nik191 Четверг, 27.07.2017, 07:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [217]
Как это было [346]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [32]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [235]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1364]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [277]
Революция. 1917 год [226]
Украинизация [49]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2015 » Май » 6 » Первая мировая война. 07 мая (24 апреля) 1915 года
06:27
Первая мировая война. 07 мая (24 апреля) 1915 года

 

 

 

07 мая (24 апреля) 1915 года

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

24 апреля.

У Либавы 22-го апреля происходила перестрелка с миноносцами германской эскадры.

Успешные для нас стычки имели место к югу от Митавы и у деревни Бейсагола.

На правом берегу Оржица вечером 21-го апреля нами отбита с большими для неприятеля потерями стремительная атака германцев, произведенная ими после полуторачасовой подготовки ураганным огнем.

Восточнее Млавской железной дороги нам удалось внезапным ударом овладеть фольварком Помяны. 22-го апреля неприятель в течение 6-ти часов вел беспрерывно контратаки, не имевшие успеха. Перед фольварком, который продолжает находиться в наших руках, германцы оставили до одной тысячи убитых.

На левом берегу Вислы—затишье.

В Галиции сражение между Вислой и Карпатами продолжалось 22-го апреля с большим упорством. Под прикрытием сильного артиллерийского огня неприятель продолжал накапливаться на правом берегу Дунайца. Главные усилия неприятеля сосредоточиваются на направлении Биеч —Ясло. Вследствие превосходства неприятеля в огне тяжелой артиллерии наши войска несут значительные потери: однако и неприятель при своих атаках жестоко страдает от нашей шрапнели и ружейного огня.

На стрыйском направлении в течение 21-го апреля мы развивали свой успех на отрогах Макувки. Число взятых нами здесь пленных достигло 2,000 при 40 офицерах. Неприятель в беспорядке отброшен на значительное расстояние.

На верхнем течении Ломинцы утром 22-го апреля нами также достигнуты некоторые успехи.


От штаба Кавказской армии
24 апреля

На приморском направлении перестрелка продолжается.

На ольтинском направлении наше наступление продолжается, и турки медленно отходят под натиском наших войск.

В районе Дильмана турки после поражения отошли в горы, где, получив подкрепление, укрепляются.

 

 

С театровъ военных действий

 

Германский театр военных действий

24-го апреля.

Германские крейсера и миноносцы держались у Либавы и обстреливали порт. Один из неприятельских миноносцев взорвался на нашей мине.

К юго-западу от Митавы наши войска успешно продвигались вперед, неприятель был вынужден поспешно очистить сильно укрепленную им позицию у Янишки, оставив нам много военной добычи.

На направлениях Поневеж, Бейсагола, Россиены происходили бои. К западу от Средняго Немана довольно упорные стычки сторожевых частей имели место в районе верхнего течения Шешупы.

На млавском направлении мы отбили новую атаку германцев на фольварк Помяны.

На левом берегу Вислы полное затишье.

 

Австрийский театр военных действий

24-го апреля.

Между Вислой и Карпатами упорное сражение продолжается. Атаки неприятеля, сохраняющие характер лобовых ударов почти на всем фронте сражения не имели успеха. Неприятель, потери которого огромны, обнаруживает некоторые признаки утомления, наши контратаки участились. При нашем отходе на дуклинском направлении большие силы неприятельской армии заняли путь отступления 48 дивизии и окружили ее со всех сторон, однако дивизия эта, руководимая своим доблестным начальником генералом Корниловым, проявила в полной мере свои славные боевые качества и, пробившись с большими потерями по трупам заградившего ей дорогу неприятеля, 24-го апреля присоединилась к родному корпусу.

На стрыйском направлении только перестрелка.

В западной Галиции вечером 24-го апреля сильные, хотя и более редкие атаки неприятеля продолжались, причем в районе главных усилий неприятеля, во время одной из наших контратак, один из наших полков захватил 4 неприятельских пулемета.

В Карпатах нами отражены с полным успехом неприятельские атаки на мезо-лаборчском направлении и на левом берегу верхнего течения Ломницы.

 

Турецкий театр военных действий

24-го апреля.

Наше наступление на ольтинском направлении продолжалось, причем нашими войсками занят раион Ардост-Кедык.
Направленный во фланг наших войск турецкий батальон был атакован нами в штыки, причем остатки батальона в числе 9 офицеров и около роты аскеров взяты в плен.

На алашкертском направление турки отброшены к югу от Клыч-Гядукскаго перевала.

На остальных направлениях без перемен.

 

Франко-Бельгийский театр военных действий

23-го апреля.

Серьезных боевых столкновении не происходило.

 

Дневник военных действий.
К. Шумского


Чего мы добились на Карпатах?

Через месяц после падения Перемышля закончилось великое Карпатское сражение, результаты которого совершенно перевернули всю стратегическую обстановку. Наш штаб признал необходимым выпустить официальное сообщение с подробным изложением как хода Карпатского сражения, так и мотивов, вызвавших эту беспримерную кровавую борьбу у порога Венгерской территории. Сообщение это является весьма важным, ибо кладет конец всем разноречивым толкам по поводу этого сражения, где весьма многие довольно неправильно предполагали, что мы сейчас же после падения Перемышля двинемся прямо на Будапешт. Наше официальное сообщение определенно указало, что целью большого сражения на Карпатах была задача занять командующие над Венгерской равниной позиции, и вполне понятно, что это не одно и то же, что немедленное движение после падения Перемышля к Будапешту.

Сообщение это представляет громадный интерес еще потому, что из него можно понять, какое значение имеет австрийский фронт, т.-е. какой фронт является главным—австрийский или германский, и на каком из этих фронтов будет поведено главное наступление. Другими словами, на основании этих последних известий можно более определенно установить, как будет атакована Германия: прямо от Немана—Вислы, или в обход через Австрию.

Обратимся сначала к тому первому выводу, который можно сделать из подробного официального сообщения от 5-го апреля, именно к той части, где говорится о целях, намечавшихся штабом в большом сражении на Карпатах. Цели эти, как мы видели, заключались в задаче занять командующие над Венгерской равниной позиции. Такими позициями, конечно, являлись главные Карпатские проходы и частью южные склоны Карпат, обращенные к Венгерской равнине.

Цель эта была нами достигнута, и главные Карпатские перевалы, за исключением одного перевала—Ужок, были заняты после месяца кровопролитных боев нашими доблестными армиями австрийского фронта. Для того, чтобы уяснить себе значение этого успеха, необходимо обратить внимание на то, что падение Перемышля, отдавая в наши руки уже всю полностью завоеванную территорию Восточной Галиции, ставило перед нашей стратегией задачу—окончательно закрепить за нами новую территорию Российской короны. Однако, как видно из официального сообщения по этому поводу, в начале марта, несмотря на падение Перемышля, задача эта нами еще не была достигнута, и мы владели лишь одним перевалом Дукла.

Между тем вполне понятно, что раз австрийцы сидели на всех остальных перевалах, то они могли в любой момент спуститься в Галицию и оспаривать у нас завоеванную область, а это было, конечно, нежелательно, хотя бы даже австрийцы и потерпели неудачи в своих попытках. Само собою разумеется, что такие попытки не могли угрожать нам серьезной опасностью, но в данном случае нежелательно было допускать самого факта покушения со стороны австрийцев, и поэтому было необходимо гарантировать Галицию от каких бы то ни было наступательных попыток австрийцев.

Наше расположение, проходившее по северному склону Карпат, имело лишь один выступ в сторону австрийцев, в виде занятого нами перевала Дукла, что было совершенно недостаточной гарантией безопасности завоеванной нами территории Галиции. Да и самое владение перевалом Дукла находилось под некоторой угрозой, так как здесь наше расположение имело, как мы видели, форму выступа, а всякий такой выступ может быть охвачен с двух сторон.

 


Таким образом занятие нами всех остальных перевалов было настоятельно необходимым прежде всего для обеспечения Галиции. А так как такое занятие открывало перед нами Венгерскую равнину, то следовательно, заняв главные Карпатские перевалы, мы достигали одновременно двух целей: обеспечивали Галицию и угрожали Венгрии, которая, с падением перевалов, лишалась последней оборонительной линии и как бы лежала обнаженною у ног наших войск, стоявших на перевалах. Для того, чтобы достигнуть этой цели, понадобился месяц кровавых боев, и в результате создалось положение, где австрийцы оказались в такой же невыгодной позиции, в какой ранее были наши войска до Карпатского сражения.

Австрийцы после Карпатского сражения оказались сброшенными со всех перевалов, кроме перевала Ужок. Следовательно, владея только одним перевалом Ужок, австрийцы на этом перевале как бы подвергались такому же охвату с двух сторон, какому в свое время мы подвергались на перевале Дукла. Затем наши войска, владея всеми остальными перевалами, могли в любой момент спуститься в Венгерскую равнину, и у австрийцев не было бы ни естественных преград, в виде рек и гор, ни искусственных—в виде крепостей, которые могли бы преградить наш путь к Будапешту.

При таких условиях наступила весенняя распутица, приостановившая на время крупные операции. Предстояло, очевидно, около 3—4 недель затишья, в течение которого войска должны были отдохнуть, а высшее командование подготовиться к новым решительным операциям. Поэтому представляется важным оценить то положение, которое занимали с начала весенней распутицы обе стороны на восточном фронте. Это положение, очевидно, должно было быть исходным, т.-е. с тех позиций, которые занимали войска с началом весенней распутицы, должно было начаться будущее наступление. Отсюда понятна важность этих позиций, ибо, если они выгодны, то наступление должно было начаться в наилучших условиях, с самых удобных и угрожающих неприятелю позиций; если они невыгодны, то условия, разумеется, обратные.

Какое же положение занимали обе стороны на восточном фронте перед новым ударом, как они были нацелены друг на друга?

 

Начнем с севера. На германском фронте немцы очутились в некотором, так сказать, „стратегически безвоздушном пространстве": они не заняли ни Немана, ни Бобра, ни Нарева, ни Вислы и силой нашего оружия вынуждены были остаться на случайных местах, где нет никаких естественных преград, которые бы придавали силу их расположениям. Сила нынешнего немецкого расположения покоится только на одних окопах, и это, конечно, много хуже, чем если бы перед этими окопами была какая-нибудь глубокая река, в роде Вислы, или болотистое пространство, в роде района Бобра.

Другой участок стратегического фронта, - австрийский,— как мы видели, благодаря выигрышу Карпатского сражения, совершенно обнажен и вполне доступен для действий наших войск, имеющих возможность в любой момент после распутицы вторгнуться в Венгрию.

Таким образом перед нами имеются как бы массивные закрытые ворота в виде германского расположения в Польше, прикрывающего пути на Берлин, а влево от этих ворот имеется открытая широкая калитка в виде обнаженной Австро-Венгрии, при чем наши войска уже сделали первый шаг через это открытое отверстие.

В силу этого и возникает вопрос, будут ли эти массивные ворота разбиваться сильными ударами, или будет предпринято движение через открытую калитку австрийский фронт?

Вот, в сущности, к чему сводится задача, намечающаяся с окончанием весенней распутицы. Из нее видно, что считать австрийский фронт главным представляется в высокой степени неправильным, ибо Австрия все равно уже разбита, и добивать ее—значит тратить силы, которые пригодились бы и даже будут безусловно необходимы для сокрушения главного врага-Германии. Вообще, раз Австрия разбита, элементарно ясно, что остается разбить еще Германию. Весь вопрос сводится только к тому, как ее разбить: прямым движением, или в обход через Австрию.

 


Прежде всего, из официального сообщения с подробным описанием Карпатского сражения можно усмотреть, что нашим войскам, после падения Перемышля, ставилась лишь частная задача. Частная потому, что она подразумевала только занятие командующих над Венгерской равниной позиций, а никак не подразумевала немедленного движения главной массой наших войск через Карпаты к Будапешту. Между тем падение Перемышля произошло 9-го марта, и, следовательно, в распоряжении имелся до распутицы целый месяц, в течение которого можно было наметить задачу движения главной массой через Венгрию, если бы таковая задача имелась в виду.

Однако, как указывает официальное сообщение, намечалась лишь задача занять угрожающее положение. Следовательно, пока впереди имеется в виду лишь угрожать Венгрии.

Какое же значение может иметь такая угроза Венгрии?

На это не трудно найти ответь в той задаче, которая нам предстоит, а именно — в задаче сокрушить Германию. Германия закрыта массой немецких армий, расположенных в Волыни; для успешного продвижения через эту массивную стену, вполне естественно, представляется желательным ее разредить.

Вот это именно и достигается при помощи тех угрожающих позиций, которые заняты нами у выхода в Венгерскую равнину. Каждый нажим в сторону Венгрии вызывает неизбежно приток сюда германских войск, и этим ослабляется германское расположение в Польше, этим раздвигается живая стена немцев, прикрывающая пути к Берлину.

Последние известия сообщают, что в Австро-Венгрии в настоящее время германских войск даже больше, чем австрийских. Это, конечно, несколько преувеличено, так как в Австро-Венгрии находится не менее 1 1/2 миллионов австрийских войск, хотя и неважных. Однако все же эти известия показывают, что германских войск в Австрии весьма много, что и требовалось доказать при решении задачи, которая именовалась Карпатским сражением. Это и доказано, благодаря доблести наших войск, ибо перед немцами стоит грозная дилемма: либо потерять свою союзницу, либо ослабить себя на польском фронте и этим допустить возможность прорыва живой германской изгороди, прикрывающей пути к Берлину.

Немцы в начале войны дрались на два фронта, и также на два фронта—русский и сербский—дрались австрийцы. К началу весенней распутицы немцы, вынужденные взять на себя поневоле задачу обороны Австро-Венгрии, окажутся вынужденными драться уже не на два фронта, а на все четыре: польский, карпатский, сербский и французский.

Таковы результаты грандиозного Карпатского сражения. Они ставят перед немцами задачу во много раз более тяжелую, чем та, которую они выполняли до сих пор, открывают пути на территорию противника и знаменуют собою начало весьма важных событий, которые ускорят развязку.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 03 мая (20 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 04 мая (21 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 05 мая (22 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 06 мая (23 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 07 мая (24 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 08 мая (25 апреля) 1915 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

Первая мировая война. Оружие.

.........

Первая мировая война. Техника

.........

Первая мировая война. Хроника первых семи месяцев войны

.........

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 225 | Добавил: nik191 | Теги: апрель, война, 1915 г | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Май 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz