nik191 Воскресенье, 17.12.2017, 01:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [236]
Как это было [371]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [13]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [244]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1490]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [288]
Революция. 1917 год [478]
Украинизация [76]
Гражданская война [12]
Брестский мир с Германией [13]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Май » 27 » Революция. Долой анархию! (май 1917 г.)
04:58
Революция. Долой анархию! (май 1917 г.)

 

По материалам периодической печати за май 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

Борьба с Анархией

 


Прапорщик Волынского полка Т. Кирпичников, первый поднявший знамя восстания с частью Волынцев против нашего старого режима, обратился к Министру-Председателю кн. Г. Львову с письмом, в котором отмечая, между прочим, растущую в стране анархию, говорит:

«всякий единичный случай самоволия и самоуправства пока еще мало сознательной толпы, малейшее активное неповиновение со стороны отдельных лиц и групп должны немедленно и строго подавляться всеми средствами, находящимися в распоряжения народной власти.

Как русская революционная армия не должна бездействовать перед лицом врага, так революционное Правительство не должно бездействовать в отношении врагов нового строя, сеятелей смуты и виновников раздоров.

Братание—на фронте и попустительство в тылу—одинаково тяжкие преступления перед родиной.

Если мы, господа министры, боясь нареканий, не примете самых решительных мер в борьбе с анархией, то вы погубите свободу и вернете деспотизм. Жизнь и счастье родины в ваших руках.

Господа министры, не закрывайте глава на опасность анархии, прекращайте ее в самом зародыше. Ее безнаказанность соблазняет одних, приводит в отчаяние других, убывает авторитет вашей власти и позорит Россию.

Высокие революционные награды—георгиевский крест и чин прапорщика, данные мне за то, что 17 февраля я вывел доблестный волынский полк на борьбу за свободу, дают мне право, а тревога за участь этой свободы налагает на меня обязанность — обратиться к вам с горячим призывом защищать свободу от тех, кому она не дорога, от тех, кто готов пожертвовать ею за минутное торжество своей партийной программы и от тех, кто видит в ней источник самоуправства, насилия и раздоров».

По поводу настоящего письма нам хотелось бы указать прежде всего, что Временное Правительство совершенно лишено возможности бороться с анархией на всем необъятном просторе России, если сами граждане не предпримут для этого надлежащих мер.

В самом деле, что прикажете делать с таким, например, случаем, который приводит «Русское Слово»:
В станице Александровской, по распоряжению атамана Сюдского, уничтожены недавно разведенные промышленные сады.

Среди бела дня в станице раздался тревожный набат. Обыватели выбежали на улицу. Пожара не было. Направились к станичному правлению.
Там атаман станицы Сюдский и его помощник Сильчев стали призывать население к уничтожению молодых станичных садов, разведенных якобы «самовольно». На призыв отозвалось около 30-ти станичников, у которых нет ни кола, ни двора.
Под предводительством атамана и его помощника, толпа отправилась разрушать сады. Изгороди были поломаны и сожжены, молодые саженцы выдернуты из земли с корнями, 5 — 6-летния деревца поломаны. Уничтожены также и старые сады.
Толпа не ограничилась этим и стала уничтожать посеянные в огородах овощи.
Лицам, которые пытались воспрепятствовать уничтожению садов и огородов толпа грозила самосудом.
Одна женщина, владелица уничтоженного столетнего сада, с отчаяния бросилась в колодец, откуда ее с большим трудом извлекли со слабыми признаками жизни.
Убытки, причиненные разгромом, достигают 100.000 рублей.

Причем тут, в только что описанном случае, Временное Правительство и, каким путем бороться с анархией, которая как чума и холера расползается по всей стране.

Если погром в станице Александровской являлся единичным явлением, о—тогда, конечно, локализировать подобного рода случай не предоставляло бы особых затруднений.

Разверните, однако, любую газету и просмотрите провинциальную хронику и вы прочтете ежедневно десятки таких «случаев».

Бороться с самоуправством, бороться с насилием, конечно, долг каждого правительства, тем более в самом Петрограде, где в распоряжении власти имеется громадная сила. Но, спрашивается, как именно следует при этом бороться?

Власть не может предусмотреть и пресечь преступление. Она может сопротивляться длительному преступлению, если агенты ее поспеют во время к месту совершения насилия. Либо, наконец, власть может задержать преступников и предать их гласному суду уже после совершения насилия.

Останавливаясь на последней мере мы усматриваем в ней наиболее радикальную меру для борьбы с анархией.

Мы пожинаем в настоящие смутные дни плоды деятельности старой власти, которая сознательно держала народ во тьме; сознательно задерживала развитие просвещения. Вместе с тем своими собственными действиями старая наша власть все время преступно расшатывала в народных массах всякое уважение к праву и закону.

Единственный способ водворить в России постепенно уважение к праву—это гласный и немедленный суд над лицами, нарушившими право.

Только независимый гласный народный суд может остановить начавшуюся по всей стране гражданскую войну.
Только твердое убеждение всех темных сил, всегда подымающих голову в годину народных бедствий, что преступление не останется безнаказанным и получит должное возмездие,—внесет в страну необходимое отрезвление.
Уважение к праву создается двумя способами: просвещением и судом.

Первый способ может иметь реальное значение только для подрастающих поколений; второй — действовал и, надо полагать, будет действовать всегда во всех культурных государствах, в том числе и в России.

 

Запугивание народа буржуазными страхами


Газеты капиталистов, с «Речью» во главе, лезут из кожи вон, чтобы запугать народ призраком «анархии». Не проходит дня, чтобы «Речь» не кричала об анархии, не раздувала известий и слухов об отдельных, совершенно ничтожных случаях нарушения порядка, не запугивала народ призраком запуганного буржуа.

За «Речью», за всеми газетами капиталистов тянутся давшие себя запугать газеты народников (соц.-рев. в том числе) и меньшевиков. «Известия» Петроградского Совета Р. и С. Деп., вожди которых в данный момент принадлежат к этим партиям, в сегодняшней передовице окончательно переходят на сторону распространителей «буржуазных страхов», договариваясь до такого... как бы это помягче выразиться?., явно преувеличенного заявления:

«Идет разложение в армии. Местами идут беспорядочные захваты земли, истребление и расхищение скота и инвентаря. Растет самоуправство»...

Под самоуправством народники и меньшевики, т. е. партии мелкой буржуазии, разумеют, между прочим, взятие всей земли крестьянами на местах, не дожидаясь Учр. Собрания. Именно этот жупел («самоуправство») выдвинул, как известно, министр Шингарев в своей знаменитой телеграмме, в свое время обошедшей газеты (см. «Правду» № 33).

Самоуправство, анархии... какие страшные слова! Но пусть народник или меньшевик, желающий думать, поразмыслит немного над следующим вопросом:

До революции земли были у помещиков. Это не называлось анархией. А к чему это привело? К краху по всей линии, к «анархии» в самом доподлинном смысле слова, т. е. к полному разорению страны, к разорению и гибели большинства населения.

Мыслим ли отсюда иной выход, кроме величайшей энергии, инициативности, решительности большинства населения? Ясно, что нет.

Что же получается в итоге?

1)    Сторонники царя за всевластие помещиков в деревне и за сохранение ими всей земли. Они не боятся действительно получавшейся также от этого «анархии».

2)    Кадет Шингарев, как представитель всех капиталистов и помещиков (кроме кучки царистов), стоит за «примирительные землевладельческие камеры для добровольного соглашении между земледельцами и землевладельцами при волостных продовольственных комитетах» (см. его телеграмму). Мелкобуржуазные политики — народники и меньшевики — идут на деле за Шингаревым, советуя крестьянам «ждать» до Учр. Собрания и называя немедленную конфискацию земель самими крестьянами на местах «анархией».

3)    Партия пролетариата («большевики») стоят за немедленный захват земель крестьянами на местах, рекомендуя величайшую организованность. Мы не видим тут «анархии», ибо именно такое решение —и только такое решение —есть решение по большинству местного населения.

С которых пор решение по большинству называется «анархией»? Не правильнее ли называть анархией решение— по меньшинству, предлагаемое в разных формах и царистами и Шингаревым?

Ибо если Шингарев хочет заставить крестьян «добровольно» «примириться» с помещиками, то это есть решение по меньшинству, ибо крестьянских семей приходится в России, на круг, 400 против 1 семьи крупного помещика. Если я предлагаю тремстам семей «добровольно» «соглашаться» с одной семьей крупного эксплуататора, то я предлагаю решение в угоду меньшинства, решение анархическое.

Вы, господа капиталисты, криками об «анархии» прикрываете защиту интересов одного против трехсот. Вот в чем гвоздь.

Возразят: но ведь вы хотите решения дела одними местными людьми, не дожидаясь Учред. Собрания! Ведь вот в чем анархия!

Отвечаем: а Шингарев чего хочет? Тоже решения дела местными людьми («добровольным соглашением» крестьян с помещиками), тоже не дожидаясь Учредительного Собрания!

По этому пункту между нами и Шингаревым разницы нет: мы оба за окончательное решение Учр. Собранием и за предварительное решение — и проведение в жизнь— местными людьми. Разница между Шингаревым и нами только та, что мы говорили: 300 решат, 1 подчинись;

а Шингарев говорит: если 300 решат, это будет «самоуправство», а пусть 300 «согласятся» с 1.

Как низко должны были пасть народники и меньшевики, чтобы помогать Шингаревым и Ко распространять буржуазные страхи.

Боязнь народа—вот что руководит этими руководителями страхов и ужасов.

Бояться народа нечего. Решение большинства рабочих и крестьян не есть анархия. Такое решение—единственный возможный залог демократии вообще и успеха в приискании мер избавления от разрухи —в частности.

Н. Ленин

 

Клуб анархистов-коммунистов

19-го апреля группа представителей партия анархистов-коммунистов явилась, по словам «Дня», к помощнику комиссара выборгского района, занимающему с подчиненным ему составом милиции одну из небольших дач на участке П. П. Дурново в д. № 17 по Полюстровской наб., и заявила ему, что в виду недостаточности помещения, которым они располагают на Варваринской улице, они решили занять главную дачу бывшего царедворца П. П. Дурново и потребовали выдачи ключей. Так как у помощника комиссара ключей не оказалось, то анархисты сломали двери дачи и заняли весь верхний этаж, состоящий из ряда больших комнат. Новые хозяева заявили, что численность их партии в Петрограде уже превысила 1000 человек, что занятое помещение им необходимо под их клуб.

Большая часть багажа новых обитателей дачи была немедленно перевезена. Она состояла, главным образом, из огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Около дома установлен собственный караул. Комиссариату заявлено чтобы он не вмешивался в дела центрального пункта партии, так как необходимые разъяснения представителем ее даны в совете рабочих и солдатских депутатов.

 

Кому это нужно?

27 апреля, в день заседания членов Гос. Думы всех созывов, явилось 60 чел. юнкеров, кажется Николаевского училища, и заявили караулу Таврич. дворца, преображенцам и волынцам, что они явились для усиления охраны и для более тщательной проверки билетов желающих попасть на торжественное собрание членов Думы.

В отдельных беседах юнкера указывали, что солдаты недостаточно грамотны, что требуется более тщательный контроль и что это могут сделать только они — юнкера.

Но преображенцы и волынцы поняли иначе факт присылки юнкеров и категорически отказались произвести смену.

Они увидели в этом акт недоверия к революционным войскам. «У нас достаточно грамотных солдат»—говорили они:—пора отказаться от взгляда на солдат как на серую, некультурную скотину».

«Для того, чтобы совершить революцию, мы оказались достаточно грамотными, — трунили они, — позвольте же нам быть „грамотными" и для охраны завоеваний революции».

«Мы взяли революционным путем Таврический дворец и никому его не сдадим», — негодующе твердили преображенцы и волынцы,—Умирать в окопах мы годны, а билеты проверять негодны?»
Юнкера принуждены были ретироваться.

Мы приветствуем стойкость тт. преображенцев и волынцев.

Они правильно усмотрели в этом недоверие к себе.

Они дали достойный отпор.

Но этого мало:

Мы требуем разъяснений.
Мы требуем назвать тех, кто прислал юнкеров.
Мы требуем мотивов, ясных, определенных, без оговорок.
Мы требуем сделать это немедленно.

Мих. Лашевич.

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Революция и армия. Россия уже кажется занесла ногу над пропастью (май 1917 г.)

Революция. Вернуть богатства монастырей свободной России (май 1917 г.)

Революция. Мы протестуем против затеи Ленина и Ко. (май 1917 г.)

А. Ф. Керенский среди войск (май 1917 г.)

Революция. Долой анархию! (май 1917 г.)

Революция погибла! Свобода погибла! Россия погибла! (май 1917 г.)

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 147 | Добавил: nik191 | Теги: анархия, революция, Май, 1917 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz