nik191 Вторник, 14.08.2018, 20:10
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [281]
Как это было [395]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [64]
Разное [16]
Политика и политики [78]
Старые фото [36]
Разные старости [34]
Мода [283]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1543]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [666]
Украинизация [232]
Гражданская война [152]
Брестский мир с Германией [84]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [29]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Июль » 16 » Тов. Дзержинский о мятеже 7 июля
05:17
Тов. Дзержинский о мятеже 7 июля

 

 

Тов. Дзержинский о мятеже 7 июля

 

Прибыв на место преступления и увидев подложные документы чрезвычайной комиссии, я сейчас же догадался, что это могло быть делом рук левых эс-эров. Нужно было моментально, сейчас же, поехать в отряд Попова (отряд чрезвычайной комиссии, руководимый левым эс-эром Поповым), куда убийца мог скрыться.

Я, не подозревая предательства, отправился с тремя товарищами из вооруженнаго отряда, не сомневаясь, что мне удастся разыскать убийцу. Председатель Ц. И. К. Свердлов был также уверен, что лично моя поездка к отряду Попова даст возможность установить не только место пребывание убийцы, но и выяснить, насколько это убийство не личный акт эс-эровца, а заговор всей партии.

Приехав к отряду Попова, я, на мой вопрос, где находится Блюмкин, получил ответ, что его в отряде нет и что он поехал в какой-то госпиталь.

Я потребовал, чтобы мне привели дежурных, которые стояли у ворот и которые могли бы удостоверить, что действительно Блюмкин уехал на извозчике. Мне никого не привели. Заметив колебания, а также увидев шапку скрывавшегося Блюмкина на столе, я потребовал открытия всех помещений, приказал отряду, вооруженному с головы до ног, остаться на местах и в сопровождении трех товарищей, с которыми я приехал, начал обходить помещение.

В это время, в сопровождении нескольких десятков вооруженных матросов подошли ко мне члены ц. к. левых эс-эров Прошьян и Карелин, заявив мне, что я напрасно ищу Блюмкина, заявляя при этом, что Блюмкин убил графа Мирбаха по распоряжению ц. к партии левых эс-эров.

В ответ на это заявление я объявил Прошьяна и Карелина арестованными, сказав присутствующему при этом начальнику отряда Попову, что если он, как подчиненный, мне не подчинится и не выдаст их, то я моментально пущу ему пулю в лоб, как изменнику. Прошьян и Карелин тут же заявили, что они повинуются моему приказанию, но вместо того, чтобы войти в мой автомобиль, они вошли в соседнюю комнату, где заседал ц. к., и вызвали Спиридонову, Саблина, Камкова, Черепанова, Александровича, Трутовского и начальника их боевой дружины Фишмана и др.

Меня окружили со всех сторон матросы. Вышел Саблин и приказал мне сдать оружие.

Тогда я обратился к окружающим матросам и сказал, позволят ли они, чтобы какой-то господин разоружил меня, председателя чрезвычайной комиссии, отрядом в котором они состоят. Матросы заколебались. Тогда Саблин, приведший 50 матросов из соседней комнаты, обезоружил меня при помощи Прошьяна, который схватил и держал меня.

После этого, когда отняли от нас оружие, то Черепанов и Саблин сказали:

„Вы стоите перед совершившимся фактом. Брестский договор сорван, война с Германией неизбежна. Мы власти не хотим, пусть будет и здесь так, как на Украине, мы уйдем в подполье. Вы можете оставаться у власти, но вы должны бросить лакействовать у Мирбаха. Пусть Германия займет Россию до Волги. Муравьев идет к нам в Москву. Латыши 1-го стрелкового полка с нами. Делегаты уже отбыли. С нами Покровский и казармы. С нами весь отряд Винглинского, с нами революционные части. Вот приехали делегаты от прибывших из Воронежа двух тысяч донских казаков. Замоскворечье все с нами. Все рабочие и красноармейцы идут с нами".

Когда я стал указывать, что они выполняют желания английских и французских банкиров и являются представителями изменников революции, тогда вышла из другой комнаты Спиридонова и, чтобы поддержать настроение матросов, обратилась к ним с речью, что большевики изменники революции, так как они лакействуют перед Мирбахом и выполняют его волю. Когда я назвал Попова изменником, он еще сказал:

„Я вам подчинялся и выполнял ваши требования до тех пор, пока не получил приказа из Ц. К. нашей партии, которому должен подчиниться“.

Надо сказать, что большинство мятежников деморализованные черноморские матросы и бывшие разоруженные анархисты. Попов с Александровичем тайно от комиссии навербовали и приняли этих людей в наш отряд, скрыв перед нами численность его. Отряд наш состоял из красноармейцев финнов. Большинство их ушло на чехословацкий фронт, многих Попов выгнал и осталось около 200 человек. Всего же во время мятежа в отряде оказалось около 2.000 человек. Однако, видя их нерешительность, Спиридонова и другие в комнате рядом устроили митинг. С другой стороны их каптенармус выдавал им по 2 пары сапог, консервы, баранки и сахар.

Их лживое положение вскоре обнаружилось. Привели к нам пленником самого Винглинского. Из его отряда он сманил к себе обещанием раздачи консервов от 20 до 40 человек. Здесь их задержали под страхом расстрела. Привели командира из Покровских казарм, который показал, что в Покровских казармах остались верны Советской власти. Для того, чтобы поднять бодрость духа, давали им водку, и почти все были выпивши. Сам Попов на глазах у всех и в присутствии одного из наших товарищей выпил стакан спирта.

Вооружение было 3 броневика и 3 пушки мортирные. Раздали 3 тысячи бомб. Днем стали обстреливать чердаки всех незанятых домов. Всех, пытавшихся уйти от их патруля, расстреливали на месте. Так, напр., из 3 разведчиков, посланных из Кремля, расстреляли одного.

По рассказам спасшихся, от этой беспорядочной стрельбы пострадала масса посторонних лиц. Надо сказать, что все финны и солдаты из отряда Винглинского и обслуживающия две маленькие пушки были всецело на нашей стороне, но были терроризованы подавляющим большинством черноморцев. Сами черноморцы, хотя среди них раздавались угрожающие голоса, что следует расправиться с нами и Советской властью без церемонии, не смогли с нами поступать вызывающе, опасаясь остальных своих товарищей.

Они уже чувствовали безнадежность своего положения. Когда я им указывал, что они сами призывают немцев и что в подполье могут уйти только главари, они отвечали заученной фразой Спиридоновой:

„не хотим лакействовать перед Мирбахом".

Вечером прибежал к нам Саблин и сообщил, что на Съезде принята резолюция Троцкого о подавлении левых эс-эров. Затем Попов сказал:

„Фракция левых эс-эров, а с ней и Спиридонова арестованы. Он грозил снести пол-Кремля, пол-театра и пол-Лубянки. Настроение в отряде с каждым известием становилось все более подавленным. Когда загремели пушки и первый снаряд попал в их штаб, весь Ц. К. продефилировал перед нашими окошками в бегстве (уже в штатском платье, раньше они были в военном). "Подлые трусы и изменники убегают", бросили им мы вдогонку".

С каждым новым выстрелом оставалось все меньше матросов на дворе, так как после разрушения здания штаба снаряды стали попадать в дом, в который нас поместили. Мы сорганизовали из сочувствующих нам солдат финнов и других охрану себе и прошли с ними в мастерскую. Проходя, мы обратились к встретившимся нам солдатам со словами: как не стыдно им поддерживать изменников революции. Тогда вскочил Саблин и, ругаясь, стал угрожать им, приказывая занять свои посты. Солдаты у мастерской передали нам оружие и бомбы.

После разрушения дома, где мы помещались, эсеры взяли лошадей и пушки без замков, вынутых сочувствующими нам солдатами, и увезли. Причем заявили, что пошли к Курскому вокзалу. В числе арестованных были члены германского и датского посольств, вывесивших белые флаги.

        
Преследование мятежников

7-го июля ночью от тов. Антонова получено следующее сообщение:

в 11 часу по Владимирскому шоссе догнали „поповцев". Сопротивление было краткое. У них убито 22 человека. Тут же арестовано 60 человек, с нашей стороны потерь нет. Захвачено 2 орудия, 4 пулемета, 6 автомобилей, кроме того, 3 грузовика, 15 лошадей, снаряды и масса патронов. Леса и имение Севрюгина оцеплены. Вновь захватывают пленных и продолжают преследование по Владимирскому шоссе.

 

Германия и убийство графа Мирбаха

БЕРЛИН, 7 июля. Статс-секретарь министерства иностранный дел ф.-Кюльман 6 июля в сопровождении посланника Роззегера отправился в главную квартиру.

Французская печать об убийстве

ПАРИЖ, 7 июля "Журнал" вспоминает жестокость, с которой граф Мирбах исполнял свою миссию в России. Он настаивал, чтобы Россия выделила Украину и Финляндию, он вел к оккупации Крыма и Донца, при нем совершились многократные нарушения границ и выдача черноморского флота.

Это он требовал, чтобы чехословаки были поставлены вне закона. Его последним действием, если верить телеграммам, была подготовка вмешательства германских войск на Востоке России и в Сибири.

Справедливость требует отметить, что граф Мирбах эксплуатировал русскую анархию в интересах германского империализма, а эти дела всегда вызывают на мщение.   

 

 

 

Еще по теме:

Пятый съезд советов

Убийство графа Мирбаха (6 июля 1918 г.)

Безумное восстание левых эс-эров ликвидировано

Преследование мятежников (июль 1918 г.)

Тов. Дзержинский о мятеже 7 июля

Отклики на мятеж (июль 1918 г.)

 

 

 

 

Категория: Гражданская война | Просмотров: 30 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz