nik191 Воскресенье, 20.01.2019, 12:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [349]
Как это было [422]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [71]
Разное [18]
Политика и политики [98]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [296]
Полезные советы от наших прапрабабушек [234]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1569]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [718]
Украинизация [326]
Гражданская война [294]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [102]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Январь » 2 » Трехсотлетний юбилей Войска Донского (часть 3)
05:13
Трехсотлетний юбилей Войска Донского (часть 3)

Трехсотлетний юбилей казачьего Донского Войска.

Молебствие перед парадом в Новочеркасске

 

 

Из Новочеркасска

 

(Корреспонденция «Всемирной Иллюстрации»)

 

III. Трехсотлетний юбилей Войска Донского 

 

 

В нынешнем году, 3 января, минуло триста лет с того времени, как Иван Грозный прислал с дворянином Новосильцевым донским казакам первую грамоту. С этого времени Войско Донское ведет свое начало, хотя, конечно, поселения удальцов-казаков на Дону возникли гораздо раньше. В эти триста лет Войско покрыло себя неувядаемой боевой славой: имя донских казаков известно всей Европе, и их подвигами справедливо гордится каждый русский человек.

Но вместе с тем нет, кажется, в России другого такого уголка—если только уголком можно назвать область в 15 миллионов десятин,—который был бы так мало известен нам, живущим в России, как Дон.

Обыкновенно о Войске Донском говорят в России, как о благословенной стране, в которой текут реки «меду и млека», в которой за алтын можно купить упитанного тельца, а за рубль—корову, и в которой, рядом с этим изобилием и дешевизной, существует, если не варварство, то, по крайней мере, крайнее невежество. Оба эти мнения совершенно ложны. Спору нет, что экономическое положение казаков не имеет ничего подобного в России, потому что каждый казак — собственник, имеющий в своем распоряжении не менее 30 десятин земли, каждый офицер—помещик, имеющий 200 десятин, штаб-офицер—400, а генерал— крупный землевладелец, имеющий 1,600 десятин; но условия военного быта таковы, что заняться порядком хозяйством не всякий сможет, потому что каждый казак обязан в продолжение известного времени нести сперва полевую службу, а затем внутри Войска.

Эти периодические отлучки из дому, расходы по снаряжению в походы, конечно, расстраивают сильно хозяйство казаков и не могут не отзываться вообще на благосостоянии края. Поэтому, того богатства, которое могло бы здесь быть при других условиях, не существует. Здесь нет окончательно бедных — вот и только. Той же дешевизны жизни, о которой нам приходилось слышать в Петербурге, мы не нашли. Достаточно сказать, что «млека» достать здесь трудно, а масло получается, при посредстве Ростова, из Сибири, так что самая дешевая цена—28 к. за фунт, а нынешней весной, задолго до съезда к юбилею, цена масла поднялась до 45 и 50 коп. за фунт. Даже мясо мало дешевле петербургского, хотя скот идет в Россию отсюда.

Что же касается варварства и невежества, то мы можем сказать, что той забитости люда, какая встречается во многих местах России, не существует на Дону, чему способствовали свободные учреждения, постоянные походы во все концы России— редкий казак не побывал и в Польше, и в Новороссийском крае, и в Финляндии, и на Кавказе, и в Петербурге, не говоря уже о внутренних губерниях, так что жизнь дома он называет «льготой» и «побывкой»,—и наконец большое количество училищ. На миллионное, с небольшим лишком, население, кроме 2-х мужских гимназий, института и гимназии женских, духовной семинарии, школы донских урядников, существует 700 народных казачьих училищ. Цифра почтенная! По вычислению, сделанному в 1869 году, на содержание этих училищ приходится на каждую душу по 20 коп. сер. Ни одна губерния по этому предмету не находится в таких благоприятных отношениях, как Войско Донское. Вследствие этих-то причин, даже простые казаки, по внешности, по крайней мере, гораздо цивилизованнее, сметливее, расторопнее, нежели население любой русской губернии.

Мы не намерены говорить здесь об особенностях жизни и быта казаков, но позволим себе сказать несколько слов о войсковом центре, городе Новочеркаске и вместе единственном городе Войска.

 

Общий вид города Новочеркасска

 

Общее впечатление город производит хорошее. Мы имели возможность видеть его и в обыкновенное время, когда жизнь в нем имела характер будничный, и в дни торжества, когда со всех концов Войска и из соседних, не донских городов явились депутаты и любопытные. В обыкновенное время город имеет вид сонный, оживление бывает по утрам, да вечером; после же полудня буквально никого не встретишь на улицах,— все спит, отдыхая от канцелярских трудов, так как город не имеет никакого другого значения, кроме административного. Новочеркасск—город присутственных мест, да учебных заведений.

Торгового значения он не может иметь уже потому, что он находится в 20 верстах от главной артерии Войска— реки Дона, по которой доставляют разный хлеб из Воронежской губернии и верховых станиц, и лес с Волги. Эту изолированность нисколько не ослабляют ни речки Аксай с Тузловым, протекающие у Новочеркасска, ни Грушевско-Ростовская, ныне превращающаяся в Воронежско-Ростовскую, железная дорога.

Аксай—мелок и только во время весеннего разлива он служит для сплава небольшого количества леса и то для собственного обихода города, а по железной дороге привозят в Ростов антрацит, оставляя Новочеркасску только самое небольшое количество. Даже когда соединят Ростов с Воронежем и тогда Новочеркасск не будет иметь никакого торгового значения: он только потребитель, но сам ничего не производит.

Хуже места для постройки города нельзя было выбрать. Известно, что Новочеркасск существует только с 1806 года и построен по мысли графа Платова, а до этого времени столицей Дона был Старочеркасск, называемый в народе просто «старым городом». Предлогом для перенесения администрации края были весенние разливы Дона, затопляющие не только всю местность вокруг Старочеркасска, но даже его улицы, так что жители ездят по улицам в лодках. Сознавая, однако, что положение Новочеркасска, вдали от большой реки, на лысой, обновленной горе, не может способствовать его процветанию, граф Платов думал провести от Дона к Новочеркасску канал и уже начались было работы, но потом мысль о канале была оставлена, потому что канал, требуя больших затрат, не имел бы никакого значения. Впоследствии хотели было административным центром сделать Аксайскую станицу, потом нынешнюю Гниловатую, но дело это не устроилось. Таким образом Новочеркасск возник искусственно и этим объясняется та тишь да гладь, которая господствует в нем в обыкновенное время.

Недавнее возникновение города обусловливает и его внешний вид: улицы широки, дома стоят друг от друга далеко, дворы громадные, а пустыри встречаются даже в центре города. Самые многолюдные улицы: проспекты Платовский и Ермака и в особенности Московская улица. На Платовском проспекте, который будет шире Невского, находятся лучшие здания города.

 

Новочеркасск: площадь и дом атамана

 

На площади у Платовского проспекта стоит атаманский дворец, — здание небольшое, некрасивое, имеющее какой-то казарменный вид, — построенный бывшим атаманом Хомутовым, который, заметить нужно, сделал много для украшения города. Пред дворцом, на площади, воздвигнут, вылитый из бронзы, памятник графу Платову, с надписью:

«Атаману графу Платову за военные подвиги с 1770 года по 1816 год Признательные Донцы».

Сзади дворца находится городской сад, единственное убежище в страшные жары, которые здесь бывают даже в конце апреля. Сад этот служит прекрасным памятником Хомутову: он его создал, украсил и лелеял. Сколько нужно было употребить средств и усилий, чтобы устроить сад на глине и раковистом известняке! Землю брали за несколько верст от города, для каждого деревца копали предварительно огромную яму, насыпали чернозему и уже потом его сажали.

Для украшения сада насыпали целые горки (с самой высокой открывается великолепный вид на так называемое «займище», т. е, место, заливаемое весной водой, виден Старочеркасск, станицы Бесергеневская, Грушевская, а в ясную погоду Маныгская, лежащая на левой стороне Дона и его притоке Маныге), из антрацита сложены триумфальные ворота, искусственные горки соединены мостиками, в других местах устроены гроты и т. д. Многое пришло уже в ветхость, деревья чахнут, очевидно, потребив все питательные соки того небольшого количества хорошей земли, которую они имели в своем распоряжении, хотя, в последнее время, в орошении недостатка нет, так как в саду устроено два фонтана и есть небольшие пруды.

По Платовскому же проспекту, по обе стороны дворца находятся два каменные корпуса лавок (красные ряды), далее большое здание войсковых присутственных мест, а еще далее строящийся много лет и еще недостроенный собор. Уже было довели постройку до конца, но, в одно прекрасное утро, колокольня и часть церкви рухнули; стали строить вновь, вновь построили и колокольню, и церковь, но, по воле судеб, все это вновь рушилось.

Следствие нашло, что и кирпич был хорош, и цемент приличного качества, но поспешили-де постройкой. Народная молва, заподозревая доброкачественность и того, и другого материала, прибавляет, что собор не стоит потому, что под ним находится могила графа Платова. И вот стоит этот несчастный собор и служит памятником добродетели архитекторов. Слышно даже, что его думают разобрать и построить на другом месте. Интересно знать, составлена ли уже смета на разборку собора и во сколько она обойдется, когда-то богатой, а теперь увы! с постоянными дефицитами, войсковой казне?

От собора, вниз к вокзалу железной дороги, и вверх к Троицкой церкви, идет широкий проспект Ермака, по средине которого проведен при атамане Потапове бульвар, обсаженный «густолиственными» белыми акациями, так легко принимающимися на этой почве и издающими такой сильный и действующий на нервы непривычного жителя севера запах.

 

Зала присутственных мест Земли войска Донского

 

Из других общественных зданий можно упомянуть о театре,—хоть разве только для того, чтобы сказать, что жители Новочеркасска не лишены и этого удовольствия, потому что здание театра ни в каком отношении не заслуживает внимания,—о доме дворянского собрания, здании очень приличном и где зимой помещается клуб, да о многотрубном здании женского института, построенном внизу, да еще в яме, и к тому же закрытом бассейном водопровода, — вероятно, мысль поставить пред фасадом женского института бассейн явилась в видах того, чтобы закрытое заведение еще больше закрыть. Из частных домов упоминания не заслуживает ни один.

В заключение этого перечисления зданий можно сказать, что город вообще имеет вид опрятный, чему преимущественно способствуют ветры буйные, дующие попеременно, то с северо-востока, то с юго-запада почти круглый год. Конечно, последнее обстоятельство, в особенности быстрые переходы от жары к холоду, так как кругом Черкасска расстилается степь широкая, разрушительно действует на здоровье: многие страдают грудными болезнями, и весной, во время разлива, свирепствуют лихорадки, горячки и т. д.

Таким образом, хорошим климатом Черкасск не может похвалиться и потому многие уезжают летом на воды на Кавказ, в Крым, за границу, другие же живут весной и летом в усадьбах и занимаются хозяйством. Самое лучшее время, это осень, месяцы сентябрь и октябрь—пора виноградная, который, кстати сказать, продается здесь по 3 и по 2 к. за фунт. Зимы бывают суровые, с метелями и вьюгами, так что случаи замерзания в степи довольно часты. В предупреждение подобных явлений в церквах звонят в колокола; нередко даже—почты не отправляются по несколько дней, именно вследствие метелей.

Скажем в заключение несколько слов о так называемой общественной жизни. Общество Новочеркасское состоит преимущественно из чиновного, служилого люда и распадается на две не ровных части: из иногородных и так называемых «донских». Иногородных немного; они служат при штабе атамана, по акцизному управлению, в учебных заведениях и несколько прикомандировано к другим разным ведомствам. Живут они особняком и донские относятся к ним если не враждебно, то не всегда сочувственно, называя их «перелетными птицами».

 

Калмыцкий хурул

 

Не смотря, однако, на то, что иногородних так немного, но и между собой они не очень-то дружны, постоянно жалуются на скуку, на недостаток общества и пользуются всякой возможностью, чтоб перебраться в «Россию». Коренные обыватели между собою живут, конечно, дружнее, чему способствуют и родственные отношения, так как здесь все родня друг другу. При всем том и они распадаются на многочисленные кружки, пожалуй, даже партии: есть, например, партия аристократическая, которую составляют или потомки донских атаманов или крупные землевладельцы, есть партия консервативная, стоящая за status quo, прежние порядки и, как обыкновенно бывает, взирающая со страхом на всякие нововведения, есть партия консервативно-либеральная, сочувствующая всем реформам нынешнего царствования, но требующая, чтобы при реформах приняты были во внимание особенности донского быта, и, главное, чтобы удержаны были вековые прерогативы Войска и его главное назначение. Партии эти состоят преимущественно из местной интеллигенции.

 

Типы калмыков земли войска Донского

 

Заметим, кстати, что мы не встречали здесь особенной запальчивости или нетерпимости: спокойствие, такт и даже политический смысл составляют характеристическую черту большинства названных нами кружков. Есть, наконец, и здесь люди, совершенно равнодушные к делам общим, или вменяющие себе в особенную заслугу не иметь своего мнения, или же меняющие его с каждой переменой начальства. Но вообще большинство населения принимает к сердцу дела общественные, и здесь не встретишь того индифферентизма, с каким относятся к делам краевым в губерниях, где народ собирается со всех концов России.

Центром, вокруг которого все группируется, служит клуб. Сюда приходят не только для игры в карты или чтения газет, но и затем, чтоб послушать, что делается на Божием свете. Женская половина, сказать правду, особенных достоинств не имеет—сплетни, вот ее сфера; но что поразительно, это пристрастие ее к картам—всюду карты, карты и карты.

Танцевальные вечера, называемые здесь пикниками, бывают довольно часто: зимой в доме дворянского собрания, а летом в саду, в летнем помещении клуба. Молодежь веселится от души. Но в последнее время все жалуются на укореняющуюся страсть к нарядам, так что люди состоятельные уже не довольствуются местными модистками и выписывают наряды из Петербурга, Варшавы и, даже, Парижа. В саду несколько раз в неделю играет войсковой оркестр или хор атаманского полка и гуляющих по вечерам бывает много. Замечательно, что все это толчется по главной аллее и гулять по боковым считается даже неприличным. Что город, то норов!


Новочеркасск.

 

Всемирная иллюстрация. № 79 (4 июля) - с. 465-480.

 


Илюминация Александровского сада в г. Новочеркаске в день трехсотлетнего юбилея Донского войска

 

Еще за несколько дней до 21-го мая (дня, назначенного для празднования юбилея) Новочеркасск стал наполняться приезжающими, депутатами от станиц и войсками.

В городе была заметна особенная суетливость, играла музыка, производились каждый день репетиции. Все говорили о громадных затратах по устройству праздника, и, конечно, увеличивали цену до невозможности; говорили, что простая деревянная беседка, против театра, стоит 10 т. руб. сер., что иллюминация сада 30, и что будет сожжен необыкновенный фейерверк с 10 т. ракет.

Во многих местах города собирались постоянно толпы наезжего народа, любопытно рассматривавшего декорации домов, увешанных станичными знаменами; в особенности Александровский сад сделался предметом жадного любопытства приезжих станичников, и, точно, в Новочеркасске, как степном городе, лишенном растительности, Александровский сад во всяком возбуждает живой интерес и благодарность к его устроителю, покойному атаману Хомутову; сад этот имеет в длину 400 сажень—по одной прямой аллее—и несколько боковых аллей с искривленными дорожками,—с курганами, на которых стоят древнейшие каменные изваяния, собранные Хомутовым с степных донских курганов; для орошения сада устроены 2 пруда, 2 фонтана и проведены трубы.

Огромные суммы, затраченные на устройство сада, вполне окупаются тем удобством, которое испытывается новочеркасской публикой во всякое время года—имеющей в этом саду прекрасное тенистое гулянье.

В этом же году распорядители юбилеем праздника предположили сделать декоративную иллюминацию на 21-е мая. Был вызван из Таганрога талантливый архитектор Трусов, из Петербурга выписаны 2 художника донцы,—пансионеры войска при академии художеств. Восторг, который овладел всеми участвовавшими при приготовляемом торжестве, был так силен, что вызвал несколько патриотических стихотворений—и даже один почтенный чиновник (г. Дудоркин) написал самоучкой огромную картину, изображающую Ермака в апофеозе его славы.

Архитектор Трусов, осматривая сад, остановился на счастливой мысли устроить во всех промежутках между деревьями арки, и на этих арках повесить щитки, с надписью знаменитых подвигов донских казаков. Промежутков оказалось 200,— и этого огромного числа было мало для помещения царских грамот и всех геройских подвигов донского войска; арки эти расположены были по главной аллее, с конца коей, с одной стороны, изображен был древний казачий герб «Голый казак на бочке» в арматуре из оружия и знамен 1570 г., а на противоположном конце восходящее солнце в лучах, с надписью 1870 г. В боковых аллеях была помещена модель Иркутского памятника Ермаку и огромная картина пансионера войска—Кузнецова, изображающая Ермака и его дружину после покорения Искера; на одном из курганов была помещена Азовская крепость, как символ 2-х вековой вражды казаков с татарами, —как боевая школа, закрепившая казачество на берегах Дона; на другом кургане была помещена казачья вышка, наглядно и живо напоминавшая современному донскому поколению кавказский бой, Грузию и персидскую границу. В некоторых местах были расставлены певцы и музыка.

 

Иллюминация в Новочеркасске 21 мая 1870 г.

 

В 8 часов стала зажигаться иллюминация, а в 9 начался фейерверк, изображавший штурм Азова— при приветствиях 40,000 зрителей и неумолкаемом ура! В это же время на главной алее показался Государь Наследник с супругой, в сопровождении блестящей свиты — и депутатов всех казачьих войск (в свите этой было до 30 генералов). В этой же свите указывали на молодого офицера, который, в звании урядника, накануне этого дня держал новопожалованное знамя и был Государем Наследником произведен в офицеры. В этой же свите виднелся и калмыцкий Лама, в своем венце, похожем на папскую тиару, и также, как папа, считающий себя непогрешимым.

Архитектор, художники и живописцы, участвовавшие в работах, все получили подарки от Государыни Цесаревны. Рисунок наш изображает тот момент, когда Государь Наследник вышел гулять, а с крепости Азова началась канонада—римскими свечами.

 

Всемирная иллюстрация. № 81 (18 июля) - с. 497-512.

 

 

Еще по теме:

Трехсотлетний юбилей Войска Донского (часть 1)

Трехсотлетний юбилей Войска Донского (часть 2)

Трехсотлетний юбилей Войска Донского (часть 3)

 

 

 

Категория: Тихий Дон | Просмотров: 43 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Январь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Block title


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz