nik191 Суббота, 23.09.2017, 05:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [225]
Как это было [359]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [33]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [238]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1423]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [279]
Революция. 1917 год [319]
Украинизация [65]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Июнь » 22 » Революция. Революционная армия (июнь 1917 г.)
05:10
Революция. Революционная армия (июнь 1917 г.)

По материалам периодической печати за июнь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

 

Революционная армия

Нам сообщают:

    „настроение в окопах с прибытием пополнений улучшается с каждым днем; мы безусловно боеспособны".

Приводим резолюцию, вынесенную на митинге солдатами и офицерами 718-го Развадовского пехотного полка 27 мая 1917 года.

    "Выслушав представителей от Черноморского флота и портовых рабочих Севастополя, мы солдаты и офицеры 718-го пехотного полка, заявляем.

    Всецело разделяя взгляды товарищей Черноморцев, что спасение нашей свободной родины в сплоченности, достигаемой организацией, утверждаем, что организация у нас налаживается, и чтобы ни случилось, врасплох застигнуты мы не будем и сумеем противостоять всем препятствиям как извне, так и изнутри, к закреплению завоеванной нами свободы. Заявляем, что мы безусловно верим нашему товарищу А. Ф. Керенскому и все приказы отданные им исполним. Шлем братский привет Черноморцам и русское спасибо за их сердечное к нам отношение".

А травля продолжается...

В газете «День» за № 64 я прочитал статью под заглавием: «Среди моряков Балтийского флота» за подписью Фельдмана.

Я, как хорошо знакомый с подробностями убийства покойного командующего флотом Непенина, считаю долгом опровергнуть неправильные факты и привести свои.

Восстание на судах и в гарнизоне Гельсингфорса началось в 9 часов вечера 3 марта. В 11 часов утра 4 марта команды кораблей и экипажей и полки гарнизона начали сходиться на железнодорожную площадь. Всего собралось около 60.000 человек (армии и флота). Некоторые команды судов и полки подходили до часу дня и позже. До приезда депутатов из Петрограда армия и флот стали выбирать и переизбирать особенно крупных начальников.

Приблизительно около 12 часов дня оратор с трибуны задал флоту вопрос: «Что делать с адмиралом Непениным?» и в ответ более 20.000 голосов единодушно крикнули: «Смерть».

Минут через 20 было послано 6 человек матросов (вооруженных) и им было поручено: доставить адмирала Непенина на площадь. После этого был единодушно выбран в командующие флотом вице-адмирал Максимов, «Адмирал Революции». В 1 час 40 минут дня пришли посланные 6 человек и заявили собранию, что Непенин убит в Свеаборгском порту флотским патрулем. Под громкие крики «ура» был послан автомобиль за адмиралом Максимовым и привез его под звуки «Марсельезы» и крики «ура» как флота, так и армии.

Скажу еще несколько фактов. Товарищ Фельдман говорит, что Непенин убит за строгую дисциплину. Нет, не совсем правильно, хотя отчасти и за это.

За несколько дней до восстания (1 или 2 марта, точно не могу сказать), когда на берегу корабельные и полковые депутаты разрабатывали план восстания, он издал приказ: «Привести корабли на 4-часовую готовность, объявить г. Гельсингфорс на осадном положении и учредить на кораблях и в полках боевые взводы».

Кроме этого он ездил по кораблям и экипажам, и я приведу два случая, что он там делал.
На лин. кор. «Республика» (бывш. «Имп. Павел») он перед строем команды подал руку старшему офицеру и сказал: «Благодарю за порядок и дисциплину, которая у вас введена». (Дисциплина была драконовская, и первый восставший корабль был «Республика»).

В береговой роте минной обороны без всякого повода со стороны команды, обойдя фронт, он сказал: «Вы что, сходки делаете, вам плохо, так знайте, если вы двое сидите в одной рубашке, сидите, я вам третьего посажу» и сделал красноречивый жест рукою.

Я привел здесь только факты, а разбираться в них предоставляю читателям.

Скажу еще несколько слов т. Фельдману.
В Гельсингфорсе не «неразбериха», у нас не «странные нравы», не «странные массы» и не царствуют «странные большевики».

Я—член Гельсингфорсского Совета Армии, Флота и Рабочих и был и слышал, когда т. Фельдман говорил в Совете. Он этого не говорил, он восхищался нашей организацией, а, приехавши в Петроград, пишет такие, как «Среди моряков Балтийского флота», статьи в буржуазной газете.

Были у нас депутаты из разных городов России и с фронта и все, по дороге наслушавшись слухов о «разбойничьем Г-форсе» (подлинные слева депутата с Рижского фронта) и приезжая туда, говорили изумленно: «Мы такой превосходной организации нигде не видали, даже в Петрограде».

Товарищи. Балтийский флот, стоящий в Гельсингфорсе, и гарнизон — не «странные люди», а люди, смело защищающие свою свободу и свободу всех братьев —- людей. Разрухи во флоте нет, и он более чем когда-либо организован, вооружен и снабжен всем необходимым.

Не верьте, товарищи, злобным и неверным, лживым слухам, а знайте, что мы первые положим голову за свободу и права пролетариата.

А. Скуев.

 

События в Кронштадте не позволяют более молчать

Разрозненные попытки прекратить глумление над войском и понятием о завоеванной русскими гражданами свободе, до сих пор еще не открыли дверей кронштадтских тюрем. Может ли армия, занятая созиданием прочного единения офицеров и солдат, в лице своих выборных органов, оставаться молчаливой свидетельницей нравственного истязания сотен офицеров без суда и с засилием ввергнутых в тюрьмы.

Нет—если ей дорога свобода, нет—если ей дорог грядущий новый строй нашей жизни, пусть это кронштадское глумление над правами свободного гражданина радует тех, кто кивает назад на ненавистный русскому народу старый строй, кто таить надежду на возвращение его сквозь ужасы, дым анархии, но мы верим в свободу и клялись ее защищать.

Корпусный штабной комитет второго кавалерийского корпуса, обсудив в заседании 2 июня вопрос о кронштадтских событиях, постановил обратиться с призывом ко всем выборным организациям действующей армии и в частности к заседающим съездам армии и др., с определенным призывом выразить громкий протест объединенного общественного мнения солдат и офицеров действующей армии.

Товарищи, ваш смелый и резкий протест заставляет прозвучать смелее голос правительства. Бросив наше многомиллионное бичующее слово кронштадтцам, мы заставим их одуматься и не коверкать более светлых принципов свободы, равенства и братва нравственным истязанием 200 офицеров. Молчание и бездействие — позор. Мы не можем, мы не смеем молчать.

Председатель ротмистр Гогаевский.

Товарищ председателя солдат Великанов.

Секретарь солдат Толочко.

 

Инцидент на митинге

Письмо в редакцию

В № 72 «Рабочей Газеты» некий Николай Ростов, сообщая о недопустимом инциденте, имевшем место во время митинга в Московском полку 2 июня, сваливает вину на «большевиков» и упоминает при этом мою фамилию как «организатора» митинга. Не откажите поэтому дать место нижеследующему моему заявлению.
2 июня я был приглашен Выборгским районом междурайонцев выступить на митинге на плацу на углу Бабурина пер. и Лесного проспекта.

Когда я и т. Богданов приехали туда в начале шестого, народу было мало и к нам подошел солдат и попросил нас пойти в казармы Московского полка, где «митинг уже идет». Мы столковались с т. Богдановым, что он останется на плацу, а я пойду в полк. Когда я вошел во двор, говорил студент, перед 3-4-тысячной толпой, фамилии которого я не знаю.

В прослушанной мною части его речи никаких «погромных» призывов не было и критика меньшевиков и с.-р. оборонцев велась им в самой приличной и идейной форме. После студента говорил я... В середине моей речи раздались звуки «Марсельезы» и во двор въехал автомобиль с плакатами, музыкой и ораторами. Автомобиль расположился на столь далеком от митинга расстоянии, что я ни одной надписи на плакате не разобрал. Я продолжал свою речь под звуки «Марсельезы», но часть солдат отделилась и направилась к въехавшим, как я предположил, для того, чтобы послушать новых ораторов. Через несколько минут я заметил, что у автомобиля творится что-то неладное и, оборвав свою речь, я направился туда. Когда я подошел к автомобилю, плакаты к моему возмущению оказались изорванными и солдаты продолжали волноваться. Я старался их успокоить и убедить в недопустимости насилия над кем бы то ни было. То же делали и некоторые солдаты и неизвестные мне товарищи большевики.

Когда волнение несколько улеглось, митинг возобновился, и я и целый ряд ораторов-большевиков протестовали против насилия над въехавшими во двор меньшевиками и социалистами-революционерами. Говорили также двое потерпевших с.-р. — рабочий и работница. Но солдаты слушали нас плохо: они ссылались на то, что один из приехавших на автомобиле угрожал им оружием и что на автомобиле партии, зовущей в окопы, были дезертиры их же Московского полка.

Обвинить в печальном и недопустимом инциденте большевиков можно с таким же успехом, с каким я или Троцкий стали бы обвинять меньшевиков в аналогичных инцидентах, имевших место, к сожалению, в целом ряде случаев во время предвыборной кампании, напр. у Юсупова сада в воскресенье 27 мая.

С тов. приветом Н. Урицкий.

«Победоносники»

С чувством тяжелого недоумения и негодования читаем мы развязные выкрики буржуазной прессы, призывающей к оживлению войны и наступлению на русском фронте. «Победоносные» журналисты, разжиревшие купцы и банкиры, поустроившиеся «земгусары», кадетствующие профессора и адвокаты — словом, вся публика, никогда не слыхавшая даже пушечного выстрела, прилагает все усилия, чтобы в новых потоках крови затопить нарождающуюся всемирную революцию.

Они бросают нам, сторонникам мира, обвинения в провокаторстве, а как назвать их, втравливающих в бой миллионы людей, а самих укрывающихся в безопасном месте? Товарищи, мы знаем цену их словам, знаем, что они воинственны только, пока их не трогают, но они туманят головы солдат кровавым угаром. Надо прекратить их вредную агитцню. А для этого есть одна мера — отправка всех «победоносников» на фронт. Гоните их, товарищи, из тыла, гоните их от себя, отправляйте в окопы...

Гг. «победоносники»!

Если честны ваши убеждения, если не низкая ложь ваши слова, если вы верите в необходимость наступления для защиты свободы, то наступайте и сами. На фронт, гг. «победоносники»!

Мы знаем — легко воевать до последней капли чужой крови и до последней чужой копейки. Если вы не таковы, если не гнусная провокация ваши выкрики, то для вас единственный выход — это вступить в ряды бойцов самим.

В окопы, гг. «победоносники»!

Солдаты готовы для вас потесниться.

Действующая армия Вл. Муравьев.

 

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Братание подлежит самому строгому осуждению! (июнь 1917 г.)

Всероссийский съезд советов (июнь 1917 г.)

Об избирательных правах дома Романовых. Особое мнение (июнь 1917 г.)

Революция и армия (начало июня 1917 г.)

Революция. Революционная армия (июнь 1917 г.)

Где нет большевиков или им говорить не дают,—там эксцессы, там разложение (июнь 1917 г.)

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 93 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г, июнь, революция, армия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz