.

 

„Делят ризы ее между собою и об одежде ее мечут жребий!
г. Керенский кричит: "Революция в опасностви!" а я вам говорю—гибнет наша Россия".

 

X.    

Среди профессия, способных к активному выступлению в России наших дней, в целях ее оздоровления, есть три профессии, прошлое коих может служить порукой успешности и плодотворности их работы, требующей большого риска, самопожертвования и проявления непреклонной, твердой воли.

Офицеры русской армии, врачи и инженеры,— вот те три силы, на которые при умелой организации каждой может рассчитывать родина, закрученная бурей анархии, как на три якоря спасения, и откуда должны выйти ее вожди оздоровления.

Не подлежит сомнению, что офицерский состав русской армии уже далеко не тот, каким он был в дни начала великой битвы народов. Потускнели боевые традиции многих славных полков; в офицерскую среду их проникли чужие и подчас не желательные элементы; дух товарищества и взаимного понимания ослабел, а частью даже исчез там, где, волею судьбы, оказались в полках люди различного миросозерцания, различных идеалов, а порою и чуждые идеалов вовсе.

Незаменимые потери и колоссальные жертвы, принесенные отечеству офицерским составом в эту войну в течение многих лет, оставят незаполненными места погибших во имя долга и лишь мраморные доски офицерских собраний будут молча говорить потомству, как служил родине в годину горя на поле брани несравненный русский офицер.

Но при всем том, офицер русской армии и в громадном, подавляющем числе не дал угасить в себе духа, связующего его с нашим несравненным боевым прошлым, и, как ни велико количество плевел, засоряющих сейчас офицерские кадры отдельных частей, этим плевелам не погубить русской армии даже в переживаемые нами дни неподдающегося описанию психоза.

Беспрерывно организуясь в целях отпора всему тому, что может привести к успокоению Россию, крайние революционные низы в целях парализовать возможные очаги противодействия намеченным ими задачам встречают криками „реакция, сторонники старого режима, защитники низверженного строя, герои контрреволюции", всякую попытку выступления, пока даже неорганизованного, со стороны тех, которые не хотят мириться с представлением о свободе, как о безудержном произволе черни, все сокрушающей на своем пути.

Офицерский состав русской армии, подвергшийся в дни революции несметным оскорблениям, унижениям и обидам не только со стороны революционной черни, но и со стороны тех, которые считали себя властью, не должен забывать жестоких уроков вчерашнего дня и обязан, отбросив вон всякие сентиментальные чувства, жить голосом рассудка, трезво смотреть на будущее, не допускать повторения событий прошлого и не давать убаюкивать себя сладкогласными напевами о братстве и единении с теми, которые, протягивая ему для пожатия правую руку, за спиною в левой держат против него камень.

Стоит всмотреться в характер состава двух офицерских съездов, имевших место в Петрограде и Могилеве, в особенности - первого, и собранных, как будто для дела тесной спайки между собою офицеров и солдат, взаимные отношения коих, расшатанные днями революции, должны были бы утвердиться на новых демократических началах, чтобы понять, каким ловким шагом являлись эти съезды в руках крайних левых элементов страны, пуще всего боящихся сейчас тесного сплочения офицерства и организованной его силы.

Съезды эти привели к результатам, как раз обратным тем, на которые рассчитывали лучшие военные люди в офицерских погонах. Офицеры попались в ловушку, ибо на съездах этих, до нельзя пестрых по своему составу, вырыта была глубокая пропасть советом рабочих депутатов между отдельными их группами в целях помешать во что бы то ни стало создание того тесного офицерского союза, который послужил бы основой дружного оздоровления русской армии, а параллельно с нею—и России.

Действительно, если бы от советов рабочих и солдатских депутатов на Петроградский и Могилевский съезды в подавляющем количестве явились бы настоящие солдаты, жившие в течение почти всего срока текущей войны в самом тесном союзе со своими офицерами, то не подлежит ни малейшему сомнению, что, во-первых, съезды не занялась бы вопросами общей политики в том широком масштабе, в каком эта политика стала предметом их обсуждения, а во-вторых, они бы,— выдвинув на очередь крупнейшие и наиболее острые вопросы хозяйственного и административного характера офицерского и солдатского быта, разрешили бы их в два дня и разъехались бы по своим частям в целях насаждения порядка в русских армиях на новых началах, выдвинутых жизнью в часы революции.

Но в том-то и дело, что заправилами советов рабочих и солдатских депутатов и делегатами от них на съезды являются люди, не имеющие ничего общего с подлинной жизнью и подлинными требованиями настоящего русского солдата, который сделал Россию не страной, не государством, а частью света!

Всмотритесь в духовный облик хотя бы некоторых из этих самозванных солдатских вождей!

Что общего имеет с русским солдатом какой-нибудь Роом, — помощник присяжного поверенного, являющийся истолкователем солдатских желаний на Рижском фронте?

Какое отношение к русскому солдату имеет Позерн, бывший земский статистики , выносящий от имени солдат резолюции и требования на Минском фронтовом съезде и подносящий хорошо придуманные в партийных с.-д. и с.-р.-ких собраниях политические программы к утверждению плохо разбирающейся в них солдатской массе, усвоившей себе, что свобода-синоним безудержного произвола и слепо подписывающей все ей подносимое после зажигательных митинговых речей на съездах в часы голосования тех же Позернов и Роомов.

Какое отношение к русскому солдату может иметь Рошаль — мальчишка, неврастеник, политический эмигрант, прибитый волнами революции к берегам Кронштадта, забравшийся там в исполнительный комитет Совета солдатских и рабочих депутатов и говорящий с русским правительством в Петрограде от имени этого Совета, как равная величина?

Что общего имеют все эти люди и десятки и сотни им подобных, говорящих и предъявляющих требования от имени русского солдата, с русским солдатом, который им необходим только как темное орудие для достижения их политических целей и осуществления их крайних политических программ.

Общего между ними нет ничего, кроме защитной формы, с той разницей и здесь, что солдат русский, рассматриваемый ими как революционное мясо, сидит в окопах, защищая родину, а все они, его самозванные вожди, истолкователи его желаний, для своих целей глубоко и безнадежно окопались в тылу и, не подставляя своей революционной шкуры ни вражеской пуле, ни вражескому штыку из-за животного чувства страха, жиреют на суточных всякого рода окладах, смотря по рангу ими занимаемых должностей — „генералов-от-революции".

Вот почему с первых же дней работы этих съездов стало до очевидности ясным, что результатов, в смысле объединения между собой не только офицерского и солдатского составов, но и всех собравшихся офицеров, они дать не могут.

Упирая на необходимость прочной спайки между собой всех чинов русской армии, Совет рабочих и солдатских депутатов, послав на эти съезды хорошо подготовленных своих агитаторов в военной форме, приложил крайние усилия к тому, чтобы это объединение не состоялось.

Агенты крайних социалистических партий России, уделив вопросам политического характера слишком большое место на этих съездах в ущерб вопросам организационным и административно-хозяйственным, добились раскола и деления на группы делегатов офицеров и в результате оказалось что съезды вместо сплочения всех представителей нашей армии между собою вырыли между ними глубокие, подчас непроходимые рвы и еще более принизили духовное состояние офицерских кадров, и без того угнетенных всякого рода солдатскими комитетами, усвоившими себе в полках неподобающую роль.

Съезды не закончились, а растаяли от времени вследствие безудержного потока ядовитого политического блудословия; офицеры разъехались по своим частям еще более разрозненными, чем прибыли на съезды, сыграв в руку, помимо своей воли, петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов, который, бросая вслух лозунги „армия должна быть единой, нельзя обособлять интересы командного состава от интересов воинских чинов, втихомолку упорно подготовляет стройную организацию русской армии без настоящих офицеров под своей эгидой, преследуя в гораздо большей степени цель поддержки своих требований и социалистических реформ хорошо духовно натасканной силой вооруженного политического кулака, чем задачу победить внешнего врага усилиями дисциплинированной и единой сверху до низу русской армии.    

Вот почему сейчас, когда так необходима быстрейшая организация возможно большего числа классов русского общества для борьбы с обнаглевшим хамом и для дачи твердого отпора его разрушительным вожделениям, нужно, чтобы подлинные офицеры русской армии, всех чинов, приступили бы в кратчайший срок к созданию чисто офицерского военного союза, не давая в них доступа провокаторским элементам, выдвигамым и вскармливаемым петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов.

Не подлежит ни малейшему сомнению, что одним фактом создания такого союза упрочивается авторитет и значение русского офицера как в армии, так и в России, будут поставлены в соответствующие границы всякого рода поползновения петр. Совета рабоч. и сол. д-ов говорить и действовать от лица армии, ибо налицо окажется организованная сила и помимо сего и прежде всего немедленно найдены будут исторически верные пути для восстановления тесных и прочных отношений между подлинным русским офицером и подлинным русским солдатом в духе требований, выдвинутых событиями времени и тех демократических принципов, на которых в будущем должно зиждиться процветание русской армии.

Но это нужно сделать в кратчайший срок, без замедлений, пока Совет раб. и солд. д-ов не раскассировал, пользуясь войной, в армии все в ней наиболее яркое и выдающееся. Только один казачий офицерский состав может смело оставаться в стороне от этого повелительно выдвигаемого событиями в России офицерского союза, ибо условия жизни казаков и быт славного русского казачества почти совершенно исключают возможность провокационной деятельности в его рядах антигосударственных сил, губящих сейчас Россию, и все казачество, от казака - солдата до казака-генерала, может и должно, не опасаясь раскола в своей среде, установить на общем своем кругу пути для борьбы с разрушителями России и приступить без замедления к выполнению своей исторической задачи ее спасения, как верный страж нашей в корне поколебленной государственной целости и расшатанной национальной мощи.

В меньшей степени, конечно, чем союз офицерский, могут помочь родине сейчас и выдвинуть из своей среды крупных активных деятелей для водворения в России порядка и защиты истинных в западном смысле понимаемых свобод от наскоков черни союзы врачей и инженеров на местах — этих людей наиболее либеральных профессий в России, всегда отличавшихся большой духовной самостоятельностью, широкой инициативой и в дни самого жестокого гнета бюрократического режима не обращавшихся в лакеев власти, а сохранивших за собою лицо граждан, слуг долга, не угашавших в себе духа и не укладывавшихся в прокрустово ложе чиновничьего формализма и его убогих заданий.

Война показала, что такое русский врач без всякого различия национальностей и вероисповеданий, она повела к росту авторитета его в народных массах и войсковых частях, где десятки и сотни тысяч раневых и изувеченных русских героев получили облегчение и возродились к жизни благодаря самоотверженности тех людей, которые сумели отдать не только свой труд, но и свою душу служению великому делу милосердия.

И вот сейчас, в дни русской разрухи, их призыв к порядку не может остаться гласом вопиющего в пустыне, ибо те, которые вверяли им свою жизнь и возвращались к ней их заботами, могут поверить их призыву ступить на путь духовного самооздоровления и, несомненно, на таковой вступят.

Если русский инженер всех рангов и всех положений не может пользоваться завидною популярностью русского врача (я говорю русского врача не в смысле национальности, а в смысл русского гражданина, ибо русский еврей-врач представляет в девяноста процентах пример, достойный самого большого подражания по своей отзывчивости и самоотверженному служению долгу) в силу некоторой засоренности этой профессии людьми недобросовестными и склонными к карьеризму, то, тем не менее, в громадном своем большинстве русские граждане, отдавшие себя этого рода труду представляют в отношении умственном, волевом и нравственном лучшую и наиболее энергичную часть русского общества, и солидарное их выступление в настоящее время в смысле защиты свободы и порядка в России могло бы родине нашей принести колоссальные плоды.

По характеру профессии человек инициативы, имеющий задачей вечно бороться и преодолевать препятствия, возникающие на пути его дела, инженер должен обладать и обладает тем запасом упорства и духовных сил, одно присутствие коих служит во всяком начинании залогом успешного окончания начатого.

Быть сильнее обстоятельств— вот девиз, без коего не могут приступать к своему делу люди техники, которые и достигают успехов только путем упорной и настойчивой борьбы.

И вот почему сейчас, когда все, что было государственного и благоразумного в России, под напором обстоятельств растерялось, заметалось и забилось по углам вследствие своей разрозненности и слабости своего духа, те, которые этой слабостью не отличаются, по характеру своей работы должны выдвинуться немедленно в первые ряды борцов, дабы не дать черни зарыть глубоко и надолго в недалеком будущем ту завоеванную народом свободу, корни которой должны покоиться на прочном уважении к понятиям "долг, право и порядок"...   

 

 

Еще по теме:

В.М. Пуришкевич. Вперед!!! Под двухцветным флагом (Открытое письмо русскому обществу). Часть 1

В.М. Пуришкевич. Вперед!!! Под двухцветным флагом (Открытое письмо русскому обществу). Часть 2

В.М. Пуришкевич. Вперед!!! Под двухцветным флагом (Открытое письмо русскому обществу). Часть 3

В.М. Пуришкевич. Вперед!!! Под двухцветным флагом (Открытое письмо русскому обществу). Часть 4

В.М. Пуришкевич. Вперед!!! Под двухцветным флагом (Открытое письмо русскому обществу). Часть 5

 

 

Категория: Политика и политики | Просмотров: 87 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., Пуришкевич, Письмо, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz