nik191 Понедельник, 23.10.2017, 18:25
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [231]
Как это было [364]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [239]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1454]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [282]
Революция. 1917 год [374]
Украинизация [68]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2015 » Май » 5 » Первая мировая война. 06 мая (23 апреля) 1915 года
06:15
Первая мировая война. 06 мая (23 апреля) 1915 года

 

 

 

06 мая (23 апреля) 1915 года

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

23 апреля.

Против Либавы на море обнаружены неприятельский крейсер и мелкие суда.

В районе Россиен наше продвижение идет успешно.

На остальном фронте вплоть до верхней Вислы—без перемен.

В Галиции сражение между Вислой и Карпатами развивается с прежним упорством. Германцы ввели в боевую линию новые значительные силы, поддержанные весьма многочисленной артиллерией. Неприятель при повторных массовых атаках понес огромные потери. Некоторые наши части после упорных боев отошли на вторую линию укреплений.

В ночь на 20-е апреля на стрыйском направлении неприятель вновь овладел частью окопов на горе Макувке. В следующую ночь нашей контратакой неприятель был отброшен, при чем мы захватили свыше 1,200 пленных с 30-ю офицерами.

В районе Ангелова, на верхнем течении Лошицы, 20-го апреля неприятель вел безуспешное наступление на довольно значительном фронте.

 

С театров военных действий

 

Германский театр военных действий

23-го апреля.

В районе Митавы наши войска продолжают теснить противника.

На млавском направлении мы продолжали развивать ранее достигнутый здесь успех.

Нами взяты дд. Марцише и Гржимки и отражены в этом районе три контратаки противника. Повторные попытки германцев вернуть фольварк Помяны успеха не имели.

Противник пытался переправиться через Пилицу в районе Козловец, но был отбит нашим огнем.

 

Австрийский театр военных действий

23-го апреля.

В Галиции, между Вислой и Карпатами, бои продолжаются с прежним упорством, приняв характер большого сражения. Обнаруживается переброска в этот район нескольких германских корпусов.

На мезо-лаборчском направлении штыками отбиты шесть стремительных атак противника. На верхнем течении реки Ломницы 23-го апреля неприятельские части, поднявшиеся на хребет Яворник, были отброшены с большими потерями.

 

Турецкий театр военных действий

23-го апреля.

На ольтинском направлении наши войска продолжали теснить турок в районе реки Севри-чая и озера Тортумгел, где взято восемь турецких офицеров и рота аскеров.

В Алашкертской долине, к юго-востоку от Кара-Колиссы, небольшое столкновение.

В Азербайджане, в районе Дильмана, столкновения передовых частей конницы.

 

Обзор военных действий "Армейского Вестника" 

(19 апреля).

В завислинском районе за эти дни происходил артиллерийский бой, достигший большого напряжения 16-17 апреля. За сутки по одному из наших участков противником было выпущено свыше 30.000 артиллерийских снарядов. Наша артиллерия 16 апреля подбила 3 неприятельских орудия и 17 апреля привела к молчание несколько его батарей. Пехота противника пыталась в некоторых местах при помощи щитов приблизить свои окопы к нашему расположению, но все ее попытки легко отражались огнем.

В Галиции, в районе Дунайца,— сильный артиллерийский огонь. Во время ночного наступления противника на один из наших пунктов нашими частями была почти целиком переколота окруженная нами полурота австрийцев; несколько человек, оставшихся в живых, взяты в плен. В другом пункте нами выбит из окопов батальон противника.

15 апреля в районе Ясло 8 неприятельских аэропланов сбросили 10 бомб, не причинивших нам существенного вреда.

17 апреля нами подбит артиллерийским огнем неприятельский аэроплан, упавший среди своих войск.

На мезо-лаборчском направлении за эти дни артиллерийский и ружейный огонь.

В районе Козювки бои продолжаются. Наши части в некоторых пунктах, преодолевай проволочные заграждения, продвигаются успешно вперед. 16 апреля нами захвачена важная высота в районе Головецко. Один из наших славных полков штыками отбросил противника, окопавшегося в непосредственной близости, при чем захвачено в плен 7 офицеров и 374 нижних чина. С 12 по 15 апреля в этом районе захвачено в плен 16 офицеров и свыше 634 низших чинов.

В районе к востоку от Верповина и Быстра добровольно сдавшийся в плен австриец 79 полка 7-ой дивизии обосновал свою сдачу плохой пищей. По его словам, хлеба дают мало,—всего раз в неделю,—кофе и сахара достаточно. Пленные австрийцы жалуются на жестокое обращение с ними германцев. За малейшую провинность нижних чинов, особенно румын, германцы подвергают телесным наказаниям, заковывают в цепи и даже расстреливают.

 

Восьмой месяц войны (20 февраля—20 марта)

(начало)

 

I. Война России с Германией. Австро-Венгрией и Турцией.

 

Приводим описание подробностей сдачи Перемышля.

б марта гарнизон Перемышля, в лице 23-й гонведной дивизии, безуспешно пытался прорвать наше расположение.
У самих мадьяр, шедших в этот бой, по-видимому, мало было надежды на успех. Старая габсбургская доктрина «divide et impera» тяготела над ними, как проклятие.

 


Они знали, что славянские полки гарнизона их не поддержат, что они, как былинка к солнцу, тянутся к России.

Тем не менее, за дни 7 и 8 марта наша блокадная армия никаких признаков близкой капитуляции крепости не заметила.

Один из офицеров штаба генерала Селиванова рассказывает, что он был очень удивлен, когда 9 числа, около 7 часов утра, его разбудили сильные удары, от которых сотрясался дом и с потолка прямо на голову сыпалась штукатурка.

Удары следовали один за другим и были много сильнее обычной орудийной канонады, к которой давно привыкло ухо.

Стало ясно, что эти удары не что иное, как взрывы фортов, производимые самими австрийцами, что для великой твердыни настал час агонии.

Офицер вскочил, как ужаленный, разбудил своих товарищей по штабу, и через четверть часа все они уже мчались на двух автомобилях по подмерзшей дороге но направлению к позициям.

На далеком расстоянии виднелись гигантские столбы черного дыма, встававшие вокруг Перемышля. Когда-же офицеры поравнялись с позициями и пробрались на артиллерийский наблюдательный пункт, их глазам открылся весь пояс фортов, окутанный пологом темного дыма, в котором тонули хорошо видимые в обычное время башни Перемышля.

Забыв прежнюю осторожность, офицеры и солдаты со всех сторон вылезали из окопов и собирались на возвышенные пункты. Слышались радостные поздравления. Очутившаяся почему-то на высоте казачья сотня грянула песню.

Вдруг из наблюдательного блиндажа послышался возглас, что австрийцы выкинули белые флаги,—это офицер в зрительную трубу разглядел в дыму желанное белое полотнище.

Взрывы к этому времени почти прекратились, и скоро простым глазом стали видны ряды белых флагов на неприятельских фортах и укреплениях.

Ликование, по словам очевидцев, было неописуемое,—словно преждевременно настал Светлый праздник. Осаждающие, без различия чинов, поздравляли друг-друга и целовались, как братья.

Ясное весеннее солнышко делало этот исторический момент еще радостнее.
Но вот в блиндаже слышны гудки телефона,—это наши разведчики доносят, что со стороны Перемышля показался автомобиль, под белым флагом.

Хорошо зная местность, штабные офицеры, перескакивая через лабиринт наших окопов, пустились к шоссе, которое прямо, как стрела, тянется от русских позиций к крепости.

Несколько минут ожидания казались часами.
Но вот раскатисто загремело «ура», и на шоссе показался медленно идущий автомобиль черного цвета, окруженный нашими ликующими солдатами. По бокам мотора трепетали два белых флага.
У четырех русских офицеров, стоявших на шоссе, захватило дух от сознания важности надвигавшегося момента:
Им, имеющим малые чины, выпал счастливый жребий быть представителями великой российской армии,- первыми принять парламентеров капитулирующей грозной крепости...
У рва, перерезывающего дорогу, автомобиль остановился; из-него вышли три солидных австрийских офицера, при саблях и револьверах, в серой походной форме.

После взаимных изысканно-вежливых представлений австрийцы: заявили нашим, что они—парламентеры и приехали сдать крепость.
При этом они предъявили следующее уполномочие:

Командующий армией и комендант крепости Перемышля генерал-от-инфантерии Герман Кусманек фон-Бургнейштетен.

Уполномочие.
Господину полковнику-бригадиру Августу Мартынеку и господину подполковнику Оттокару Хуберту, обоим генерального штаба, которые уполномочены вести и закончить переговоры с командующим Императорской российской армией, блокирующей Перемышль.

Оба эти офицера сопровождаются обер-лейтенантом Александром Вагнером, в качестве переводчика, кроме того, трубачом, проводником и двумя шоферами. Кусманек, генерал-от-инфантерии.

Перемышль, 22 марта 1915 года.
(Печать).

Наши офицеры пригласили парламентеров сейчас же отправиться на русских автомобилях в штаб армии.
Отовсюду сбегались наши солдаты и ополченцы, собралось много офицеров. «Ура» гремело, не умолкая.
В виду того, что парламентеры определенно заявили о безусловной капитуляции Перемышля, им не завязали глаз, и автомобили тронулись среди наших ликующих и отдающих честь войск.

Был десятый час утра, когда автомобили остановились у подъезда замка, в котором квартировал штаб армии; через несколько минут австрийцы были приняты генералом Селивановым.

Они передали маститому вождю русских осаждающих войск письмо коменданта крепости такого содержания:

«Командующий армией и комендант крепости Перемышля генерал-от-инфантерии Герман Кусманек фон-Вургнейштетен.
Опер. № 233/10.

Ваше превосходительство.

Имею честь сообщить вашему превосходительству, что, вследствие истощения запасов продовольствия крепости, вижу себя вынужденным, в соответствии с полученными мною свыше приказаниями, вступить с вашим превосходительством в переговоры по поводу сдачи вверенной мне крепости.

Податели этого письма, а именно: полковник-бригадир Август Мартынек и подполковник Оттокар Хуберт,оба генерального штаба, уполномочены мною на ведение относящихся до сего переговоров и получили мои указания для сего.

Прошу ваше превосходительство принять выражение моего отличнейшего уважения. Кусманек, генерал-от-инфантерии.

Перемышль, 22 марта 1915 года».

Затем австрийский переводчик, обёр-лейтенант Вагнер, стал читать по пунктам условия, на которых генерал Кусманек желал бы сдать крепость:

1)    Свободный выход из крепости гарнизона и подробности выполнения этого, или,—если свободный выход не будет принят,—

2)    Выход хотя-бы части гарнизона с воинскими почестями, т;-е. с музыкой и с отданием чести русскими войсками; сохранение оружия всеми офицерами, кандидатами на офицерский чин, военными чиновниками и служащими при войсках на штатном содержании.

3)    Способ передачи крепости. Следует стремиться к тому, чтобы только передовые полевые позиции и форты группы Седлиска были заняты немедленно, а остальные части крепости только после выхода всех наших войск. Только потребное для поддержания порядка количество русских войск желательно ранее того ввести в крепость.

4)    Порядок выхода наших войск; обеспечение продовольствием с 24 (11) марта; сохранение вещей офицеров, кандидатов на офицерский чин, военных чиновников и передача этих вещей, согласно правил гаагской конвенции; сохранение денщиков для названных-лиц.

5)    Обеспечение участи находящихся в крепости раненых и больных, в количестве около 20,000 человек, и оставление их в тех же госпиталях.
Они поручаются рыцарской охране его превосходительства командующего блокадной армией.
Оставление врачей и санитарного, персонала при госпиталях, а также войсковых врачей при своих частях.

6)    Свободный выход военных чиновников и инженеров, обязанных службой в ландштурме; свободный выход находящихся в крепости, семей офицеров, военных чиновников и нижних чинов; поддержка их; оставление им имущества; охрана их и охрана жилищ тех офицеров, военных чиновников и унтер-офицеров, которые были расположены в Перемышле.

7)    Снисходительное отношение к жителям крепостного района, принимая во внимание их доброе поведение во время осады: охрана их имущества; неответственность за прежние политические убеждения.
Неответственность и охрана всех государственных, церковных, и общинных чиновников и органов, в особенности также представителя общин,—правительственного комиссара ротмистра фон-Блажовского, не состоящего на действительной службе.
Довольствие жителей, большинство которых не имеет средств, для пропитания.

8)    Охрана всех церковных, государственных и общественных предметов и учреждений.

9)    Оставление документов, дневников, протоколов и т. п., могущих служить к оправданию или относящихся к осаде и еще но уничтоженных.

10)    Оставление персонала штаба крепости, высших штабов, штабов полков и иных при их командующих.

11)    Издержки на содержание пленного гарнизона крепости, согласно установленным для русских войск нормам.

12)    Возможность служебных сношений между чинами гарнизона крепости также и во время плена.
Возможность сношений для скорейшего представления к наградам австрийскому верховному командованию армиями».

Генерал Селиванов прервал чтение пунктов и решительно заявил парламентерам, что никаких условий он не признает; что он будет приказывать, а они должны исполнять.

Затем, по рассказам присутствовавших, произошел приблизительно такой разговор:

—    Отчего вы не желаете обсуждать условия капитуляции?—спросили австрийцы.
—    Оттого,—отвечал генерал Селиванов,—что у вас есть нечего. Приказываю вам немедленно прекратить взрывы фортов, порчу оружия и бесцельное расстреливание снарядов.
—    Мы портим оружие,—отвечали австрийцы,—форты и мосты, исполняя свой долг перед отечеством.
На это командующий армией категорически заявил, что он предлагает гарнизону Перемышля сдаться на волю победителей.
—    Иначе—горе побежденным,—добавил генерал.
—    Ѵае ѵiсtis!—дословно перевел обер-лейтенант Вагнер.

Австрийские уполномоченные поспешили выразить согласие.


При взятии Перемышля нам сдалась армия численностью более 120,000 человек, в том числе 9 генералов, 95 штаб-офицеров и около 2,500 обер-офицеров. Число освобожденных нами в Перемышле русских пленных не превышало 1,350.

 

Продолжение

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 02 мая (19 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 03 мая (20 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 04 мая (21 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 05 мая (22 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 06 мая (23 апреля) 1915 года

Первая мировая война. 07 мая (24 апреля) 1915 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

Первая мировая война. Оружие.

.........

Первая мировая война. Техника

.........

Первая мировая война. Хроника первых семи месяцев войны

.........

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 224 | Добавил: nik191 | Теги: 1915 г, война, апрель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Май 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz