nik191 Пятница, 28.04.2017, 11:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [203]
Как это было [333]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [52]
Разное [12]
Политика и политики [25]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [224]
Полезные советы от наших прапрабабушек [226]
Рецепты от наших прапрабабушек [176]
1-я мировая война [1266]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [269]
Революция. 1917 год [110]
Украинизация [13]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Июнь » 28 » О военнопленных в России
06:32
О военнопленных в России

 

Материалы о положении военнопленных в России по материалам газет и журналов за 1916 год.

Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

 

Австро-венгерская делегация проверила содержание военнопленных в наших лагерях и на работах у хозяев.

Вот впечатление о положении австро-венгерских пленных в Ново-Николаевске, из отчета русскаго прапорщика Серье («Р. Инв.» № 48).

В помещениях пленных австро-венгерская делегация обратила внимание...

«на недостаточное количество умывальников»; «пленные могут во всякое время выходить и гулять в отгороженном пространстве»; «хлеб выпекается хороший»; «офицеры помещаются в обывательских домах; помещения очень хорошия.

В одной квартире пленные живут почти в семейной обстановке, обедают за общим столом с домохозяевами.
 

 Рисуем себе гордость лиц, заведывающих этим лагерем — «Вот, как у нас заботятся о пленных!»

Страдания наших пленных вопиют к справедливости. Пора бросить сентиментальности. Пусть нам укажут хоть на одну семью в Германии и Австрии, которая ввела бы к себе русскаго пленнаго и ела бы с ним за одним столом.

А вот голос и с другой стороны.

Харьковский помещик пишет в «Нов. Времени»:

„До настоящаго времени мы с пленными только церемонились, интересовались единственно их удобствами:

„отношением световой поверхности к площади поля в их спальнях", и „способом ночного освещения", „длиною и шириною кухни", вопросом о том, "как часто установлена для них смена ночного белья" и т. п.

О том, чтобы предложить им немножко поработать, никто не заботился. Работали они как хотели и сколько хотели. Ни о каких мерах понуждения не было речи. Отказывавшихся от работ в одной экономии отправляли в другую. Если, бывало, из партии пленных хочешь вернуть в земство невозможнаго лентяя, то вся партия объявляет, что и она в таком случае „уходит".

Однажды, на предложение, сделанное мной пленным, — передать их в соседнюю экономию, они ответили, что желают на распределительный пункт. Почему? „Там лучше, работы никакой и целый день играют в карты". Правда ли это — оставляю на их ответственности. Когда в начале лета военнопленные у меня забастовали, требуя прибавки жалованья, ко мне любезно выехали помощник исправника и один из членов уездной земской управы.

Спасибо, убедили их в неосновательности их требования. Но по воскресеньям пленные все же отказывались даже напоить скот. Качать воду из колодца приходилось чуть не самому.

Появился было в наших краях офицер, командированный военным ведомством. Он объехал окрестныя экономии. Мы узнали от него, что пленных не следует содержать лучше, чем русских рабочих, что за отказ от работы с них будут взыскивать; достаточно заявления в уездную полицию, и что губернаторам уже разосланы будто бы соответствующия предписания и т. д.

На самом деле ничего подобнаго не было, но обаянием этого мифа некоторый порядок продержался с месяц. Потом все пошло по-старому. Правда, когда не так давно (в начале января) у меня опять забастовали пленные (в этот раз вследствие того, что я не выдал им до срока наградных, которыя был вправе вовсе не давать) исправник согласился посадить их под арест, но оговорился, что делает это на свой страх, что никаких инструкций у него на такие случаи не имеется."

Интересно — как бы в таком случае поступили немцы ?

 

Гл. упр. генеральнаго штаба разъяснило:

1)    Всем военнопленным разрешается читать, вообще, все книги, допущенныя у нас военной цензурой.

2)    Получаемыя из-за границы в виде коллективных посылок книги для пленных допускаются к выдаче только те, которыя изданы до 1-го января 1913 года, при условии, что на книгах нет пометок пером, карандашом или сделавших каким-либо другим способом. (Такия посылки с книгами должны направляться через Петроградский комитете помощи военнопленным, который после процензурования присланных книг и выясняет допустимость последних к выдаче).

3) Что касается полученных из-за границы книг для пленных в виде именных посылок, то (на основании полнаго с Германией и Австро-Венгрией взаимства) пленным могут быть выданы, с разрешения военной цензуры, лишь книги, изданныя и опубликованный до 1-го января 1914 года, причем книги должны быть в неразрезанном виде, без переплетов и без каких-либо пометок.

4)    В отношении выходящих в России газет и журналов военнопленным разрешается читать все журналы и газеты, дозволенные для чтения в русской армии.

5)    Газеты и журналы, выходящие за границей (как в воюющих с нами странах, так и в нейтральных),— не допускаются к распространению среди военнопленных.

(Пр—ние Омск. в. о. 4 июня № 321).

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 129 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., пленные, Россия, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz