nik191 Четверг, 14.12.2017, 18:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [235]
Как это было [371]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [13]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [243]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1489]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [288]
Революция. 1917 год [476]
Украинизация [74]
Гражданская война [12]
Брестский мир с Германией [12]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Сентябрь » 30 » Приговор по делу Сухомлиновых (сентябрь 1917 г.)
07:50
Приговор по делу Сухомлиновых (сентябрь 1917 г.)

По материалам периодической печати за август 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

Дело Сухомлиновых

 

ПЕТРОГРАД, 1. IX. После перерыва допрашивалась француженка Кюнье, которая заведовала хозяйством в доме Сухомлинова.

Она говорит, что Сухомлиновы вели скромный образ жизни, что у них был ограниченный круг знакомых, хотя они имели большие средства. Сама свидетельница везла из Киева в Петроград 160 тысяч рублей процентными бумагами. Впоследствии в Петрограде свидетельнице пришлось вести биржевую игру за счет Сухомлинова, причем она покупала и продавали процентные бумаги только за наличные деньги.

Что касается отношений Сухомлиновых с Мясоедовым, свидетельница объясняет то обстоятельство, что адъютанты Сухомлинова были настроены против Мясоедова завистью, так как Сухомлинов относился к Мясоедову лучше, чем к своим адютантам.

Следующий свидетель сенатор Нейдгард на вопрос защиты говорит, что от многих офицеров слышал, что мобилизация в момент объявления войны была блестяща.

В конце заседания допрашивается полковник Перетц. Свидетель сообщает, что всегда относился отрицательно к деятельности Сухомлинова, но по просьбе Думбадзе, на основании доставленнаго Думбадзе материала, составил известную хвалебную биографию генерала Сухомлинова и сделал это для того, чтобы заручиться расположением военного министра и начать сотрудничать в издании журнала "Война и Мир", который предполагали распространять в армии.

***

ПЕТРОГРАД, 2 IX. Сегодня продолжался допрос свидетелей защиты, которые были вызваны для опровержения некоторых мелких фактов, выставленных прокуратурой.

Допрос этих свидетелей не представил ничего интересного. Между прочим в доказательство того, что Царицынский завод был оборудован для целей войны, защита вызвала свидетелем служащего Путиловского завода Нефедова, который подтвердил, что Путиловский завод во время войны обращался к Царицынскому заводу за ставками, но перечень, присланный Царицынским заводом, оказался не подходящим для Путиловского завода.

Оглашается переписка бывшего военного министра Сухомлинова с бывшим министром внутренних дел Макаровым по вопросу о производстве дознания о революционном движении в войсках.

Бывший министр Сухомлинов желал, чтобы во главе производства дознания по революционному движению стал Мясоедов, писал министру внутренних дел Макарову о том, чтобы Министерство Внутренних Дел каждое дознание препровождало в Военное Министерство помимо департамента полиции. Макаров на это не согласился.

По ходатайству обер-прокурора допрашивается бывший товарищ министра внутренних дед Белевский. На вопросы обер-прокурора он говорит, что один из высших чинов почтово - телеграфнаго управления Кривош состоял помощником начальника так называемого „черного кабинета" и заведовал перлюстрацией, которая сначала была введена только в Министерстве Внутренних Дел, а затем в Военном Министерстве и в Министерстве Императорского Двора. Во время войны Кривош перенес свою деятельность на театр военных действий. Как выяснилось потом, Кривош оказался выходцем из Австро-Венгрии. Он был заподозрен и его сослали в Сибирь.

По ходатайству защиты допрашивался бывший начальник генерального штаба генерал Жилинский. На вопрос защиты, действительно ли в переданном ему конверте заключался договор с Францией, свидетель отвечает, что там находились данные исключительно по контрразведке. Там были перлюстрированныя письма. Мясоедов, вручая этот конверт, указал на то, что военный министр уполномочил его получить наиболее секретные документы по контрразведке для Военного Министерства, но генерал Жилинский отказал и послал доклад военному министру. Последний с ним согласился. Вообще же, когда Жилинский узнал о том, какое письмо писал Макаров о Мясоедове, он закрыл Мясоедову доступ в генеральный штаб. На вопрос одного из присяжных заседателей свидетель говорит, что он относился отрицательно к упразднению крепостей. Отвечая на дальнейшие вопросы одного из председателей, генерал Жилинский указывает, что он считал эту войну продолжительной и в этом смысле составил доклад об усилении боевой мощи армии. После допроса генерала Жилинскаго объявлен перерыв до следующего заседания.

***

ПЕТРОГРАД, 3. IX. Сегодняшние свидетели, бывшие служащие Сухомлиновых, говорили об их семейной жизни и указывали, что Сухомлинова не вмешивалась в дела мужа, так как большую часть времени жила за границей. Когда началась война, она открыла при Военном Министерстве склад и проявила широкую благотворительность, привлекая щедрых пожертвователей.

Последней допрашивалась мать подсудимой Гошкевич, которая утверждает, что она православного происхождения, родственники ее духовного звания, дочь ее 19 лет вышла замуж за Бутовича. Брак оказался несчастливым. Бутович ненормальный человек. Он не давал развода, а когда развод состоялся, не мог примириться с этой мыслью, постоянно преследовал бывшую жену письмами и посылал всевозможные угрозы. Выйдя за Сухомлинова, дочь ее часто жила за границей, так как была больна.

После показаний матери, дает объяснения Сухомлинова, говорящая, что все рассказы о том, что она вела за границей широкий образ жизни неосновательны. Она действительно жила много лет за границей, но исключительно на курортах, где установлен строгий режим и никакие траты денег невозможны.

После Сухомлиновой дает заключения эксперт-бухгалтер, устанавливающий, что у Сухомлинова к концу его службы оказалось в банках свыше 400 тысяч рублей. Они образовались из ежегодных взносов, увеличивающихся с каждым годом. В 1914 году взнос равнялся почти 200 тысячам рублей. Эксперт указывает, что часть суммы образовалась при биржевой игре, откуда явилась остальная сумма эксперт установить не мог.

 

Дело Сухомлинова

ПЕТРОГРАД, 13. IX. После восьмичасового совещания присяжные заседатели в начале 4 часа утра вышли из совещательной комнаты и вынесли Сухомлинову обвинительный вердикт, признав его виновным в государственной измене, бездействии и превышении власти и в подлогах, отвергнув только обвинение в сознательном способствовании неприятелю.

Сухомлинова оправдана.

После этого суд удалился для совещания для постановки приговора и вышел около 5 часов утра.

Сухомлинов приговорен к лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы без срока. Осужденный встретил приговор внешне спокойно.

С Сухомлиновой сделалась истерика.


Приговор

После объявления вердикта присяжных заседателей, судебное присутствие удалилось на совещание. Лишь в 5 1/2 час. утра объявляется приговор суда.

Ген. Сухомлинов приговорен к лишению всех прав состояния, лишению воинского звании, чинов, орденов и т. д. и ссылке в каторжные работы без срока.

Е. В. Сухомлинова оправдана.

После объявления приговора прис. пов. И. В. Торховской заявляет, что на приговор будет принесена кассационная жалоба.

Кроме того Торховской просил занести в протокол судебного заседания стенографическую запись-резюме председателя, ибо, по заявлению защиты, председатель в своем резюме излагал дело с пристрастием в пользу обвинения. Однако, сенат ходатайство защиты отклонил и просил сделать по этому поводу особое заявление, которое и будет приобщено к делу.

14 сентября.

 

Приговор по делу Сухомлиновых

20 сентября был объявлен в окончательной форме приговор по делу Сухомлиновых. К 4 часам дня Сухомлинов был доставлен в здание Сената из Петропавловской крепости. На нем было штатское платье. Приговор объявлял сенатор Меньшуткин, который сообщил Сухомлинову, что приговор судебного присутствия Сената является окончательным и обжалованию не подлежит. На объявлении приговора присутствовала также и оправданная Сухомлинова.

"Московские Ведомости", № 210, 24 сент. (7 окт) 1917 г.

 

Да или нет?

Суд над генералом Сухомлиновым окончен и вынесен суровый приговор. Я радовался, читая отчет о последнем заседании суда. Радовался не потому, что обвинительный приговор был мне приятен сам по себе. Я не думаю, что Сухомлинов — единственный виновник всей трагической нашей эпопеи: он — одно из звеньев длинной цепи, оковывавшей Россию; он—козел отпущения за вину многих. Но в его осуждении мне слышался другой внутренний голос.

В самом деле: Сухомлинов был один из деятелей, стоявших во главе обороны страны. Но в результате его деятельности Россия оказалась совершенно неподготовленной к войне и ее постиг небывалый разгром. И бывший министр жестоко поплатился за свои грехи.

Однако, одного не удалось достигнуть Сухомлинову: сокрушить дух русской армии, уничтожить ее в конец, как боевую силу. Русские солдаты во главе с своими командирами шли вперед, терпя нужду, лишения. А их отступление от Карпат,—да ведь это—победа. Безоружные, голодные, раздетые, совершенно беспомощные, они отступали назад, они, как раненые львы, не подпускали к себе врага; они и без оружия были страшны врагу. И они не пустили его в родные пределы. Такая армия — гордость своей родины, гордость мира. И даже немцы, в часы этой беспримерной бойни, безжалостно издеваясь в своей печати над нашими бездарными, бесчестными и бессовестными правителями, ни одним словом не посмели оскорбить рядовых скромных бойцов.

И вдруг то, чего не удалось достигнуть шестилетней работой Сухомлинову, его вдохновителям и его помощникам, осуществилось в мгновение ока. Дисциплина, боеспособность, верность, чувство долга, патриотизм нашей армии развеялись, исчезли, как дым. Прекрасно снабженная всем, армия позорно бежит, оставляя все запасы врагу.

Солдаты, бегущие при виде одного заморенного немца, грабят, громят, насилуют своих же соотечественников. Они оставляют за собою зарево пожаров и море крови: горят русские селения, и потоки русской крови не могут потушить этих огней.

Кто превратил добродушного русского солдата, даже врага жалеющего, в дикого кровожадного зверя?

Кто привил ему нечеловеческие инстинкты разрушения своего же родного, того, что даже враг жалеет?

Кто сделал из армии сброд пьяниц, убийц, дезертиров, спекулянтов, воров, предателей, изменников?

Ведь никто не считается теперь с русской армией, да и не с чем считаться: как боевой величины, ее не существует. В речи нового самоуверенного министра она названа обузой для страны. Да, такая армия только и годна на то, чтобы тунеядствовать, объедать, опивать и разорять Россию. Союзники махнули на нас рукой. Но они—заинтересованная сторона. Однако, последние официальные немецкие сообщения с русского фронта составлены в ироническом тоне. Немцы умеют ценить доблесть, и у нас ее они не видят.

Те, кто сумел в такой короткий срок достигнуть таких разительных успехов, в миллион раз превосходят Сухомлинова и его клику. Он перед ними—ничто. Но кто они? О, конечно, девяносто девять сотых наших солдат решительно здесь не при чем. Не причем и офицерство в его целом. Это—стадо, идущее за вожаками, и офицерство, оплеванное, униженное всеми, начиная с своего непосредственного начальства, конечно, не в силах удержать напора толпы, распаленной бессмысленными и подлыми лозунгами, льстящими низким инстинктом стада.

Теперь уж поздно исправлять зло, причиненное армии подлостью, продажностью и глупостью нескольких бесчестных лиц. И сколько бы ни хвалился молодой военный министр своею энергией, одною расторопностью и угодливостью известным группам не достигнешь ничего, кроме временной популярности.

Россия, конечно, не погибнет. Ее организм, крепкий и здоровый, избавится от этих гнилых соков. И хотя нам больно сейчас и тяжело видеть позор родины, но мы надеемся еще увидеть и ее воскресение. И вот тогда настанет переоценка всех ценностей. Конечно, деятели, сгубившие Россию, не получат тогда венца.

Но долго ждать суда истории. И дело Сухомлинова пусть будет взято в качестве примера для теперешних наших правителей. О, от них требуется очень немногого—только простой логики, даже не честности: вы предали суду Сухомлинова, разрушавшего русскую армию,—предайте суду и разрушивших ее. Это ведь простой вывод из предыдущего.

Он послужит лучшим пробным камнем для испытания наших правителей. Он несет в себе все—и оправдание, и обвинение их. Если хватит смелости быть последовательным, то тогда суд скажет им свое правдивое слово. Если этой последовательности не обнаружится—они сами вынесут себе приговор, и он будет суровее, нежели приговор над Сухомлиновым.

Да или нет? Скажите!..

Н. Шавров.

 

 

Еще по теме:

Дело Сухомлиновых (10-16 августа 1917 г.)

Процесс Сухомлиновых (16-18 августа 1917 г.)

Дело Сухомлинова - это суд над царизмом (август 1917 г.)

Дело Сухомлиновых (20-28 августа 1917 г.)

Приговор по делу Сухомлиновых (сентябрь 1917 г.)

 

 

 

Категория: Политика и политики | Просмотров: 98 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., Сухомлинов, процесс, приговор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz