Очерки Великой войны. Ноябрь 1916 года - 20 Ноября 2016 - Дневник - Персональный сайт
nik191 Вторник, 06.12.2016, 17:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [156]
Как это было [299]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [10]
События [49]
Разное [17]
Политика и политики [21]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [180]
Полезные советы от наших прапрабабушек [219]
Рецепты от наших прапрабабушек [162]
1-я мировая война [1105]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [227]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2016 » Ноябрь » 20 » Очерки Великой войны. Ноябрь 1916 года
    07:26
    Очерки Великой войны. Ноябрь 1916 года

     

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     

     

    Очерки Великой Войны

     


    Статья генерального штаба генерал-майора А. Д. Шеманского

     

    Сейчас ноябрь, рубеж суровой осени и новой боевой зимы: война не утихает, а шествует своим своеобразным темпом, опрокидывая предсказания и новых и старых пророков…

    Воюющие народы продолжают борьбу и выказывают прежнюю стойкость в своем боевом упорстве, и нет надежды срединным империям Европы и Малой Азии заключить выгодный мир.

    Конец лета и осень Германия не переставала искать почвы кончить войну выгодным миром. Оккупированные Германией земли не избавили ее боевые ресурсы от таяния. Только масштаб и скорость этого таяния не так быстры, как это казалось при первых признаках ее несомненного истощения... Сейчас Германия ловким приемом объявления Польши составным германским королевством, хочет запугать противников набором 800 тысяч поляков в состав своих тающих армий. Только такими редчайшими и более дутыми, чем действительными мерами и можно поддержать, временно, тающее число германских солдат... Но едва ли разоренная в конец русская часть Польши будет в состоянии дать так много, да еще надежных бойцов. Во всяком случае, это один из заметных фактов в ходе текущей войны, почему мы и упоминаем о нем в начале нашего обзора.

    Со времени знаменитого Брусиловского прорыва и разгрома австрийцев на юго-западном фронте и очищения от них Буковины и части восточной Галиции до венгерской границы – много нового создалось в обстановке войны.

    Для нас, казалось, оно было уже не опасно, вследствие обеспечения снарядами наших армий. Но попытки, очевидно, не дали достаточной уверенности противнику в успехе битвы, и она не была осуществлена.
    Я сижу сейчас среди частей, сделавших тот знаменитый прорыв и слушаю эту повесть, как нечто легендарное. Разговоры о ней, о ее деталях служат немолчным аккомпанементом идущих дальнейших действий. И приходится говорить героям: ваша доблестная тактика породила грандиозную перегруппировку нашего противника. Он должен был много сил бросить на помощь гибнувшим австрийцам, и с фронта в Галиции и Буковине и во фланг нам со стороны Ковеля... Когда же мы мощно оттолкнули от Черновиц, Стрыпы и Стыри эти вспомогательные усилия, германцы должны были черпнуть не только из своего запаса против нас к северу от Припяти, но и взять порядочно сил с французского и итальянского фронтов, с Балкан и даже из Малой Азии. – Вот какой ценой удалось им спасти Австрию, умерить скорость нашего туда вторжения.

    В боях по дуге от Припяти, через Стоход, Сокал, Станиславов, Надворную, Ворохту, до Дорна-Варты, в болотистых и горных трущобах флангов этой дуги прошли август, сентябрь, октябрь. Эти бои вырешили окончательно позицию Румынии, которая стала нашим союзником.

    Теперь от Балтики до Дуная и Черного моря наши противники, с Болгарией и частью турецких сил на придачу – вытянулись по всей вероятности в нитку, с небольшими, сравнительно, скоплениями в некоторых пунктах: у Ковеля, на Львовских путях.

    Выступление Румынии, сравнительно слабой державы и имеющей длинную границу, только неосведомленными людьми считалось эпизодом, долженствовавшим решить войну; для людей же, знавших румынскую армию, ее выступление представлялось рядовым фактом в европейской схватке.

    Действительность подтвердила эти предположения. Румыны, подобно итальянцам и сербам – отвлекли на себя значительные силы врага и заняли их там надолго. Близость России способствует при этом быстрой поддержке слабого соседа с нашей стороны во время временных неудач и опасностей, в отплату за отвлечение на себя врага. И с этой точки зрения надо оценивать тот порыв, который охватил немцев, пожелавших использовать положение и сделать попытку нанести румынской армии, которая вторгнулась в Трансильванию и ушла было далеко от Бухареста, сильные удары.

    Как не случайны кажутся иногда стороннему зрителю, рядовому читателю известия с фронтов борьбы, неоспоримо, что для вождей все осмыслено планами борьбы. И мы не ошибемся, если скажем, что, начиная с Брусиловского прорыва, а может быть и раньше – с самого нашего решения не отступать дальше, мы держим в своих руках инициативу борьбы.

    Как результат нашего прорыва на юго-западном фронте и последующих событий, вызванных им, итальянцы вытеснили врага из своих территорий и продолжают его теснить. Равно оживились и действия балканского десанта союзников и ликвидировались наступательные планы на нас в Азиатской Турции... Да положение наших западных союзников продолжает быть таким, что удары следуют с их стороны...

    Если сравнить группировку германцев весной и сейчас, то получим наглядный результат таяния германских скопищ в местах их прежних сгустков против французов и нас.

    Много перевезли они сил от французов к нам и тем обессилили себя в Верденской операции. Потом много взяли они с французского фронта на поддержку разгромленных Брусиловым австрийцев, и сейчас оттуда же взяли они резерв на румынский фронт.

    Все это облегчило положение англо-франко-бельгийцев, на армии которых германцы силятся направить свой главный удар.

    Последнее видно уже из того, что против нас они сейчас, по счету самих немцев от Балтики до Румынии имеют около 110 дивизий, а на западном фронте держат 140 дивизий. Сообразите огромную величину длины нашего фронта и небольшие, сравнительно, размеры фронта франко-англо-бельгийцев...

    Таким образом, в период, переживаемый нами, вся работа российских, румынских, итальянских и прочих союзных нам войск на фронтах восточной половины борьбы от Балтики до Багдада – Египта и Швейцарии – состояла в отвлечении сил немцев от цели главной их операции, от франко-англо-бельгийцев. Последних германцы считают главным врагом с начала войны и особенно с того момента, когда наши союзники помогли нам своей могучей промышленностью. – Немцы, политически, правы – с отказом от борьбы французов и англичан, борьба наша с германцами сильно бы затруднилась.

    Работа наших союзников на западном фронте очень трудна, и мы должны сказать о ней подробнее, чтобы выяснить, что продвижение на самую малую величину на запад имеет большое значение.

    Там противники стоят чрезвычайно густо, так как у нас нигде почти не приходится стоять. Там от огромных скоплений на тесном пространстве артиллерий, кажется, сам ад переселился на поверхность земли, а от масс металла, выброшенного на землю, кажется, после войны благородная лоза Шампани не найдет почвы, куда бы пустить корни...

    Кронпринц с половиной всей армии стоит против Вердена и Эльзаса. Баварский принц и Вюртембергский герцог с остальной массой дальше на север от Марны и до моря. Против бельгийцев десяток дивизий...
    Из всего этого выходит, что план там немцев в настоящей фазе таков. В Эльзасе у них наислабейший заслон, и задач крупных выступлений давно уже нет. Против Вердена они держат большие силы потому, что всегда скопление наших союзников у Вердена и на Марне угрожает главным силам германцев, помещавшихся на Сомме, на северных дорогах к Парижу и в охват Парижа от моря и близкого общения с Англией. Они и брать-то хотели Верден для выпрямления здесь фронта и для обеспечения, таким образом, главной своей Сомско-Парижской операции. С самой неудачи на Марне, на кратчайшей дороге в Париж, германцы облюбовали себе приморский путь в Париж и упорно держатся этой мысли.

    Но союзники не дремлют. Они отвечают концентрациями войск на концентрации и собрали могущественную артиллерию, с которой немцы не в силах, подчас, бороться.

    В воздухе же постоянно крейсируют сильные эскадрильи французских и английских летчиков, бомбардирующих тыл немцев в узлах скопления у них людей, складов, перевозочных средств. Германцы летом сделали огромное усилие и развили воздушную войну в уровень с союзнической. В общем, на западе Европы наши союзники, находясь постоянно в самом тесном общении с итальянцами, не только стоят твердой стеной против немца, но постоянно предпринимая короткие удары то там, то тут против его скоплений, теснят его, особенно в районе Вердена и Соммы...

    Интереснейшим военным вопросом переживаемых дней является: сколько у немцев в резервах, внутри империи и есть ли эти резервы?

    В прошлом нашем обзоре мы отметили, что союзники ведут точный учет частей противника, стоящих против них.
    Одно время в английской печати было мнение, что не все номера германских корпусов обнаружены. Полагали, что не все номера германцам удалось осуществить. Думали также, что есть анонимные, безномерные корпуса или дубликаты номеров, чтобы сбить союзный счет с толку... Тогда недосчитывались что-то десяти корпусов из сотни объявленных немцами номеров.

    Ныне же считают около семи таких корпусов, но из тех, которые уведены вглубь страны для пополнения. При чем многие думают, что материалов для пополнения в Германии уже нет, и что постепенно число таких выбывающих навсегда единиц будет прогрессировать.

    За последний период войны у немцев произошло одно крупное событие во внутреннем оперативном управлении войной. Популярный генерал Гинденбург назначен был начальником генерального штаба, но пока это не дало осязаемых результатов, чтобы сказать, что обстановка от того ухудшилась для союзников.
    Гинденбург начал свою боевую славу поражением армии генерала Самсонова в Сольдауской операции.
    Причинами его успеха было более счастье, чем его таланты, ибо во все последующие боевые операции ничего яркого Гинденбург не сделал и, надо надеяться, ничего грандиозного не сделает и на новом своем высоком посту.

    Дело в том, что в Сольдауской операции сыграло свою роль редкое знание Гинденбургом местности, дебрей восточной Пруссии. Половина службы Гинденбурга прошла там и он отстаивал эти дебри от вырубки и осушения, считая, что они явятся ловушкой для русских, и это оправдалось. Так что нас победил там не столько он, сколько – природа и наше недостаточно полнее знание природных условий.

    Оглянемся теперь на борьбу с Турцией.

    Последняя разбросала свои силы почти по кругу, считая центром национальный центр турок, Анатолию.
    Самая сильная армия их размещалась против Трапезунда и Эрзерума, на небольшом, сравнительно, фронте, между р. Карасу и Черным морем, верст в 150.

    Потом против Армении и Персии, на огромном фронте в 800 верст, если не больше, у них разбросано было ___ дивизий.

    По огромному пространству берегов Средиземного и Черного морей от Мерсины до мусульманских святынь у Черного моря и берегов Аравии и против Египта у них было ___ дивизий. ___ дивизии сторожат Стамбул, Дарданеллы, на обоих их берегах, ___ дивизии берег Ионического моря от проливов до Смирны.
    На нашем европейском фронте, куда, говорят, вывезено германцами ___ турецких дивизий, слабого состава, ___ в Восточную Галицию.
    Теперь турки зашевелились на персидском участке борьбы, пробуют наступать, скопили силы, – но это только прочнее займет их.

    Из событий боевого характера с конца лета по ноябрь на наших фронтах надобно отметить взятие Эрзинджана на Кавказском фронте, взятие Станиславова на Галицийском, возвращение штурмом Ворохты, взятие войсками Сахарова и Щербачева последнего участка первой позиции австрийцев (от с. Хлядки на юг и по р. Стрыпе), возврат Надворной...

    13 августа было сообщено о прибытии русских войск в состав салоникской армии генерала Сарайля.
    Восстание Аравии против турок, помощь англичан повстанцам (из Египта) и попытка турок атаковать Суэцкий канал, разбитая англичанами – составляли видные эпизоды в августе, вместе с двумя короткими продвижками французов и англичан на западе, с обильными трофеями.

    В Восточной Африке германцы были непрерывно теснимы и разбиваемы англичанами и португальцами.

    На море не произошло ничего существенного. В Балтике были столкновения гидропланов и набег, под прикрытием тумана, неприятельских быстроходных миноносцев на Балтийский Порт, причем сто шрапнелей, выпущенных по городу, убили несколько людей и лошадей, а набегавшие миноносцы почти все погибли при погоне за ними.

    В Черном море наши суда обстреливали гавани Болгарии, топили суда около Босфора, фелюги у прибрежий Малой Азии...

    Воздушный океан не дал ничего выдающегося, кроме работы летчиков, ставшей обыкновенной, но во Франции ведется учет аппаратов противника, сбитых одним лицом. Там установились своеобразные рекорды на этот счет.

    В общем, можно сказать, что по-прежнему, главные силы противников на западе Европы. Стараясь вернуть в свои руки инициативу, германцы, видимо, скопили на Соммe большой кулак для новой пробы крупного боя.

    На русском фронте нет мест скопления противника, которые были бы при возможности успеха противника столь же решительны на ход войны.

    От Салоник и в Албании наступление союзников давно чувствительно бьет болгар и теснит их, и особенно отличаются сербы, дерущиеся с прежней доблестью, трофеями и успехом продвижения.
    Итальянцы старательно очищают Албанию и равняются с своим наступлением на севере, на главном их театре, где они вернули себе потерянное, а на Изонцо и Карсо продолжают продвижение.

    Словом, осада наших противников идет правильными шагами.

    А время идет. Сезоны холода сменяются сезонами тепла. Но ни местности, ни погоды, ни мелкие боевые неуспехи и успехи не колеблят хода Великой войны, а крупные операции, затеваемые по временам показывают, что инициатива не находится уже больше в руках германцев. Это великий поворот всей войны.

     

    Еще по теме

     

     

     

    Категория: Исторические заметки | Просмотров: 41 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., война, ноябрь | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz