nik191 Пятница, 17.11.2017, 20:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [234]
Как это было [369]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [239]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1479]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [284]
Революция. 1917 год [426]
Украинизация [72]
Гражданская война [0]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Август » 27 » Травля ген. Корнилова (август 1917 г.)
06:10
Травля ген. Корнилова (август 1917 г.)

По материалам периодической печати за август 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 


ТЕЛЕГРАММЫ


Телеграмма начальника франц. генерального штаба генералу Корнилову.

„Я особенно приветствую ваше назначение на пост верховного вождя русских войск и приношу вам свое поздравление. Необыкновенный подъем и энергия, проявленные вами во время этой войны, дают нам уверенность в том, что вы будете командовать вашими армиями с такой решимостью, что создадите из них непреодолимую преграду для неприятеля и сумеете увлечь их в решительное наступление, которое явится прелюдией окончательной победы".

 

Беседа с Верховным Главнокомандующим

В ночь на 4 августа за несколько часов до отъезда в ставку Верховный Главнокомандующий принял для собеседования представителей печати.

— Вы хотите знать, сказал генерал Корнилов о состоянии нашей армии. На это определенно могу сказать вам, что боеспособность действующей армии может быть восстановлена только радикальными мерами; но воссоздание былой боевой мощи армии возможно лишь при условии неотложного и самого энергичного проведения этих мер в жизнь.

Мною предложен Временному Правительству целый ряд таких рациональных и, по моему мнению, необходимых мер. К сожалению в данное время, я не могу сказать вам, в чем именно они заключаются. Думаю, что на днях Временное Правительство опубликует их.

Уже теперь устойчивость армии заметно возрастает, и работа по восстановлению должной боеспособности ее предстоит крайне трудная. Успешность же ее зависит исключительно, как я уже сказал выше, от неотложного и самого решительного осуществления разработанных и признанных мною необходимых мероприятий.

Серьезность и катастрофичность переживаемого армией момента не допускает никаких бесполезных разговоров, ибо они только задержат и отдалят проведение в жизнь моих требований.

Об общем положении на нашем фронте могу не в многих словах сказать следующее:

На юго-западном фронте положение армии окрепло.

На Румынском фронте надо ожидать в скором времени больших боев.

На Северном же фронте противник по всем известным мне данным намерен использовать упадок боеспособности нашей армии и сделать нажим.

Если союзники перейдут в наступление то дадут нам возможность окрепнуть.

На западном фронте спокойно.

Затем на предложенный вопрос, возможна ли зимняя кампания, Верховный Главнокомандующий ответил лаконически: „Видимо".

Что касается войсковых организаций, то относительно их генерал Корнилов сказал, что назначение войсковых организаций—я признаю по идее полезной, но для того, чтобы они действительно могли быть полезны, необходимо реформировать их коренным образом.

 

Травля ген. Корнилова

СТАВКА. (7 августа). Определенная часть прессы начала беззастенчивую травлю главнокомандующего генерала Корнилова.

Безответственные люди и враги родины, не только растлившие армию, но доведшие до гибели всю страну, ныне вновь подняли голову, прикрываются принципами и желают добить армию накануне грозящего ей нового тяжелого испытания. Вступившая на путь освященного войсками во всех странах порядка, армия вновь критикуется на всех перекрестках людьми, для которых неприятны и недороги ни ее интересы, ни интересы отечества.

С глубокой грустью указывая на это, главный комитет союза офицеров армии и флота в тяжелую годину бедствий все свои надежды на грядущий порядок возлагает на любимого вождя генерала Корнилова. Мы призываем всех честных людей и все русское офицерство беззамедлительно высказывать ему свое полное доверие, подтвердив, что его честная, твердая, испытанная во многих боях рука, его имя и пролитая кровь за родину являются, может быть, последним лучом надежды на светлое будущее России. Мы не допускаем возможности вмешательства в его утвержденные правительством действия каких бы то ни было лиц или учреждений и готовы всемерно его поддерживать в его законных требованиях.

Главный комитет союза офицеров.

 

Недопустимые приемы

Большевистские вызовы, приемы большевистской партийности и борьбы большинство граждан и общественных организаций осуждает. И, однако, сами осуждающие, защищающие культурность, свободу и правопорядок, постепенно и незаметно втягиваются в отравленную атмосферу большевизма — подрывают авторитет власти, врываются в ее компетенцию, предъявляют ей категорические, незакономерные требования и позволяют угрожать силой осуществить свои требования.

Чем это отличается от большевизма?

К таким непозволительным, противообщественным приемам прибегли недавние защитники власти и государственного порядка.

В печати был пущен недавно непроверенный слух о предстоящей отставке верховного главнокомандующего генерала Корнилова, якобы в чем-то провинившегося.

Не разобрав дела, не расследовав, не проверив слуха, Союз георгиевских кавалеров в ставке 8 августа послал на имя А. Ф. Керенскаго следующее постановление:

«Обсудив резолюцию совета казачьих войск от 3 августа, конференция съезда георгиевских кавалеров единогласно постановила всецело присоединиться к резолюции и твердо заявить временному правительству, что, если оно допустит восторжествовать клевете, и генерал Корнилов будет смещен, союз георгиевских кавалеров немедленно кликнет клич всем георгиевским кавалерам о выступлении совместно с казачеством».

Разве это не большевистский тон,— ставить власти ультиматум и угрожать ей вооруженной силой?

Георгиевские кавалеры угрожают «боевым кличем», если временное правительство не согласится с их точкой зрения,—пишут в эс-эровском «Деле Народа».—Но, по существу, их резолюция уже является «боевым кличем» против правительства и демократии.

Ратуя за «твердую власть», они сами же поднимают против нее знамя восстания, идя теми же путями, против которых еще недавно так ожесточенно боролись.

Более решительно и достойно ответил забывшимся кавалерам «День»: Тоном наглым и вызывающим позволяет себе разговаривать с властью революционной России всякий, кому не лень. Тоном наглым и вызывающим заговорил с временным правительством союз георгиевских кавалеров.

Временное правительство обязано самым решительным образом поставить союз кавалеров на место. Генерал Корнилов, как главнокомандующий, обязан защитить временное правительство от подобных непозволительных и преступных заявлений подчиненных ему воинских чинов.

Генерал Корнилов знает, что угроза бунтом против верховной власти есть тяжкое государственное преступление. Генерал Корнилов не нуждается в подобной защите, если вообще имеются какие-нибудь основания поднимать тревогу по вопросу о продолжении генералом Корниловым его полезной работы по возрождению боевой мощи армии.

Этой работе мешает, эту работу срывает союз георгиевских кавалеров, ибо нет более опасного вида разложения армия, чем угрозы отдельных ее частей по адресу верховной власти.

Народ вправе потребовать от призванной им власти, чтобы она не допускала самой возможности такого вызывающего обращения к ней, какое себе позволил союз георгиевских кавалеров.

Ведущие к развалу государства, анархические приемы большевизма заражают. С ними нужно решительно бороться власти и самому обществу.

 


Дисциплина, борьба с темнотой, бодрость духа

(Приказ генерала Л. Г. Корнилова)

«Переживая тяжелый кризис, армия потеряла больше четырех месяцев, не производя почти никаких занятий. Свобода, своеобразно понятая темными массами, трактовалась, как возможность и право ничего не деланья. Праздность вместе с другими недугами подтачивала организм  армии и довела его почти до полного развала.

Надо наверстать потерянное, а потому приказываю теперь же приступить к самым усиленным занятиям».  


С такими ясными и вполне правдивыми словами приказа обратился на днях к войскам Верховный Главнокомандующий Генерал Корнилов.

„В необученной армии не может быть дисциплины, и она обращается в банду вооруженных людей, опасных для Родины, угрожающих свободе".

Указывая на необходимость ежедневного ведения занятий со всеми свободными от нарядов людьми и при всех тех случаях, „где боевая обстановка это позволит", генерал Корнилов обращает самое строгое внимание на „дисциплину сомкнутого строя, гимнастику, и на обучение боевым действиям". . .  

Словом, наша армия призывается сейчас, вспомнить все те „азы" военного дела, которые она успела растерять за короткий период увлечения идеалами свобод и безначалия и в течение которого она уже имела случай тяжко поплатиться в ужасающих по своей обстановке боях на Тарнопольском направлении.

„Требую, чтобы строй всегда был строем. В строю нет и не может быть ни разговоров, ни уговоров. В строю есть команда — и это единственный язык строя",

—заканчивает нынешний Верховный Главнокомандующий первую решительную часть своего приказа.

Превыше всего ставя моральное настроение войск, переживших против своей собственной воли тягчайшее испытание и надрыв духовных сил, новый Верховный Главнокомандующий заканчивает приказ предложением офицерам и наиболее интеллигентным из солдат пойти на встречу и взяться за организацию полезных для бойцов игр и развлечений в ближайшем от боевых позиций тылу.

Дисциплина, борьба с темнотой и бодрость духа вот в чем, таким образом обрисовываются те три положения, к которым сводится весь метод Корниловского лечения заболеваний нашей армии. Другого метода и придумать нельзя.

Всеми внешними и внутренними мерами внедряемое сознание дисциплины должно прежде всего послужить прочным фундаментом для восстановления боевой мощи нашей армии и это решительное начинание Верховного Главнокомандующего надлежит поддерживать каждому гражданину, дорожащему честью и добрым именем свободной России.

Борьба с темнотой, в которой генерал Корнилов вполне справедливо возлагает надежды на интеллигентность офицеров и некоторых из солдат, должна помочь укреплению правильных основ дисциплины. Будучи соединена с работой по поднятию бодрого духа в войсках, она сослужит великую службу нашему меньшому брату-солдату, он лишь может быть впоследствии поймет и оценит великую жертву, которую своевременно понес для него свой же офицер и более развитой солдат.—Но это не должно заставлять последних отказываться от своей задачи.

„Офицера может сменить только смерть".

Прекрасный рыцарский принцип, возвещенный на полях сражения и требующий самоотречения до потери собственной жизни, как нельзя более кстати отвечает духу рассматриваемого нами Корниловского приказа.

Не надеясь на легкий успех, страстотерпцу русскому офицеру предстоит вспомнить священную обязанность терпеливого педагога и, после тягчайших, и быть может, сверхсильным трудом, снова подарит дорогой Родине ея великую армию.

„За дело с Богом" призывает Л. Г. Корнилов.

В добрый час! отвечает, верящая ему Россия.

Г. Клерже.


 

Еще по теме

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 53 | Добавил: nik191 | Теги: Август, 1917 г., Корнилов, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz