nik191 Понедельник, 23.10.2017, 03:27
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [230]
Как это было [364]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [239]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1453]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [282]
Революция. 1917 год [373]
Украинизация [68]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Июль » 30 » Первая мировая война. Накануне. 30 (17) июля 1914 года
08:02
Первая мировая война. Накануне. 30 (17) июля 1914 года

 

Продолжаю публиковать материалы из газет того времени.

 

 

30 (17) июля 1914 года

 

 

Бомбардировка Белграда

БЕЛГРАД. (Срочная). Белград бомбардирован. Мост на Саве взорван.

 

Манифестации


ПЕТЕРБУРГ. Во втором часу в Казанском соборе по инициативе объединенных славянских обществ состоялось молебствие о даровании победы славянскому оружию. Громадный храм переполнен молящимися. Присутствовали сербский посланник, члены сербской миссии, многочисленные представители славянских организаций, много военных и учащейся молодежи. После молебствия настоятель собора обратился к присутствующим со словом, посвященным настоящему моменту, и вручил список с иконы Казанской Божьей Матери посланнику с просьбой отправить его в действующую сербскую армию. Посланник передал икону сербским офицерам, выезжающим сегодня на родину. По выходе из собора посланник встречен многочисленной толпой, устроившей ему шумные овации. Сербские офицеры были также предметом бурных оваций. После богослужения начались грандиозные патриотические манифестации. Толпа в несколько тысяч, по преимуществу интеллигенции, все возрастая по пути, двинулась вдоль Невского с пением гимна и кликами: „Да здравствует Сербия!".

 

ПЕТЕРБУРГ. С двух часов дня на Невском начались грандиозные патриотические манифестации. Громадные толпы народа с национальными флагами направились в сторону Литейного с пением гимна. Пройдя к сербской миссии, манифестанты остановились. Были произнесены речи, покрываемые продолжительными кликами „ура" и пением гимна. Отсюда людская волна перекинулась на французскую набережную и манифестировала перед зданием французского посольства.

Постоянно раздавались клики:

«Да здравствует Франция, да здравствует Англия!"

Отсюда толпа через Марсово поле направилась обратно на Невский и начала постепенно расходиться. С пяти часов дня манифестации возобновились. В них участвуют преимущественно служащие и рабочие, снова манифестирующие перед зданием сербской миссии.

Здания австрийского и германского посольств со всех сторон охраняются усиленными нарядами пешей и конной полиции не разрешающей никому останавливаться даже на противоположной стороне.

ПЕТЕРБУРГ. Манифестации не прекращаются. Запружены манифестантами не только центральные улицы, но и пригород. Всюду— импровизированные митинги, всюду восторженные приветственные клики: „Да здравствует Сербия, да здравствует франко-русский союз, да здравствуют Франция и Англия, да здравствует русская армия, да здравствует Государь Император!". Перед памятниками Барклая де-Толли и Кутузова манифестанты поют «вечную память». Одна из манифестировавших групп устроила восторженную манифестацию пред казармами преображенцев.

— С 7 часов вечера толпы манифестантов со всех сторон стали стекаться к Казанскому собору. Здесь совершалось второе молебствие о даровании победы славянскому оружию. Громадный храм не мог вместить молящихся. Толпа запрудила паперть, сквер и всю громадную площадь. Вокруг Казанского собора расположилось несколько десятков тысяч человек. Над народными массами реяли национальные флаги и высились портреты Государя. Клики „Да здравствует Государь!" не смолкают. В рабочих районах особое оживление, повсюду импровизированные митинги; читаются телеграммы, обсуждаются текущие события. Митинги заканчиваются патриотическими манифестациями.

ОДЕССА. Патриотические манифестации продолжаются. Толпа с флагами и портретами Государя, сербского и черногорского королей с пением гимна и кликами в честь Франции, Англии и Сербии устроила шумную манифестацию пред французским консульством. Консул благодарил за выражение симпатий. Перед дворцом командующего войсками округа один из манифестантов произнес патриотическую речь. Толпа, постепенно возрастая, двинулась к порту, намереваясь пройти к "Австрийскому Ллойду". Полиция преградила путь. Устроена манифестация перед английским консульством. Драгоман благодарил манифестантов. Встреченные военные были предметом восторженных оваций.

ПЕТЕРБУРГ. Сегодня отъезжали в Сербию сербские офицеры, слушатели Михайловской артиллерийской академии. Задолго до отхода поезда Николаевский вокзал, несмотря на его обширность, не мог вместить всех провожавших. Толпа продолжала расти, быстро наводнила огромную Знаменскую площадь и длинным хвостом расплылась по Невскому. По минимальному подсчету, собралось свыше 30,000 человек. Появились национальные флаги и портреты Государя, встреченные стихийным русским гимном. Толпа требовала, чтобы офицеры-сербы показались на площади, желая посмотреть уезжающих героев. Они отказывались, но их вынесли на руках. Оглушительные клики "Да здравствует Сербия, живио" со стихийной силой носились в громадной толпе. Толпа, благословляла сербских офицеров царскими портретами. Раскаты „ура", приветственные клики и гимн продолжались без конца даже после отхода поезда.

МОСКВА. Манифестации принимают грандиозные размеры. На Брянском вокзале грандиозные проводы сербских офицеров; их внесли в вагон на руках и забросали цветами. Офицеры благодарили. Манифестации продолжаются.

ТИФЛИС. Громадная толпа интеллигенции в несколько тысяч с пением гимна прошла по улицам и направилась к австро-венгерскому консульству. Полиция преградила путь. Толпа мирно разошлась.

ОДЕССА. 15 июля происходили патриотические манифестации перед дворцом командующего войсками округа и домом градоначальника с пением гимна и кликами:     „Да здравствует великая Россия!." Толпа свыше 20,000 человек обошла центральные улицы и манифестировала также перед французским и английским консульствами и казармами.

Протесты социалистов

БЕРЛИН. Состоялось 28 социалистических митингов против войны, принявших одинаковую резолюцию, говорящую, что немецкие рабочие, подобно французским, обязаны препятствовать принесению населения в жертву австрийскому и русскому самолюбию и завоевательной политике. После митингов участники отправились на улицу Unter den Linden и кричали: „Долой войну!," но были рассеяны полицией.

ПАРИЖ. Социалистическая группа палаты в заседании с участием 60 депутатов вотировала пожелание о дальнейших шагах в пользу мира и против вовлечения Франции в войну.

ШТУТГАРТ. Во время социалистических демонстраций произошел ряд столкновений между полицией и демонстрантами. Квартал, в котором находятся миссии, охранялся войсками. На площади перед дворцом в полицейских бросали камни. Несколько человек арестовано.

Отклики биржи


ПАРИЖ. Биржа, парализованная событиями, почти бездействует, при дальнейшем понижении курсов.

ПЕТЕРБУРГ. 16 июля биржевого собрания на петербургской бирже не было.

НЬЮ-ЙОРК. Известие об объявлении войны вызвало на хлебной бирже небывалое возбуждение. Цены сильно поднялись.

АМСТЕРДАМ. Биржа сегодня закрыта.

ПЕТЕРБУРГ. По сообщению фондового отдела петербургской биржи, биржа будет закрыта в четверг, пятницу и субботу, если же позволят обстоятельства, откроется ранее.

ГАМБУРГ. Управление фондовой биржей постановило прекратить срочные сделки и отмечать лишь сделки, заключенные на наличные.

— Вечерние биржевые собрания прекращены на неопределенный срок.

ЛОНДОН. На бирже паника. Объявлено семь крупных банкротств.

ВЕНА. Биржевая палата закрыла биржу на неопределенный срок.

БАРСЕЛОНА. Вследствие возбуждения посетителей биржи и шумных эксцессов биржа закрыта.

ФРАНКФУРТ-на-МАЙНЕ. Биржевая администрация постановила не отмечать сделок ультимо.

 

Представления германского посла

ПАРИЖ. Германский посол, под предлогом желания сохранить мир, усиленно продолжает указывать на общность действий Франции и Германии. Между тем, эти шаги находятся в противоречии с агрессивными действиями Австрии. Французская печать указывает, что от Германии безусловно зависело удержать союзницу, если бы она дорожила миром. В действительности же несомненно, что эти шаги имеют целью вызвать предположения о какой-то солидарности Германии с Францией и компрометировать Францию в глазах России. Франция ясно понимает это. Французское правительство руководствуется в настоящем кризисе всецело взглядами и интересами России, с которой она находится в полном согласии о необходимости делать усилия для поддержания мира, не затрагивая, однако, жизненных интересов империи, а следовательно—и союза.

Германский флот

КОПЕНГАГЕН. В течение последних двух дней германская эскадра из 20 судов маневрирует в датских проливах и вблизи их.

БЕРЛИН. Германский флот возвратился в свои гавани; суда из Северного моря пришли в Вильгельмсгафен, а из Балтийского (?)

Закрытие маяков

ПЕТЕРБУРГ. Отдел торгового мореплавания сообщает, что, начиная с 16 июля, по распоряжению относительно снятия плавучих маяков, закрыты маяки при входе в Поркалауд, сняты плавучие маяки Либавский, Люзерортский и Сарычев и освещенные бакены Бернатенский и Гансзогацкий, погашены маяк Реншер и огни Ренгрунд и Смультронгрунд.

Призыв запасных в Бельгии

БРЮССЕЛЬ. Бельгийское правительство распорядилось о призыве трех классов запасных.

В Англии

ЛОНДОН. Палата общин.

Вопреки ожиданиям, Грей не сделал заявления. Вместо него Асквит, отвечая на запрос, сказал:    «Положение чрезвычайно серьезно. С пользой для дела могу сказать одно: правительство не уменьшает своих усилий сделать все возможное к сокращению района возможных столкновений. Ллойд-Джордж, отвечая на вопрос о созыве в виду исключительности финансового положения совещания банков, сказал, что советовался с Английским банком и осведомлен, что финансовое положение не вызывает необходимости подобных совещаний.

ЛОНДОН. Палата лордов. Отвечая Ленсдоуну, помощник статс-секретаря (?) сказал:

«Вся Европа сознает, как далеко простираются вероятности, вызванные объявлением войны. Относительно лучшего способа локализации ведутся деятельные переговоры. Можем быть уверены, что правительство вполне сознавая затруднения, связанные с настоящим положением, приложит все усилия для предотвращения великой катастрофы».

В Болгарии


СОФИЯ. Правительство вносит в собрание законопроект о кредите в 150 миллионов на военные нужды с распределением его на 4 финансовых периода. Ожидается, что законопроект будет принят единогласно.

СОФИЯ. Болгарское правительство поручило своим представителям за границей возобновить заявление, сделанное уже председателем совета министров дипломатическим представителям в Софии, что Болгария сохранит строгий нейтралитет во время войны между Австро-Венгрией и Сербией.

СОФИЯ. В оппозиционных кругах замечается полное успокоение. Некоторые партии высказались определенно, что в виду серьезного международного положения они не будут препятствовать правительству принимать необходимые меры. Оппозиционные газеты, в том числе „Мир" и "Препорец", высказываются за нейтралитет Болгарии и настаивают на том, чтобы правительство использовало положение с целью добиться дипломатическим путем компенсаций.

В Турции

КОНСТАНТИНОПОЛЬ. По заявлению великого визиря, Турция займет нейтральное положение по отношению к австро-сербскому конфликту.

Оценка положения печатью

ЛОНДОН. Обсуждая международное и внутреннее положение, „Times" обращается к английским партиям с призывом соединиться и сомкнуть ряды в виду опасности извне. Всеобщие выборы теперь не нужны; Грей должен оставаться во главе ведомства иностранных дел, и Англия должна трудиться, пока возможно, в пользу мира. Если ее усилия окажутся тщетными, Англия готова встать на сторону своих друзей, как в то время, когда она помогла Европе свергнуть деспотизм Наполеона.

БЕРЛИН. „Коlnischt Zeitung" телеграфируют из Вены, что все известия о принятых в Вене некоторыми державами шагах не верны. После тщательного изучения длинной сербской ноты Австрия менее, чем когда-либо, склонна принять посредничество, ибо неискренность сербской ноты дает ясно понять, что Сербия не думает серьезно изменить занятое ею в отношении соседней монархии положение. Содержание сербской ноты исключает склонность монархии протянуть Сербии руку до полного улажения конфликта. Даже если бы последовало полное принятие Сербией всех австро-венгерских требований, она не возместила бы сделанной Австрией затраты.

БЕРЛИН. «Norddeutsche Fllgemeine Zeitung» говорит по поводу вчерашнего русского официального сообщения:

«Миролюбивый тон русского официального сообщения встретил здесь сочувственный отклик. Императорское германское правительство разделяет желание о сохранении мирных отношений и надеется, что германский народ, продолжая впредь сохранять исполненное меры спокойствие, поддержит его в этих стремлениях».

ВЕНА. На основании авторитетных источников газеты сообщают, что Берхтольд заявил великобританскому послу в Вене, что австро-венгерское правительство крайне признательно за предложение Грея о посредничестве и вполне оценивает добрые намерения английского правительства, но мирное улажение конфликта с Сербией уже невозможно, ибо объявление Сербии войны подписано.

ВЕНА. Министерство иностранных дел обратилось к иностранным посольствам и миссиям с просьбой срочно сообщить правительствам, что Сербии формально объявлена война и что Австрия предполагает во время военных действий соблюдать гаагскую конвенцию 5 октября 1907 г. и лондонскую декларацию 18 февраля 1909 г., если Сербия поступит так же.

ДЮНКЕРК. Пуанкарэ прибыл в 7 часов 15 минут утра и немедленно отбыл в Париж, куда прибывает в 1 час 15 мин. дня.

ПАРИЖ. В 1 ч. 20 м. прибыли Пуанкарэ и Вивиани. Президенту устроена восторженная овация.

ЛОНДОН. Состоялось заседание совета министров.

— Германский посол посетил министерство иностранных дел.

ЗАГРЕБ. Официально опубликован декрет, предоставляющий бану новые обширные полномочия для принятия исключительных мер во время войны. Приостановлено много газет.

БЕРЛИН. Русский посол утром вернулся из отпуска.

КОПЕНГАГЕН. Датская печать, общество и правительство чрезвычайно интересуются развитием настоящего кризиса и с тревогой ожидают событий.

ВЕНА. Созванный в Вене на 2 и 3 сентября всемирный конгресс мира отменен.

ЗАГРЕБ. Вся Хорватия объявлена на военном положении; сейм закрыт.

ОКЛЕНД (Новая Зеландия). 4,000 запасных хорватов отказались исполнять предложение австрийского консула вернуться родину, устроили сочувственную Сербии демонстрацию, отказались от австрийского подданства и собрали 1,000 фунтов стерл. в пользу сербского военного фонда.

ЛОНДОН. "Times’у" телеграфируют из Дураццо, что Австрия установила блокаду порта Антивари.

— «Моrning Post» пишет:  

 "Австрия, поддержанная Германией, посылает вызов России. Положение весьма серьезное. Англия немедленно должна исполнить свой долг. Было бы большой ошибкой считать это дело касающимся только материковой Европы.

"Daily Graphiс“ надеется, что император Вильгельм в интересах мира посоветует Австрии умерить ея честолюбие.

 

ПЕТЕРБУРГ, 17 июля. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ ОТКРЫЛИСЬ ВЫСТРЕЛАМИ ОКОЛО ЧАСУ НОЧИ С 15 НА 16 ИЮЛЯ С СЕРБСКОЙ СТОРОНЫ ПО АВСТРИЙСКОМУ ПАРОХОДУ С ТРЕМЯ БАРЖАМИ, ПЫТАВШЕМУСЯ ПРОЙТИ В Р. САВУ. АВСТРИЙСКИЕ ВОЙСКА И МОНИТОР ОТВЕЧАЛИ ОГНЕМ. СРАЖЕНИЕ ДЛИЛОСЬ НЕДОЛГО, В ЭТО ВРЕМЯ СЕРБЫ ВЗОРВАЛИ МОСТ ЧЕРЕЗ САВУ; В ПОЛОВИНЕ ЧЕТВЕРТОГО ТРИ АВСТРИЙСКИХ МОНИТОРА ОТКРЫЛИ ОГОНЬ ПО БЕЛГРАДСКОЙ ЦИТАДЕЛИ. ПРОИЗОШЛО НЕСКОЛЬКО ПОЖАРОВ. В ПОЛОВИНЕ ПЯТОГО АВСТРИЙСКИЕ МОНИТОРЫ УШЛИ ВВЕРХ ПО ДУНАЮ.

— РУССКИЕ ДИПЛОМАТЫ ПРИЗНАЮТ ПОЛИТИЧЕСКОЕ  ПОЛОЖЕНИЕ ПОЧТИ БЕЗЫСХОДНЫМ.

— АНГЛИЯ БУДЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ РОССИЮ И ФРАНЦИЮ.

— ФРАНЦУЗСКИЙ ПОСОЛ В ПЕТЕРБУРГЕ ЗАЯВИЛ ЖУРНАЛИСТАМ, ЧТО ОПАСНОСТЬ ОБШЕЕВРОПЕЙСКАГО СТОЛКНОВЕНИЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВЕЛИКА; НЕОБХОДИМО ПОЛНОЕ СПОКОЙСТВИЕ; ПО ЕГО МНЕНИЮ, ШТАБЫ СОЮЗНЫХ ГОСУДАРСТВ НАХОДЯТСЯ В ПОЛНОМ КОНТАКТЕ.

— СОВЕЩАНИЕ БАНКОВ, ПОД ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОМ ШИПОВА ЗАКРЫЛО БИРЖУ НА ТРИ ДНЯ, МОТИВИРУЯ ЭТО ОТСУТСТВИЕМ СДЕЛОК.

— БОЛГАРИЯ ОБЪЯВИЛА НЕЙТРАЛИТЕТ; ГОЛЛАНДИЯ, БЕЛЬГИЯ, ДАНИЯ В ЦЕЛЯХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ СВОЕГО НЕЙТРАЛИТЕТА МОБИЛИЗОВАЛИСЬ.


ВЕНА. „Соrresp. Bureau" сообщает, что 16 июля сербы в половине второго утра взорвали мост между Землином и Белградом, затем австрийские пехота, артиллерия и мониторы обстреливали сербские позиции на той стороне моста. Сербы отступили. Потери австрийцев незначительны.

— Вчера большим австрийским отрядом саперов и пограничников после краткого и ожесточенного боя захвачены два сербских парохода, груженые военными припасами, и уведены австрийскими пароходами.

ЛОНДОН. Первая эскадра под командой адмирала Калагана отбыла из Портлэнда в западном направлении. Назначение держится в секрете.

— „Ехсhаngе—С-о" телеграфируют из Гибралтара, что испанское правительство предписало военным судам собраться на Балеарских островах.

ПАРИЖ. Парламентская группа радикалов и радикал-социалистов передала Вивиани декларацию, одобряющую образ действий правительства и заявляющую о полной солидарности группы с правительством в патриотизме.

— Агентство Гаваса опровергает сообщение о призыве запасных и сообщает, что правительство ограничилось лишь охраной порядка и безопасности.

— Немедленно по возвращении Вивиани совещался с русским и германским послами.

— Состоялось под председательством Пуанкарэ заседание совета министров, посвященное внешней политике.

ЛОНДОН. По поводу мер, принятых военными и морскими властями, военное министерство объявило, что мобилизация не объявлялась.

БЕРН. Международное бюро мира телеграфировало германскому императору просьбу прекратить своим посредничеством австро-сербский конфликт.

НЬЮ-ЙОРК. Страховые общества отказываются страховать австрийские суда.

АМСТЕРДАМ. В виду международного напряжения правительство, по сообщениям газет, приняло меры для обеспечения границы. Вызванные на учебные сборы запасные задержаны.


Предвидения


"Рус. Вед." еще только в предвидении страшной грозы рисуют мрачные перспективы. Если нарушен европейский мир, то последствия этого неисчислимы.

Тучи на политическом горизонте все более сгущаются, и Европе, по-видимому, уже не миновать страшной грозы. Австро-сербский конфликт, послуживший ближайшей причиной острого кризиса, теперь уже начинает отходить в общественном внимании на второй план. На сцену выступили Россия, Германия и другие великие державы и к ним теперь приковано внимание всей Европы и даже вне европейских стран. Об их решениях, состоявшихся или только предполагаемых, говорят теперь все, и чуть не каждый час приходят новые слухи, свидетельствующие о все более обостряющемся положении, о все меньших надеждах на благополучный исход кризиса.

Обществу, одинаково западно-европейскому и русскому, приходится пока довольствоваться преимущественно слухами; точно установленных фактов в его распоряжении еще нет. Но одних этих слухов, не во всем, может быть, соответствующих действительности, уже было достаточно, чтобы внести самые глубокие потрясения в хозяйственную жизнь. Задетыми оказались даже такие государства, которым, как Испании или Голландии, еще не грозит непосредственная опасность быть втянутыми в общеевропейскую распрю.

То же, что происходив на биржах России, Германии, Австрии, нельзя даже назвать паникой; при панике биржа все-таки живет, сделки, хотя бы по крайне пониженным ценам, все-таки заключаются, теперь же биржа совсем умерла, и многие из биржевых собраний даже официально признаются закрытыми или не состоявшимися. Банковские предприятия, даже располагающие своими собственными громадными капиталами, переживают страшно тяжелые минуты, и кто знает, многие ли из них переживут этот острый момент. Во многих отраслях торговли политические события уже дают себя чувствовать, и телеграммы из наших южных портов свидетельствуют о крайне тяжелом положении хлебного экспорта.

Потрясения хозяйственной жизни не ограничиваются какой-нибудь одной страной или какой-нибудь одной группой держав; они с одинаковой силой дают себя чувствовать и в Германии, и в Австрии, и в России. И это вполне понятно. Тут совершенно нет учета шансов той или другой стороны на победу, потому что с экономической точки зрения в случае войны не может быть победителей, а будут только побежденные. Хозяйственные интересы различных европейских стран настолько переплелись между собой, что экономическое потрясение или разорение в одном государстве не может не отражаться соответственным образом на других.

Одно расстройство правильного торгового обмена грозит для капиталистической Европы страшными катастрофами, и перспектива, — только перспектива этого, — уже произвела удручающее впечатление на торговые и банковские круги. Что же будет, когда эта перспектива превратится в грозную действительность? А к этому присоединяется страх колоссальных расходов, связанных с войной, и не менее колоссальных жертв людьми, конечно, даже в слабой степени не уравновешиваемых теми материальными выгодами, которые может дать военная удача.

Это писалось за несколько дней до начала общеевропейской войны. Но соображения, высказанные газетой, остаются в силе и после начала катастрофы.

 

В Германии

Сенсационная статья полу-официозной «Кельнской Газеты», направленная против России, вызвала в европейской прессе очень оживленные комментарии. Нужно помнить, что эта же газета сравнительно недавно разразилась необычайно воинственной статьей против Франции. Это было в момент обсуждения нового военного закона. Уже отсюда легко сделать предположение, что крикливый выпад против России сделан этой влиятельной газетой для того, чтобы подготовить общественное мнение Германии в необходимости новых вооружений. Такое толкование нужно признать тем более правильным, что нет недостатка и в других доказательствах предстоящей открытой кампании в пользу дальнейшего усиления военной мощи Германии.

Далее, воинственную статью можно толковать как желание припугнуть Россию, дипломатия которой «вела себя недостойно в вопросе о германской миссии в Константинополе». Можно дать еще целый ряд других толкований этой нашумевшей статьи, но не в них ее главный и исключительный интерес. Для нас он заключается в том, что, пусть и забегая несколько вперед, «Кельнская Газета», однако, довольно метко намечает не совсем далекое будущее германско-русских отношений. Мы это довольно легко увидим из разбора интересной статьи.

«Россия еще не в состоянии с оружием в руках поддержать свои угрозы. Нет никакого сомнения, что со стороны русской дипломатии было бы безумием прибегнуть к помощи «высшего аргумента», прежде чем она не будет уверена в своем успехе. Такой уверенности у нее еще нет сегодня».

Все, что покуда говорит «Кельнская Газета», не представляет собой ничего нового и, может быть, является тайною. Но, странным образом, газета настойчиво возвращается к этой «тайне». С не совсем обычной даже для «Кельнской Газеты» резкостью она посвящает следующие строки «русскому блюффу».

«Раньше его практиковали по отношению к Японии, теперь его направляют против Германии. Повсюду говорят о секретном употреблении 300 мил. сбереженных путем долгой экономии; затем атмосфера отравляется блюффом о лондонском трибунале тройственного соглашения! Необычайно торжественно провожают г. Делькассэ; демонстративно готовятся к встрече Пуанкарэ. Мы хорошо знаем, что все это означает. Это блюфф, к которому прибегают в моменты вооружения».

Не будем придираться к газете которая так грубо проговорилась относительно значения блюффов. Нам важно установить лишь, что газета не придает серьезного значения непосредственной опасности со стороны России. Но с тем большей энергией она говорит о будущей опасности, тем более мрачными красками разрисовывает она ее.

«Если в настоящее время нам не угрожает опасность войны, то только потому, что Россия сейчас занята еще выполнением своей военной программы, которая будет закончена в 1917 г. К этому времени она будет иметь две эскадры в Балтийском море, законченные фортификации в финских водах и Ботническом заливе. Армия, в свою очередь будет готова и т. д.».

Допустим, что все это верно, что в 1917 г. Россия будет действительно «готова». Но почему-же эта «готовность» угрожает именно Германии? И вот, когда мы подходим к центральному вопросу, «Кельнская Газета» становится менее словоохотливой и менее категорической.

«Для большинства русских представляется еще со времени берлинского конгресса неоспоримой истиной, что русские интересы сталкиваются враждебно с германскими в Константинополе и что на этой почве неизбежно столкновение.

Нет никакого сомнения, что газета затронула одно больное местечко в области русско-германских отношений, но она далеко не в нем видит центр тяжести возможных осложнений.

«Германия вовсе не заинтересована в том, чтобы Дарданеллы были закрыты для России. Наоборот, в данном случае Россия может скорее натолкнуться на сопротивление со стороны Англии».

Одним росчерком пера «Кельнская Газета» сводит столкновение русских и германских интересов в Турции только к вопросу о проливах. Насколько это неверно, становится совершенно очевидным уже хотя бы из той выданной любви, которой проникнулась Германия к несчастной турецкой Армении как раз в тот момент, когда Россия решила энергично вмешаться в дела этой части Азиатской Турции. Забывает газета и то, что Россия еще далеко не примирилась с мыслью, что значительный и богатейший кусок Азиатской Турции достанется «незванному пришельцу»— Германии.

«Достаточно взглянуть на карту— продолжает газета, чтобы убедиться в том, что, именно против Германии скорее всего направит Россия свое оружие».

Это, конечно, большая глупость со стороны «Кельнской Газеты», ибо карта скажет, что скорее всего Россия направит свое оружие не против Германии, а против Австрии. Но это обстоятельство далеко не ускользает от внимания газеты—она прекрасно понимает, что достаточно России разбить Австрию, как наступит очередь до Германии.

Но вот, наряду с политическими и даже династическими мотивами, незаметно прорывается наружу грубо материальный момент.

«Через 3 года, когда мы будем обсуждать новый торговый договор, Россия, быть может, попытается спровоцировать внешние осложнения».

Мельком коснувшись этого вопроса, газета больше к нему не возвращается, а между тем, насколько речь идет даже о самом недалеком будущем русско-германских отношений, именно этот вопрос о торговых договорах будет занимать в них решающее и центральное место и, особенно, для Германии. Пусть она еще не освободилась целиком от преобладающей власти милитаризма, пусть она еще не дождалась явно и официально буржуазной власти, пусть и в ней, «слава Богу» нет парламентаризма, но внешняя политика Германии глубоко буржуазная по своей природе и исходит из интересов полезного и нужного для Германии товарооборота. Могучее развитие Соединенных Штатов, громадная экономическая сила Англии делают для Германии гораздо более трудным захват азиатских и американских рынков и заставляют ее сосредоточивать свое главное внимание на европейских рынках.

Среди последних Россия занимает особенно почетное место, пусть менее в настоящем, чем в недалеком будущем. Закрытие этого рынка или даже значительные затруднения, которые может создать Россия для проникновения в нее германских товаров, может вызвать в Германии самые серьезные последствия для ее народного хозяйства, работающего в такой громадной    пропорции на внешний рынок. Отсюда постоянная необходимость видеть Россию политически соподчиненной Германии, чтобы соответственно этому накладывать определенный отпечаток на торговые договоры.

Отсюда «дружеский» совет, данный Германией России заняться дальневосточной авантюрой, отсюда и та нервозность, которая чувствуется в германской прессе, когда она обсуждает вопрос о русско-германских отношениях. В 1917 г. Россия будет готовой,—восклицает «Кельнская Газета», и орган консерваторов, «Роst», делает отсюда следующий вывод:  

 «Если война не неизбежна и становится, чем дальше, все труднее, нет ничего более преступного, чем политика мира во что бы то ни стало».

«Нужно иметь мужество и твердо сказать, что от традиционно-дружеских отношений между Германией и Россией не осталось и следа».

Конечно, далеко не вся германская пресса отнеслась сочувственно к воинственной статье «Кельнской Газеты», но большинство газет откровенно заявляет, что недавно принятый военный закон имеет своей целью иметь возможность достойно встретить Россию, когда она окажется готовой. И для того, чтобы быть еще более готовой, вопрос о новом военном законе можно считать принципиально уже почти решенным. Он облегчается тем, что  «патриотическая контрибуция» дала чуть ли не на один миллиард больше, чем ожидали. Куда же девать излишек, как не на высоко-патриотическое дело новых вооружений.

Нужно ли говорить о том, что Россия постарается «достойно» ответить и что этим самым германско-русские отношения станут еще более обостренными? Но внимание империалистических кругов Германии все более фиксируется на возможной войне с Россией,—так стоит ли бояться обострения отношений с ней!

Л. В.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

Первая мировая война. Отклики на австрийский ультиматум Сербии

Первая мировая война. Ответ Сербии на австрийский ультиматум

Первая мировая война. Предчувствие войны

Первая мировая война. Несбывшиеся надежды

Первая мировая война. Начало. 28 (15) июля 1914 года

Первая мировая война. 29 (16) июля 1914 года. Частичная мобилизация в России

Первая мировая война. Накануне. 30 (17) июля 1914 года

Первая мировая война. Предъявление Германией ультиматума России. 31 (18) июля 1914 года

Первая мировая война. Объявление Германией войны России. 1 августа (19 июля) 1914 года

Первая мировая война. Объявлении состояния войны России с Австро-Венгрией. 2 августа (20 июля) 1914 года

Первая мировая война. 3 августа (21 июля) 1914 года

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 1233 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Июль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz