nik191 Воскресенье, 23.07.2017, 01:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [217]
Как это было [346]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [32]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [235]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1357]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [277]
Революция. 1917 год [220]
Украинизация [44]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2012 » Ноябрь » 7 » «Смутное время» в России. Часть 2. Царь Федор Иванович Блаженный
12:26
«Смутное время» в России. Часть 2. Царь Федор Иванович Блаженный

Продолжение. Начало

Третий сын Ивана Грозного и Анастасии Романовны Юрьевой-Захаровой будущий царь Федор Иванович родился 11 мая 1557 г. в Москве. 2-й царь России с 18 марта 1584 по 7 января 1598 – день его смерти. Из династии Рюриковичей. Из рода Московских великих князей.

Женат с 1580 года на Ирине Федоровне Годуновой (ум. 26 сент. 1603 г.), сестре Бориса Годунова.

Федор Иоаннович - последний Рюрикович на троне по праву наследования.

В части 1  уже было рассказано о венчании на царство Федора Иоанновича.

При правлении Федора Блаженного Москва украшалась новыми постройками. Обновился Китай-город.

В 1586-1593 гг. в Москве была сооружена из кирпича и белого камня еще мощная оборонительная линия - Белый город.

Но зато в царствование Федора резко ухудшилось положение крестьян. Сначала они были лишены права переходить от одного господина к другому, а в 1597 году вышел царский указ о 5-летнем сыске беглых крепостных. Также был издан указ, по которому запрещалось закабаленным людям выкупаться на свободу.

Царь Федор Иоаннович часто ходил и ездил в разные обители, приглашая греческих высших священнослужителей в Москву, много молился. Летописцы писали, что Федор был "прекроток и незлоблив”, многих миловал, богато "одарял” города, монастыри, села.

Для Русской Православной Церкви он прежде всего святой, человек высокой нравственности и большого благочестия.

Но когда об этом монархе речь заходит в публицистике, то в большинстве случаев рождаются пренебрежительные отзывы.

Здесь и возникает вопрос: кто прав в этом споре? 

Принимая окончательное решение, нужно вспомнить, каких успехов добилась русская держава в годы правления кроткого царя Федора.

Именно при нем на Руси было введено патриаршество.

В мае 1590 г. была издана Грамота Константинопольского собора об основании Московского патриархата.


К «языку» листа на зеленом шелковом шнуре прикреплена свинцовая печать константинопольского патриарха Иеремии II диаметром 38 мм, высота 10 мм.

На грамоте 106 подписей. Подписи 3 патриархов: константинопольского Иеремии, антиохийского Иоакима и иерусалимского Софрония, 42 митрополита, 19 архиепископов и 20 епископов. Писец большей части грамоты дикеофилак Вселенской церкви Георгий (его подпись четвертая сверху в правом крайнем столбце).
Грамота была привезена в Москву в мае 1591 г. тырновским митрополитом Дионисием и 20 июня представлена царю Федору Ивановичу. В грамоте речь шла о созыве патриархом Иеремией по прибытии из Москвы в Константинополь великого собора, о его рассказе собравшимся о пребывании в Москве, о благочестии московского государя, обширности и величии его царства, о просьбе царя учредить в России особое патриаршество, принятом им решении исполнить эту просьбу и поставлении в Москве патриарха Иова и вручении ему патриаршей хрисовулы. Присутствовавшие патриархи одобрили это и вместе с великим собором постановили, что признают и утверждают это решение, подчеркнув также, что право поставления патриарха даруется отныне «московскому собору». В грамоте за патриархом Иовом утверждалось лишь пятое, то есть последнее, место в пятерке патриархов, что в дальнейшем вызвало недовольство правительства и церкви, которые стали настаивать на третьем месте московского патриарха (после константинопольского и александрийского). Б.А. Успенский полагает, что «московский патриарх занял вакантное место в пентархии, освободившееся ввиду отпадения от православия папы римского» и что поставление Иова состоялось ввиду уважения патриархов к царской власти и зависимости от нее: «Яко един есть ныне на земли царь великий православный, да недостойно было не учинити воли его».

«... да поставленный московский наперед сево господин Иев патриарх именуетца патриархом и почитаетца с ыными патриархи, и будет чин на нем и в молитвах после патриарха ерусалимского должно нам поминати имя наше и иных. А в головах и в началах держати и почитати апостольский престол костянтинопольский, как и иные патриархи. И то дарованное, патриаршескую честь и имя, да не токмо патриарху московскому, господину Иеву, дано ныне и утверждено … но и по нем поставляти московским собором начальных властей в патриархи…И для того ся уложенная грамота утвержена для памяти вовеки и укреплена лета 7098-го месяца маия»

Первым патриархом Московским и всея Руси стал Иов.

 

В его царствование татарам не удалось добиться каких-либо побед, в то время как при грозном государе Иване Васильевиче они даже сумели сжечь Москву в 1571 году.

На Урале и в Западной Сибири власть русского царя  закрепилась только при Федоре Ивановиче. Атаман Ермак, начавший войну с Сибирским ханством еще при Иване Васильевиче, как известно, был убит, а войско его разгромлено. Зато несколько лет спустя служилые люди с именами не столь знаменитыми успешно продвинулись в том же направлении.

Иван Грозный проиграл главную войну своей жизни — Ливонскую. Он не только утратил все завоеванное неимоверными усилиями, но и отдал врагу часть Новгородчины. При Федоре Ивановиче грянула новая война. В результате ожесточенной борьбы Россия отбила у шведов Ям, Копорье, Ивангород, потерянные в конце Ливонской войны 1558 – 1583 г. и отвоеванные у шведов в 1590, а также Корела и др.

«Мы … заключили и постановили вечный мир, с тем, чтобы с этого дня ни с той, ни с другой стороны не начинать, или не предпринимать, ни какой войны ни тем, ни другим, и должно держать этот мир крепко и ненарушимо…» http://www.kolamap.ru/library/doc/1595_tjavzin.htm

На выставке представлен оригинал Тявзинского мирного договора.  В 1970-е годы этот документ был похищен из Центрального государственного архива древних актов СССР группой сотрудников архива. В последствии договор был обнаружен учёным, к которому один из похитивших, даже не представлявший себе ценность документа, обратился с предложением его приобрести.

 При Федоре Ивановиче возникли новые города, монастыри, слободы.

Страна получила жизненно необходимую передышку между двумя безднами: опричниной и Смутой.

Нужно отметить, что корни высокомерного, уничижительного мнения о последнем государе из династии Даниловичей, уходят в XVI столетие.

По словам Ивана Грозного, Фёдор был «постник и молчальник, более для кельи, нежели для власти державной рождённый».

Английский торговый агент Джером Горсей писал о Федоре Ивановиче, что тот «прост умом».

Французский наемник на русской службе Жак Маржерет писал несколько резче: «...власть унаследовал Федор, государь весьма простоватый, который часто забавлялся, звоня в колокола, или большую часть времени проводил в церкви».

Английский дипломат Джильс Флетчер:  «Теперешний царь (по имени Феодор Иванович)… тяжел и недеятелен, но всегда улыбается, так что почти смеется. Что касается до других свойств его, то он прост и слабоумен, но весьма любезен и хорош в обращении, тих, милостив, не имеет склонности к войне, мало способен к делам политическим и до крайности суеверен. Кроме того, что он молится дома, ходит он обыкновенно каждую неделю на богомолье в какой-нибудь из ближних монастырей».

А далее Флетчер подробно описывает уклад жизни царя:  встает рано – в 4 часа утра, встречается с духовным отцом или придворным священником. Затем молится: «… царь начинает креститься по русскому обычаю, осеняя сперва голову, потом обе стороны груди и произнося: Господи помилуй, помилуй мя, Господи, сохрани меня грешного от злого действия. С этими словами он обращается к образу, или к святому того дня, которого поминает в молитве, вместе с Богородицей (называемою у них Пречистою), св. Николаем, или другим святым, в которого более верует, падая перед ним на землю и ударяя об нее головою. Такой молитве царь посвящает четверть часа или около того. Затем входит опять духовник, или придворный священник, с серебряной чашей, наполненной святой водой и кропилом св. Василия (как они его называют), которым окропляет сперва образа, потом царя. Святую воду приносят каждый день свежую из дальних и ближних монастырей, так что присылает ее царю игумен, от имени того святого, в честь которого построен монастырь, в знак особенного благоволения его к царю.

Окончив этот религиозный обряд, царь посылает к царице спросить, хорошо ли она почивала и проч., и через несколько времени сам идет здороваться с нею в средней комнате, находящейся между ее и его покоями... После утреннего свидания идут они вместе в свою домовую церковь или часовню, где читается или поется утренняя служба, называемая заутреней, которая продолжается около часу. Возвратясь из церкви домой, царь садится в большой комнате, в которой для свидания с ним и на поклон являются те из бояр, которые в милости при дворе. Здесь царь и бояре, если имеют что сказать, передают друг другу. Так бывает всякий день, если только здоровье царя или другой случай не заставят его изменить принятому обыкновению.

Рядовой день из жизни Федора Ивановича бывал заполнен молитвами, общением с женой, трапезами, обходом мастерских и забавами

Около девяти часов утра идет он в другую церковь в Кремле, где священники с певчими отправляют полное богослужение, называемое обедней, которая продолжается два часа, и в это время царь обыкновенно разговаривает с членами Думы своей, с боярами или военачальниками, которые о чем-либо ему докладывают, или же сам отдает им свои приказания. Бояре также рассуждают между собой, как будто бы они находились в Думе. По окончании обедни царь возвращается домой и отдыхает до самого обеда... После обеда царь ложится отдыхать и, обыкновенно, почивает три часа, если только не проводит один из них в бане или на кулачном бою. Спать после обеда есть обыкновение, общее как царю, так и всем русским. После отдыха идет он к вечерне и, возвратясь оттуда, большей частью проводит время с царицей до ужина. Тут увеселяют его шуты и карлы мужского и женского пола, которые кувыркаются перед ним и поют песни по-русски, и это самая любимая его забава между обедом и ужином.

Другая особенная потеха есть бой с дикими медведями, которых ловят в ямах и тенетами и держат в железных клетках, пока царь не пожелает видеть это зрелище... Иногда проводит он время, рассматривая работу своих золотых дел мастеров и ювелиров, портных, швей, живописцев и т.п., а потом идет ужинать. Когда приходит время спать, священник читает несколько молитв, и царь молится и крестится, как и поутру, около четверти часа, после чего ложится».

Голландский купец и торговый агент в Москве Исаак Масса со всей определенность говорит о русском царе: «...очень добр, набожен и весьма кроток». И, далее: «Он был столь благочестив, что часто желал променять свое царство на монастырь, ежели бы только это было возможно...»

Его называют «благочестивым», «милостивым», «благоверным»

В «Новом летописце» кончина Федора Ивановича подана как великая «скорбь», наказание от Бога за грехи. Царь назван «последним цветом Русской земли». В день погребения, по словам летописца, «...бысть... на Москве... плачь и вопль велий, яко же и пения не слышати от плача, и что друг ко другу глаголаху, и не можаше ся слышати в плачи». От этих слов веет впечатлениями очевидца, вместе с прочими соотечественниками пораженного безвременных уходом благочестивого царя.

Первый патриарх Московский и всея Руси Иов создал крупное произведение, посвященное государю Федору Ивановичу: «Повесть о честном житии царя и великаго князя Феодора Ивановича всея Руссии». Там, среди прочего, о последнем монархе из московских Даниловичей говорится следующее: «Сей... благочестивый самодержец праведный и досточюдный и крестоносный царь и великий князь Феодор Иванович всеа Руси древним... царям благочестивым равнославен, нынешним же красота и светлость, будущим же сладчайшая повесть и слуха благое наслаждение, не токмо единыя Росийския богохранимыя державы, но всея подсолнечныя пречестнейши быти явися». Эпоха Федора Ивановича вспоминалась многим как Царствие Небесное на земле.

Дьяк Иван Тимофеев даёт Фёдору такую оценку:

Своими молитвами царь мой сохранил землю невредимой от вражеских козней. Он был по природе кроток, ко всем очень милостив и непорочен, и, подобно Иову, на всех путях своих охранял себя от всякой злой вещи, более всего любя благочестие церковное благолепие и, после священных иереев, монашеский чин и даже меньших во Христе братьев, ублажаемых в Евангелии самим Господом. Просто сказать, — он всего себя предал Христу и всё время своего святого и преподобного царствования, не любя крови, как инок проводил в посте, в молитвах и мольбах с коленопреклонением — днём и ночью, всю жизнь изнуряя себя духовными подвигами.

Подводя итог можно сделать вывод, что царь не был совершенно оттеснен от дел правления, он просто занимался ими мало. Он избирает традиционные потехи, пирует, много молится, словом, ведет себя как самый обычный человек, разве что богомольный и крепко верующий. Он никак не является деятелем государственного ума, но также не видно в его образе жизни каких-либо следов помешательства или хотя бы слабоумия.

Если же суммировать три высказывания, сделанных Горсеем, Маржеретом и Флетчером, у которых не было оснований относиться к Федору Ивановичу с особенной приязнью или, напротив, с ненавистью, то из их слов можно вынести общее мнение: русский монарх «прост» и, возможно, лишен способностей к политической деятельности, но это добрый, спокойный и благочестивый человек.

Через шесть лет после кончины Федора Алексеевича началась Смута, полыхавшая на протяжении полутора десятилетий.

И эпоха Федора Ивановича вспоминалась многими как Царствие Небесное на земле. Сытая, спокойная, безмятежная жизнь того времени вызывала добрые воспоминания. Старые люди помнили еще беды грозненской поры, молодые знали только Смуту, но в глазах и тех, и других царствование кроткого монарха выглядело как островок благоденствия в океане тягот житейских.

Продолжение. Часть 3

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 3749 | Добавил: nik191 | Теги: смута, правление, царь Федор Иванович | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Ноябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz