nik191 Вторник, 21.11.2017, 11:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [234]
Как это было [370]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [240]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1479]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [285]
Революция. 1917 год [434]
Украинизация [72]
Гражданская война [4]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2015 » Август » 3 » Первая мировая война. 04 августа (22 июля) 1915 года
06:13
Первая мировая война. 04 августа (22 июля) 1915 года

 

 

 

04 августа (22 июля) 1915 года

 

От штаба кавказской армии

за 21 июля

 

В приморском районе перестрелка.

На ольтинском направлении турки выбиты в районе Норшина.

На сарыкамышском направлении нами заняты с боя селения Ала-Килисса, Карсд и Аргос.

На алашкертском направлении упорный бой.

На остальном фронте боевых столкновений не было.

 

Северо-западный фронт

22-го июля.

На рижском направлении неприятель после боев на р. Миссе поспешно отступил к р. Экау, оставив в своих окопах много патронов и снаряжения.

В районе к востоку от Поневежа германцам удалось после упорного боя продвинуться вновь несколько вперед.

На наревском фронте германцы вели атаки на ломжинском направлении, а с фронта Остроленка — Рожаны они перешли крупными силами в наступление на путях к Острову. С особым упорством велся бой на участке реки Ох. Наши войска вели энергичные контратаки против неприятеля, перешедшего эту реку во многих пунктах.

К западу от Варшавы южнее шоссе на Влопе мы с утра успешно отбивали атаки германцев. Неприятель, неся огромные потери, достигал линии наших проволочных заграждений, но здесь был задержан нашим огнем.

На правом берегу Вислы у Мациевице положение без перемен.

В районе Ивангорода наши войска перешли без натиска противника на правый берег Вислы и взорвали за собой мосты.

 

Влияние войны на народное хозяйство Германии

С самого начала настоящей грандиозной воины, как на страницах периодической печати, так и в докладах делавшихся на разного рода собраниях, стал обсуждаться вопрос: долго ли может продержаться Германия, в смысле экономическом, причем громадное большинство высказывало мнение, что она окажется в состоянии вести войну только в течение нескольких месяцев и что затем меч сам собою выпадет из ее ослабленных рук.

Опыт однако показал, как ошибочно было это теоретическое мнение, кстати сказать, усердно распространившееся в мирное время самими же немцами.

Изготовляя для вывоза за границу всесторонне обоснованную теорию о том, что столкновения великих держав не могут не быть скоротечными, она для своего домашнего употребления держалась других взглядов и, рассчитывала главным образом на успех внезапного нападения на соседей, уверовавших в распространяемую ею теорию, в то же время принимала меры, к тому, чтобы возможно дольше выдержать затяжную кампанию.

Какого рода были эти меры станет в точности известным только после войны; но некоторое понятие о них можно получить, ознакомившись с тем влиянием, которое война оказала на народное хозяйство Германии.

Экономическое влияние каждой войны выражается в том, что она,

во-первых, требует крупных расходов, а,

во-вторых—расстраивает товарообмен,

так как передвижение грузов внутри страны становится затруднительным, внешняя торговля падает и даже совсем замирает, производства сокращаются, вследствие призыва рабочих в ряды армии, и весь кредитный механизм испытывает сильные потрясения. Однако указанные выше факторы сказываются различно в странах торгово-промышленных и сельскохозяйственных. Первые, к числу которых принадлежит и Германия, богаче капиталами, а потому находятся, в смысле покрытия расходов, в лучшем положении, чем вторые. Обратное нужно сказать по отношению к расстройству товарообмена, от которого промышленные страны страдают очень сильно.

Германия усиленно готовилась к войне не только в смысле чисто военном, но и в экономическом. Особенно серьезны были ее финансовые приготовления. Немцы успели к моменту воины воспользоваться, самым бесцеремонным образом, английским рынком, который они наводнили колоссальным количеством неоплаченных векселей. В одном Лондоне таких векселей осталось на 180,000,000 рублей. Во всех других промышленных и торговых центрах Англии, к началу августа, оказалось невероятное количество срочных германских векселей, полученных в уплату за товары, купленные на английском рынке. Вследствие войны уплаты по этим векселям откладывались до окончания войны и, таким образом, в Англии оказались временно изъятыми из обращения крупные суммы, которыми могла воспользоваться Германия. Кроме того германский рейхсбанк принял весьма энергичные меры по привлечению в кассу банка золота из обращения, и его отчеты показывают постепенное нарастание золотых запасов. Чем объясняется успешность этих мер и в чем, собственно говоря, заключаются эти меры—неизвестно, но во всяком случае следует признать, что денежное обращение в Германии до войны было сильно насыщено золотом.
Несмотря, однако, на все это, она оказалась вынужденною не только приостановить размен бумажных денег на золото, но и прибегнуть к выпуску огромного количества кредитных билетов.

До войны последних было в обращении на 946,000,000 рублей, а к 28-му февраля этого года—на 2.318,000,000 рублей. Кроме того, в обращении находятся свидетельства военно-ссудных касс, образованных с целью облегчения кредита.

Свидетельств этих, играющих роль бумажных денег, в декабре прошлого года имелось в обращении на 575,000,000 рублей. Не подлежит сомнению, что в настоящее время количество кредитных билетов еще возросло, золотая же наличность должна была сократиться, так как имеются сведения о значительном вывозе золота в Скандинавские страны, для поднятия курса марок, и в Турцию для убеждения турецких министров в необходимости воевать с нами; источников же для прилива золота у Германии нет.

Однако гораздо большее значение, чем денежное обращение, имеет для Германии внешняя торговля, которая, под влиянием войны, сократилась до 1/10 своих прежних размеров. Германия, силою вещей, превратилась в «изолированное торговое государство».

Война почти уничтожила ввоз и вывоз Германии, что, конечно, не может не действовать разрушительно на ее народное хозяйство, но по своему значению прекращение ввоза имеет для Германии гораздо более губительное значение, чем прекращение вывоза.

Дело в том, что если Германия вследствие войны и потеряла внешние рынки, то та же война открыла для ее промышленности новый громадный рынок—поддержание самой войны.

Германия расходует на ведение войны около 500,000,000 рублей в месяц; вся эта огромная сумма расходуется на покупку тех или иных продуктов, производимых страною. Рынок, создаваемый войною, значительно превышает по своим размерам общую сумму германского вывоза за границу.

Таким образом, временное прекращение вывоза не представляет для Германии такого бедствия, которое было бы непреодолимым и в конец разрушило бы ея экономическую жизнь. Гораздо большими бедствиями грозит Германии прекращение подвоза иностранных продуктов.

Из этих продуктов в Германию главным образом ввозятся:

1) продукты сельского хозяйства, являющиеся пищею людей и скота, и

2) сырые материалы, необходимые ей для обрабатывающей промышленности.

Собственное производство продуктов сельского хозяйства Германии может покрыть только 3/4 потребности в них, и то лишь при хорошем урожае. Но несомненно, некоторая часть этого урожая прошлого года погибла и кроме того, он, сам по себе, оказался процентов на 10 ниже среднего; поэтому только благодаря таким драконовским мерам, как—ограничение времени печения хлеба булочными, запрещение кормления скота рожью, введение военного хлеба, выдача хлебных карточек и пр. Германии удастся дотянуть до следующего урожая.

Другой вопрос—как эти меры отразятся на общем состоянии здоровья населения. Данные о заболеваемости и смертности в Германии уже теперь показывают резкий скачок вверх, разумеется, не принимая во внимание случаев болезни и смерти на войне.

Трудно, конечно, вычислить общую сумму вреда, которая получится для населения, в течение многих месяцев подряд посаженного на рационы. По мнению, высказанному одним из германских физиологов, потеря веса каждым рабочим вследствие недоедания должна выразиться приблизительно в 25 фунтов.

Хуже обстоит дело с кормовыми средствами для скота, в которых наши противники уже теперь испытывают острую нужду, и которая должна быстро увеличиваться по мере продолжения войны. Доказательством этому служат раздающиеся в немецкой печати сетования на то, что пропитанию скота уделяется больше внимания, чем пропитанию людей.

Допуская, что Германии удастся с грехом пополам дотянуть до нового урожая, интересно выяснить, на что она может рассчитывать в будущем.
Возможность покрывать 75% своей потребности в кормовых средствах собственным производством покоится для Германии на высокой интенсивности ее сельского хозяйства. Урожайность ея полей растет благодаря отличной обработке, требующей большого количества труда и щедрому удобрению.

Спрашивается, окажется ли Германия в состоянии удержать свою урожайность на прежнем уровне? Ответ на этот вопрос не может вызвать сомнении.

Из минеральных туков фосфористые удобрения и чилийская селитра подвозятся из-за границы, и отсутствие их не может не сказаться.
Кроме того, на урожае неминуемо отразится убыль скота и связанный с нею недостаток важнейшего вида удобрения—навоза. Все это, взятое вместе, по расчетам самих же немцев, должно уронить сбор пшеницы и ржи процентов на 20—25.
Наконец, на урожае должна отразиться и самая обработка полей, которая несомненно ухудшится вследствие недостатка рабочих рук.

По сообщению германских газет, 4-го июня н. ст. в бюджетной комиссии рейхстага обсуждался продовольственный вопрос, причем докладчик доктор Геш указал, между прочим, на то, что нельзя возлагать преувеличенных надежд на урожай 1915 года, так как обработка полей в этом году представляла большие трудности и, кроме
тога, посевам угрожает, наблюдаемый до последнего времени, недостаток влаги.

Так невесело складываются для Германии виды на будущий урожай. Между тем, достаточно германскому сельскому хозяйству вернуться к урожайности хотя бы последних десятилетий XIX века, и Германия, отрезанная от подвоза, вынуждена будет капитулировать.

Еще большее потрясение народного хозяйства Германии представляет собою прекращение ввоза сырых материалов, необходимых ей для промышленности.
Всего этих материалов она ввозила на 2,042 мил. рублей, и отсутствие их поставит германскую промышленность прямо-таки в критическое положение. Здесь и заключается наиболее уязвимый пункт германского народного хозяйства. Без подвоза иностранного сырья германская промышленность существовать не может, и, в то же время, подвоз этот, чтобы питать промышленность, должен иметь колоссальные размеры.

Хотя Германия, несомненно, и получает часть необходимого ей сырья из нейтральных стран, по-видимому, главным образом из Голландии, количество подвозимаго ей представляется ничтожным по сравнению с ее потребностями. При господстве на море флотов враждебных ей государств она лишится и того незначительного количества сырья, которое пока еще попадает к ней, и тогда ее промышленности будет нанесен окончательный удар.

Особенно остро Германия почувствовала недостаток меди, алюминия и никеля, что не замедлило сказаться на вздорожании этих металлов вдвое и даже втрое и вызвало необходимость прибегнуть даже к реквизиции кухонной посуды и дверных ручек и задвижек.

Насколько опасно для Германии отсутствие подвоза меди и алюминия, видно из следующего:
В 1913 году Германия произвела всего 30,000 тонн меди, а потребила 265,000 тонн, т. е. в 9 раз больше. Алюминия она производит ничтожное количество, получая его главным образом из Англии и Франции, а между тем он необходим ей для летательных аппаратов, автомобилей и многих машин.

Кроме перечисленных выше металлов Германия ощущает нужду в железной и никелевой руде, хлопке, льне и даже в каменном угле.

Руду она получала почти отовсюду, но главным образом от нас, из Индии и Америки; хлопок шел к ней из Америки, а лен от нас. Что касается каменного угля, то добываемого внутри Германии количества этого топлива ей не хватало и очень много его ввозилось из Англии.

Наконец, германская промышленное не может не ощущать самым острым образом недостатка материалов, добываемых из нефти, именно бензина и смазочных масел, громадная потребность в которых полностью покрывалась ввозом из заграницы. Отсутствие этих материалов повлечет за собою необходимость отказаться от пользования автомобилями и летательными аппаратами и сократить до крайности эксплуатацию железных дорог, а между тем все и эти средства играют громадную роль в современной войне. Кроме того отсутствие смазочных масел остановит массу машин и станков, на которых вырабатываются предметы, необходимые не только для войск но и для всего вообще населения.

Если прекращение подвоза сырья до сих пор еще не успело сказаться в полной мере, то это можно объяснить тем, что в Германии имелись весьма значительные его запасы, собранные еще до войны. Но ведь запасы эти неизбежно должны быть исчерпаны и тогда наступит массовая безработица промышленного населения. Признаки наступления такой безработицы уже имеются. В конце августа 34 профессиональных союза произвели обследование, из которого оказалось, что из 1,269,373 их членов 270,313, т. е. 21,3% не имеют работы.

В общем, германская промышленность пришла под влиянием войны в сильный упадок, что яснее всего видно на железоделательном производстве, которое жестоко пострадало.

Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить производство чугуна за август, сентябрь, октябрь, ноябрь и декабрь месяцы 1913 года с производством этого продукта в течение последних пяти месяцев 1914 г.  В 1913 году производство это равнялось 10,079,000 тонн, а в 1914 году—только 3,540,000 тонн, т. е. сократилось почти на 2/3 .
Германская промышленность всячески старается бороться с надвигающеюся на нее опасностью, путем распределения рабочих между различными предприятиями и приспособления существующих заводов к потребностям времени. Шоколадные фабрики стали изготовлять консервы, фабрики принадлежностей электрического освещения и швейных машин-изготовляют артиллерийские снаряды, фабрики фотографических принадлежностей производят части солдатского снаряжения, фабрики игрушек—выделывают кухонную посуду для войск и т. п. Хотя все эти фабрики и имеют крупные барыши, процветание их чисто временное и они неминуемо замрут, когда будет исчерпан весь запас сырья.

Думается, что полный крах германской промышленности не за горами, что зловещий призрак этого краха стоит во весь рост, перед глазами нашего врага и что именно в предвидении его он делает отчаянные усилия сломить нас и наших союзников. Раз это ему не удастся, то он силою вещей будет вынужден отказаться от дальнейшей борьбы, так как будет лишен возможности получить то, что ему необходимо не только для продолжения войны, но даже для прокормления населения.

Поэтому он не считается ни с небывалою убылью людей, ни с колоссальною тратою снарядов; нам же необходимо проникнуться убеждением, что в этой ожесточенной борьбе победа останется за тем, кто сбережет народные силы для последнего, сокрушительного, удара.

К. Адариди.

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 31 (18) июля 1915 года

Первая мировая война. 01 августа (19 июля) 1915 года

Первая мировая война. 02 августа (20 июля) 1915 года

Первая мировая война. 03 августа (21 июля) 1915 года

Первая мировая война. 04 августа (22 июля) 1915 года

Первая мировая война. 05 августа (23 июля) 1915 года

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 274 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz