nik191 Четверг, 16.08.2018, 20:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [283]
Как это было [395]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [64]
Разное [16]
Политика и политики [78]
Старые фото [36]
Разные старости [34]
Мода [283]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1543]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [666]
Украинизация [234]
Гражданская война [155]
Брестский мир с Германией [84]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [30]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Июль » 31 » На Украине (31 июля 1918 г.)
05:04
На Украине (31 июля 1918 г.)

Одесса

 

 

Список убитых контр-революционеров

КИЕВ, 31 июля (ПТА). „Польское обозрение" приводит длинный список польских фабрикантов, помещиков и их управляющих, убитых во время последних волнений на Украине, что свидетельствует о силе революционного движения.

Железнодорожная забастовка на Украине

Правление Всероссийского профессионального союза мастеровых и рабочих железных дорог всех служб Российской Республики и правление профессионального союза мастеровых и рабочих  московского узла обратились с воззванием к украинским железнодорожникам, в котором между прочим, пишут:

„Будьте стойки духом, товарищи, украинцы-железнодорожники. Помните, что от исхода вашей борьбы зависит в значительной степени судьба международного пролетариата и знайте, что в этой борьбе вы не одни, знайте, что мы, русские рабочие, готовы оказать всяческую поддержку не только моральную, но и материальную, и тогда, товарищи, украинцы-железнодорожники, мы победим".

(„Правда")

***

Профессиональным союзом рабочих ленточного производства московского промышленного района ассигновано 10.000 р. в пользу бастующих на Украине железнодорожников.

(„Правда")

***

Все Советские газеты призывают рабочих широко жертвовать в пользу украинских железнодорожников.

"Голос Трудового Крестьянства", между прочим пишет:

„Товарищам украинцам железнодорожникам нужна помощь со стороны русских пролетариев и эту помощь украинские железнодорожники найдут среди свободных пролетариев России. Ряд советов железнодорожных рабочих и служащих отчисляет полудневный заработок в пользу забастовавших железнодорожников на Украине. („Правда").

Северная коммуна 1918 № 068, 1 августа

 

ИНОСТРАННАЯ ЖИЗНЬ

Немецкая пропаганда среди военнопленных украинцев

Одним из польских депутатов германского рейхстага было сделано, как передает "Таймс", сообщение о той политической пропаганде среди военнопленных украинцев, которую ведут немцы. Ни для кого не тайна, что в германских лагерях для русских, английских и ирландских военнопленных велась усиленная пропаганда.

Во главе этого дела стоял генерал Фридрих. К нему-то польский депутат и обратился с запросом о распространении антипольской пропаганды военнопленными, присылаемыми из Германии в оккупированные местности. Генерал Фридрих был вынужден признать, что на Украину и в Польшу было отпущено из плена 50.000 украинцев, которых в Германии обучили грамматике для распространения правильных понятий о Германии. Социалист, депутат Коган, добавил, что Германия и Австро-Венгрия снабжают пленных украинцев оружием, отправляя их с такой миссией. Разоблачения вызвали целую бурю в рейхстаге.

„Я предвижу день, — воскликнул в заключение Коган,— когда революция вспыхнет и в Германии. Тогда ее народы, свергнув принцев, сами будут вершить свою судьбу".

Северная коммуна 1918 № 069, 1 августа - вечерний выпуск

 

До конца

Киевские газеты сообщают прелюбопытное известие. Одесский совет рабочих депутатов решил распустить себя.

Решение, без сомнения, мудрое. „Тихо опочили", если так можно выразиться.

Что сказать о совете, органе, с которыми неразрывно связано представление о борьбе рабочих масс за свое освобождение, со словом, бесценно дорогим для нас, нашим лозунгом, нашей надеждой и символом веры,—о совете без борьбы, без сопротивления склонившемся перед „победителем" и решившем прикончить свое легальное и в достаточной мере позорное существование.

Но был ли последнее время этот „совет"— действительным поборником трудящихся масс?

Где последнее время была коммунистическая фракция — большинство совета? Разбитое, загнанное в подполье, с проклятием наглому захватчику и истекая кровью, оно ушло в свое привычное дело революционеров—работу нелегальную не на жизнь, а на смерть, в работу, которую так коротко и прекрасно охарактеризовали и выразили все содержание и смысл ее рижские братья латыши, в прокламации, вышедшей на другой день после разгона совета...

Es lebe Revolution — Да здравствует революция!

Да, революция жива! Она притаилась сейчас и в Риге, и в Киеве, и Одессе; но она жива и будет жить и победит, но не руками тех, кто продал ея величайшее завоевание — советы, кто сам „распускает" их.

Одесские "социалисты"—эти эсэры, меньшевики и бундовцы,—оказывается—сознали, „что при существующих в Одессе оккупационных условиях деятельность совета бесплодна, и потому самое существование его представляется лишенным цели".

Но простаком был бы тот, кто хоть на минуту поверил здесь в оккупационный аргумент г.г. предателей. Ибо сейчас-то как раз и не мешает вспомнить, что писали „Известия Ц. Исп. Комит. Советов“ о Советской власти в те прекрасные для „социалистического" сердца и невозвратные времена, когда меньшевики и эсэры заправляли всеми делами в советах.

„Деревянными бараками" изволили гг. Черновы и Церетелли назвать советы. О „каменных зданиях", удобных для буржуазии и приспешных ее, о "городских самоуправлениях", всенародных, а не „грубо-классовых" сладко писали меньшевистския и эсэровские перья...

И уже никакого сомнения быть не может, что Черновы, Даны и Церетелли весьма тонко подходили здесь к "самороспуску" советов как боевых организаций и органов власти пролетариата. „Самороспуск" в том или другом виде, вне всякого сомнения, стоял перед коалиционными социалистами. Но случилось так, что распустили их. Случилось так, что еще во время пребывания их у власти, рабочие массы вручили большинство в советах тем, кто не смотрел на советы, как на "временные бараки", но кто жизнь свою отдавал, отдает и будет отдавать за власть Советов.

При чем же здесь „условия оккупации"? Зачем, собственно, прятаться за спины австрийских и германских генералов? Зачем, наконец, сваливать всю вину на тех, кого сами призывали и ждали: даже просто по человечески—это проявление неблагодарности!

Вот, несколько недель тому назад, если не ошибаемся, екатеринославский бунд предложил всем своим членам сдать от греха германо-австрийскому командованию все оружие и тоже сослался на тяжесть "оккупационных условий". Но кто в Петрограде разоружал от апреля до июля и далее— рабочих? Кто предлагал под угрозой всяческих кар сдать „все оружие"? Немцы? Австрийцы? Нет! Граждане Церетелли, Керенский, Корнилов. "Оккупации” немецко-австрийской тогда не было, „но может быть, была оккупация кадетско-социалистическая"?

Сами обезоружили себя, сами распустили себя... Как это похоже на наших социалистов, которые ныне сами секут себя (и об этом верно и в достаточной мере язвительно пишут недавние „союзники" г г. соглашателей—кадеты) за все: за приказ № 1, за то, что „спутались" с советами, за русскую революцию, за „переоценки" и „недооценки" сделанные так неудачно "социалистическими" интеллигентами!


Кто боится оружия в руках рабочих и крестьянской бедноты, тот, конечно, готов скорее сложить свое (жалкое) оружие к ногам победителей и освободителей, будь то прусские юнкера или отечественные буржуа.

Кто трепещет перед советами — органами власти трудящихся масс — тому, конечно, только и остается, что распустить свое жалкое подобие „совета".

Но к чему было на пятый Съезд Советов посылать из Одессы "своих“ делегатов — одного меньшевика и одного бундовца? Этих господ на Съезде не приняли. Съезд знал, кого они „представляют", знал, что прежний, до оккупации, революционный совет представлять они уже ни в каком случае не могут.

Совет в Одессе умер в тот день, как подавлена была власть совета. Осталось даже недалекое подобие, осталась меньшевистко-эсэровская говорильня, отличавшаяся в равной мере словоблудием и трусостью, говорильня, разгонять которую считали излишним даже австрийские генералы.

Позорно жили и бесславно умерли. А в общем остались верны себе. Верны во всем...

Ибо если одесские большевики и левые эсэры зовут сейчас к всеобщей забастовке, к борьбе с угнетателями и поработителями, к битве с „оккупационной" властью, то соглашательский комитет — (не второе ли издание самораспустившегося совета) предлагает пролетариату воздержаться от всякого выступления". Виновата "атмосфера полной экономической разрухи"!

Это очень странно! Ведь, в Одессе не большевики у власти!

Но „призыв к забастовке может послужить поводом к репрессиям‘‘.— Вот это другое дело!

Рабы верны всегда себе, верны до конца.    

К. Шалавин.

Северная коммуна 1918 № 067, 31 июля - вечерний выпуск

 

 

 

Еще по теме

 

 

 

 

 

Категория: Украинизация | Просмотров: 30 | Добавил: nik191 | Теги: июль, украина, 1918 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz