nik191 Вторник, 30.05.2017, 12:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [208]
Как это было [339]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [52]
Разное [12]
Политика и политики [25]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [231]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [177]
1-я мировая война [1299]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [274]
Революция. 1917 год [152]
Украинизация [18]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Апрель » 26 » Украинизация. К вопросу о местных автономиях (апрель 1917 г.)
07:16
Украинизация. К вопросу о местных автономиях (апрель 1917 г.)

По материалам периодической печати за апрель 1917 года.

Все даты по старому стилю.

 

 



В беседе с журналистами председатель совета министров кн. Львов, отметив благожелательное отношение временного правительства к культурно-национальному самоопределению различных народностей, в том числе и украинской, вместе с тем подчеркнул, что вопрос о местных автономиях может быть разрешен только учредительным собранием.

Точка зрения чисто государственная, единственно возможная, являвшаяся своего рода аксиомой.

Если бы ее искренно разделяли вожди украинского национального движения, программа их ближайшей деятельности совершенно ясна. Это—культурно-агитационная работа по уяснению народным массам смысла и объема чаемой автономии, ознакомление с действительным отношением населения к идее самостийной Украины, выяснение положения меньшинства других национальностей в пределах украинской автономии и пр., пр.

Одним словом, работа над углублением культурно-национального самоопределения, проповедь, но не действие, убеждение, но не решение, изыскание пути, но не прокладка уже рельс.
Слово претворится в реальный, жизненный факт только изъявлением учредительного собрания и тогда только может возникнуть автономная Украина.

***

В большинстве случаев культурно-национальное самоопределение у нас понимают только в формах автономии, упуская, очевидно, из виду, что для жизнеспособности автономий нужны особые условия.
В сложном государственном организме легче всего должны нарождаться автономии тех частей его, которые раньше имели самостоятельное политическое бытие и сохраняли свою народность. В таком положении у нас находится Польша, к выделению которой в отдельную единицу в ее этнографических границах не может естественно встретиться никаких препятствий.

Далее идут области, не создавшие собственной государственности, но представляющиеся совершенно отличными по своему культурному и этнографическому складу от остальных частей страны. В России такою областью является Финляндия, автономное устройство которой только что подтверждено временным правительством.

Гораздо труднее разрешить вопрос о таких единицах, которые равным образом не имели самостоятельной государственной жизни в течение продолжительного периода времени, по своему же этнографическому составу лишь несколько отличны от ядра государства, не отмежевываясь от него полною противоположностью культуры. В таких случаях особенно трудно установить границы этих автономий и именно в подобном положении находится прежде всего Украина.

Самостоятельное бытие Киевской Руси окончательно прекратилось в начале XV века; потом настал период литовско-польского господства, затем подчинение Москве.

Население Украины сохранило свои особенности, но они не настолько велики, чтобы положить резкую грань между Украиной, Великороссией и Белоруссией. Сохраняется несомненно единство племени, разветвленного на три части. И прежде всего остается в корне единство языка, понятного всем, владеющим одним из этих наречий. В этом наибольшее затруднение для разрешения вопроса о самостийной Украине.

Как определите ее границы где-нибудь в Курской или Воронежской губернии, где вливается могучая волна чисто великорусского населения, или в северной части Волынской губернии, населенной полещуками - белоруссами.

Ведь при развитии идеи федерации несомненно будет выставлено требование об автономии Белоруссии, охватывающей около четырех-пяти губерний. Она может не пожелать примкнуть ни к Украине, ни к центру, ни тем более к Литве.

Мысль о литовской автономии оживилась благодаря немецким начинаниям по образованию великого княжества Литовского. Это был политический маневр, который удался тем, что пустил корни; автономия же Литвы едва ли жизненная вещь, так как литовское племя несомненно и выродилось и не обладает достаточными внутренними силами и национальной энергией для самостоятельного существования.

Точно также едва ли могут быть признаны жизнеспособными мечтания об автономии Латвии и Эстляндии. И латыши и эсты безусловно трудолюбивы, настойчивы, но отсюда далеко до создания собственной, хотя и автономной государственности.

Но допустим, что все эти автономии— украинская, белорусская, литовская, латышская и эстляндская осуществятся. И тогда вместо штатов Российской республики получится какая-то русская государственная чересполосица, как при общинном землепользовании.

Достаточно взглянуть на карту и сейчас возникнут вопросы: а Бессарабия с ее разноплеменным населением? а Одесса, из которой остается сделать вольный город? а Крым? а все побережье Черного и Азовского морей? а вкрапленные везде сплошные поселения великорусской народности?

Создайте здесь федеративные штаты с уважением прав меньшинства!

Посмотрите на карту Северо-Американских штатов и вы увидите, какими прямыми линиями очерчены их границы. Это было возможно сделать потому, что штаты образовывались колонистами с полным уничтожением или, во всяком случае, без какого бы то ни было внимания к местному населению, т. е. индейцам. Не считаясь с ними, можно было проводить искусственные границы штатов по прямым линиям, а проведите эти линии в стране с перемешавшимся населением, отдельные ветви которого никогда не были в положении краснокожих индейцев, полежавших уничтожению, и вместо отчетливых границ получится именно чересполосица и чересполосица государственная.

А затем каково будет положение великорусского центра? Своею колонизацией он создал грандиозное государство, но те потоки людей, которые уходили от него по водным путям, в бесконечные равнины и леса, они ведь в свою очередь поддавались некоторому воздействию со стороны местных аборигенов, а еще более видоизменялись под  влиянием географических условий. Большая разница между вологодским и саратовским крестьянином, между сибиряком и владимирцем. Их разделяют совершенно иные условия хозяйственного быта и сложившиеся на этой почве понятия.

Ведь если заговорить об автономия Сибири, то почему же не устроить автономии, скажем, Приуралья, среднего и нижнего Поволжья, северных губерний, южного промышленного района, Московского центра и пр. пр.

Федеративная Россия завершается федеративным Кавказом. Очень приятно говорить об автономной великой Армении, об автономной Грузии, но в эти автономии острым клином входит мусульманский вопрос.

Вы помните в 1904—6 годах армяно-татарскую вражду, когда поочередно вырезались в Закавказье то армянские, то татарские селения, разбросанные вперемешку. Осуществите там автономию. Примирите грузин с армянами, осевшими в Грузии. Создайте автономию понятную для чеченского, кабардинского и иных, сидящих в горных аулах народов. Перед этими задачами начинают задумывайся на Кавказе даже те, кто недавно только и мечтали об автономиях. Но то были мечты, а теперь наступила возможность делового осуществления теорий, оказавшегося почти невозможным.

Указывая на трудности создания большинства чаемых автономий, мы хотим сказать только одно.
Стремление к культурно-национальному самоопределению вполне естественно для всякой народности и отнюдь не следует ему препятствовать, но задача эта осуществима безусловно и без автономии, а при условии создания широкого самоуправления, отвечающего местным, краевым особенностям. Тогда будет обеспечена, прежде всего, свобода употребления всяких языков и наречий, им предоставится возможность всестороннего развития и совершенствования; отольются в более рельефные формы местныя особенности, и лишь тогда, как следующая ступень за самоуправлением, придет автономия, к которой все будут подготовлены—и те, кто ее получит, и остальная часть государства. Не будет ничего неожиданного и грозящего государственным крахом.

Нельзя же начать кромсать чересполосные скороспелые автономии в надежде, что если в нашей земле не было порядка, когда она была велика и обильна, то этот порядок явится, когда земля станет и не великой и не обильной.

II

Говоря о местных автономиях, мы стремились обосновать два положения. Первое—впредь до решения учредительного собрания отнюдь не могут быть осуществляемы в жизни новые автономии. Второе для культурно- национального самоопределения автономия не является единственною возможною формой местного устройства; эта задача может быть осуществлена и в рамках широкого местного самоуправления.
Но есть еще одно условие, без которого развитие автономного начала неразрывно связано с разложением государства; необходимо, чтобы в автономных ее частях существовало уважение к государственному целому, сознавалась потребность его сохранения, жила идея великодержавия всей страны.

Будут ли предполагаемые автономные части нашего государства также охранить великодержавие России?
Увы! многое заставляет в этом сомневаться...

Ту работу по созданию Российской империи, которую главным образом, выполнил великорусский центр, теперь нередко желают представить в виде какой-то захватной политики династии Романовых. Взгляд по меньшей мере наивный. История в достаточной степени доказала всю непрочность государственных организмов, созданных на завоевательном принципе. Там весь успех зависит от талантов одного человека; умирает он и постепенно разрушается наспех сооруженное здание. У нас же веками менялись на престоле носители власти, а расширение территории государства шло непрерывно. Так катится лавина, неудержимо и безостановочно, пока не дойдет до своего продела. Природа, создав безбрежную российскую    равнину,    тем самым предопределила образование великого государства.    

Исторические обстоятельства выдвинули в роли созидателей этого государства Московский центр, а не Литву и Польшу и не Украину.

К условиям географическим и этнографическим, понятно, присоединялись идеалистические порывы, династические и завоевательные стремления, во первых было несомненно неизмеримо больше, и основывались они преимущественно на религиозном принципе. Все православное имело право на защиту и покровительство России.

И теперь, когда некоторые фанатики идеи самостийной Украины чуть ли не мечтают об изгнании из ее пределов всех «кацапов», позволительно спросить, во что превратилась бы эта Украина без московской помощи?

Не ожидало ли ее превращение в сплошное Дикое поле? Можно возмущаться постепенным уничтожением казачьих привилегий, но нельзя не отметить, что только благодаря политике Екатерины II Украина впервые познала мирную жизнь и получила возможность спокойно заселять степи Новороссии.

А всякие грузинские и армянские сепаратисты... Теперь они возмущаются политикой кн. Голицына и переносят свою ненависть на всю российскую государственность, но они забыли то время, когда Грузия стонала под игом персидских полчищ, а армянское население жило под постоянной угрозой налета дикой орды курдов. Неужели возможность существовать безопасно, пользоваться гражданскими правами, достигнутая и обеспеченная потоками крови русских солдат, могла породить только недоброжелательство к России.

На эту тему можно писать бесконечно, но ведь истина очевидна. И она говорит одно:

русский народ никогда не был народом угнетателем и завоевателем; повинуясь исторической необходимости, он создавал российское государство, часто жертвуя собою во имя других, безропотно умирая за чужую свободу. Была нередко ошибочная правительственная политика, но теперь нельзя мстить за нее всему народу и нельзя посягать на разрушение великодержавной России.

Это русский народ не простит никому, а вселите в него веру, что все автономии не подточат здания российской государственности, что всем дорога великая Россия, что все сознают себя ее сынами; вселите эту веру, исповедуйте ее на деле - и тогда в великодержавной России не опасны никакие местные автономии.

Ник. Я.

 

 

Еще по теме:

Украинизация. 1917 год. Предисловие

............................................................................

Украинизация. Фронтовой украинский съезд (6 апреля 1917 г.)

Украинизация. Завершение фронтового украинского съезда (7 апреля 1917 г.) и его резолюции

Украинизация. Украинский съезд (5-7 апреля 1917 г.)

К вопросу о «самостийности Украины» и «Украинский язык»

Украинизация. К вопросу о местных автономиях (апрель 1917 г.)

Украинизация. События второй половины апреля 1917 года

 

 

Категория: Украинизация | Просмотров: 72 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., украинизация, апрель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz