nik191 Пятница, 22.09.2017, 18:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [225]
Как это было [359]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [33]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [238]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1423]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [279]
Революция. 1917 год [319]
Украинизация [65]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Май » 20 » Революция. Армия и война (конец апреля 1917 г.)
05:15
Революция. Армия и война (конец апреля 1917 г.)

 

По материалам периодической печати за май 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

Резолюция о войне, принятая Всероссийской конференцией


26 апреля 1917 г.

(Принята всеми голосами при 7 воздержавшихся)

 

I

Современная война со стороны обеих групп воюющих держав есть война империалистическая, т. е. ведущаяся капиталистами из-за дележа выгод от господства над миром, из-за рынков финансового (банкового) капитала, из-за подчинения слабых народностей и т. д. Каждый день войны обогащает финансовую и промышленную буржуазию и разоряет и истощает силы пролетариата и крестьянства всех воюющих, а затем и нейтральных стран. В России же затягивание войны, кроме того, несет величайшую опасность завоеваниям революции и ее дальнейшему развитию.

Переход государственной власти в России к Временному Пр-ву, правительству помещиков и капиталистов, не изменил и не мог изменить такого характера и значения войны со стороны России.

Этот факт особенно наглядно обнаружился в том, что новое правительство не только не опубликовало тайных договоров, заключенных бывшим царем Николаем II с капиталистическими правительствами Англии, Франции и т. д., но и формально подтвердило без опроса народа эти тайные договоры, обещающие русским капиталистам ограбление Китая, Персии, Турции, Австрии и т. д. Сокрытием этих договоров русский народ вводится в обман относительно истинного характера войны.

Поэтому пролетарская партия не может поддерживать ни теперешней войны, ни теперешнего правительства, ни его займов, не разрывая совершенно с интернационализмом, т. е. братской солидарностью рабочих всех стран в борьбе против ига капитала.

Никакого доверия не заслуживают обещания нынешнего правительства отказаться от аннексий, т. е. от завоевания чужих стран или от насильственного удержания в пределах России каких-либо народностей. Ибо,

во-1-х, капиталисты, связанные тысячами нитей банкового капитала, не могут отказаться от аннексий в данной войне, не отказавшись от прибыли на миллиарды, вложенные в займы, в концессии, в военные предприятия и т. д.

Во-2-х, новое правительство, отказавшись от аннексий для обмана народа, заявило устами Милюкова 9 апр. 1917 года в Москве, что оно от аннексий не отказывается, а нотой от 18 апреля и разъяснением ее от 22 апреля оно подтвердило захватный характер своей политики.

Предостерегая народ против пустых полуслов капиталистов, конференция заявляет поэтому, что надо строго отличать отказ от аннексий на словах и отказ от аннексий на деле, т. е. немедленное опубликование и отмену всех тайных грабительских договоров и немедленное предоставление всем народностям права свободным голосованием решить вопрос, желают ли они быть независимыми государствами или входить в состав какого угодно государства.

II

Так называемое «революционное оборончество», которое охватило теперь в России все народнические партии (нар.-соц., трудовики, соц.-рев.) и оппортунистическую партию с.-д.-меньшевиков (О. К., Чхеидзе, Церетели и др.), а также большинство беспартийных революционеров, представляет из себя, по своему классовому значению, с одной стороны, интересы и точку зрения зажиточных крестьян и части мелких хозяев, которые, подобно капиталистам, извлекают прибыли от насилия над слабыми народами. С другой стороны, «революционное оборончество» является результатом обмана капиталистами части пролетариев и полупролетариев города и деревни, которые по своему классовому положению в прибылях капиталистов и в империалистской войне не заинтересованы.

Конференция признает безусловно недопустимыми и означающими на деле полный разрыв с интернационализмом и социализмом какие бы то ни было уступки «революционному оборончеству».

Что касается оборонческих настроений широких народных масс, то наша партия будет бороться с этими настроениями неустанным разъяснением той истины, что бессознательно доверчивое отношение к правительству капиталистов есть в данный момент одна из главных помех к быстрому окончанию войны.

III

Что касается до самого важного вопроса о том, как окончить возможно скорее и притом не насильническим, а истинно-демократическим миром эту войну капиталистов, то конференция признает и постановляет:

Нельзя окончить эту войну отказом солдат только одной стороны от продолжения войны, простым прекращением военных действий одною из воюющих сторон.

Конференция протестует еще и еще раз против низкой клеветы, распространяемой капиталистами против нашей партии, именно будто мы сочувствуем сепаратному (отдельному) миру с Германией. Мы считаем германских капиталистов такими же разбойниками, как капиталистов русских, английских, французских и пр., а императора Вильгельма таким же коронованным разбойником, как Николая II и монархов английского, итальянского, румынского и всех прочих.

Наша партия будет терпеливо, но настойчиво разъяснять народу ту истину, что войны ведутся правительствами, что войны всегда бывают связаны неразрывно с политикой определенных классов, что эту войну можно окончить демократическим миром только посредством перехода всей государственной власти, по крайней мере нескольких воюющих стран, в руки класса пролетариев и полупролетариев, который действительно способен положить конец гнету капитала.

Революционный класс, взяв в свои руки государственную власть в России, принял бы ряд мер, подрывающих экономическое господство капиталистов, и мер, ведущих к их полному политическому обезврежению, и немедленно и открыто предложил бы демократический мир всем народам на основе полного отказа от каких бы то ни было аннексий и контрибуций. Эти меры и это открытое предложение мира создали бы полное доверие рабочих воюющих стран друг к другу и неизбежно привели бы к восстаниям пролетариата против всех империалистических правительств, которые воспротивились бы предложенному миру.

Пока же революционный класс в России не взял в свои руки всей государственной власти, наша партия будет всемерно поддерживать те пролетарские партии и группы за границей, которые на деле ведут уже во время войны революционную борьбу против своих империалистических правительств и своей буржуазии. В особенности же партия будет поддерживать начавшееся массовое братание солдат всех воюющих стран на фронте, стремясь превратить это стихийное проявление солидарности угнетенных в сознательное и возможно более организованное движение к переходу всей государственной власти во всех воюющих странах в руки революционного пролетариата.

 

Приказ военного и морского министра

26-го апреля № 2

Офицеры доблестной армии и доблестного флота! за время последних событий, сопровождавших внутренний переворот в России, я имел возможность лично наблюдать за отношением офицерского состава к новому укладу, установившемуся в жизни государства и армии.

Мои поездки по всему боевому фронту дали мне возможность сделать правильную оценку того огромного труда, который вложен офицерским составом в дело приспособления армии и флота к условиям новой политической обстановки, тех самоотверженных усилий, которые проявлены офицерами в напряженной работе по введению в новое русло армейской жизни бурных течений, порожденных революцией.

Все виденное мною лично, все слышанное мною от лиц, приезжающих с мест, заставляет меня, по долгу совести, с чувством глубокой признательности засвидетельствовать, что генералы, адмиралы, штаб и обер-офицеры армии и флота в дни строительства новой свободной России — горячо, смело и искренно пошли навстречу новым веяниям, стремясь к единению и братству с солдатом и матросом, и своей дружной, идейной, плодотворной работой помогают устроению на новых началах, умиротворению армии и флота.

Но много еще работы предстоит впереди. Однако пройденный путь уже дает мне право высказать уверенность, что в такой самоотверженной работе офицерского состава, сумевшего сплотиться с солдатской массой, связавшего себя с нею сердечными товарищескими узами, в этой работе заключается залог нашей грядущей победы, — победы как над нашим упорным врагом— немцем, так и над теми трудностями, которые мы встречаем на пути утверждения новых начал нашей государственной жизни.

Вам, офицеры армии и флота, вам самоотверженные труженики, поднявшие на плечах своих эту тяжелую работу, вам изъявляю я, от лица Временного Правительства, глубокую благодарность.

Отечество не забудет оказанной ему вами в эти тяжелые дни услуги, отечество с надеждой и доверием взирает на ваши труды.

 

Приказ Верховнаго Главнокомандующаго

Верховным Главнокомандующим генералом М. В. Алексеевым издан следующий приказ к действующей армии:

23 апреля в расположение 151 пехотного Пятигорского полка, 38 дивизии, явился немецкий полковник-переговорщик, выразивший желание, чтобы его отправили в штаб армии. Когда ему в этом было отказано, немец высказал сопровождавшему его офицеру сожаление, что его не приняли, так как он хотел поговорить с командиром корпуса и командующим армией, согласен был бы ехать в Петроград. О чем хотел говорить немецкий полковник, он ничего не сказал.

Между тем, среди солдат Пятигорского полка возникло недовольство, что старшие начальники не допускают переговорщиков сговариваться о мире, который невыгоден начальникам и желателен солдатам.
Печальный случай, о котором тяжело и совестно говорить.

Солдаты! Каждый из нас должен выполнять закон и никто не имеет права своевольничать.

Закон запрещает даже Верховному Главнокомандующему принимать переговорщиков, являющихся будто бы предлагать мир. Кто из начальников нарушит этот закон, тот будет изменником своему отечеству.

Только Временное Правительство может начать переговоры о мире; только оно знает в согласии со всем русским народом, когда и как нужно окончить войну. Переговоры об этом будут вестись не на позициях, не через переговорщиков-полковников, а через особых уполномоченных дипломатов.

Немец хорошо знает это, но он шлет своих переговорщиков, чтобы высмотреть наше расположение, чтобы провокаторски посеять рознь между нами, возбудить подозрение к начальникам.

Солдаты! Обращаюсь к вашему уму, к вашему здоровому русскому сердцу! Пробудитесь от дремоты, навеянной на вас хитрым врагом и его провокаторами—агентами.

Если бы враг действительно хотел мира, он знал бы как и через кого нужно начать переговоры с нашим Правительством. Но он к Правительству не обращается: он не ищет мира, а ищет только способа разрушить порядок в наших полках, подорвать веру в начальников, усыпить нас еще более мечтами о скором мире.

Проснитесь! Мир можно добыть только одной победою над врагом. Отечество ждет, что мы все дадим ему эту победу.

Верьте же своим начальникам, как старшим товарищам, любящим солдата и живущим одною с вами боевою жизнью.

Горе той армии, которая не верить своим начальникам.

Пятигорскому полку напоминаю его славную прежнюю службу.

Неужели погибли все славные пятигорцы-богатыри и остались в полку только дряблые и малодушные, для которых мир, хотя бы позорный и пагубный на веки для Родины, дороже и слаще всего!?

Неужели теперешний состав Пятигорского полка забыл свой долг перед отечеством и на радость своему врагу омрачит беспорядками свой славный полк?

Вспомните все в армии, что кроме собственного блага есть благо Родины, есть долг, есть обязанность!

Храбрые, доблестные и честные русские офицеры и солдаты-граждане, заклеймите позором тех малодушных, которые умеют думать только о себе и спасении своей драгоценной жизни!

Подписал: генерал-от-инфантерии Алексеев».

 

Приказы по военному ведомству

 

(Пр. в. в. 28 апреля № 238).

С фронта идут печальные вести о том, что наши солдаты вступают в дружеское общение с нашими врагами, — германцами и австрийцами.

Русские воины, со свойственными нашему народу доверчивостью и добродушием, охваченные радостью завоеванных нашей Родиной свобод, готовы, по-видимому, видеть в жестоком враге своего брата.

Такому отношению к нашим врагам нет никакого оправдания. Нашими добрыми порывами враг пользуется для своих жестоких целей. Под видом добродушия и желания сговориться он подходит к нам, зачерчивает наши окопы, выведывает о количестве, расположении и состоянии наших войск и на основании этих сведений строит свои планы для победы над нами.

Усыпляя нас лживыми разговорами о скором мире, о своем нежелании вести войну с Россией, враг спешно перегруппировывает свои войска на нашем фронте, дабы нанести нам внезапный удар на избранном им направлении, и снимает с нашего фронта значительные силы для поддержки своих армий на англо-французском фронте, которым ныне наносят громовые удары наши доблестные союзники. Следовательно, братаясь с врагом, мы прекращаем активную борьбу с ним как раз в то время, когда наши друзья союзники напрягают все усилия и уже близки к достижению нашей общей цели — победы над врагом. Этим братанием мы изменяем и нашей родине, и нашим союзникам, с которыми мы не только связаны договорами, но и пролитой кровью наших братьев.

Прекратите же, солдаты, недостойное звания воина и гражданина братание с врагом, не будьте предателями и нашей Родины, и наших достойных союзников, борющихся вместе с нами за национальную свободу всех народов.

 

(Пр. в. в. 28 апреля № 287)

Несмотря на принимаемые военным министерством в течение настоящей войны меры, оказывается, что и ныне, в конце третьего года войны, не менее 17% кадрового офицерского состава запасных частей, расположенных во внутренних округах составляют офицеры, еще не принимавшие участия в боевых действиях. Из них около трети составляют офицеры, оставленные в запасных частях при общей мобилизации 1914 года, а остальные две трети—офицеры, призванные тогда же в армию из запаса и отставки.

Считаю совершенно недопустимым чтобы эти офицеры продолжали оставаться в запасных частях и несли службу в условиях мирной обстановки в то время, как их товарищи уже почти три года несут тяжелую боевую службу, причем многие из них были уже ранены и вновь вернулись в свои части.

Считаю также совершенно несоответствующим интересам армии поручать подготовку для нее пополнений офицерам, не имеющим боевого опыта.

Равным образом, нахожу недопустимым дальнейшее оставление в кадровом составе запасных частей и тех солдат, которые зачислены в этот состав при мобилизации 1914 года и еще не были на войне. Такие солдаты не могут научить своих молодых товарищей тому, что нужно знать солдату в бою.

Поэтому приказываю командующим войсками и главным начальникам военных округов немедленно принять самые энергичные и действительные меры для наискорейшего отправления из запасных частей в действующую армию с высылаемыми ей пополнениями всех вышеназванных, не принимавших еще участия в боях, офицеров и солдат пригодных по состоянию своего здоровья нести боевую службу.

Этих офицеров и солдат надлежит заменить офицерами и солдатами, уже бывшими на воине, из числа эвакуированных или состоящих в резерве чинов и признанных неспособными нести боевую службу

 

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Революция. Новое коалиционное правительство (май 1917 г.)

Революция. Новый военный и морской министр А. Ф. Керенский (май 1917 г.)

Революция. Армия и война (конец апреля 1917 г.)

Революция. Шпионаж и "Война народов" (май 1917 г.)

Революция. Демократизация армии (май 1917 г.)

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 152 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., апрель, революция, армия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz