nik191 Понедельник, 18.12.2017, 02:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [236]
Как это было [371]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [13]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [28]
Мода [244]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1490]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [288]
Революция. 1917 год [478]
Украинизация [76]
Гражданская война [13]
Брестский мир с Германией [14]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Октябрь » 1 » Обзор печати 11 сентября 1917 г.
06:34
Обзор печати 11 сентября 1917 г.

По материалам периодической печати за сентябрь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

РУССКАЯ ПЕЧАТЬ

 

Обзор печати

„Перелом" в настроениях пролетариата и солдатчины, выразившийся в том, что Петроградский и Московский Советы стали большевистскими, обсуждается А. Потресовым в „Дне":

"Президиум с Н. С. Чхеидзе во главе в Петрограде и президиум, возглавляемый Хинчуком в Москве, сложили свои полномочия и обе главных крепости советской демократии перешли окончательно во владение последователей Ленина.

Центральн. Исп. Ком. Советов с своими эс-эровски-меньшевистским большинством все больше напоминает при этих условиях последнюю отмель средь бушующего пространства. Волны лижут песок все сильнее и дальше, и скоро гребень большевистской волны прокатится через него, сравняв его выступы с общим уровнем большевистской стихии".

Перелом этот А. Потресов считает предопределенным тем процессом, который неуклонно идет в рабочих массах за время революции, все резче отделяя эти массы от общенациональных задач революции и вовлекая их в водоворот анархо-синдикалистского умонастроения. Этот стихийный процесс „большевизации" рабочих масс, в данных критических обстоятельствах очень опасный для демократии и всей страны, должен заставить нас серьезно задуматься о том,

"как вместе с меньшинством рабочего класса, с его сознательным авангардом, с его рабочей интеллигенцией, спасти в рабочем движении все, что только можно спасти, от неизбежного краха, который завершит это роковое развитие, и как, в то же время, предупредить то всенародное потрясение, которое неизбежно наступило бы в результате загоревщейся гражданской войны и которое стало бы великим несчастьем для всей страны, способным высушить на долгие годы все ее жизненные соки".

Где, в самом деле, искать выхода, если, с одной стороны, на наши плечи взвалена задача защиты страны и государственного строительства, а с другой - если мы это решение находим не там, где его находят в настоящий момент анархизирующие рабочие массы, увлекающие, не сознавая того, всю страну на путь самоубийства:

"Вот почему мы вместе с заведомым меньшинством рабочего класса сейчас, перед лицом таких событии, как превращение Советов в орудия большевистской агитации, вынуждаемся особенно в виду созываемого демократического совещания, чреватого великими последствиями, подумать о том, что делать, где искать точек опоры, раз у нас из под ног уплывает прежняя почва демократической концентрации, раз Советы имеют отныне все шансы стать той ареной, на которой что дальше, то больше будет разыгрываться вакханалия большевистской демагогии, и они из выражения силы демократического средоточия превратятся в символ распада демократии и в средство дальнейшего разложения революции".

Конечно, нельзя попадать борьбу в этих организациях в качестве оппозиции, но надо сказать себе в тоже время, что Советы в своем целом отныне уже вычеркнуты из списка прогрессивных созидательных элементов русской общественности, и что для целей созидания, для очередной неотложной работы по обороне и жизнестроительству

„должна быть сформирована новая концентрация демократических сил“:

"Эта новая концентрация демократических сил должна явиться, вместе с тем, и новым фокусом политической жизни демократии—на место старого, сведенного на нет большевизмом, или во всяком случае—рядом с ним, собирая в себе все то в демократии, что прониклось сознанием, что катастрофа, переживаемая страной, требует не изоляции демократии, не ее одиночных усилий в деле государственного управления, а всенародной власти, вышедшей из всенародного согласия сосредоточить все свои силы, всю свою энергию на поддержание колеблющейся революционной государственности, на осуществление той, в сущности очень ограниченной программы очередной работы, которая сужена необходимостью и в том суженном виде не представляет и не может представить яблока раздора для всех, кто входит в состав коалиции— и для представителей цензовой России, и для представителей демократии".

Толчком для той перегруппировки демократии, освобождения ее государственных элементов от элементов анархических и почина их организации, по мнению автора, должно бы послужить созывающееся демократическое совещание.

***

„Рабочая Газета" пишет о тяжелом положении офицеров в Балтийском флоте:

"Как передают вернувшиеся из Финляндии делегаты Ц. И. К., в финляндских гарнизонах и особенно на судах Балтийского флота царит напряженная атмосфера, готовая каждую минуту разрядиться новой трагедией, перед которой побледнеют ужасы недавних дней. Среди матросов продолжается глухое брожение. Они не скрывают своих неприязненных чувств к офицерству.

Поговаривают о «Еремеевской ночи». Что-то жуткое слышится в этом своеобразном переводе на русский язык Варфоломеевской ночи, о которой Бог весть какими путями проникло предание в темную массу.

Надо бить тревогу. Под боком у нас сотни революционных офицеров живут под страхом «Еремеевской ночи» кровавой расправы со стороны тех, кто вместе с ними призван кровью запечатлеть свою преданность родине и революции.

Когда вернувшиеся делегаты передавали в бюро Ц. И. К. о душевных переживаниях офицеров, особенно на судах, сидевший рядом со мной товарищ тихо воскликнул: «Да ведь так жили смертники в ожидании казни!»

* * *

Этот же „Страшный вопрос" поднимает Вл. Лебедев в „Воле Народа", предлагая его обсудить на предстоящем демократическом совещании:

"То, что делается сейчас с офицерством— преступная против человечности и против России политическая игра.

Его ставят в совершенно невыносимое положение. Делают из него предмет партийной борьбы, как это случилось в Петрог. Совете. Одни голосуют за безобразную резолюцию, другие уклоняются, третьи просто остаются в стороне. Вынесут резолюцию и успокоятся. А на местах растет и накапливается злоба и разражается в диких, кровавых вспышках.

Вопрос офицерский есть вопрос не партий, а общенародный.

Демократическое Совещание должно подойти к вопросу с человеческой и государственной точки зрения и решить его без всяких оговорок.

Позор и ужас финляндских убийств и распад нашей армии требуют этого".

Провозглашение республики

Отмечая провозглашение республики, «Бирж. Ведом.» пишут:

"Провозглашение республики имеет то формальное значение, что устанавливает государственные строй, который отныне власть может защищать. Это—одна сторона дела. Материальное же содержание акта ничего не прибавляет к существующему положению. Мы уже живем в условиях республиканского строя, психологически к нему подготовлены месяцами пропаганды, партийными лозунгами и программами, отвечающими демократическим настроениям огромного большинства страны. И этой подготовкой можно объяснить то, что провозглашение республики не кажется громом среди ясного неба.

Мы имеем республику без ее органов, имеем республику не торжественно возвещенную, а декларированную в ужасную минуту, отличную от той, в которую собиралось даже московское совещание.

Но важнее всего другое. Если бы провозглашение республики могло спаять национальные силы воедино, могло родить порыв и напряжение воли страны к единой государственной цели, к примирению классовых интересов во имя интересов родины, оно приобрело бы огромную политическую цену.

Но действительность, к великому горю, не такова, чтобы питать собою оптимизм. Действительность являет картину такого разброда и антагонизма сил, который создает смертельную опасность во вне и внутри. В акте временного правительства, провозглашающем республику, говорится о первенстве вечных и общих интересов страны перед интересами классовыми. Но это первенство упорно игнорируется. И в этом игнорировании—счастье страны...

Если бы на республике, как на политическом моменте, который вместе с его социальным содержанием требует утверждения и упрочения, сконцентрировалось творчество революции, последняя, быть может, была бы спасена. Если же борьба сил будет и впредь выходить за эти рамки, толкаемая крайними лозунгами слева, она неизменно будет порождать контрреволюционные реакция, и дело революции, а следовательно и республики, не будет обеспечено".

«Русская Воля», отмечая тяжелое положение страны, приветствует правительство, которое

"не ограничилось формально провозглашением республики, а указало вместе с тем тот путь, по которому оно желает идти, дабы спасти Россию и укрепить республиканский строй. 

Этот путь—это средство спасения, раньше уже провозглашенное тем самым московским совещанием, на которое само временное правительство ссылается, провозглашая республику, а именно—«сосредоточение всех живых сил страны».

Временное правительство тем самым определенно отмежевывается от тех безответственных политиканов, которые мечтают о провозглашении своего рода «социализма без социалистов», которые считают, что только и света, что в их окошке, которые видят сучок в чужом глазу, но не видят бревна в своем собственном, которые делают все, чтобы увековечить внутреннюю рознь и обострить междоусобную борьбу, и грозят тем самым добить Россию.

Призывая всех вспомнить о «вечных и общих интересах родины» и поставить их выше «временных и частных интересов отдельных партий или классов», временное правительство становится на истинно-национальный путь. Мы отстаивали всегда именно такое понимание государственной жизни и горячо приветствуем временное правительство Российской республики: «сим победили!»

«Свободная Жизнь» (наследница покойной «Новой Жизни»), наоборот, не находит, чтобы что-нибудь существенно изменилось.

"Мы не думаем, чтобы в условиях данного момента это событие уяснило кому бы то ни было положение вещей, кроме разве наших посланников  заграницей, до сих пор не могущих толком объяснить, какой именно политический строй они представляют: общественное мнение западно-европейских буржуазных кругов все равно не поверит на слово нашим послам, пока общий ход событий не сделает невозможным появление новых Корниловых и новых Калединых.

Что же касается российского гражданина, то став республиканцем по паспорту, он все же не в состоянии будет сказать, что это собственно значит. Владычествует ли у нас полностью и целиком политика имущих классов, преобладает ли у нас политика демократии, или мы не примыкаем ни к той, ни в другой, являя миру зрелище Буриданова осла, недоуменно и безнадежно застигшего перед двумя равно привлекательными возможностями?

Этот основной вопрос указ временного правительства оставляет неразрешенным.

Отклики на провозглашение республики пока находим в указанных трех газетах. Остальные в полученных №№ преимущественно заняты «советом пяти».

"Итак, мы сегодня стоим перед фактом образования нового правительства,—пишет «Труд».

Как бы ни относиться к этой попытке Керенского, для нас ясно одно: ни самая форма, ни персональный состав директории не сулят России твердой, авторитетной и жизнеспособной власти.

Эту попытку мы можем рассматривать лишь как временную меру, вызванную исключительными обстоятельствами момента, и в ближайшие же дни мы снова должны стать перед проблемой создания власти.

Ибо, если коалиция оказалась бессильной политически возглавить страну, то столь же бессильной окажется в эти смутные дни и директория, посколько она не может рассчитывать на сочувствие и поддержку демократии."

«Биржевые Ведомости» пишут:

Временное правительство приняло решение образовать совет пяти, в котором будет сосредоточена вся власть по вопросам управления и обороны. После такого разрешения кризис власти был признан «благополучно миновавшим».

Само собой разумеется, что о благополучии в настоящем случае можно говорить только в порядке чистой словесности. В развитии кризиса власти произведена остановка,— но и только. Совет пяти образовался под давлением той политической позиции, которую заняла революционная демократия в лице своего центрального органа, поставившая безусловным требованием создание коалиционного кабинета, неучастие в нем кадетов, заподозренных в сочувствии корниловскому заговору. Устранение кадетов лишило смысла идею коалиции.

Временное правительство, очевидно, остановилось на мысли создать такой орган власти, в котором не было бы никакого специально-партийного представительства, не было бы делегированных от комитетов или партий министров. Тем самым снимался для данного политического момента вопрос об организации комбинированной власти на социально-политической основе, а так как против личного состава совета пяти возражений быть не могло ни справа, ни слева, то с образованием совета пяти открылся временный выход из тупика.

Но кризис власти не только не устранен, не только продолжается, но предстает перед нами во всей своей небывалой остроте. Ибо слова Скобелева— «мы пришли сюда спасти Россию, спасти революцию»,—слова, сказанные в заседании ц. и. комитета, остаются вещими, ибо то, что было на том же совещании рассказано о действиях Каледина, о напряженности отношений в Финляндии, о той страшной угрозе, которая нависла над страной и которую немыслимо предотвратить, если демократический большевизм не найдет себе достаточно сильного отпора,—все это тоже остается вещим предостережением и после образования совета пяти.

Так остановка в развитии кризиса, не только формально, но и по существу связанного с корниловским восстанием, если не сгустила, то не разрядила сгущенной, насыщенной электричеством атмосферы.

Встает вопрос, а что же дальше, что же завтра? На этот вопрос совет пяти, который не является «малым кабинетом», выделившимся из «большого кабинета», ибо такого кабинета нет,—не дает ответа. Но такой ответ безотлагательно нужен во имя страны и революции, судьбы которой оказались спаяны в грозные корниловские дни.

 

 

Еще по теме

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 51 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., сентябрь, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz