nik191 Воскресенье, 18.11.2018, 23:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [321]
Как это было [414]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [68]
Разное [17]
Политика и политики [91]
Старые фото [36]
Разные старости [38]
Мода [289]
Полезные советы от наших прапрабабушек [232]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1566]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [695]
Украинизация [284]
Гражданская война [240]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [71]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Декабрь » 22 » Совет народных комиссаров объявил войну Учредительному Собранию
05:07
Совет народных комиссаров объявил войну Учредительному Собранию

По материалам периодической печати за декабрь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

В Таврическом дворце

Днем у главного входа в Таврический дворец собралась толпа в количестве 1.000 человек. Она оттеснила караул и в Таврический дворец ворвалось некоторое количество народа, впрочем, очень небольшое. Среди них оказалось человек 20 членов Учредительного Собрания. Вся эта толпа двинулась смешанной массой в зал заседания, не заполнив 1/10 части всех мест.

К двум часам дня в Таврическом дворце собираются группы депутатов, около 40 человек, во главе с петроградским городским головой Шрейдером и московским—Рудневым.

Депутаты решили устроить частное совещание, чтобы выяснить дальнейшую свою тактику. Совещание было закрытым. Представителей прессы туда не пускали. В состав совещания входили с.-р., к.-д. и один единственный бывший в думе меньшевик Скобелев. На совещании выяснилось, что только меньше половины имеют формальные мандаты об их избрании, остальная половина имеет только частные сведения, не проверенные, причем в распоряжении всероссийской комиссии по выборам никаких сведений не имеется. В частности из провинциальных депутатов мандат имел только московский городской голова Руднев.

Перед открытием заседания Руднев заявляет, что необходимо выбрать председателя. Выдвигаются две кандидатуры—Шрейдера и Чернова, причем, хотя голосование не производится, но несомненно, большинство с.-р. стоит за Чернова. Однако в зале заседаний Чернова не оказывается, тогда Руднев предлагает такой компромисс: избрать временно Шрейдера, как старейшего члена данного собрания, а затем председательствовать будет Чернов.

Предложение это принимается и Шрейдер входит на трибуну.

Заняв председательское место, он обращается к собранию со следующими словами:

„На меня возложена задача открытия первого Учредительного Собрания. Приветствую вас, избранники народа, на которых возложена великая задача разрешения вопроса о мире, о земле и о братстве народов.

Объявляю первое заседание открытым".

После речи Шрейдера Руднев предлагает выбрать секретаря. Предлагается Покровский и Вишняк.

Избирается Покровский.

В это время в зал заседания прибыло еще несколько депутатов, и общее количество достигает 50.
Член Учредительного Собрания, он же член всероссийской комиссии по выборам в Учредительное Собрание, Вишняк делает доклад о поступивших во всероссийскую комиссию сведениях о выборах. Сведения эти крайне скудны, всего только по шести губерниям, да и то не полные.

По сведениям всероссийской комиссии, избрано пока всего около 50 депутатов.

После этого Шрейдер предлагает собранию выяснить вопрос о тех, кто имеет право решающего голоса в данном собрании. Руднев предлагает временно признать право решающего голоса за всеми теми присутствующими, которые имеют прямые или косвенные данные о том, что они выбраны в Учредительное Собрание и предлагает не придерживаться формальных признаков, так как в противном случае сегодняшнее заседание, если остановиться только на тех, кто имеет формальные мандаты, окажется слишком малочисленным. Затем он предлагает от имени фракции с.-р., чтобы съехавшиеся депутаты собирались ежедневно в общем зале Таврического дворца для обсуждения всех вопросов и для проверки мандатов и чтобы это собрание определило то количество депутатов, которое оно признает нужным для открытия пленарного заседания Учредительного Собрания и чтобы это заседание определило форму торжественного открытия Учредительного Собрания.

В заключение своей речи он предлагает следующую резолюцию:

«Собрание членов Учредительного Собрания, принимая во внимание, что разразившаяся по всей России гражданская война задержала в многих областях производство выборов в Учредительное Собрание и тем самым лишила возможности открыть его в установленный временным правительством срок, 28 ноября, предлагает членам собрания собираться ежедневно в зале Таврического Дворца и по мере того, как соберет достаточное количество депутатов, определить открытие пленарного заседания Учредительного Собрания".

Для окончательного решения этой резолюция избирается редакционная комиссия, в которую входят от с.-р.— Руднев и Чернов, а от к.-д.—Родичев и Кутлер.

Комиссия принимает резолюцию почти без изменений, и резолюция принимается собранием без прений.
В это время в зале заседания появляется экстренно вызванный из с.-р. съезда Чернов, который занимает председательское место и обращается к депутатам с речью о значении Учредительного Собрания, в частности данного совещания.

Говорит он по обыкновению очень долго и витиевато. По адресу большевиков он говорит: с момента открытия Учредительного Собрания вся власть в России переходит к нему, как к единственному представителю народа и всякая другая власть, кроме народной власти, другая власть в чьих бы руках она ни была, явится узурпацией, и отношение к носителям этой власти будет отношением к узурпаторам.

Только вопрос о земле и мире, разрешенный Учредительным Собранием, будет иметь полновесное значение, будет рассмотрен в международном масштабе. Декреты же, издаваемые теперешней властью, являются холостым выстрелом.

Затем Чернов объявляет заседание закрытым и назначает следующее заседание на 1 ч. дня.

После этого в зале заседания появляется комендант Таврического дворца. К нему обращается президиум частного совещания и сообщает о своем решении собираться здесь ежедневно, причем требует, чтобы все депутаты беспрепятственно пропускались в Таврический дворец, чтобы никто из них не был арестован и чтобы они имели возможность беспрепятственно устраивать здесь совещания.

Комендант им заявляет, что с общим открытием Учредительного Собрания он вступает в распоряжение президиума Учредительного Собрания, до открытия же последнего он является здесь представителем Совета Народных Комиссаров и будет исполнять только их приказания. Каковы будут приказания Народных Комиссаров по поводу частного заседания в Таврическом дворце, ему сейчас неизвестно.

Известия Вологодского совета раб. и солд. деп. 1917 № 041, 3 декабря

 

Об открытии Учредительного Собрания

В виду затяжки выборов в Учредительное Собрание, происшедшей, главным образом, по вине бывшей Всероссийской Комиссии по выборам, а также в виду образования контрреволюционными группами особой Комиссии по Учредительному Собранию в противовес Комиссариату, который создан Советской властью, распространялись слухи, будто Учредительное Собрание вовсе не будет созвано в нынешнем своем составе.

Совет Народных Комиссаров считает необходимым заявить, что эти слухи, сознательно и злонамеренно распространяемые врагами Советов Крестьянских, Рабочих и Солдатских Депутатов, совершенно ложны.

Согласно декрету Совета Народных Комиссаров, утвержденному Центральным Исполнительным Комитетом Советов, Учредительное Собрание будет созвано, как только половина членов Учредительного Собрания, именно 400 депутатов, зарегистрируется установленным образом в канцелярии Таврического Дворца.

Председатель Совета Народных Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин).

 


Народные комиссары и Учредительное Собрание

ПЕТРОГРАД, 5 (18) декабря.
Дикие насилия, совершающиеся над  членами Учредительного Собрания по приказу совета народных комиссаров, их аресты, разгоны их частных совещаний, прямые угрозы взять в штыки,—все эти возмутительны надругательства над идеей народоправства, за образцами которых надо обратиться к истории царского самодержавия и турецкого султанства, не оставляют сомнения в том, что совет народных комиссаров объявил войну Учредительному Собранию.

В изображении официальных и официозных органов диктаторов Смольного института война эта является конфликтом Советов, этих полномочных органов революционной демократии, с Учредительным Собранием, обще-демократическим представительством страны, борьбою диктатуры ра6очаго класса с диктатурою демократии. И, ища исторических прецедентов такого необычайного столкновения, г.г. большевики ссылаются на пример парижской демонстрации рабочих в мае 1848 года против созванного после февральской революции Учредительного Собрания или на пример конвента в 1793—1784 г.г.

Мы не будем касаться того, сто г.г. Ленин и Троцкий, командующие над Центр. Исп. Ком. Сов. Раб. и Солд. Деп., первые открыли военный поход против Учредительного Собрания, еще не успевшего собраться, еще не выявившего своего лица. Этим они лишь обнаруживают свою трусливую боязнь перед несколькими сотнями безоружных народных избранников.

Мы не будем также углубляться в историю, которая знает примеры взлетания рабочих против парламентов, избранных даже на основании прямого, всеобщего и равного избирательного права. Но теоретическую дискуссию мы ведем с советом народных комиссаров.

Мы рассмотрим тот вызов, который совет народных комиссаров бросил Учредительному Собранию, таким, каким он является в действительности в нашей русской, современной политической обстановке.

Г.г. народные комиссары утверждают, что они представляют «советскую власть», власть трудового народа, власть рабочих, солдат и крестьян, объединенных в революционные организации—Советы.

Это, по меньшей мере,—неправда, если не сознательная ложь.

Всем известно, что большевики захватили власть посредством военного заговора, поставив 2-й Всероссийский Съезд Советов перед совершившимся    фактом и апеллируя не к его мнению, а к силе солдатских штыков. Ни для кого не тайна, что этот Съезд не был правомочным представителем рабочих и солдат всей России, ибо из 900 советов на нем были представлены только 300.

И как насилие, а не свободно выраженное в демократически организованное мнение советов, лежало в основании власти совета народных комиссаров, так насилием исчерпывается вся система его управления. Центральный Исполнительный Комитет превратился в орган, без обсуждения штемпелюющий все декреты г. Ленина, работающие под угрозою политического террора и все разгорающейся гражданской войны. Исчезла свобода печати, неприкосновенность личности, и недвусмысленная угроза смертной казнью, «машинкою, укорачивающею человека ровно на голову», висит над свободною, классовою организациею рабочих, солдат и крестьян.

Да, власть совета народных комиссаров есть власть диктаторов, насильственно захвативших государственную власть и насилием проводящих свою политику фантастического коммунизма, который роковым образом превращает демократический мир в сепаратный мир,  планомерное общественное    хозяйство — в экономическую катастрофу,- революционный порядок—в систематическую гражданскую войну. Это-не власть советов, организованного большинства народа, которая, как власть большинства, не нуждается в насилии и терроре для утверждения своего владычества. Это—власть временщиков и насильников, не перестающая быть насильственною властью от того, что она прикрывается коммунистическими идеями.

Этой деспотической власти, вводящей вместо социализма всеобщий голод и экономическое и финансовое банкротство, страною не признанной и вызвавшей поэтому небывалую гражданскую войну, ставящую на край гибели русскую революцию и ее завоевания,—этой власти мы противопоставляем Учредительное Собрание, пришествие которого восторженно приветствует вся измученная и истерзанная страна и в котором большинство принадлежит социализму.

Здесь, в этом социалистическом Учредительном Собрании, рабочий класс приходит к организованному господству. Здесь, и только здесь, рабочие, солдаты и крестьяне нашли правильное выражение своим чаяниям, своим нуждам. Никогда еще история не давала трудящимся массам такого счастливого случая незыблемо утвердить все свои социальные и политические завоевания. И потому мы заявляем, что совет народных комиссаров, открыто начавший поход против нашего, только что избранного социалистического Учредительного Собрания, делает это в интересах личных, в интересах сохранения за собою насильственно захваченной им власти, а в последнем счете—в интересах буржуазии, но не в интересах рабочего класса, которые повелительно требуют предоставления всей власти Учредительному Собранию.

Дело народа 1917, № 224 (5 дек.)

 

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 63 | Добавил: nik191 | Теги: Декабрь, революция, 1917 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz