Россия и Франция (1916 г.) - 1 Декабря 2016 - Дневник - Персональный сайт
nik191 Четверг, 23.02.2017, 03:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [195]
Как это было [329]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [11]
События [50]
Разное [18]
Политика и политики [24]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [208]
Полезные советы от наших прапрабабушек [224]
Рецепты от наших прапрабабушек [173]
1-я мировая война [1201]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [255]
Революция. 1917 год [29]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2016 » Декабрь » 1 » Россия и Франция (1916 г.)
    06:42
    Россия и Франция (1916 г.)

     

    Материал из журнала "Пробуждение" № 18 за 1916 года.

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     

     


    Россия и Франция

     

    Очерк Вл. Новоселова


    Четверть века назад произошло событие огромной политической важности: предприняты были первые шаги к сближению монархической России с республиканской Францией.

    Свободная Франция являлась во образе какого-то чудища для российских крепостников и патентованных реакционеров, поклонников византизма и татарщины, для титулованных сановников из Остзейскаго края, сородичей Берлина и Потсдама.

    Союзу с Францией готовы были противопоставить всякия препоны, если бы рок железной неизбежности не диктовал повелительно необходимости такого союза. Русское правительство его заключило, но заключило вынужденно, в противовес уже создавшемуся ранее, тройственному союзу.

    Он уже давно явился существующим фактом, когда идея франко-русскаго сближения была лишь еще в зародыше. Тройственный союз, за короткое время своего существования, стал полновластным распорядителем судеб Европы. К недавно еще ничтожному властителю Пруссии, Померании и Бранденбурга, ставшему во главе союзной, объединенной Германии, переходила первенствующая роль в концерте европейских держав. Гогенцоллерн становился дирижером этого концерта.

    Отчужденное положение, в которое были поставлены и Франция, и Россия, и Англия с возникновением тройственнаго союза, давало себя чувствовать. Союз между ними рано или поздно был неизбежен. Франция это осознала первая и первая протянула руку России, провидя в ней верную союзницу.

    Слово «союз» долго не произносилось. Союза и не было. Намечались только первыя вехи на его пути—«симпатии»,—связующия обе страны. О них только и говорил император Александр III в своей телеграмме президенту Карно. Только симпатии выражались в официальном приеме французской эскадры, прибывшей летом 1891 года в русския воды. Эти же самыя симпатии нашли широкое выражение в бесчисленных и искренних манифестациях французским морякам, французскому флагу со стороны населения тогдашняго Петербурга, Кронштадта и Петергофа. Ответный визит русской эскадры в Тулон явился такой же манифестацией французов по адресу России.

    Слово «союз»—было впервые произнесено лишь позднее, когда во французской палате депутатов премьер-министр Рибо заявил о союзе между Францией и Россией, заключенном в интересах европейскаго мира и составляющем силу Франции. Это был своего рода сюрприз, тем более приятный, что как раз в это время французская эскадра присутствовала на празднике в Киле, где германский император пред всем миром демонстрировал новое усиление немецкаго могущества—открытие Кильскаго канала. Германия праздновала не только соединение Балтийскаго и Немецкаго морей, но и укрепление новаго разбойнаго гнезда,—оплота германскаго флота.

    Необходимо было подчеркнуть, что на германском торжестве присутствует не одинокая, униженная Франция, но сильная духом и дружбой с могущественной Россией. Это и было подчеркнуто Рибо в его заявлении.

    «Симпатии», наконец, вылились в форму союза. Но он долго оставался малодеятельным. Он быстро разочаровал пылкия мечты французских патриотов, желавших его реальнаго выявления, не покинувших своей мечты о воссоединении отторженных от Франции Эльзаса и Лотарингии, о новой победной борьбе с Германией. Высказывались даже сомнения в прочности союза, подвергались критической оценке выгоды исходящия от него для Франции. Посещения ныне царствующим Государем дважды Франции (в 1896 г. и 1901 г.) закрепили прочность идеи союза, поставили в известность всю Францию, что со стороны России признается самая тесная связь «между двумя дружественными и союзными нациями».

    Франко-русский союз выставлял своей основой сохранение европейскаго мира, тогда как крайние элементы во Франции горели желанием «реванша», осуществить который было возможно лишь через войну. Оставаясь верной союзу, Франция в то же время искала сближения с Англией, находившейся также в изолированном положении и более чем кто-либо заинтересованной в соперничестве с Германией. Последняя ясно подчеркивала всюду и свою великодержавную первенствующую роль в Европе, и свое соперничество с Англией на путях военно-морского, торговаго и колониальнаго преуспеяния. Германия открыто и вызывающе вставала поперек исторических путей Великобритании.

    «Эдуардовская» политика, провидя неизбежный разрыв с Германией, шла навстречу сближению с Францией и Россией. Таким образом Франция нашла готовую почву для союза с Англией,—союза, естественно рожденнаго в защиту обоюдных интересов обеих стран. Сближение Франции с Италией, вовлеченной в искусственный союз с давним своим врагом—Австро-Венгрией,— с которым у итальянскаго народа далеко не были сведены все счеты, также нашло отклик, ибо оно исходило из сознания родственности двух народов и общности их политических и экономических интересов.

    Сближение Франции с Англией и Италией явилось как бы временным охлаждением к франко-русскому союзу, но последующия обстоятельства вскоре же доказали всю мудрость и проницательность французской политики.

    1914-ый год это доказал воочию.

    На вызов, брошенный Германией России, ответила и ея союзница, Франция. Ответила союзница Франции—Англия. Италия воздержалась от выступления в рядах тройственнаго союза, ибо обязательства этого союза состояли в том, что Италия принимает участие в войне наряду с Германией или Австрией, в случае лишь нападения на них со стороны одной из держав.

    Все старания Германии подтасовать карты и обмануть общественное мнение Италии в том, что она не бросила, а лишь приняла вызов, не имели успеха. Италия не только не двинулась на помощь, но, после долгаго выжидания, открыто порвав с тройственным союзом, вступила в борьбу с Австрией, присоединясь к соглашению России, Франции и Англии. В свою очередь союз Англии с Японией привел последнюю в стан союзников.

    Вся разница лишь в том, что, в противоположность тройственному союзу, готовившемуся в лице Германии к вооруженному столкновению европейских стран и народов, соглашения России с Францией, Франции с Англией и Англии с Японией имели целью, главным образом, сохранение мира.

    «Если хочешь мира—готовься к войне»—это старое изречение в полном объеме было осуществлено лишь в Германии. Германия давно уже искала случая, чтобы разгромить Францию. Россия помешала ей осуществить задуманное сорок лет назад (1875 г.); Россия же мешала этому все время, и потому-то Германия постоянно искала повода, чтобы натравить Россию на Англию и Англию на Россию.

    Немецкие публицисты давно предсказывали близкую неизбежность англо-русской войны, как решение давняго спора между двумя соперничающими и чуждыми народами; Азию, где соприкасаются русския и английския владения и влияния, выставляли яблоком раздора. Японско-русская война и англо-японский союз были детищем дальновидной германской дипломатии и бесталанности нашей российской. Но теперь уже прояснилась атмосфера. Закон железной неизбежности привел к тому, что четверть века казалось полным нарушением свято-отеческих традиций: монархическая Россия теперь борется против монархических Германии и Австрии, а ея верными союзницами являются республиканская Франция и парламентарная Англия.

    Все предвидения наших черносотенцев и ультрареакционеров сбылись... как раз в обратном смысле. Они вели Россию, но Россия за ними не пошла, провидя свои новые пути.

     

    Вл. Новоселов.

     

     

    Еще по теме

     

     

     

    Категория: Исторические заметки | Просмотров: 76 | Добавил: nik191 | Теги: Франция, 1916 г., Россия | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank

    » Block title


    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz