nik191 Воскресенье, 18.11.2018, 23:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [321]
Как это было [414]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [68]
Разное [17]
Политика и политики [91]
Старые фото [36]
Разные старости [38]
Мода [289]
Полезные советы от наших прапрабабушек [232]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1566]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [695]
Украинизация [284]
Гражданская война [240]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [71]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Декабрь » 25 » „Отряды особого назначения" в Москве
05:46
„Отряды особого назначения" в Москве

По материалам периодической печати за декабрь 1917 год.

 

 

„Отряды особого назначения"

Понемногу выясняется обстановка, в которой совершилось последнее контрреволюционное выступление юнкеров в Москве, и все обстоятельства, его сопровождавшие. В борьбе с революционным народом штаб полковника Рябцева сформировал несколько действовавших в разных местах „отрядов особого назначения", т.-е. вполне определенного назначения: расстреливать революционеров и революционную Москву.

Были „отряды особого назначения" в Александровском военном училище, в Кремле и т. д. Борьбу с революционерами эти отряды вели по всем правилам военного искусства. Недаром состояли они из офицеров и юнкеров —людей, прошедших специальную школу того, как по правилам убивать людей. И недаром непосредственные участники этих отрядов с нескрываемым циничным злорадством и чисто спортивным увлечением вспоминают о том, насколько искуснее в ведении военных действий оказывались они по сравнению с революционерами, и как массами скашивали они последних из пулеметов, когда те неосторожно пытались прямой атакой выбить юнкеров из их укрытий и окопов.

Словно не люди живые расстреливались ими на густо населенных улицах Москвы, а где-либо в окрестностях ее—на Ходынке или в Клементьеве—сдавали они экзамен, подвергались испытанию в своих военных талантах, в военных познаниях и искусстве, приобретенных за время прохождения курса в военных училищах.

Страшные, обгорелые, зияющие огромными дырами остовы домов Гагарина и Коробкова у Никитинских ворот,—это    тоже, по их рассказам, дело их рук, о котором не без гордости они вспоминают. Эти дома, в которых находились революционеры, обстреляны были юнкерами из имевшихся у них небольших штурмовых орудий, и обстрелом вызван был в них пожар.

Особый интерес представляет интендантская часть этих „отрядов особого назначения". Таковая тоже была создана специально на этот случай. И судя по характеру требований начальников отрядов к интендантской части на реквизиции, рассматривая, что и кем требовалось и получалось и просматривая многочисленные счета по этим требованиям, убеждаешься, что это была не реквизиция, а подлинное мародерство, прикрытое формой реквизиции; под предлогом военной необходимости.

Вот, напр., характерный официальный документ: „Заведующему интендантской частью „отряда особаго назначения" в Александровском военном училище.

Рапорт. 3 ноября 1917 г. Москва.

Доношу, что 1 и 2 ноября мною были произведены реквизиции в Экономическом о-ве, согласно фактур, которые при сем прилагаю. Кроме предметов, перечисленных в этих фактурах, мною приняты, но пока не выдана расписка и не получена фактура на 24 рубашки, 24 кальсон, 36 полотенец, 6 дюжин платков, 5 дюж. носков, 2 дюж. теплых носков.

По доставлении вещей в училище я приступил к их раздаче в одной, из кладовых цейхауза при кухне, где также раздавались вещи организации по продовольствию г. Попкова. Часть вещей была роздана под расписку, но вечером 2 ноября но кухне было отдано распоряжение грузить запасы на подводы и автомобили, что вызвало сильную панику, вещи стали браться кем и как попало, почему на выдачу или, вернее, самовольный захват многих вещей не является возможным представить оправдательные документы.

54 с 1/4 аршина сукна даны под расписку заведующему хозяйством Александровскаго училища, из них 10 аршин выданы по требованию на кухню. Приложение: документы на 38 листах. (Подпись)“.

Из этого документа видно, что „реквизировалось" не съестное, а вещи, словно дело было не в Москве, где у каждого дом, а где-либо в Восточной Пруссии. Из „документов же на 38 листах" видно еще, что „реквизировалось" с великим усердием.

Тут имеются требования массового характера, как, например: гимнастерок 500, шинелей 100, белья-рубах 1.000, кальсон 1.000, носков 2.000, платков 2.000, полотенец 500, теплых перчаток 300, мыла 500 кусков, канцелярских принадлежностей несколько наборов, одеколон, шашки, кортики.

Есть требования и счета на забранное для отдельных лиц. Так, по одному счету взято: 2 п. шпор 6 р. 10 к., 3 рубашки 5 р. 15 к.,    2 п. рейтуз 118 р., 1 рубашка 35 р. 35 к., 1 п. рейтуз 57 р. 25 к., 3 фуфайки 36 р., 1 значок 7 руб. По другому счету взята куртка, стоящая не более, не менее, как 320 руб. По 3-м счетам, по распоряжению командира „роты особого назначения" полковника Хованского, для особого отряда корнета Нарышкина взято:

1) 1 п. шпор, 1 п. брюк темно-зеленого цвета, 1 обыкновенная рубашка;
2) 1 фуражка, 1 фрэнч, 1 п. рейтуз;
3) 1 руб. защит. цвета, 1 фуражка, 1 п. шпор, 1 значок.

В распоряжение поручика Лебединского 4-го взвода 14-й роты выписаны:

1 брюки, 1 френч, 1 кожаная куртка.

На одном счете кап. Фриде расписался в том, что для Исп. К-та Сов. Оф. Деп. получил 15 полотенец, 15 п. носков, 3 дюж. платков, 15 кальсон, 15 курток.

На куртки вообще аппетит разыгрался, видимо, у всех, судя по тому количеству их, на какое имеются счета. „Кожаную куртку на меху получил. Корнет Нарышкин" — имеется, между прочим, расписка на одном из счетов. Куртка стоимостью в 300 руб. Для кухни и сестер было „реквизировано" 108 арш. полотна по 3 р. 90 к. арш., 12 п. чулок по 7 р. 20 к., 12 п. кальсон по 17 р. 50 к., галантереи всякой на сумму 25 р., 12 шт. лифчиков по 9 р., 12 шт. сорочек по 25 руб. Папирос для членов Исп. К-та Сов. Офиц. Деп. „реквизировано" было на 120 руб.

Есть расписка в получении 3 полушубков и 5 тужурок.

Одним оловом, с позволения сказать, „реквизировалось" все и для всех. Никто не был забыт, не был обижен. „Отряд особого назначения" в Александровском военном училище питался „реквизициями", главным образом, из Экономического Общества. Другие отряды пользовались для этой благородной цели магазинами Никольской ул. и др., откуда поступают тоже заявления. Счета и записки о забранных там офицерами вещах показывают, что „реквизиции" эти производились не только с благословения полк. Рябцева, но также и бывшего министра продовольствия Прокоповича.

И как подумаешь, что именно из этого лагеря, так искусно и усердно занимавшегося в дни революции мародерством, неслись особенно яростные и злостные обвинения против солдат!

Действительно, словно, не в Москве, а в Восточной Пруссии!

 

 

 

 

Еще по теме:

Обезумевшая Москва (октябрь 1917 г.)

Как разрушали Москву (ноябрь 1917 г.)

Что было в Москве (ноябрь 1917 г.)

Революция в Москве. Разрушения (ноябрь 1917 г.)

„Отряды особого назначения" в Москве

 

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 123 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., москва, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz