nik191 Воскресенье, 20.08.2017, 10:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [221]
Как это было [349]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [32]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [236]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1390]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [278]
Революция. 1917 год [265]
Украинизация [59]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Июль » 19 » Украинское движение. 20 июня (3 июля) 1917 г.
05:59
Украинское движение. 20 июня (3 июля) 1917 г.

По материалам периодической печати за июнь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

Украинская автономия

Провозглашенный украинской радой универсал есть акт величайшей важности не только потому, что он намечает принципы будущего устройства Украйны, но и потому, что он эти принципы непосредственно проводит в жизнь, не считаясь с мнением и настроением другой заинтересованной стороны—российского государства в его целом. В одном документе изложена и программа и тактика рады.

Какова же эта программа и какова тактика?

На первый вопрос как будто отвечает общее положение универсала:

Украйна должна быть автономна в местных делах и идти под руководством российского парламента в делах общероссийских. Это—принцип, давно признанный и теорией и практикой таких государств, как Соединенные Штаты, английские колонии и т. д. и по существу не вызывающий никаких возражений. Но, как и всякий отвлеченный принцип, он нисколько не уясняет тех конкретных форм, в которых он должен воплотиться. («Автономная Украйна, без указания того, где она географически начинается и кончается—это все равно, что указатель дороги, на котором ничего не написано).

Прежде всего, остается совершенно невыясненным, что такое та Украйна, которую собирается призвать к самостоятельному государственному бытию заседающая в Киеве, рада.

Чем определятся ее границы—исторической ли традицией, или степенью распространенности малороссийского языка, или, наконец, внутренней экономической связью тех или иных районов с хозяйственными центрами новообразуемого государства?

Где вообще географически начинается и где кончается та Украйна, о которой идет речь?

Если для финна или поляка, издавна ограниченных от России бытом, религией, языком, историей подобные вопросы не существуют, то для многих уроженцев Харьковской или Черниговской губерний они стоят чрезвычайно остро и порой неразрешимо. Универсал нисколько не облегчает их сомнений: это, быть может, единственный в истории пример, когда создается орган власти и конституция для государства неопределенного размера, неопределенных границ и с неопределенным составом населения.

Второй вопрос—не менее острый и жгучий—это вопрос о способах украинского самоопределения. Ведь те области, которые войдут в состав автономной Украйны тесно связаны с общероссийским экономическим бытом: малоземельных крестьян Полтавской, Киевской и Черниговской губ. придется удовлетворять за счет земельного фонда юго-восточной России и Сибири, российские фабрики и заводы не обойдутся без Донецкого угля и т. д.

Следовательно, ни земельная —ни промышленная политика Украйны не могут идти каким то своим, национально-украинским путем; они должны быть согласованы с экономическим переустройством всей России.

Но для рады это звучит совсем наоборот.

«Никто лучше наших селян не может знать, как надо хозяйничать на своей земле»,

«право распоряжаться ими, землями, должно принадлежать нам самим, украинскому собранию»,

заявляет универсал. На этом основании ход украинского законодательства рисуется членам рады так:

«Когда мы сделаем эту подготовительную организационную работу, мы созовем представителей всех народов земли украинской и создадим законы для нее, те законы, весь строй которых мы подготовили, и всероссийское Учредительное Собрание должно будет утвердить их своим законом».

«Законы», о которых говорит универсал, и в частности земельные законы—это очевидно не простые проекты, ибо никто не мыслит себе сейм, как простую подготовительную комиссию. Это настоящие законы, властные и непререкаемые. И роль российского парламента при обсуждении выразится лишь в том, что он должен будет беспрекословно поставить на них свой штемпель. Где же здесь единство экономической политики, необходимость которого, особенно при современных условиях, вряд ли будут отрицать даже крайние украинские патриоты.

Или Россия строит свое новое экономическое бытие силами всех входящих в нее народностей, и тогда земельные украинские законы, выработанные сеймом, могут быть только проектом, только пожеланием.
Или каждая национальность, даже каждая мало-мальски самобытная область творит свою жизнь по-своему, не сообразуясь с интересами целого,— и тогда украинские законы будут непререкаемыми заповедями, а украинский сейм—единственным полновластным хозяином малороссийской земли. Но тогда это будет не автономией, а отложением, отложение же неминуемо закончится разложением. Какой же из этих двух путей избирает рада?

Если ее программа говорит как-будто о сотрудничестве, то ее тактика обнаруживает нечто иное. Принятие решений, не дожидаясь санкции всероссийского Учредительного собрания, организация украинского войска, не считающаяся ни с военными, ни с общеполитическими соображениями, наконец, создание совершенно самостоятельного государственного аппарата и провозглашение собственной, украинской, податной системы (см. универсал),—все это свидетельствует о том, что украинские националисты желают провести свою программу независимо от остальной России.

Они идут против логики экономического развития, которое даже враждующие народности (как напр., в Австрии) связывает узами хозяйственного единства и, конечно, больше всего, тяжелее всего они грешат против лозунга социализма. Ибо социализм, вполне признавая право народов на самоопределение, никогда не призывал народы к хозяйственной и культурной изоляции.

Равным образом, отрицая право больших народов на порабощение малых народностей, социализм никогда не рекомендовал противоположного образа действий: порабощения малыми народностями больших народов. А ведь именно к такому насилию над волей всероссийской демократии, к отрицанию совместной революционно-демократической работы, к подмене классовой борьбы национальной враждой и сводится если не программа, то во всяком случае тактика украинской рады. И если Временное Правительство можно упрекнуть в ряде тактических промахов, то товарищей социалистов, руководящих радой, можно упрекнуть в смертном грехе: в полном отсутствии социалистического сознания, в полном забвении интернациональных целей социализма.    

(«Н. Ж.»).

 

Выступление солдат-украинцев против Центральной Рады

КИЕВ. (20 июня). По сообщению «Киевлянина», многолюдный митинг украинцев-воинов в Луцке вынес резолюцию, в которой, выражая полное доверие временному правительству и совету солдатских и рабоч. депутатов, заявляет протест против действий Центральной Рады, самозванно говорящей и действующей от имени целой Украйны.

«Мы, войсковые украинцы,—говорится в резолюции,—доверяем правительству довести нас до Учредительного Собрания, которое решит форму управления великой неделимой Российской республики, не желаем отделяться от великой Российской республики, призываем украинский народ выразить доверие российской демократии, а не идти на призыв Центральной Рады, составленной кучкой буржуев, кадетов и немецких приверженцев, желающих захватить власть и надеть на шею ярмо, и настаиваем на отдании приказа, исходящего от военного министра, о немедленной отправке на фронт украинских и не украинских свободных войск».


Протест против „рады"

КИЕВ, 20 июня. По сообщению Киевлянина, многолюдный митинг украинцев-воинов в Луцке вынес резолюцию, в которой, выражая полное доверие временному правительству, и сов. с. д., протестует против действий центральной „рады", самозванно говорящей и действующей от имени целой Украины.

 

К посылке правительственной комиссии в Украйну

20 июня на квартире князя Львова состоялось экстренное заседание вр. правительства.

На заседании был заслушан доклад киевского губернского комиссара Суковкина по вопросу об украинских делах. По заслушании доклада и кратких прений было постановлено командировать в Украйну особую правительственную комиссию для выяснения положения дел на местах.

В состав комиссии решено включить популярных общественных деятелей и представителей виднейших политических партий.

 

 

Национальные маршевые роты

Украинские вопрос, остро стоявший в Одессе в запасном полку, разрешился: сформированы национальные маршевые роты и батальоны украинские и молдавские. Полковые комитеты составлены пропорционально из обеих национальностей —молдавской и украинской. Комитеты разрешают возникающие национальные раздоры. Маршевые роты выступают по первому требованию, пополняя не только украинские, но также и всякие нуждающиеся корпуса. Польская, великорусская и еврейская полковые группы присоединились к принятому решению.

Из жизни Киевской губ.

Начальник киевской уездной милиции временного правительства сообщает уездному комиссару: аграрных беспорядков не замечается; требования рабочих улаживаются между работодателями и рабочими мирным путем; выдающихся случаев агитации против нового правительства и поставленных им властей не было; с уголовной преступностью приходится бороться, применяя даже действие оружия, так как большинство при задержаниях не желает подчиняться требованиям крестьян—предъявлять документы о личности и в большинстве случаев стараются оказывать вооруженное сопротивление.    

***

ПОЛТАВА. Полтавский комитет с.-д. и совет рабочих и солдатских депутатов приняли резолюцию об универсале. Приветствуют универсал, как революционный акт Украйны, требуют от демократии поддержки универсала.

***

КИЕВ. «Киевская Мысль» в статье «Узурпаторы власти» пишет: Итак, мы имеем перед собой два правительства; одно, вышедшее из отменных недр всенародной революция, другое—тайно рожденное центральной радой.

В закрытом заседании 15-го июня рада узурпировала права народов Украйны, стала на путь открытого разрыва с русской революцией. Новый акт рады создает государство в государстве. Ныне из компетенции российского временного правительства изъемлются все дела государственного характера, касающиеся Украйны и передаются в заведывание генеральному секретариату.

Что это,—политическая мистификация или начало утверждения самостоятельности? Газета требует ответа революционной демократии, с кем она: с правительством, поставленным революцией, или с правительством, поставленным неизвестными лицами рады?

 

 

Еще по теме:

Украинизация. 1917 год. Предисловие

............................................................................

Воззвание временного правительства к украинскому народу. События 16 июня 1917 г.

Украинское движение. „Универсал" и общество (июнь 1917 г)

Украинское движение. 18 июня (1 июля) 1917 г.

Украинское движение. 20 июня (3 июля) 1917 г.

Украинский вопрос. 21-25 июня 1917 г.

Украинский вопрос. 26-28 июня 1917 г.

 

 

Категория: Украинизация | Просмотров: 49 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., июнь, украина | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz