nik191 Пятница, 21.09.2018, 03:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [299]
Как это было [402]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [68]
Разное [17]
Политика и политики [78]
Старые фото [36]
Разные старости [34]
Мода [284]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1547]
2-я мировая война [126]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [675]
Украинизация [253]
Гражданская война [193]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [36]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Январь » 5 » Пять недель большевистского режима
05:40
Пять недель большевистского режима

По материалам журнала "Вестник Америки", декабрь 1917 г.

 

 

Национальная программа русской революции

Статья Л. М. ПАСВОЛЬСКОГО

 

I.

Пять недель большевистского режима с полной ясностью и определенностью показали всю несостоятельность этого режима, его недостаточность для руководства делом государственного управления Россией. Взметенный на вершины власти своей манящей, хотя и явно неосуществимой мирной платформой, большевистский строй оказался висящим в воздухе: сама платформа уже ускользнула из под него. А его внутренняя непрочность, его непригодность к действительности делают неизбежным его скорое падение.

Но близящийся теперь к концу большевистский режим еще раз подчеркнул одно весьма важное обстоятельство, о котором часто забывается в пылу политической борьбы и в минуты отчаянья. Большевики пытались осуществить диктатуру пролетариата, т. е. власть одного класса населения над всей страной. И неминуемое фиаско этой их попытки еще раз показало, что государственная жизнь России протекает в таких условиях, в каких подобная власть неосуществима.

До большевистского мятежа политическое положение России представлялось в процессе устремления к определенной программе. Огромное большинство населения казалось объединенным на сознании необходимости возможно скорее привести страну к Учредительному Собранию, которое окончательно вывело бы страну на широкую дорогу свободного демократическая строя. Учредительное Собрание должно оформить и закрепить политические завоевания революции. Выражая волю народа, оно должно превратить новый государственный строй России в законно-конституционный, превратить временный демократический строй в постоянный.

Но до того времени, что соберется Учредительное Собрание, страна должна свято блюсти и хранить завоевания революции. Российская демократия должна постепенно укреплять свою свободу от всяких посягательств. А для такой защиты необходима сильная армия, так как русской демократии грозит грозный и могущественный враг извне.
Таким образом, до большевистского мятежа большая часть России была, казалось, объединена на этой национальной программе, состоявшей из двух основных пунктов: закрепление и узаконение демократического строя и создание могущественной армии для защиты этого строя и представляемой им страны от посягательств внешнего врага.

Изнутри страны этой национальной программе угрожали две опасности: реакция справа и реакция слева. Справа демократическому свободному строю угрожала возможность монархической контрреволюции. Но элементы, которые могли бы поддержать такую контрреволюцию, были обезглавлены. У них не было сил для активной борьбы, как несколько месяцев тому назад у них не хватило сил удержать свои освященные традицией позиции пред внезапным и мощным натиском революции.

С левой стороны демократическому строю грозила гораздо большая опасность. Здесь силы состояли из малочисленной, но прекрасно сорганизованной и сплоченной группы. Эта группа, состоявшая из фанатиков, стремилась навязать стране свою узко-классовую программу. Она стремилась подвести всю страну под понятия своего непреложного догмата. Она стремилась перестроить страну через ночь, перекроить огромную Россию, с ее вековыми устоями, крепко вкоренившимися традициями и вполне определившимся укладом жизни, согласно демагогическому плану, выработанному в конспиративном уединении подпольных лабораторий социальных вопросов.

Незадолго до большевистского мятежа Керенскому удалось составить министерство, которое почти отвечало требованиям в национальном правительстве, воплощающем и осуществляющем национальную программу. Коалиционное правительство, которое выронило из своих рук власть, когда большевистский мятеж вспыхнул в столице, было призвано к управлению страной слишком поздно, чтобы предотвратить нараставшую опасность. Это правительство пало, но призвавшая его к жизни национальная идея не пала вместе с ним. Она живет и по мере того, как рассеиваются мрачные тучи нависшего над Россией хаоса, она снова выявится и предстанет пред страной в своем ясном и отчетливом очертании.

II.

Национальная идея, выражаясь в национальной программе, покоится на принципе коалиции, т. е. призвания к управлению государством всех дееспособных и истинно-преданных делу строительства и процветания России элементов страны. Это — противоположность стремлению к захвату всей власти одним классом, к осуществлению классовой диктатуры, к навязанию всей стране узко-классовой программы.

В жизни каждой демократии существует бесчисленное множество всевозможных движений и течений. Ими определяются всевозможные группы, различные классы. В плоскости демократического строя идет классовая борьба, экономическое соревнование, социальная дифференциация. Но всему этому место именно в этой плоскости. Пользоваться для целей подобных явлений общественной жизни механизмом государственной власти, значит подвергать огромной опасности и основы политической свободы и благосостояние государства. Это-то и пытаются сделать большевики. Но их безумный эксперимент неминуемо обречен на провал.

Покуда в России существует много равно или неравно сильных классов, диктатура одного из них не может быть ни прочной, ни длительной. Самодержавие, в сущности, держалось на диктатуре одного класса — помещиков. Оно держалось долго, укрепившись в традиции, в выработанных веками народных навыках. Но и оно было опрокинуто, обезглавлено. Теперь большевики пытаются осуществить диктатуру другого класса. Им грозит та же участь, какая постигла самодержавие. Только им продержаться недолго. За ними нет той огромной мощи традиций, которая стояла за самодержавием и которую удалось разрушить лишь многими поколениями упорной борьбы. Конец большевистского режима уже виден.

Нагрянувшая на Россию реакция слева в значительной степени осложнила то политическое положение, которое постепенно создавалось до большевистского мятежа. Мятеж этот нарушил планомерное осуществление национальной идеи и развитие национальной программы. Он создал в стране хаос, для искоренения которого потребуется много времени и много усилий, большая затрата энергии, которая и без того не могла бы быть употреблена на более благотворное для строительства России дело. Но, в конце концов, бушующие волны хаоса стихнут, и Россия снова начнет строительство своей свободы и своего демократического строя и тогда снова начнется осуществление национальной программы.

III.

Рамки этой программы достаточно широки, чтобы включить все нужды перестраивающейся государственной жизни России. Прежде всего, национальная программа должна превратить Россию в свободный, прочный политический союз культурно-автономных единиц. Стремление к сепаратизму, к политической автономии порождается гнетом из центра. Царское правительство России слишком в течение целых столетий притесняло и угнетало отдельные народности. Этот гнет создавал в них стремление к полному отложению. Он укрепил в них уверенность в том, что добиться свободы можно лишь при условиях, в которых жизнь каждой отдельной народной единицы будет коваться ее собственным населением.  

Но в демократическом строе это понятие должно подвергнуться изменениям. Россия может быть сильна и могущественна только в том случае, если она будет едина. И каждая часть ее может быть сильной и независимой, только являясь составной частью великой России.

Национальная программа обеспечивает политическое единение России. Ее лозунг: Россия единая и нераздельная. Но в пределах этого политического принципа, исключающего сепаратизм и стремление совершенно отделиться от России, как это замечается, например, в Финляндии, национальная программа открывает полную свободу для культурного самоопределения.

Каждая из населяющих Россию народностей должна иметь, и в демократическом строе будет иметь, полную свободу культурной деятельности. В этом отношении для каждой составной части России будет открыто все то, что оставалось для них под запретом при самодержавном режиме: и свобода языка, и беспрепятственное развитие присущих каждой народности особенностей в области литературы и искусства. Но в деле государственном, каждая часть должна чувствовать себя Россией,точно также, как Финляндией, Украйной, Доном, Кавказом. Ибо совершенно очевидно, что для каждого жителя России лучше считать себя гражданином свободного Российского союза, а не гораздо меньшее значение имеющей части России.

В национальную программу входят вопросы такой насущной важности, как демократизация финансов, т. е. перенесения части государственного бюджета с центра на места. При бюрократическом строе финансы были сконцентрированы в руках центрального правительства. При новом устройстве России значительная часть бюджета должна быть отдана в ведение отдельных частей государства. Например, финансирование культурно-просветительной, врачебно-санитарной и значительной части юридической деятельности должно находиться почти всецело в руках самоуправляющихся единиц.

Стране необходима аграрная реформа, промышленное и экономическое строительство. Но это может быть осуществлено и проведено в жизнь только при полном учете имеющихся в наличности фактов и сил. Страна не готова для социалистического эксперимента в своей экономической деятельности. И даже захват государственного механизма и обращение его на осуществление подобного эксперимента, как это пытаются сделать большевики, не могут спасти ее от провала. Нельзя возводить здания, прежде чем не заложен фундамент.

Таковы общие черты национальной программы в области демократического строительства. В этой программе намечены вопросы, которые будут обсуждаться на Учредительном Собрании и решены в окончательной форме волей народа, которую будет выражать Учредительное Собрание.

Для настоящего момента важен второй основной принцип национальной программы: создание мощной силы для защиты того, что добыто революцией, от врагов демократического строя. Пока продолжается война, Россия должна с честью и достоинством нести свою часть бремени той колоссальной борьбы, которую объединенная демократия мира ведет с последними остатками самодержавия и милитаризма. Наряду со своими союзниками свободная Россия должна шествовать к конечному торжеству демократии.

Большевистский мятеж и принесенная им реакция слева близится к концу. Это последнее испытание для свободной России. Революция обезглавила контрреволюцию справа. Быстро рушащийся большевистский мятеж обезглавит реакцию слева. И тогда над Россией взойдет день свободного строительства и страна пойдет вперед под знаменем единения и прогресса, осуществляя волю большинства народа, претворяя в жизнь поддерживаемую им национальную программу.

Л. М. Пасвольский.

 

 

Еще по теме

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 66 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., революция, Декабрь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz