nik191 Вторник, 26.09.2017, 19:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [226]
Как это было [360]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [33]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [238]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1427]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [279]
Революция. 1917 год [325]
Украинизация [66]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Май » 7 » Революция. Граждане! Сохраняйте спокойствие, порядок и дисциплину (19-21 апреля 1917 г.)
05:27
Революция. Граждане! Сохраняйте спокойствие, порядок и дисциплину (19-21 апреля 1917 г.)

 

К моменту

Во имя свободы нам нужна сейчас окончательная победа над немцами!
Все силы и средства должны быть направлены к этой цели.

И во имя этой же цели, немедленно надо принять меры к упорядочению железнодорожного движения. — К этому стремится подлежащая власть, но ей на помощь должны прийти, не теряя ни одной дорогой минуты, военные организации, так как главная и почти единственная масса пассажиров текущего момента—солдаты.

Пусть эти организации разъяснять солдатам всю важность и значение для фронта и государства такой жизненной артерии — как железная дорога. Пусть внушат им, что недостаточно бережное отношение к этому исключительно нужному достоянию государства, может прервать вовсе функционирование дорог, что повлечет тяжкие последствия, неоценимые беды.

Офицеры и солдаты! — Дело обороны страны, дело свободы, подвергается опасности — не теряя ни одной минуты, устраните эту опасность.

 

Нота Временного Правительства

Карты раскрыты. Мы имеем все основания благодарить господ Гучкова и Милюкова за их ноту, напечатанную сегодня во всех газетах.

Большинство Исполнительного Комитета Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, народники, меньшевики, все те, кто до сих пор призывал к доверию Временному Правительству, наказаны вдосталь. Они надеялись, ждали и верили, что Временное Правительство под влиянием благодетельного «контакта» с Чхеидзе, Скобелевым и Стекловым откажется навсегда от аннексий. Вышло немного не так ...

В ноте от 18 апреля Временное Правительство заявляет о

«всенародном (!) стремлении довести мировую войну до решительной победы».

«Само собой разумеется,—прибавляет нота,—Временное Правительство... будет вполне соблюдать обязательства, принятые в отношении наших союзников».

Коротко и ясно. Война до решительной победы. Союз с английскими и французскими банкирами священен...

Кто заключал этот союз с «нашими» союзниками, т. е. с англо-французскими миллиардерами?

Царь, Распутин, царская шайка, конечно. Но для Милюкова и К° договор этот — святыня.
Почему?

Некоторые отвечают; потому, что Милюков неискренний человек, что он хитрец и т. п.

Дело совсем не в этом. Дело в том, что Гучков, Милюков, Терещенко, Коновалов — представители капиталистов.

А капиталистам захваты чужих земель нужны. Они получат новые рынки, новые места вывоза капитала, новые возможности устраивать десятки тысяч своих сынков на прибыльные должности и т. п. Дело в том, что интересы русских капиталистов сейчас такие же, как интересы английских и французских капиталистов. Поэтому, и только поэтому, договоры царя с англо-французскими капиталистами столь дороги сердцу Временного Правительства русских капиталистов.

Новая нота Временного Правительства подольет масла в огонь. Она может только разжечь воинственные настроения в Германии. Она помогает Вильгельму-Разбойнику дальше обманывать «своих» рабочих и солдат и тянуть их на войну «до конца».

Новая нота Временного Правительства ребром поставила вопрос; что же дальше?

С первого же момента нашей революции английские и французские капиталисты стали уверять, что русская революция сделана только исключительно для того, чтобы продолжать войну «до конца». Капиталистам нужно ограбить Турцию, Персию, Китай. Если по этому случаю придется уложить еще с десяток миллионов каких-то там русских мужиков, — что за беда? Была бы только одержана «решительная победа»... И вот теперь Временное Правительство с полной откровенностью стало на тот же путь.

— Воюйте — потому, что мы хотим грабить.

— Умирайте десятками тысяч каждый день — потому, что мы еще не додрались, потому, что мы еще не получили своей доли добычи!    

Ни один сознательный рабочий, ни один сознательный солдат не поддержит более политики «доверия» к Временному Правительству. Политика доверия обанкротилась.

Наша общегородская с.-д. конференция сказала в своей резолюции, что теперь каждый день будет подтверждать правильность нашей позиции. Но такого быстрого хода событий даже мы не ожидали.
Нынешний Совет Рабочих и Солдатских Депутатов поставлен перед выбором: проглотить пилюлю, поднесенную ему Гучковым и Милюковым, значило бы раз навсегда отказаться от самостоятельной политической роли—завтра Милюков положит «ноги на стол» и сведет Совет к круглому нулю; дать отпор на ноту Милюкова — значит порвать со старой практикой доверия и перейти на путь, предлагаемый «Правдой».

Можно, конечно, найти и гнилую середину. Но — надолго ли?

Рабочие, солдаты, скажите теперь во всеуслышание: мы требуем, чтобы у нас была единая власть — Советы Рабочих и Солдатских Депутатов. Временное Правительство, правительство кучки капиталистов, должно очистить место названным Советам.

Н. Ленин

 

На улицах и площадях

 

Митинги. — Манифестации.— Столкновения.- Стрельба.

С раннего утра город продолжает бурно переживать имевшие место накануне события. В отдельных группах страстно обсуждается злоба дня, причем многим неясны картина и смысл всего происходящего. Большинство публики, находясь под впечатлением непрекращающейся травли Ленина, гневно обрушивается на него и его сторонников.

Враждебное отношение к «ленинцам», усиливаемое агитацией отдельных лиц, призывавших к расправе с ними, приводит в середине дня, к трагическим столкновениям.

Около четырех часов дня по Невскому, по Знаменской площади, шла манифестации приверженцев Ленина.
Впереди — бронированный автомобиль с плакатом

«Сгинь, капитализм! Мы уничтожим его пулеметами».

За автомобилем шел отряд красной гвардии, вооруженный винтовками, а далее—манифестания с знаменами, среди которых на одном—черном, надпись:

«Долой Временное Правительство».

Во враждебно настроенной против манифестантов толпе на тротуарах раздались призывы к устройству манифестации с выражением доверия Временному Правительству.

С ближайшего подъезда был снят флаг, и вслед за первой двинулась и вновь организованная манифестация, которая и нагнала первую недалеко от Михайловской улицы. «Ленинцы», при приближении к ним второй манифестации, повернулись к ней. Начались пререкания, быстро перешедшие в брань и угрозы, а затем и в свалку. Раздались выстрелы, их было десять-пятнадцать.

С криками, «Стреляют! Убивают!» толпа манифестантов обеих сторон рассыпалась вдоль улицы, скрываясь в магазинах и дворах.

Между тем, привлеченная выстрелами, стеклась большая толпа из ближайших кварталов. Бывшние здесь офицеры и солдаты бросились на «ленинцев» и многих обезоружили. Солдаты обыскали всех, кто казался им подозрительным, и, если находили оружие, отбирали его.

В это время группа "красной гвардии" продолжала, несмотря на угрозы  солдат и граждан, стоять с оружием в руках. Взаимное озлобление росло и могло закончиться трагически, если бы не удалось уговорить «ленинцев» уйти.

Около шести часов вечера появились грузовые автомобили, разбрасывавшие «воззвания», приглашавшия к успокоению и поддержке Временного Правительства. На Невском происходили многочисленные митинги, и толпа присоединилась к появившимся манифестациям, шедшим со знаменами:

«Единство всех! Долой анархию!»

«Полное доверие Временному Правительству!»

«Доверие Временному правительству и Совету Рабочих и Солдатских Депутатов!»

«Ленина с комп. обратно в Германию!»

Особенно много было последних плакатов.

Манифестанты направились к Мариинскому дворцу. Здесь выступили с речами члены Исполнительного Комитета С. Р. и С. Д. Скобелев и Богданов.

Ораторы призывали граждан к спокойствию и указывали на недопустимость вооруженных манифестаций не только являющихся угрозой жизни отдельных граждан, но терроризирующих население и вносящих непоправимый раскол, опасный для революционных стремлений народа.

Вместе с тем ораторы сообщили, что сейчас будет расклеено объявление Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, которое внесет окончательное успокоение.

После представителей С. Р. и С. Д. выступил тов. мин. юстиции А. С. Зарудный, благодаривший манифестантов от имени Временного Правительства

От Мариинскаго дворца толпа манифестантов отправилась к дому военного министра.

А. И. Гучков обратился к толпе с речью, приглашавшей ее подержать Временное Правительство и дать отпор тем, кто к ужасам трехлетней войны хочет прибавить ужасы внутренней.

Резюмируя впечатления, можно сказать, что возбужденное состояние вызывалось больше всего страхами за могущий произойти раскол среди сил, стоящих на страже так долгожданной свободы. Это слышалось в каждой кучке, это повторяли все случайные ораторы из толпы. Единение, согласованная деятельность Временного Правительства и Совета Рабочих и Солдатских Депутатов—таков лозунг дня.

Тревожное настроение привело к сильной нервности публики, которую незначительные происшествия повергают в панику. Звука открытого клапана автомобиля достаточно было, чтобы толпа бросилась врассыпную, крича о стрельбе.

К несчастью, этому настроению дала новую пищу повторившаяся около 10 часов вечера, стрельба.
Новая партия вооруженных «ленинцев» с плакатом «Долой Временное Правительство» шла по Садовой к Невскому. Навстречу ей от Невскаго двигались шеренгой поперек улицы солдаты, приглашавшие расходиться  по домам в виду призыва Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

Вооружение «ленинцев» и их знамя вызвали новые протесты со стороны публики и солдат. Студент инст. путей сообщения Балыков, подойдя к группе «ленинцев» попросил объяснения по поводу вооружения и выступления. «Ленинцы» набросились на Балыкова, и не успевшие придти ему на помощь солдаты вырвали его из их рук сильно избитым и тяжело раненым прикладом в голову. Возмущенные солдаты, в свою очередь бросились на «ленинцев», а последние открыли стрельбу, в результате которой снова три жертвы: два солдата убито, один ранен.

Улица тотчас опустела. Толпа с Невского и даже милиционеры не решались больше идти навстречу «ленинцам», за которыми на этот раз осталось «поле сражения». Но негодование, вызванное ими, столь велико, что только благоразумное распоряжение Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, запрещающее митинги в течение двух дней, может избавить город от повторения эксцессов.

В 5 часу дня небольшая группа, человек 80—100, двинулась от Гостинаго двора к Мариинской площади. Впереди манифестантов колыхалось красное знамя с надписью:

«Да здравствует Гучков и Милюков! Да здравствует Временное Правительство».

Встречная публика частью с энтузиазмом, частью под влиянием грозных требований—шапки долой!— обнажала головы и провожала манифестацию кликами «ура»!

По мере приближения процессии к Морской ул. число манифестантов росло.
Из окон магазинов, банков, контор и пр. неслись возгласы одобрения и клики:

«Да здравствует Временное Правительство!»

Несмолкаемые гудки автомобилей покрывали гул возбужденной толпы. Это разъезжали члены Исполнительного Комитета Сов. Раб. и Сол. Деп., наблюдавшие за порядком и вносившие некоторое успокоение в возбужденную массу.

В это время на Невском пр. послышались отдельные клики «ура, за нами!». Шла новая группа с большим плакатом:

«Ленина и его компанию обратно в Германию!»

Это выступление, не встретив сочувствия, вызвало все же весьма оживленные разговоры. Митинги-летучки то тут, то там обсуждали вопрос о деятельности Ленина, причем из уст наиболее напуганных событиями «обывателей» непрестанно слышалось:

«Расправьтесь с Лениным и все пойдет, как следует!»

Всякие попытки возражать и указывать на недопустимость таких способов борьбы встречали враждебное отношение и опошленные подозрения в провокации с требованием выяснения личности. Наиболее сдержанным элементом, умело умиротворяющим страсти, были солдаты, которые обращались ко всем группам с просьбой спокойно разойтись.

Наиболее организованными оказались, все же выступления рабочих. Колонна Выборгской Стороны, двинувшаяся с завода Новый Лесснер, с пением марсельезы направилась через Троицкий мост к Невскому пр. Впереди красная гвардия, далее безоружные рабочие, женщины, мужчины и подростки, и среди моря голов — знамена, знамена без конца.    

—    В борьбе обретешь ты право свое!
—    Да здравствует международный социализм!
—    Да здравствует Интернационал!
—    Пролетарии всех стран соединяйтесь!
—    Долой Временное Правительство!
—    Поддержка Совету Рабочих и Солдатских Депутатов.

И еще целый ряд лозунгов, определяющих пути, на которые вступил петроградский пролетариат.
Немного спустя двинулась процессия Петроградской стороны.

Как и в выборгской колонне, здесь та же последовательность: красная гвардия, а за ней—стройные ряды рабочих, распевающих песни свободы.

 

Воззвание Исполнительного Комитета Совета Рабочих и Солдатских Депутатов


Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Солдатских Депутатов в заседании 21 апреля постановил обратиться ко всем гражданам со следующим воззванием:

«Граждане!

В минуты, когда решаются судьбы страны, каждый опрометчивый шаг грозит нам опасностью.

Манифестации по поводу ноты Правительства по внешней политике привели к столкновениям на улицах. Есть раненые и убитые.

Во имя спасения революции от грозящей ей смуты, мы обращаемся к вам с горячим призывом:

Сохраняйте спокойствие, порядок и дисциплину.

Совет Рабочих и Солдатских Депутатов обсуждает создавшееся положение. Верьте, Совет найдет пути для осуществления вашей воли. А пока пусть ничто не нарушает мирного течения жизни в Свободной России.

Товарищи-солдаты!

Без зова Исполнительного Комитета в эти тревожные дни не выходите на улицу с оружием в руках. Только Исполнительному Комитету принадлежит право располагать вами.

Каждое распоряжение о выходе воинской части на улицу (кроме обычных нарядов) должно быть отдано на бланке Исполнительного Комитета, скреплено его печатью и подписано не меньше, чем двумя из следующих лиц: Чхеидзе, Скобелев, Бинасик, Соколов, Гольдман, Филипповский и Богданов.
Каждое распоряжение проверяйте по телефону № 104-06.


Товарищи рабочие и милиционеры!

Оружие у вас служит лишь защите революции. В манифестациях и на собраниях оно вам не нужно. Здесь оно становится угрозой для дела свободы. Идя на собрания или демонстрацию, не берите оружия с собой.
Исполнительный Комитет призывает все организации помочь ему в поддержании спокойствия и порядка.
Никакие насилия граждан друг над другом не могут быть допущены в свободной России.

Смута выгодна лишь врагам революции. Кто ведет к смуте, тот—враг народа.

Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

 

ПЕТРОГРАД, 21 апреля (4 мая).

Снова за свое короткое, но бурное существование русская революция переживает очень серьезный момент.

Временное Правительство и Совет Рабочих и Солдатских Депутатов вступили в конфликт. И в конфликт по такому важному вопросу, как быть или не быть русской революции. Ибо от того или другого ответа на то, признает ли трудовая демократия России мир без аннексий и контрибуций или нет, зависит судьба юной свободы и социальной справедливости на востоке Европы и международного социализма во всем мире.

Совет Рабочих и Солдатских Депутатов говорит: да, признает. Временное Правительство, сбитое с толку софизмами своего министра иностранных дел, говорит: нет, не признает. Роковое столкновение!

Исполнительная власть фактической республики и контролирующая деятельность трудовых масс стоят друг против друга.

И как жалки кажутся нам люди, которые в этот исторический час говорят о преступных интригах, об игре честолюбий, о безумной узости революционных фанатиков, о том, что представители трудовой Демократии мешают спать министерские лавры гражданина Милюкова. Войне будет нанесен решительный удар, или она еще долго будет терзать и губить человечество. А нам толкуют о дерзости пролетария и солдата, посягающих на кадетскую мудрость дипломата...

Мы надеемся, что великий конфликт разрешится в интересах революционной России и всемирного социализма. Мы хотим верить, что Временное Правительство поймет, какую оно берет ответственность на себя, отказывая трудовым массам в их праве нести в захлебывающийся кровью мир завет братства и любви.

 

Поздно ночью

До поздней ночи на Невском продолжаются возбужденное оживление и манифестации. Там и здесь появляются группы людей, слышится «долой!» «ура!» Общее внимание привлекают к себе странные всадники в солдатских шинелях с винтовками за плечом, подъезжающие к группам с возгласом:

— Долой Ленина!.. Не верьте ему!..

Все это происходит даже около часа ночи. Почти совершенно отсутствуют рабочие пиджаки и куртки, а также солдатские шинели, и преобладают «ясные пуговки», «котелки» и «шляпки».

Вдруг появляется манифестация человек в 200, преимущественно, из учащихся средне-учебных заведений, с плакатами на шелковой материи, с надписями, предлагающими Ленину отправиться обратно в Германию. Публика приветствует манифестантов одобрительными возгласами.

Общее впечатление - трудовой народ, непосредственно и глубоко переживающий все, что связано с нотой г. Милюкова, удалился с улиц: они теперь, в этот поздний час, принадлежат к публике, явно расположенной в пользу министра иностранных дел.


На своих позициях

Уже день 20-го числа был днем стихийного, спонтанного взрыва негодования трудовой демократии. С утра, как снег на голову, свалилась на нее «нота» министерства иностранных дел к союзным правительствам; и, вопреки данному Исполнительным Комитетом по всем районам лозунгу сохранять хладнокровие и спокойствие, выжидать решения Исполнительного Комитета и всего Совета Р. и С. Д., несмотря на то, что общее собрание Совета было назначено на следующий день,— без вспышки нетерпения дело не обошлось. В один из полков явился какой-то бывший член Исп. Ком. и на свой личный риск и страх призвал его демонстрировать против главы нашей иностранной политики. Полковой комитет, знавший оратора прежде, как члена Исп. Ком., в атмосфере возбуждения, вызванного «нотой», решился на поспешный шаг: повел полк на демонстрацию к Мариинскому дворцу. Его примеру последовали еще два-три извещенные об этом полка, и еще немного—произошла бы колоссальная демонстрация всего петроградского гарнизона.

К счастью, из одного из полков о происходящем дали знать в Исп. Ком. С. Р. и С. Д. Немедленно же, так же по телефону, по всем полкам, по всем казармам полетело распоряжение не двигаться и оставаться спокойными; немедленно же несколько видных членов И. К. двинулись на автомобилях перехватывать по пути двинувшиеся на демонстрацию войсковые части; те же, которые успели собраться около Мариинского дворца, выслушав речи тов. Скобелева, Стеклова и др., в полном порядке возвратились в свои казармы. Этот день лишний раз показал, каким непререкаемым авторитетом пользуется С. Р. и С. Д. среди петроградского пролетариата и в революционной армии. Исп. Ком. призовет к себе безответственного инициатора демонстрации и даст ему почувствовать, что в такие острые и трудные моменты личная инициатива, действия за свой страх и риск каких-то партизанов есть дело абсолютно недопустимое, и сумеет раз навсегда положить конец несдержанному индивидуальному почину, граничащему с авантюризмом.

На многих фабриках и заводах первое впечатление от «ноты» было также ошеломляющее. Первое движение едва ли не повсюду было—бастовать и двинуться на центральные улицы и площади города с демонстрацией. Во многих местах не было недостатка в искренних, но политически неуравновешенных демагогах, пытавшихся овладеть движением и вырвать руководство массами из рук представителей того организующего начала, которое воплощено в исполнительных органах Совета. Однако, и на этот раз жизнь показала, каким могучим регулятором движения успел стать Совет. Не без борьбы, но по всей линии восторжествовали лозунги спокойствия и хладнокровия.

Общее же собрание Совета всецело прошло под знаком решимости твердо стоять на позициях трудовой демократии, но не поддаваться никаким — даже самым психологически-естественным и морально законным—порывам слепого чувства и страсти.

Менее благополучно прошел вчерашний день. Но за то, что случилось вчера, Совет Р. и С. Д, может снять с себя—как увидит читатель ниже— всякую ответственность.

Трудовая демократия ждет тех результатов, которые даст ночное заседание Исполнительного Комитета Совета Рабочих и Солдатских Депутатов совместно с членами Временного Правительства и Исполнительного Комитета Государственной Думы.

Трудовая демократия вооружилась терпением. Наши призывы к спокойствию и терпению ею поняты и оценены. Ибо терпение, к которому мы ее призываем, есть не былое «всевыносящее терпение» привычного раба, допускающего распоряжаться его судьбами помимо его воли,—а терпение класса, успевшего приобрести боевой закал, боевую выдержанность и дисциплинированность. Ибо трудовая демократия чувствует и сознает свою силу, а силе—настоящей силе—свойственны спокойствие и самообладание.

Трудовая демократия ждет. Она ждет, укрепившись на своих позициях.

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Революция. Манифестация и митинг воинов - инвалидов. 16 апреля 1917 года

Революция. «Отечество в опасности!»

Революция и крестьянский вопрос (апрель 1917 г.)

Революция. Тревога за расстройство тыла

Революция. Граждане! Сохраняйте спокойствие, порядок и дисциплину (19-21 апреля 1917 г.)

Революция. Долой войну! (19-21 апреля 1917 г.)

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 76 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., революция, апрель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz