nik191 Понедельник, 21.08.2017, 01:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [221]
Как это было [349]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [32]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [236]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1390]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [278]
Революция. 1917 год [266]
Украинизация [59]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Август » 2 » Первая мировая война. 2 августа (20 июля) 1914 года
06:55
Первая мировая война. 2 августа (20 июля) 1914 года

 

 

 

 

02 августа (20 июля) 1914 года

 

 

ИМЕННОЙ ВЫСОЧАЙШИЙ УКАЗ,

данный Правительствующему Сенату.

1914 года июля 20 дня.

 

«Не признавая возможным, по причинам общегосударственного характера, стать теперь же во главе Наших сухопутных и морских сил, предназначенных для военных действий, признали мы за благо Всемилостивейше повелеть Нашему генерал-адъютанту, главнокомандующему войсками гвардии и петербургского военного округа, генералу - от-кавалерии, Его Императорскому Высочеству Великому Князю Николаю Николаевичу быть верховным Главнокомандующим».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Высочайший манифест

 об объявлении состояния войны России с Австро-Венгрией

20 июля 1914 г.

Божиею милостию Мы, Николай Вторый, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всем верным Нашим подданным:

Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и крови с славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно. С полным единодушием и особою силою пробудились братские чувства русского народа к славянам в последние дни, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо неприемлемые для державного государства требования.

Презрев уступчивый и миролюбивый ответ Сербского правительства, отвергнув доброжелательное посредничество России, Австрия поспешно перешла в вооруженное нападение, открыв бомбардировку беззащитного Белграда.

Вынужденные в силу создавшихся условий принять необходимые меры предосторожности, Мы повелели привести армию и флот на военное положение, но, дорожа кровью и достоянием Наших подданных, прилагали все усилия к мирному исходу начавшихся переговоров.

Среди дружественных сношений союзная Австрии Германия, вопреки Нашим надеждам на вековое доброе соседство и не внемля заверению Нашему, что принятые меры отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться немедленной их отмены и, встретив отказ в этом требовании, внезапно объявила России войну.

Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную Нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России и положение ее среди Великих держав. Мы непоколебимо верим, что на защиту Русской Земли дружно и самоотверженно встанут все верные Наши подданные.

В грозный час испытания да будут забыты внутренние распри. Да укрепится еще теснее единение Царя с Его народом и да отразит Россия, поднявшаяся, как один человек, дерзкий натиск врага,

С глубокою верою в правоту Нашего дела и смиренным упованием на Всемогущий Промысел, Мы молитвенно призываем на Святую Русь и доблестные войска Наши Божие благословение.

Дан в Санкт-Петер6урге, в двадцатый день июля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствования же Нашего в двадцатое.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано:

" НИКОЛАЙ"

 

Сообщение Министерства иностранных дел России

от 20 июля 1914 г. о событиях последних дней

Вследствие того, что в иностранной печати появилось искаженное изложение событий последних дней, Министерство иностранных дел считает долгом дать следующий краткий обзор дипломатических сношений за указанное время.

10 июля сего года австро-венгерский посланник в Белграде вручил сербскому министру-президенту ноту, заключающую в себе обвинение сербского правительства в поощрении великосербского движения, приведшего к убийству наследника австро-венгерского престола. Ввиду сего Австро-Венгрия требовала от сербского правительства не только осуждения в торжественной форме означенной пропаганды, но также принятия под контролем Австро-Венгрии ряда мер к раскрытию заговора, наказанию участвовавших в нем сербских подданных й пресечению в будущем всяких посягательств на территории королевства. Для ответа на означенную ноту сербскому правительству предоставлялось 48 часов.

Имперское правительство, осведомившись из сообщенного ему австро-венгерским послом в С.-Петербурге по истечении уже 17 часов текста врученной в Белграде ноты о сущности заключавшихся в ней требований, не могло не усмотреть, что некоторые из таковых по существу своему являлись невыполнимыми, некоторые же были предъявлены в форме, несовместимой с достоинством независимого государства.

Считая недопустимым заключающееся в таких требованиях умаление достоинства Сербии и проявленное этим самым Австро-Венгрией стремление утвердить свое преобладание на Балканах. Российское правительство в самой дружеской форме указало Австро-Венгрии на желательность подвергнуть новому обсуждению содержащиеся в австро-венгерской ноте пункты. Австро-венгерское правительство не сочло возможным согласиться на обсуждение ноты. Равным образом умеряющее действие других держав в Вене не увенчалось успехом.

Несмотря на осуждение Сербией преступного злодеяния и на выказанную Сербией готовность дать удовлетворение Австрии в мере, которая превзошла ожидания не только России, но и других держав, австро-венгерский посланник в Белграде признал сербский ответ неудовлетворительным и выехал из Белграда.

Еще ранее, сознавая чрезмерность предъявленных Австриею требований, Россия заявила о невозможности остаться равнодушной, не отказываясь в то же время приложить все усилия к изысканию мирного выхода, приемлемого для Австро-Венгрии и не затрагивающего ее самолюбия как великой державы. При этом Россия твердо установила, что мирное разрешение вопроса она допускает, лишь поскольку оно не вызовет умаления достоинства Сербии как независимого государства, К сожалению, однако, все приложенные императорским правительством в этом направлении усилия оказались тщетными.

Австро-венгерское правительство, уклонившись от всякого примирительного вмешательства держав в его ссору с Сербией, приступило к мобилизации, официально объявило Сербии войну и на следующий день Белград подвергся бомбардировке, В манифесте, сопровождающем объявление войны, Сербия открыто обвиняется в подготовке и выполнении сараевского злодеяния. Подобное обвинение целого народа и государства в уголовном преступлении своей явной несостоятельностью вызвало по отношению к Сербии широкие симпатии европейских общественных кругов.

Вследствие такого образа действий австро-венгерского правительства, вопреки заявлению России, что она не может остаться равнодушной к участи Сербии, императорское правительство сочло необходимым объявить мобилизацию Киевского, Одесского, Московского и Казанского военных округов.

Такое решение представлялось необходимым ввиду того, что со дня вручения австро-венгерской ноты сербскому правительству и первых шагов России прошло пять дней, а между тем со стороны венского кабинета не было сделано никаких шагов навстречу нашим мирным попыткам и, наоборот, была объявлена мобилизация половины австро-венгерской армии,

О принимаемых Россией мерах было доведено до сведения германского правительства с объяснением, что они являются последствием австрийских вооружений и отнюдь не направлены против Германии. Вместе с тем императорское правительство заявило о готовности России путем непосредственных сношений с венским кабинетом или же согласно предложению Великобритании путем конференции четырех незаинтересованных непосредственно великих держав — Англии, Франции, Германии и Италии — продолжать переговоры о мирном улаживании спора.

Однако и эта попытка России не увенчалась успехом, Австро-Венгрия отклонила дальнейший обмен мнений с нами, а берлинской кабинет уклонился от участия в предположенной конференции держав.

Тем не менее Россия и здесь продолжала свои усилия в пользу мира. На вопрос германского посла указать, на каких условиях мы еще согласились бы приостановить наши вооружения, министр иностранных дел заявил, что таковым условием является признание Австро-Венгрией, что австро-сербский вопрос принял характер европейского вопроса, и заявления ее, что она согласна не настаивать на требованиях, несовместимых с суверенными правами Сербии.

Предложение России было признано Германией неприемлемым для Австро-Венгрии. Вместе с тем в Петербурге было получено известие об объявлении Австро-Венгрией общей мобилизации.

В то же время продолжались военные действия на сербской территории, и Белград подвергся новой бомбардировке.

Последствием такого неуспеха наших мирных предложении явилась необходимость расширения военных мер предосторожности.

На запрос по этому поводу берлинского кабинета было отвечено, что Россия вынуждена была начать вооружение, дабы предохранить себя от всяких случайностей.

Принимая такую меру предосторожности, Россия вместе с тем продолжала всеми силами изыскивать исход из создавшегося положения и выразила готовность согласиться на всякий способ разрешения спора, при коем были бы соблюдены поставленные нами условия.

Несмотря на такое миролюбивое сообщение, германское правительство 18 июля обратилось к Российскому правительству с требованием к 12 часам 19 июля приостановить военные меры, угрожая в противном случае всеобщей мобилизацией.

На следующий день, 19 июля германский посол передал министру иностранных дел от имени своего правительства объявление войны.


"Двойная" нота Германии.

По словам «Нов. Вр.», эпизод с вручением германским послом нашему министру иностранных дел вербальной ноты с двойным текстом, из которых один содержит объявление войны, другой - нет, вызвал глубокое смущение среди чинов германского посольства. Последние сообразили сделанную ими ошибку только около полуночи. Говорят, что гр. Пурталес был чрезвычайно раздосадован, что он, совершая дипломатический шаг исторической важности, ввел в него некоторый комический элемент. Гр. Пурталес долго совещался с высшими чинами посольства, как выйти из создавшегося затруднительного положения, и наконец в 4 ч. ночи решился позвонить по телефону в министерство иностранных дел для сообщения, что текст ноты, не содержащей объявления войны, он просит считать недействительным.


Война с Германией. Общественный долг.

Известная часть московской печати спокойно приняла вызов брошенный России немецкими шовинистами.

«Русск. Вед.» подчеркивают отсутствие у русской дипломатии агрессивных намерений в вопросе об австро-сербском столкновении. Нарушила европейский мир Австрия, поддержанная Германией.

Германия, не дожидаясь исхода переговоров, объявила войну России. Австрия первая приложила старания к тому, чтобы зажечь общеевропейский пожар. Германия сделала окончательный шаг в этом направлении. Все поведение этих держав показывает, что австро-сербский конфликт был лишь предлогом, искусственно созданным в качестве вызова для России. Сербия сразу пошла на уступки; Россия своим посредническим представлением в Вене достаточно засвидетельствовала о полном отсутствии у нее агрессивных стремлений; нейтральные государства, как Англия, прилагали все усилия к тому, чтобы успокоить разгоревшиеся страсти и решит конфликт мирным путем на общеевропейской конференции. И все это оказалось тщетным.

Австрия и Германия отклоняли одно за другим делавшиеся им примирительные предложения и настойчиво шли к поставленной себе цели. Онт не убоялись великой ответственности перед беспристрастным судом истории и навлекли на Европу потрясения, каковых она еще никогда не испытывала. Им нужна была война, они ее хотели и к ней стремились, и они достигли поставленной себе цели. Сейчас неизвестны их точные расчеты, неизвестно, почему они сочли наиболее удобным для войны именно настоящий момент; это неизвестно, да и неважно. Важен факт сознательного стремления вызвать войну, а этот факт не подлежит теперь никакому сомнению.

 «Русск. Слово», напоминает о полуторавековом мирном сожительстве двух великих наций.

Более полутораста лет, со времени Семилетней войны, мы ни разу не воевали с немцами. Два великих народа жили в мирном соседстве бок о бок. Россия неоднократно доказывала Пруссии и в ев лице всей Германии искреннее желание поддерживать тесную дружбу. В 1807 году Александр I спас Пруссию от полного уничтожения, а спустя 6 лет с помощью России вся Германия освободилась от ига Наполеона. В 1866 году Пруссия разгромила Австрию, а в 1870 году—Францию лишь вследствие того, что Россия придерживалась политики дружественного нейтралитета. В наши дни, несмотря на союз России с Францией, носящий чисто оборонительный характер, петербургский кабинет неизменно считал нужным поддерживать наилучшие отношения с Берлином. Даже вызывающее поведение Германии во время аннексионного кризиса 1908 —1909 гг. ненадолго омрачило эти отношения. Потсдамское свидание, казалось, окончательно укрепило русско-германскую дружбу путем размежевания сфер влияния двух держав в Передней Азии.

Но неудачи немецкой дипломатии на Ближнем Востоке в период последних балканских войн, явное тяготение некоторых балканских государств к тройственному согласию омрачили добрососедские отношения. Сюда присоединились и соображения немецкого милитаризма, вскормленного при дворе Вильгельма и на груди вечно будирующего прусского юнкерства.

Решительное столкновение Германии с Россией стало неминуемым после того, как обнаружилась невозможность для тройственного союза дальше выдерживать соперничество с Францией и Россией на поприще развития сухопутных вооруженных сил. Весной, как только в Германии стали известны проекты ген. Сухомлинова, немецкая печать подняла поход против России. Уже тогда было ясно, что Германия ищет лишь повода к предупредительной войне с Россией. Во главе этой агитации шел сам кронпринц, публично подписавшийся под бреднями некоего майора Фробениуса о сокрушении русского врага. Австрия выступила застрельщицей лишь потому, что нельзя было найти сколько-нибудь приличный предлог для разрыва с Россией.
В предвидении великих событий и неисчислимых жертв "Рус. Вед", призывают русское общество к подвигу человеколюбия.

Мысль общественная уже прикована к грядущим событиям, и мысль эта требует действия. Наши близкие готовятся к походу, в России не найдется почти ни одной семьи, которая бы с заботой и тревогой не снаряжала и не провожала кого-либо из своих членов и не была поглощена вместе с думами о судьбах России думой об его судьбе. И то, что мыслит каждый в отдельности, то, что делает каждая отдельная семья, должно объединиться теперь в одну общую мысль и одно общее действие. Русское общество должно позаботиться о своих сынах, идущих на войну, и о тех, кого они оставляют на родине. К тем усилиям, которые будут приложены центральной властью, к тем средствам, которые будут ассигнованы ею, оно должно приложить свои усилия и средства с той самоотверженностью и щедростью, которых требует небывалый по своей значительности исторический момент.

Московская городская дума сделала первый шаг в этом направлении, и постановление     принятое     ею звучит как призыв, который, без сомнения, встретит в обществе благодарное признание и прочувствованный отклик. В этом отношении у всех может быть лишь одно чувство. В предвидении войны и ее последствий все общество может воодушевлять лишь одно желание: забыв все расчеты, отдать делу помощи ближним все то, что возможно отдать.

Такой энтузиазм должен вспыхнуть, и он, несомненно, проявится в нашей стране с полной силой. Он должен проявиться немедленно. Каждый час дорог в том деле, которое совершается с исключительной стремительностью и требует от общества такого напряжения сил, какое оно переживает в столетие, быть может, лишь раз. Лучше завтра, чем через несколько дней, лучше сегодня, чем завтра. Задача помощи раненым и призрения оставшихся без кормильцев, которая стоит перед Россией, так велика, что ее трудно выполнить исчерпывающим образом, и никто не может утешаться тем, что за нее взялись уже другие. Пусть ее выполняет правительственная власть, пусть за нее возьмутся городские и земская учреждения, которые, несомненно, в ближайшем же будущем тоже выполнять ее и по собственному почину, и по примеру других, и в частности по примеру взявшем на себя инициативу Москвы. Но и этим далеко не все исчерпано. Все общество в виде частных организаций и отдельных лиц должно протянуть нуждающимся руку помощи. Под руководством тех учреждений, которые наиболее призваны к выполнению поставленных задач, оно должно организоваться и действовать. Мы твердо верим, что русский народ самоотверженно выполнит и в этом отношении свой священный долг.

 

Экстренное заседание московской думы

Вчера состоялось экстренное заседание московской городской думы и единогласно принято решение: ассигновать 1 миллион рублей на нужды войны и временно 50.000 руб. на выдачу пособий семьям запасных нижних чинов, отправляющихся на войну.

 

Неизбежная скудость военных сведений

 

Как сообщает „Речь", один видный военный в беседе с журналистами так объясняет правительственное сообщение о неизбежной скудости военных сведений.

Военное ведомство пришло к такому решению на основании уроков военной истории. Ведомство отлично понимает, что население интересуется не только общим ходом военных действий но и степенью участия в этих действиях отдельных частей войск, в которых служат их родные. Однако появление таких сведений в печати, как, например: «Сегодня перевалили Урал» или «Переправились через Байкал» с упоминанием фамилий лиц и даже названий частей, служат, несомненно, руководящей нитью для ориентировки неприятеля. Известно, что Мольтке узнал о седанском маневре Мак-Магона накануне из перехваченной французской газеты. Все это и заставило военное ведомство, не отказывая в сообщении фактических данных о ходе военных действий, избегать опубликования фамилий начальствующих лиц и названий частей и вообще всяких других наводящих деталей.

Далее, собеседник подчеркнул, что не следует придавать слишком большого значения первым сведениям с театра военных действий, в особенности, сведениям о занятии неприятелем маловажных, почти не укрепленных пунктов, не имеющих стратегического значения. Так, например взятие нашего Калиша или французскаго Нанси неприятелями не имело бы большого значения с военно-стратегической точки зрения. Нанси по своему торговому и политическому значению для Франции почти равен нашей Москве, но не надо забывать, что Нанси не укреплен и что французские укрепления построены в Туре, в 30 верстах от него.

Поэтому к первым вестям с театра военных действий надо относиться с полным спокойствием, какого бы характера они ни были.

 

Телеграмма президента люксембургского правительства Эйшена

министру иностранных дел Бельгии Довиньону

2 августа 1914 г.

Люксембург

Имею честь довести до сведения Вашего Превосходительства следующие факты.

Рано утром в воскресенье 2 авг. германские войска согласно известиям, полученным в настоящее время Правительством Великого Герцогства, проникли на люксембургскую территорию по мостам Вассербиллиг и Ремих, направляясь главным образом на юг страны и к городу Люксембургу, столице Великого Герцогства. Несколько блиндированных поездов с войсками и вооружением были направлены по железной дороге от Вассербиллига на Люксембург где с минуты на минуту ждут их прибытия. Эти факты содержат в себе действия, явно противоречащие нейтралитету Великого Герцогства, гарантированному Лондонским трактатом 867 года. Люксембургское правительство не замедлило выразить протест против этого, нападения представителю Его Величества Императора Германского в Люксембурге. Подобный же протест будет передан по телеграфу в Берлин статс-секретарю по иностранным делам.

Государственный министр, президент правительства:

Эйшен

 

Нота, переданная германским посланником в Бельгии Беловым-Залескэ

министру иностранных дел Бельгии Давиньону

2 августа 1914 г., 7 часов вечера

Германское правительство получило достоверные известия о том, что французские войска намерены двинуться на Маас через Живэ и Намюр,

Эти известия не оставляют никакого сомнения в том, что Франция намерена двинуться на Германию через бельгийскую территорию.

Императорское Германское правительство не может не опасаться, что Бельгия, вопреки своей доброй воле, не будет в состоянии без посторонней помощи отразить французское наступление с такими большими силами, В этом факте имеется достаточная уверенность в угрозе, направленной против Германии.

Повелительным долгом самосохранения для Германии является предупреждение этого нападения неприятеля.

Величайшее прискорбие испытало бы Германское правительство, если бы Бельгия сочла за враждебный против себя акт то, что Германия в ответ на мероприятия врага вынуждена со своей стороны нарушить неприкосновенность бельгийской территории.

Чтобы развеять всякие недоразумения, Германское правительство объявляет следующее:

I. Германия не имеет в виду никаких враждебных действий против Бельгии, Если Бельгия согласится занять в начавшейся войне положение дружественного нейтрал иге га по отношению к Германии, то Германское Правительство обязуется со своей стороны в момент заключения мира гарантировать Королевству его независимость и его владения в полном их объеме.

2. Германия обязуется на вышесказанных условиях эвакуировать бельгийскую территорию немедленно по заключении мира.

3. Если Бельгия сохранит дружественное отношение, Германия готова по соглашению с бельгийскими властями покупать за наличные деньги все, что будет необходимо для ее войск, и вознаградить за все убытки, причиненные в Бельгии.

4. Если же Бельгия выступит враждебно против германских войск и особенно если станет чинить затруднения их поступательному движению сопротивлением укреплений на Маасе или разрушением путей, железных дорог, туннелей или других искусственных сооружений, то Германия будет вынуждена смотреть на Бельгию как на врага. В этом случае Германия не возьмет на себя никаких обязательств по отношению к Королевству, но предоставит в конечном счете урегулировать взаимоотношения обоих государств силе оружия.

Германское правительство питает законную надежду, что это не произойдет и что Бельгийское правительство сумеет принять соответствующие меры, дабы помешать совершиться этому. В этом случае дружественные отношения, соединяющие два соседних государства, станут еще более тесными и прочными.

 

Николай II— Георгу V

20 июля (2 августа) 1914 г.

Телеграмма

Я с радостью принял бы твое дружеское предложение, если бы германский посол не вручил сегодня после полудня моему правительству ноту с объявлением войны. С самого момента вручения ультиматума в Белграде Россия приложила все свои усилия на поиски какого-либо мирного разрешения вопроса, созданного выступлением Австрии, Целью этого выступления было разгромить Сербию и сделать ее вассалом Австрии. Последствием этого явилось бы нарушение равновесия сил на Балканах, представляющего столь жизненный интерес как для моей империи, так и для держав, стремящихся поддержать равновесие сил в Европе. Все выдвигавшиеся предложения, в том числе и предложение твоего правительства, отвергались Германией и Австрией, и Германия проявила только тогда некоторую склонность к посредничеству, когда благоприятный момент для давления на Австрию прошел. Но и тогда она не выдвинула какого-либо определенного предложения.

Объявление Австрией войны Сербии заставило меня отдать приказ о частичной мобилизации, хотя ввиду угрожающего положения и ввиду быстроты, с которой Германия может сравнительно с Россией мобилизоваться, мои военные советники настойчиво рекомендовали общую мобилизацию. Вследствие завершения австрийской мобилизации, бомбардировки Белграда, концентрации австрийских войск в Галиции и тайных военных приготовлений Германии я был в конце концов вынужден принять эту линию поведения. Что я имел основание так поступить, доказывается внезапным объявлением войны Германией, совершенно для меня неожиданным, так как я дал императору Вильгельму самые категорические заверения, что мои войска не двинутся до тех пор, пока продолжаются переговоры о посредничестве.

В этот торжественный час я хочу еще раз заверить тебя, что я сделал все, что было в моих силах, чтобы предотвратить войну.

Теперь, когда мне ее навязали, я верю, что твоя страна не откажет поддержать Францию и Россию в борьбе за сохранение равновесия сил в Европе,

Бог да благословит и хранит тебя.

Ники

Т Е Л Е Г Р А М М Ы

ПЕТЕРБУРГЪ. В шесть часов вечера в Казанском соборе совершено молебствие членами св. синода во главе с экзархом Грузии архиепископом Питиримом при участии многочисленных представителей черного и белого духовенства.

— В семь часов вечера состоялось заседание синода, посвященное обсуждению церковных мероприятий по поводу начала военных действий. Были постановлены определения:

1) о порядке прочтения манифеста и о повсеместном служении молебствий о даровании всероссийскому воинству победы;

2) о способах обеспечения приходами семей лиц, призванных в ряды войск:

3) о прочтении в церквах послания св. синода чадам православной церкви.

По окончании заседания в церкви синода совершено архиепископом донским Владимиром молебствие о даровании всероссийскому воинству победы в присутствии всех пребывающих в Петербурге членов синода, обер-прокурора и чинов канцелярии синода.

ПЕТЕРБУРГЪ. Из дальнейших и ближних мест центра и всех окраин в огромном количестве поступили в Петербургское телеграфное агентство 20 июля телеграммы, рисующие торжественное, серьезное и сознательное настроение, с которым население встретило объявление войны. Во всех храмах, а также на городских площадях в присутствии бесчисленного множества молящихся совершены торжественные молебствия о даровании русскому воинству победы над дерзким врагом. Народ горячо молился. Патриотический порыв, которым охвачено все население, находит выражение в бесчисленных грандиозных патриотических манифестациях, продолжающихся повсеместно. Призываемые на защиту родины запасные, и массы населения повергают к стопам Государя одушевляющие их чувства любви и преданности и свидетельствуют свою полную готовность принести жизнь за спасение родины и за славу Государя и отечества. Везде царит полная спокойная уверенность в несокрушимой мощи армии.

 

Отклики на объявление войны в России


КИЕВЪ. Дума постановила отправить Государю телеграмму с выражением верноподданнических чувств, послать на войну два санитарных отряда, организовать в Киеве местный госпиталь, послать на счет города сестер милосердия Краснаго Креста, ассигновать в помощь беднейшим семьям запасных Киева 150,000 рублей, устроить бесприютных детей запасных, приюты для жен запасных, работные дома, обратиться к населению города с призывом указать, сколько раненых может каждый приютить у себя в квартире, предложить населению жертвовать в пользу указанных начинаний и приостановить ассигнования на не срочные нужды.

КИЕВЪ. В Софийском соборе в Киеве митрополит Флавиан, обратившийся к молящимся с напутственным словом, указал, что несмотря на принятые российским правительством меры, сохранять мир оказалось невозможным, и призывал всех встать, как один человек, на защиту родины, тех же, кто не в силах встать в ряды российского воинства, владыка призывал помочь пожертвованиями и уходом за ранеными.

КИЕВЪ. На собрании членов биржевого комитета и представителей кредитных учреждений и торговли и промышленности произведена добровольная подписка на нужды войны, давшая свыше 155,000 р. Образован комитет по сбору пожертвований.

 

К сохранению в полной тайне военных мероприятий

Сим объявляется населению Империи о необходимости общих усилий к сохранению в полной тайне всего, что касается выполняемых ныне военных мероприятий. Неосторожность в разговорах, письмах и телеграммах может способствовать распространению за пределами России сведений о расположении, передвижениях, составе и численности наших вооруженных сил, чем будет нанесен нашей родине трудно поправимый вред и что может потребовать от нашей армии лишних жертв.

Залогом доверия к мощи армии должна служить спокойная сдержанность общества ко всякаго рода непроверенным слухам, которые часто могут 6ыть недостоверными и даже злонамеренными.

Осведомление населения в пределах возможности в переживаемых и предстоящих военных событиях исторической важности возложено на главное управление Генерального Штаба.

Общество должно мириться с краткостью и вероятною скудностью тех сведений, которые будут сообщаться, находя удовлетворение в том, что приносимая таким отношением жертва вызывается военною необходимостью, перед которой должны преклониться все в годину посылаемого родине испытания.

Арест немецкого парохода

НОВОРОССИЙСКЪ. Арестован стоявший в порте германский пароход "Атлас"; команда спущена на берег; приказано арестовать ушедший 19 июля в море австрийский пароход.

Бомбардировка Белграда

БЕЛГРАДЪ. 20 июля с девяти часов вечера австрийцы открыли сильный огонь из пулеметов против сербских аванпостов. Перестрелка продолжалась до полуночи, вскоре затем австрийцы открыли орудийный огонь. На случай возобновления бомбардировки Белграда сербами установлена нейтральная зона, обнимающая королевский дворец и квартал иностранных миссий.

НИШЪ. "Из Вены опровергают сообщение о бомбардировке Белграда, между тем, несколько дней Белград бомбардируется. Уничтожены многие правительственные и частные дома, не пощажены даже здания иностранных миссий. Много человеческих жертв. Австрийцы не предупредили сербов о нападении и бомбардировке Белграда, не предложила населению города сдаться и не назначили срока для эвакуации населения, состоящего преимущественно из женщин и детей. Этим австрийцы доказали неуважение к международным постановлениям, против чего Сербия протестует. Все вышесказанное могут подтвердить все иностранные представители в Сербии. Пашич“.

КОПЕНГАГЕНЪ. Из Парижа сообщают: «Все газеты признают, что объявление Германией войны России создает военное положение, указывая, что Франция лояльно и искренно прилагала усилия к устранению ужасных последствий. Вся нация объединена единодушным патриотизмом и пойдет в бой с неописуемым энтузиазмом. Вечером царило большое оживление на Северном и Восточном вокзалах.

— Совет министров постановил созвать палату депутатов 21 июля.

Обращение французского правительства к нации

ПАРИЖЪ. Президентом и советом министров постановлено обратиться к французской нации с воззванием, в котором указывается, что в последние дни положение в Европе значительно ухудшилось: большинство наций приступило к мобилизации, даже нейтральные страны вынуждены прибегнуть в этой мере предосторожности. Франция, подтвердившая свои миролюбивые намерения и в трагические дни дававшая Европе советы умеренности и живой пример мудрости, напрягает безостановочно силы, направленные к сохранению мира, приготовилась ко всяким случайностям и приняла необходимые меры для защиты своей территории, но французское законодательство не позволяет правительству совершить эти приготовления без издания декрета о мобилизации.

Сознавая свою ответственность и уверенное, что оно не исполнит священного долга, если сохранит настоящее положение вещей, правительство приняло меру, вызываемую положением. Мобилизация еще не война, при настоящих обстоятельствах она является, напротив, лучшим средством с честью сохранить мир. Правительство под защитой необходимых предосторожностей будет продолжать дипломатические усилия и еще надеется на успех.

Правительство рассчитывает на хладнокровие нации и на патриотизм всех французов, зная, что среди них нет ни одного, который не был бы готов исполнить долг.

— Достоинство, спокойная     решимость и патриотизм без всякого оттенка шовинизма, проявляемые французским общественным мнением, представляют трогательную картину. Вся печать остается единодушной в оценке событий. Орган социалистов „L, Humanite" заявляет, что раз усилия к сохранению мира безуспешны, то необходимо с мужеством встретить грядущие события. Население Парижа с изумительным спокойствием переносит последние событий, уже дающих себя чувствовать вследствие стеснения сообщений и сокращения привоза жизненных припасов.

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

Первая мировая война. Отклики на австрийский ультиматум Сербии

Первая мировая война. Ответ Сербии на австрийский ультиматум

Первая мировая война. Предчувствие войны

Первая мировая война. Несбывшиеся надежды

Первая мировая война. Начало. 28 (15) июля 1914 года

Первая мировая война. 29 (16) июля 1914 года. Частичная мобилизация в России

Первая мировая война. Накануне. 30 (17) июля 1914 года

Первая мировая война. Предъявление Германией ультиматума России. 31 (18) июля 1914 года

Первая мировая война. Объявление Германией войны России. 1 августа (19 июля) 1914 года

Первая мировая война. Объявлении состояния войны России с Австро-Венгрией. 2 августа (20 июля) 1914 года

Первая мировая война. 3 августа (21 июля) 1914 года

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 2261 | Добавил: nik191 | Теги: 1914 г., война | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz