nik191 Четверг, 27.07.2017, 23:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [217]
Как это было [346]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [32]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [235]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1364]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [277]
Революция. 1917 год [226]
Украинизация [49]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Май » 13 » Предтечи Великой Революции 1917 года. Лейтенант Шмидт
05:50
Предтечи Великой Революции 1917 года. Лейтенант Шмидт

 

По материалам периодической печати за апрель 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 


ГЕРОЙ СЕВАСТОПОЛЬСКОГО ВОССТАНИЯ 1905 г.


Странную, сложную фигуру, в которой сочетались самые противоречивые качества души и чувства, представлял собою герой севастопольского восстания, имя которого прогремело по всей Руси в дни революции 1905 г. Объятый горячей любовью к несчастной родине, изнывавшей под тяжестью монархического абсолютизма, лейт. Шмидт уверовал в то, что долгожданная свобода будет подарена России именно монархом-самодержцем, которого он обожал. В пламенной верноподданнической петиции лейт. Шмидт умолял государя пойти навстречу справедливым требованиям народа. Мы знаем, что вместо ответа Николай II, в милосердие и доброту которого Шмидт так уверовал, приказал расстрелять восставшего против гнусного режима лейтенанта.

Многим памятны еще подробности восстания 14-го—17-го ноября 1905 г.

Захватив миноносец «Свирепый» и три других нумерных, подошедших к «Очакову», отважный лейтенант Шмидт объявил себя командующим Черноморским флотом и поднял красные флаги на всех судах.

Адмирал, находившийся на корабле «Ростислав», отдал приказ обстреливать со всех судов «Очаков» и «Потемкин». Вскоре после начала стрельбы на «Потемкине» спустили красный флаг и подняли белый. Стрельба по «Потемкину» была прекращена и сосредоточилась исключительно на «Очакове», который вскоре загорелся.

В это самое время был открыт из полевых батарей огонь по казармам, в которых находились восставшие береговые команды. На стрельбу с судов отвечали только с «Очакова». Упорно продолжая держать красный флаг «Очаков» не сдавался, и только тогда, когда увидели, что он пылает в огне, стрельба была остановлена.

 

 

В четыре часа дня крейсер «Очаков» поднял белый флаг. По распоряжению начальства огонь был прекращен, но через 10 минут на «Очакове» вновь взвился красный флаг. Оказалось, что «Очаков» прибегнул к этому, чтобы выиграть время для высадки переодетого в матросскую форму лейтенанта Шмидта.

Но герою не удалось скрыться. Он был схвачен, посажен в тюрьму, а вслед затем перевезен на о. Березань. б-го марта 1906 г. Шмидт был привязан к столбу, впереди которого была вырыта глубокая яма. Он был без фуражки, босой и в одном белье. Его должны были расстрелять моряки, которыми командовал офицер, школьный товарищ казненного. Перед казней Шмидт крикнул офицеру-товарищу:

— Сережа, только прямо в сердце!.. Да здравствует конституция!

Он хотел что-то еще сказать, но затрещали барабаны, раздался залп и вся грудь несчастного была изрешечена пулями. Матросы перерезали веревки, сбросили труп в яму, сорвали столб, засыпали могилу, утрамбовали землю, а потом по могиле прошли войска с музыкой и знаменами.

Все было сравнено и теперь никто не знает, где находится могила лейтенанта Шмидта.

 

Памяти лейтенанта Шмидта

Николаевский союз матросов, совет рабочих депутатов и общественный комитет в Одессе организовали поездку на военных судах на остров Березань, к месту казни Шмидта. Панихида на острове сопровождалась трогательными речами матросов и священника. На обратном пути суда причалили к Очакову. Манифестация направилась к площади, организовав митинг недалеко от гауптвахты, в которой Шмидт и его товарищи находились накануне казни.

Один из ораторов, очаковский учитель, показал собравшимся на митинг георгиевскую ленту, которую матрос перед казнью по дороге к пристани бросил в толпу.

На ленте оказалась надпись:

«Дети мои, любите и слушайте мать. Попросите рассказать вам, за что нас расстреляли».

Чтение надписи вызвало, по словам «Р. Воли», рыдания. На митинге постановлено ленту вправить в раму с портретом Шмидта для помещения в общественном месте. По требованию толпы в каземате Шмита было вырублено окно; решено прикрепить к зданию гауптвахты доску с золотой надписью; улицу назвать Шмидтовской.

 

Письмо Александра Михайловича

ЯЛТА. (11 апреля). Проживающие в Тодоре Александр Михайлович обратился в редакцию «Русской Ривьеры» с письмом, в котором заявляет, что в помещенной в «Петроградской Газете» статье «Кто убил лейтенанта Шмидта» сообщается, будто Витте вел по этому поводу переговоры с Марией Феодоровной и Треповым, при чем императрица настояла на казни. Великий князь категорически заявляет, что Мария Феодоровна никаких переговоров не вела, была принципиальной противницей смертной казни и не могла настаивать на применении этого наказания к Шмидту.

 

Николай II и казнь лейтенанта Шмита

(Письмо в редакцию "Р. Сл.")

Казненный бывшим царем Николаем лейтенант черноморского флота Шмит—мой дядя.

В юности (в бытность мою в институте) я хорошо помню переписку между моим отцом и Шмитом. Кто мог тогда думать, что в 1905 году развернется также мощное революционное движение? Кто мог предполагать, что в событиях этого года сыграет такую выдающуюся роль мученика борца за свободу этот юный, жизнерадостный моряк?

В одном из писем к моему отцу лейтенант Шмидт писал тогда, что, находясь в кругосветном путешествии (Япония—Индийский океан— Америка), он болеет душой за родину, когда начинает сравнивать то, что делается у нас, в России, с тем, что он видит в свободных культурных странах. Вместе с этим письмом была получена посылка на имя отца с богатой коллекцией раковин разных вод (морей и океанов), присланных дядей мне в подарок. Впоследствии я принес эту чудную коллекцию в дар музею института, в котором я воспитывался в то далекое время.

Прошли годы,—и вот настал исторический 1905 год со всеми его радостями, а затем ужасами победившего царского режима, реакции и, главное, целым рядом казней, заточений в рудники, ссылки на каторгу и отправки в отдаленные места за полярный круг. Жертвой этого кошмарного периода торжествующего царизма стал и мой дядя, лейтенант Шмит.

 

 

Узнав, что дядя схвачен, родная тетка моя. А. Избаш, желая спасти своего брата, спешно выехала в Петроград с ходатайством о смягчении участи Шмита. Пришлось обратиться тогда к всесильному премьеру С. Ю. Витте. Последний, надо отдать ему справедливость, тетку мою принял крайне тепло, обешав все сделать и добиться если не отмены, то отдаления смертной казни.

С. Ю. Витте, как потом выяснилось, пришлось вступить в упорную борьбу с темными силами в лице всемогущего тогда диктатора Д. Ф. Трепова, провозгласившего свой знаменитый лозунг:

«Патронов не жалеть и холостыми не стрелять!»

и матери царя Марии Федоровны.

Через день Витте вызвал мою тетку и радостно сообщил ей, что дело подвигается успешно: ему обещано было пощадить лейтенанта Шмидта, заменив казнь вечным заточением. Такой великой царской «милости» тетка не ожидала, и посему можно было представить, как она была рада.

Прошло три дня. Вдруг тетка моя получает экстренный вывоз к премьеру Витте. Когда последний вышел к моей тетке А. Избаш, он был бледен, как полотно. Грузно опустился в кресло и глухо, со стоном сказал:

«Простите, я обманут».

Тетка моя крикнула:

«Боже, за что!»—и упала в обморок.

Прошло несколько томительных минут. Успокоившись, Витте продолжал:

«Да, меня обманули все и он... государь».

Витте глухо рыдал. Тетка ушла. Оказалось, что Николай, под давлением Трепова и своей матери, сам сделал распоряжение о немедленном приведении в исполнение казнь над лейтенантом Шмидтом. Тетка кинулась в Севастополь, но было уже поздно,—«свершилось» - лейтенант Шмидт был казнен.

После казни, через долгое время, ей с громадными препятствиями и трудом удалось вырвать от жандармов иконку и платок, которые просил передать своей сестре на память ее казненный брат. Иконка была в момент расстрела на груди, а платком Шмит стер пот с лица перед казнью. Вот и все, что осталось от брата сестре.

 

 

Сколько ни добивалась последняя посетить могилу брата, но ей это не удалось. Нельзя было молиться за брата-революционера. Нельзя было знать, где его могила. Ей прямо, грубо было сказано:

"Изменщику креста и могилы не полагается".

Интересны самая процедура и обстановка казни. Убивая Шмита, царские клевреты все-таки делали это, как и всякое подлое дело, с крайней опасливостью, трусостью  и, главное, осторожностью, доходящей до смешного. Местом казни был выбрав глухой островок на Черном море,—остров Березань. До казни на этот остров были стянуты войска—артиллерия, кавалерия и пехота.

По странной случайности, командовавшим отрядом моряков, расстрелявших лейтенанта, оказался товарищ казненного по морскому корпусу. Дядя мой был привязан к столбу, впереди его была вырыта глубокая яма. Шмидт был в одном чистом белье и бос. Когда ему предложили надеть повязку на глаза (платок), то он отбросил его и сказал: «Не надо». И, вытерев с лица пот, бросил платок на землю, сказав:

«Передайте сестре».

Раздалась команда— Шмит крикнул (офицеру-товарищу, командиру вывода):

«Сережа, только прямо в сердце... Да здравствует конституция!»...

Но ему не дали досказать, загремели барабаны, и... раздался залп. И двенадцать пуль, точно двенадцать пиявок, всосались в грудь мученика. Смерть была мгновенна. Моряки надрезали веревки и труп сбросили в яму. Быстро сняли столб, зарыли яму, основательно ее утрамбовав, а затем, желая скрыть следы этой могилы, по ней прошли с музыкой артиллерия и кавалерия, и под копытами лошадей и колес все было сравнено.

Долгое время к этому месту никто не допускался, и где оно теперь,—трудно сказать. Так затерялась одинокая могила на одиноком острове одного из борцов за счастье дорогой родины в памятный исторический 1905 год. Нет на этой могиле креста, нет памяти, только ветры буйные да волны глухо, сердито рокочут по ночам в ненастье, да белая чайка с криком пролетит над ней. Но как ни оберегало царское правительство тайны этой могилы, но не могло оно вырвать чувства русского народа из его сердца.

И вот, когда ночью или днем мимо острова этого пробежит судно, то матросы глухо выкрикивают: «Остров Березань!». Все встают и снимают шапки. Всем понятно, что это значит: «вечную память» каждый произносит в душе.

Не могу обойти молчанием того, как отомстил бывший царь не только казненному отцу, но и его сыну, юноше. Сын покойного Шмита, в то время ученик 7-го класса гимназии, был исключен, как сын революционера, раз навсегда из гимназии без права поступления во все средние и высшие учебные заведения. Он вынужден был покинуть родину и впоследствии, окончив университет за границей, навсегда остался там.

Так свело счеты самодержавие с казненным Шмидтом вплоть до третьего поколения.

Заканчивая настоящую правдивую заметку, я не могу не высказать, как близкий родственник казненного и как человек по долгу братства:

— Граждане, не ваш ли долг вспомнить эту могилу, а равно сотни тех упомянутых моряков, из которых одни сложили свои буйные головы под расстрелом пуль царских холопов, а другие томятся в рудниках глухой Сибири?..

Вечная, вечная, вечная память лейтенанту Шмидту и героям-морякам черноморского флота!

Учитель Н. Н. Избаш.


Памяти лейтенанта Шмидта

Николаевский союз матросов, совет рабочих депутатов и общественный комитет в Одессе организовали поездку на военных судах на остров Березань, к месту казни Шмидта. Панихида на острове сопровождалась трогательными речами матросов и священника. На обратном пути суда причалили к Очакову. Манифестация направилась к площади, организовав митинг недалеко от гауптвахты, в которой Шмидт и его товарищи находились накануне казни.

 

 

Один из ораторов, очаковский учитель, показал собравшимся на митинг георгиевскую ленту, которую матрос перед казнью по дороге к пристани бросил в толпу. На ленте оказалась надпись:

«Дети мои, любите и слушайте мать. Попросите рассказать вам, за что нас расстреляли».

Чтение надписи вызвало, по словам «Р. Воли», рыдания. На митинге постановлено ленту вправить в раму с портретом Шмидта для помещения в общественном месте. По требованию толпы в каземате Шмита было вырублено окно; решено прикрепить к зданию гауптвахты доску с золотой надписью; улицу назвать Шмидтовской.

 

 

Еще по теме:

Предтечи Великой Революции 1917 года. Лейтенант Шмидт

Предтечи Великой Революции 1917 года. Последние минуты лейтенанта Шмидта

Предтечи Великой Революции 1917 года. Казнь лейтенанта Шмидта

Предтечи Великой Революции 1917 года. Памяти И. П. Каляева

 

 

Категория: Как это было | Просмотров: 74 | Добавил: nik191 | Теги: Шмидт | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz