nik191 Воскресенье, 23.07.2017, 13:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [217]
Как это было [346]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [32]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [235]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1358]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [277]
Революция. 1917 год [222]
Украинизация [45]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Апрель » 12 » Революция. 1917 год. 1 апреля. К текущему моменту
08:23
Революция. 1917 год. 1 апреля. К текущему моменту

 

 

К еврейскому народу


Великий переворот, за который боролись и гибли поколения, свершился. Самодержавие пало, династия Романовых низвергнута.

Власть перешла к Временному Правительству, опирающемуся на Временный Комитет Государственной Думы и Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, живой источник революционной воли народа и армию. Свободная совесть народа, свободная мысль и свободное слово в недолгие дни преобразили Россию. Ряд важнейших  реформ, которых страна ждала долгие годы, воплощены уже в жизнь. Тяготевшие над нами наши ограничения сняты. Сейчас вы равноправные граждане Великой России.

Освобожденный от гнета бесправия наш народ примет участие в огромной творческой работе создания новой России и в меру сил поможет родине выйти из нынешних тяжких испытаний на широкую дорогу свободы и счастья государства Российского и всех населяющих его народов.

Нужно ли напоминать, что важнейшая из задач, перед которыми стоит Россия, это - отражение внешней опасности. Наши неудачи на фронте были бы неисправимым несчастьем для неокрепшей еще свободной России. Боевые успехи русской армии будут лучшим оплотом свободы.

Еврейский народ  и при старом режиме честно исполнял свой долг перед родиной. Но кто знал, каких мучительных страданий исполнены были сердца сотен тысяч еврейских солдат, стоящих перед лицом смерти на фронте— при кошмарных мыслях о бесчестнейших и мрачнейших преследованиях, которым подвергались покинутые жены и дети, отцы и матери.

Ныне спала эта ненавистная тяжесть и свободные еврейские воины в торжестве права и справедливости почерпнут новые силы для упорной борьбы с удесятеренной энергией продлят свой ратный подвиг. Исполнят свой долг пред собственной совестью, пред еврейским народом, пред родиной и все, оставшиеся в тылу—неустанной работой для нужд нашей армии, совместной со всеми дружной и стойкой защитой завоеваний свободы.

Мы, евреи, члены IV государственной Думы, несшие на своих плечах бремя мученической борьбы со старым режимом за честь, достоинство и права еврейского народа, с радостью констатируем, что это тяжкое бремя снято с нас освобожденной Россией. Мы остаемся на своих местах, но ныне для новых дел, для новых задач.

Наряду с борьбой за укрепление нового строя еврейский народ приступит к немедленной организации собственных сил. Давно отжившие формы нашей общинной жизни должны быть обновлены.

Реорганизованные на свободных, демократических началах, местные общины помогут еврейству разрешить великие задачи, стоящие перед ним в возрожденной России. В стойкой борьбе за свободу, в дружном строительстве новой жизни—залог наших успехов и счастья.


Подписали:

члены Гостударственной Думы М. X. Бомаш, И. Б. Гуревич, Н. М. Фридман.

 


К ТЕКУЩЕМУ ПОЛИТИЧЕСКОМУ МОМЕНТУ


Киев, 28-го марта 1917 г.
(По телеграфу из Петрограда)

Одно из неприятных явлений нашего времени —это пресмыкание перед так называемой революцией. Если для некоторых многое из совершающегося есть исполнение их заветных желаний, то радость их понятна. Но почему, одев красный бант, пляшут комаринскую те, кто даже в самой умеренной революции увидел страшную затею или что-нибудь в этом роде. Очень просто; старые холопы нашли себе новых господ и очень довольны, потому что им без господ никак невозможно.

Но не таково положение людей, искренно чувствующих. На них все происходящее должно производить такое впечатление, будто откуда-то сорвалась лавина, которая с непреодолимой силой захватила вся и все и, с каждой минутой увеличивая скорость своего падения, стремится куда-то в бездну.

Действительно, для искренних монархистов видеть Россию в образе какой-то неведомого рода республики, для людей, считавших, что темнота и бедность русского народа не позволяет ему сразу вступить в открытое соревнование с другими народами, видеть полное еврейское равноправие; для людей, ограждавших цельность и неделимость империи, присутствовать при том, как Россию делят на неизвестное количество штатов—все это кажется неким светопреставлением, началом конца, гибелью мира.

Эти ощущения нам глубоко понятны. Предоставим новообращенным леопардам из породы болонок убеждать всех и каждого, что они всегда были невероятно красными, и только по счастливому стечению обстоятельств не попали в Сибирь. Мы не намерены им подражать. Никогда мы красными не были. Наша программа изложена в соглашении блока. Мы прежде всего были монархистами и считали совершенно необходимым во время войны иметь министерство доверия. Мы допускали, что оно само собой станет ответственным министерством и желали постепенного раскрепощения инородцев, что, однако, по нашим, понятиям, должно было совпадать с одновременным раскрепощением простого русского народа из оков бедноты и невежества. А вообще мы были именно противниками того, что сейчас происходит, ибо наш лозунг был: не все сразу.

Вот правда, какова она есть.

Теперь, когда все свалилось так оглушительно нам на голову, что мы должны делать—радоваться, или проклинать? И то, и другое. Дело в том, что из всех  лозунгов наших эти волнующиеся народные массы и эти реформаторы приняли наш самый дорогой лозунг, за который нас тогда называли черносотенцами и реакционерами. Этот лозунг: раз начата война, она должна быть доведена до конца.

Наша победа есть величайшее счастье, поражение — страшная народная беда.

Теперь этот лозунг принят всеми. Этому надо радоваться. С другой стороны мы видим, что некоторые реформы, которые мы признавали чрезмерными, действуют, по-видимому, благотворно на психологию народа и армии. Если это так, мы не должны им противодействовать, ибо бодрое состояние духа приближает победу. Когда у нас для надобности реквизируют хлеб или, что другое, мы не думаем о том, приятно это нам или нет. Это нужно для войны и этим все сказано.

Таково должно быть, наше отношение ко всему, происходящему в настоящий период. Все, что может помочь делу войны, надо дать и дать спокойно, без вздохов и ламентаций. Одного надо опасаться—как бы армии под видом хлеба не подсунули камень. Если это случится, мы будем бороться и проклинать.

В. Шульгин.


Заявление Временного Правительства о войне


Ясно и определенно Временное Правительство через своего председателя заявило всенародно, что

„цель свободной России — не господство над другими народами, не отнятие у них национального достояния (отказ от контрибуции), не насильственный захват чужих территорий" (отказ от аннексий).

„Русский народ не добивается усиления внешней мощи своей за счет других народов, он не ставит своей целью ничьего порабощения и унижения"

(отказ от проливов и т. д.) — из этого вполне определенного заявления Временное Правительство обязано немедленно сделать соответствующий вывод, если только его заявление искренно, а не рассчитано на успокоение демократических слоев населения, которые так сильно были взволнованы известным интервью министра Милюкова.

А вывод один: необходимо открыто, перед лицом всего человечества, объявить наши условия мира и одновременно официально предложить всем воюющим собраться на мирную конференцию.

Если намерения Временного Правительства действительно таковы, как оно заявляет, то не должно медлить ни одной минуты, ни одна капля русской крови не должна быть пролита для других целей, кроме обороны. А оборона, не стратегическая, а в истинном смысле слова, начинается только тогда, когда открыто и официально предлагается мир на условиях, выработанных и одобренных лучшими умами мировой демократии.

Только после такого предложения, если бы противная сторона совершенно отказалась от переговоров, как это было зимой прошлого года, или после предъявления противником неприемлемых для демократии условий, как это сделано было в ответ на известное предложение Вильсона, только после этого начинается состояние действительной обороны, состояние необходимой самозащиты.

А до такого мирного предложения всякие слова, как бы ясно и определенно они ни звучали, никого не убедят, — ни нас, ни тем менее немецкий народ.

Ибо всем известно, что то или другое положение военной карты очень изменчиво, и никогда это положение не обязывает воюющих к изменению своей программы. И тем более необходимо Временному Правительству это сделать, что программа эта составлена не только нашим старым режимом, а в союзе с другими правительствами. А какова эта программа, мы все знаем: из Парижа был передан общий ответ всех союзников на выступление Вильсона, ответ совсем недвусмысленный: расчленение Австро-Венгрии, изгнание турок из Европы и вознаграждение союзников за понесенные убытки (контрибуция).

Мы предоставляем Временному Правительству самому распутать противоречия между волей свободной и миролюбивой России, которая должна быть и его волей, и между исполнением „всех обязательств, принятых в отношении всех наших союзников", которые с ними заключил наш старый режим.

Для нас же ясно одно: Временное Правительство должно претворить свои слова в дело. Оно должно официально предложить мир всем воюющим.

Это самый непосредственный вывод из его заявления.

Я. Каменев

 

Революция и крестьянство


Не было в истории более благоприятного момента для полного раскрепощения крестьянства, чем настоящий момент Великой российской революции.

Не было, может быть, нигде и более настойчивой необходимости для подобного раскрепощения, чем именно сейчас в России.

При достаточно развитом капитализме в городах, русская деревня томится и гибнет от остатков крепостного порядка как в хозяйственном отношении — от безземелья и кабалы на почве безземелья, так и в политическом — от гнета над него дворянина-помещика. Как железным кольцом этот экономический и политический гнет сдавливал деревню и вел крестьянство, а вместе с ним и весь народ, навстречу гибели, нищенству и голоду. Дворянство являлось оплотом самодержавия, а самодержавие опорой дворянства, единственным оплотом и единственной опорой.

Но рухнуло самодержавие, провалилось в бездну безвозвратно. И неминуемо должно гибнуть и отжившее сословие, устарелый класс—дворянство.

Оно не может вновь воскреснуть, ибо нет объективных данных для его дальнейшего процветания. Оно не может существовать без политической поддержки власти. Оно не может продолжать свое благоденствие без экономической поддержки той же власти в виде ли оклада привилегированным слугам старого режима, или в виде ссуд и пособий за верную службу престолу — из казенного сундука или из дворянского и других банков. Оно стало никому ненужным и всем только мешающим пережитком. Кому охота поддерживать подобные осколки старого режима?

Но, исходя из этой предпосылки, мы должны быть последовательны, и неуместны соображения лишнего мягкосердечия.

Великая революция обязывает. Она обязывает нас и перед историей и перед собою; она обязывает и перед нашим союзником, крестьянином-солдатом.

Мы должны откровенно и чистосердечно заявить крестьянству, чего оно может ждать в борьбе с общим гнетом от сторонников прежнего порядка и чего — от нас: от первых ничего, а от нас всего. Они должны знать, что в словах Родзянки, — что и он согласен отдать крестьянам земли свои, если того потребует Учредительное Собрание, — и в словах наших о конфискации помещичьих и других земель есть разница коренная: что первые слова— только политическая фраза, а наши слова — сущая правда.

Ибо только рабочий класс может искренно и мощно поддержать это насущное требование крестьянства, своего единственного верного союзника на пути уничтожения старого режима.

Почему так поспешил Родзянко со своим ответом относительно земли? Почему так поторопилось Временное Правительство с обнародованием комиссии для изучения вопроса о предоставлении земли крестьянству? Помните проект кадетов об отчуждении помещичьего землевладения „по справедливой оценке"? Этот проект еще всплывет вновь, он кадетским съездом пока припрятан „для пересмотра". Демократия в этом вопросе не должна запоздать с своим определенным заявлением, что революция не выкупает, а безвозмездно упраздняет всякие привилегии и стеснительные для народа права, и что демократия под конфискацией помещичьей земли понимает только отчуждение безмездное.

Революция не может отступиться от этого принципа только потому, что один или другой представитель помещичьего класса „пострадает невинно".

Нет более вредной политики в момент революции, чем политика страха и неуверенности. Если самый ход событий стихийным захватным порядком осуществит этот переворот, тогда запоздает слово демократии, ибо и само Временное Правительство тогда даст санкцию совершившемуся факту.

Чтобы внести организованность в самый переворот и чтобы обеспечить себе верных союзников для упрочении завоеваний революции, демократия немедленно должна произнести свое мощное слово к русскому крестьянству.

 

Еще по теме:

 

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Революция. 1917 год. 29 марта. В подполье самодержавия

Революция. 1917 год. 30 марта. Пора решать судьбу дома Романовых. Вступайте в партию большевиков!

Революция. 1917 год. 31 марта. Актуальные известия. Вступайте в партию большевиков!

Петроград в дни революции. Женский день (март 1917)

Революция. 1917 год. 1 апреля. К текущему моменту

Революция. 1917 год. 2 апреля. Резолюция команды крейсера «Аврора»

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 67 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz