nik191 Суббота, 27.05.2017, 15:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [208]
Как это было [339]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [52]
Разное [12]
Политика и политики [25]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [231]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [177]
1-я мировая война [1296]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [274]
Революция. 1917 год [144]
Украинизация [18]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Февраль » 15 » Первая мировая война. Техника. Воздушная разведка
06:48
Первая мировая война. Техника. Воздушная разведка

 


Продолжительная воздушная разведка в тылу расположения неприятеля представляет немало трудностей; разведывательная деятельность, приносящая весьма ценные результаты, сопряжена с большою опасностью для летчика. От него требуется, помимо умения и искусства управлять самолетом, большая сила воли, выносливость и твердое сознание своего долга перед родиной. Новый пилот долго практикуется, пока не настанет его черед и командир не прикажет ему взять машину и вместе с летчиком-наблюдателем произвести основательную разведку известной местности.

 


Летом эта экспедиция не такое сложное дело, как зимою, когда парить в воздухе на несколько тысяч футов над землею невесело. Оба — пилот и наблюдатель — надевают фуфайки, кожаные куртки, двойные пары носков, сапоги выше колен на меху, шлемы, меховые шапки; заворачивают голову и шею теплым шарфом, натягивают на руки меховые перчатки, а на лицо надевают кожаную маску с очками. Холод на большой высоте нестерпим, и случаи отмораживания членов нередки. Резервуары наполняются керосином и маслом, приносят снаряды для угощения немцев, устанавливают фотографический аппарат, собирают карты, записные книжки, карандаши. Пилот подробно осматривает аппарат и усаживается вместе с летчиком, привязав себя ремнями к сидению.

Раздается команда: «Пошел», — и пропеллер начинает реветь и вертеться, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, потом затихает: — машина нагрелась. Пилот подает знак рукою, механик отводит подставки из-под колес, пропеллер опять начинает быстро работать, и аэроплан стремительно двигается вперед и подымается на воздух по направлению к линии.

 

 

Во время этих полетов наблюдатель командует, он направляет пилота направо или налево, указывает направление, куда лететь, заставляет описывать круги над тем местом, которое он хочет специально и более тщательно осмотреть, и руководит всеми операциями. Хотя эти полеты производятся исключительно в целях стратегической разведки, но на случай хорошей мишени для прицела, — в роде большого отряда в незащищенной местности, транспорта в пути или скопления поездов на станции, — имеются бомбы и пулемет в запасе. Во время битвы пилот руководит аппаратом и маневрирует, как ему заблагорассудится, из пулемета стреляют оба, как придется. Излишне говорить, что между пилотом и летчиком не должно быть разногласия, они должны безусловно доверять один другому. По этой причине обыкновенно смены не бывает, тот же летчик всегда работает с тем же пилотом, — они должны спеться. Недоразумения между ними немыслимы.

Работа начинается в тылу окопов. Определяется местность, которая повергнется разведке. Добываются сведения о станциях, железнодорожных узлах, скоплении войск и обозов противника, новых аэродромах и о месте нахождения артиллерии, пользующейся закрытыми позициями. Наблюдатель от времени до времени отмечает по карте те пункты, которые привлекли его особое внимание, или записывает, где обнаружено передвижение войск по железнодорожным путям, где скопление поездов.

Вот представляется удобный случай: разгрузка войск на станции или обоз в пути. Если полевая артиллерия не очень бдительна, то смелый пилот быстро спускается, самолет словно ныряет в воздухе и, когда цель ясно намечена, бросает две или три бомбы. Это, конечно, может повредить основной цели полета — разведке, а потому не особенно рекомендуется делать.

В большинстве случаев артиллерия не очень опасна, когда самолет перелетел миль на двадцать за линию огня, разве только вблизи больших городов или значительных укреплении. Если немцы начинают усиленно осыпать самолет шрапнелью, значит, наверняка, они опасаются, что обнаружат что нибудь особенное, ими тщательно скрываемое, будь то большая замаскированная гаубица или склады снарядов; что бы это ни было, но наблюдатель начинает присматриваться, а пилот описывает круги то вверх, то вниз, то ныряет в глубину на несколько сот футов, применяя все фокусы своего искусства и ловко лавируя между снарядами, которые разрываются то здесь, то там, рискуя задеть аппарат и обоих смельчаков. Без сомнения крылья прострелены и не в одном месте, но пока машина цела — все хорошо, и забава продолжается. А наблюдатель все смотрит, да смотрит туда, далеко вниз, на землю, не взирая на снаряды и на странное положение, которое принимает порой аппарат. Наконец, он находит то, что искал, быстро отмечает на карте или снимает фотографию и даст сигнал пилоту лететь дальше.

Разведка кончена и самолет пускается в обратный путь. По мере приближения к линии огня, опасность увеличивается: пока пилот лавирует между неприятельскими снарядами, из-за туч вынырнет германский аэроплан и, как коршун, бросается на врага. Хотя самолет во время разведки должен, по мере сил и возможности, избегать стычек, но обмениваются несколькими выстрелами, и немец, пропуделяв раза два, возвращается к своим.

В жизни бывает нередко, что правда чудней вымысла; рассказы самолетчиков нередко страдают от излишнего воображения, но порою истинные происшествия кажутся плодом фантазии.

Привожу следующий пример:

Во время продолжительной разведки, много миль в тылу германского фронта, поручики А. и Б. — оба пилоты, — хотя Б. работал в качестве наблюдателя, встретили немецкий аппарат. Что там немец делал вдали от своего аэродрома,— Аллах ведает, но очевидно он летел от базы по направлению к аэродрому.

 

 

Поручик А. ринулся на врага, выправил аппарат и дал возможность поручику Б. открыть огонь из пулемета. Немец был один и не имел возможности защищаться, — он нырнул и стал опускаться. Англичане не отставали. Вот он спустился, пропеллер-остановился, а британский аэроплан ястребом парил над ним в воздухе, описывая большие круги и выжидая, что будет. Машина осталась без движения, а летчик не показывался. Тогда поручик А., сообразив, что по близости жилья нет, и мало вероятия, что откуда-нибудь появится неприятель, решил опуститься рядом и разузнать, в чем дело.

 

 

Спустились. .. Поручик Б. держал наготове пулемет, на случай каких-либо неожиданных фокусов со стороны немца. Ничего . .. все тихо. Взяли револьвер и подошли к машине. Никто их не тронул. Оказалось, что одной из пуль немцу перешибло артерию, и он истек кровью и умер, едва коснувшись земли. Аппарат был совершенно невредим, а резервуары полны. Недолго думая, А. сел на свою машину, а Б. на немецкую, и оба двинулись, направляясь к британскому фронту.

Несмотря на жаркий огонь английских батарей, которые приняли Б. за неприятеля, наши летчики достигли благополучно своих линий к великому удивлению своих товарищей, которые долго не могли взять в толк, что случилось.

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Техника первой мировой войны | Просмотров: 51 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., война, разведка, авиация | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz