nik191 Четверг, 14.12.2017, 18:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [235]
Как это было [371]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [13]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [243]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1489]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [288]
Революция. 1917 год [476]
Украинизация [74]
Гражданская война [12]
Брестский мир с Германией [12]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Сентябрь » 18 » Мы требуем - Нужно спасать страну! (август 1917 г.)
06:25
Мы требуем - Нужно спасать страну! (август 1917 г.)

По материалам периодической печати за август 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 


Разрешился ли кризис?

МОСКВА, 31 августа.

Выступление генерала Корнилова кончилось полною неудачей и, по-видимому, скоро будет окончательно ликвидировано. Однако вышли ли мы из тупика, в котором мы до сих пор находились, или же положение еще более запуталось? Сейчас судить очень трудно. Грянувшая над нашими головами катастрофа—это только эпизод в великой трагедии, переживаемой ныне нашей многострадальной родиной. Опять повторим:

случившееся научит ли, образумит ли, спасет ли?

Во всяком случае, уже теперь сказались любопытные результаты случившегося. Они выразились в новой реорганизации состава Временного Правительства.

Еще до кризиса вышли министры-кадеты, теперь сложили свои полномочия: Чернов, Некрасов, Терещенко, Савинков, Лебедев. Состав нового кабинета еще не выяснился, но по всей вероятности в него войдут элементы из так называемой „буржуазии", впрочем отнюдь не яркой окраски. Керенский принял на себя верховное командование всеми вооруженными силами государства, военным министром назначен полк Верховский, морским министром —адмирал Вердеревский.

Так как Керенский соединил в своих руках верховное командование с постом министра-председателя, то, очевидно, его власть равна власти диктаторской. Если это так, то это вполне естественно. Сложившее положение вещей ведет к диктатуре. Керенский достиг крайнего предела власти; дальше уже идти некуда. Но важно не это, важно то, как он этою властью воспользуется. Назвать себя можно как угодно и кем угодно, но интересно, в чьих руках фактически будет находиться власть?

Если сызнова мы будем иметь дело со всевозможными коллективами, вроде советов и комитетов, работающими наряду с Правительством, то, конечно, диктатура Керенского окажется фикцией. Если снова он будет балансировать между правой и левой стороной, избегая определенной линии поведения, то что он будет за диктатор? Если, наконец, он будет действовать, опутанный партийностью, то вся его власть сведется к нулю.

Посмотрим, чему научила нового верховного главнокомандующего история с генералом Корниловым?

Сейчас очень выгодна позиция так называемой "революционной демократии", заседающей в "советах". Она может злорадно потирать руки и твердить Керенскому:

"Вот видите, мы предупреждали против Корнилова, мы убеждали ему не верить,—вот по нашему и вышло".

На этой почве разовьется и уже теперь идет травля "буржуазии", начиная от офицеров, кончая к.-д. партией. Весьма вероятна вакханалия доносов и сыска с целью сведения партийных и личных счетов. Как-то устоит перед этим натиском слева Керенский?

Популярность Корнилова была несомненна. Но, в сущности, популярен был не столько он сам со всеми своими выдающимися боевыми заслугами, сколько популярны были те меры, которые он предложил и хотел провести в жизнь для оздоровления нашей армии.

Действительно, иных мер придумать нельзя. Корнилов пал. Но неужели такая же судьба постигнет и то, что он указал, как "единое на потребу" для нашей армии?

Если мы хотим победы над внешним врагом, то первая обязанность Керенского идти по пути, намеченному генералом Корниловым, как верховным главнокомандующим. Другого пути к победе нет.    

Дисциплина для армии, порядок и законность для страны, хлеб и личная безопасность для населения—вот о нем прежде всего нужно заботиться. Если этого не будет, то мы накануне все новых и новых еще более страшных и грозных катастроф внутри страны.

"Московские Ведомости", № 192, 1 (14) сент. 1917 г.

 

Мы требуем!

События бегут. После Московского Совещания — сдача Риги и требования о репрессиях. После неудавшейся травли солдат на фронте — провокаторские слухи о заговоре большевиков и новые требования о репрессиях. После разоблачения провокаторских слухов — открытое выступление Корнилова, требующего смещения Временного Правительства и провозглашения военной диктатуры. Причем партия Милюкова, партия народной свободы, уходит, как в июльские дни, из министерства, открыто поддерживая тем самым контрреволюционный заговор Корнилова.

В результате — поход корниловских полков на Петроград с целью утверждения военной диктатуры, смещение Корнилова Временным Правительством, объявление Керенского о кризисе, уход Кишкина из партии к.-д., замешанной в заговоре, образование так называемой революционной директории.

Итак:

Факт, что контрреволюции нужен был «большевистский заговор» для того, чтобы расчистить дорогу Корнилову, идущему на Петроград якобы для «усмирения большевиков».

Факт, что вся буржуазная печать от «Русской Воли» и «Биржевки» до «Нового Времени» и «Речи» помогали Корнилову, усиленно распространяя в эти дни слухи о «заговоре большевиков».

Факт, что нынешнее выступление Корнилова есть лишь продолжение известных происков контрреволюционных командных верхов, сдавших в июле Тарнополь, а в августе—Ригу для того, чтобы использовать «неудачи» на фронте в целях «окончательного» торжества контрреволюции.

Факт, что партия кадетов теперь, как и в июле, оказалась в одном лагере с предателями на фронте и злейшими контрреволюционерами в тылу.

Наша партия была права, выставляя кадетов как вдохновителей буржуазной контрреволюции.
Наша партия была права, требуя решительной борьбы с контрреволюцией и ареста «замешанных» лиц (Каледина и пр.) еще в первых числах июня.

Контрреволюция началась не со вчерашнего дня и не в связи с заговором Корнилова. Она началась, по крайней мере, в июне, когда Правительство, перейдя в наступление на фронте, стало проводить политику репрессий; когда контрреволюционные генералы, сдав Тарнополь и взвалив всю вину на солдат, добились смертной казни на фронте; когда кадеты, саботируя министерство еще в июле и опираясь на поддержку союзного капитала, добились своей гегемонии внутри Временного Правительства; когда, наконец, вожди Ц.И.К., меньшевики и эсеры, вместо того чтобы порвать с кадетами и объединиться с июльскими демонстрантами, обратили свое оружие против рабочих и солдат.

Это факт, отрицать который было бы смешно.

В происходящей теперь борьбе между коалиционным Правительством и партией Корнилова выступают не революция и контрреволюция, а два различных метода контрреволюционной политики, причем партия Корнилова, злейший враг революции, не останавливается перед тем, чтобы, сдав Ригу, открыть поход против Петрограда для того, чтобы подготовить условия для восстановления старого режима.

Рабочие и солдаты примут все меры к тому, чтобы дать решительный отпор контрреволюционным бандам Корнилова, если они появятся в революционном Петрограде.
Рабочие и солдаты не допустят осквернения столицы России грязными руками врагов революции.

Они грудью будут отстаивать боевое знамя революции.

Но они будут отстаивать его не для того, чтобы одну диктатуру, чуждую им по духу, заменить другой диктатурой, не менее чуждой им, но для того, чтобы проложить дорогу для полного торжества русской революции.

Теперь, когда страна задыхается в тисках разрухи и войны, а контрреволюционное воронье готовит ей верную гибель, революция должна найти в себе силы и средства, необходимые для того, чтобы спасти ее от развала и разложения.

Не смена одних «правящих» групп другими и не игра в диктатуру нужна теперь, а полная ликвидация буржуазной контрреволюции и решительные меры в интересах большинства народов России.

В этих видах партия требует:

1)    Немедленного удаления контрреволюционных генералов в тылу и на фронте, замены их выборными от солдат и офицеров и проведения вообще снизу доверху полной демократизации армии.

2)    Восстановления революционных солдатских организаций, единственно способных установить демократическую дисциплину в армии.

3)    Отмены всех и всяких репрессий — и в первую голову смертной казни.

4)    Немедленной передачи всех помещичьих земель в распоряжение крестьянских комитетов с обеспечением беднейших крестьян инвентарем.

5)    Законодательного установления 8-часового рабочего дня и организации демократического контроля над фабриками, заводами, банками с преобладанием представителей от рабочих.

6)    Полной демократизации финансового хозяйства и — в первую голову — беспощадного обложения капиталов и имуществ и конфискации скандальных военных барышей.

7)    Организации правильного обмена между городом и деревней с тем, чтобы город получал нужные припасы, а деревня — необходимые товары.

8)    Немедленного провозглашения права народов России на самоопределение.

9)    Восстановления свобод, декретирования демократической республики и немедленного созыва Учредительного Собрания.

10)    Отмены тайных договоров с союзниками и предложения условий всеобщего демократического мира.

Партия заявляет, что без осуществления этих требований невозможно спасение революции, полгода задыхающейся в тисках войны и общей разрухи.

Партия заявляет, что единственным путем, необходимым для осуществления этих требований, является разрыв с капиталистами, полная ликвидация буржуазной контрреволюции и переход власти в стране в руки революционных рабочих, крестьян и солдат.

Таков единственный выход, могущий спасти страну и революцию от краха.

К. Сталин

Против соглашений

Контрреволюция помещиков и капиталистов сломлена, но она еще не добита.

Корниловские генералы разбиты, но торжество революции еще не обеспечено.

Почему?

Потому, что вместо беспощадной борьбы с врагами соглашатели ведут с ними переговоры.
Потому, что вместо разрыва с помещиками и капиталистами оборонцы устраивают с ними соглашения.

Потому, что вместо объявления их вне закона Правительство приглашает их в министерство.
На юге России генерал Каледин подымает восстание против революции, — а друга его, ген. Алексеева, назначают начальником главного штаба.

В столице России партия Милюкова открыто поддерживает контрреволюцию, а представители ее, Маклаковы и Кишкины, приглашаются в министерство.

Пора положить конец этому преступлению против революции!

Пора сказать решительно и бесповоротно, что с врагами нужно биться, а не соглашаться!

Против помещиков и капиталистов, против генералов и банкиров, за интересы народов России, за мир, за свободу, за землю!

Разрыв с буржуазией и помещиками — такова первая задача.

Создание правительства рабочих и крестьян — такова вторая задача.

К. Сталин

Два пути

Две перспективы рисуются нам в данный момент, и каждая из них в момент, когда мы пишем эти строки, одинаково возможна.

Первая перспектива. Заговор Корнилова подавлен. Керенский, в июле «спасший» Россию от «мятежа» большевиков, теперь выступает в роли «спасителя» России от «авантюры» Корнилова. Буржуазия и прежде всего ее наиболее опытный, энергичный и ловкий отряд-кадеты— вовремя заключают новый союз с популярным Керенским, благо кадеты сумели во-время спрятаться и прикинуться «нейтральными».

Образуется «новое» правительство, в котором нет Чернова, но в котором есть какой-нибудь Кишкин. Корнилов низложен, но на его месте новый Корнилов, носящий фамилию Алексеев. Десяток генералов смещены, но остальные 790 из 800 романовских генералов остаются на своих местах. «Недоразумение» с «погорячившимися» дворянскими сынками «улаживается», солдаты по-прежнему отданы на милость высшему командному составу.

Земельную политику в России делают либеральные помещики. Судьбы промышленности остаются в руках контрреволюционных капиталистов, саботирующих промышленность. Дороговизна, голод, разруха царят по-прежнему. Политика войны «до конца» торжествует. Все происшедшее до сих пор объявляется печальным «эпизодом», из которого вытекает только тот урок, что Вр. Правительство должно еще больше «поумнеть», взять в свой состав крупных промышленников и т. д. На этот путь тащат Керенского Плеханов, Милюков, Некрасов и Ко.

Вторая перспектива. «Корниловские» дни открывают глаза большинству нашей «революционной демократии». Она убеждается—наконец!—что вне теснейшего союза с рабочим классом нет спасения революции, нет земли и воли, нет конца голодовок и разрухе, нет окончания кровавой войны. Горьким опытом уже сейчас приходит она к тому выводу, что в союзе с буржуазией она лезет в хайло Корниловым, она губит себя и страну. Она убеждается, что борьба должна итти против буржуазии, а не в союзе с ней. Она поняла, что честной коалицией будет только коалиция рабочих, солдат и беднейшего крестьянства против контрреволюционной буржуазии.

Из трех главных сил, действующих в революции:

1) пролетариат,
2) мелкая буржуазия,
3) буржуазия и помещики,

— первые две сплачиваются против третьей. Пролетариат выступает застрельщиком движения. В армии происходит коренной переворот.

Производится радикальнейшая чистка командного состава. Все дело в армии переходит в руки солдатских комитетов. Земля немедленно передается крестьянам. Все репрессии отменяются. Контроль над производством и над банками организуется немедленно рабочими организациями. Вводится повсюду рабочая милиция, которая берет охрану порядка в свои руки. Буржуазные газеты закрываются, и в миллионах экземпляров мы печатаем свои газеты для крестьян и солдат. Учредительное Собрание созывается немедленно. Центральная власть переходит в руки рабочих, солдат и беднейших крестьян. У крупных богачей производится частичная конфискация капиталов. Под руководством рабочей милиции вводится всеобщая трудовая повинность. Тайные договоры царя немедленно распубликовываются, и Россия выступает с предложением всеобщего мира на справедливых демократических условиях.
Вот два возможных пути. Что мы всем сердцем стоим за второй путь,— это ясно само собой.

Но по какому из этих путей действительно пойдет в ближайшее время Россия?

Это больше всего зависит от того, научились ли и многому ли научились теперь у событий крестьяне, солдаты, Советы.

Последние казались до сих пор безнадежными. Торжество тупоумного официального эсеро-меньшевизма в Советах казалось надолго обеспеченным. Но слишком уж хорошим учителем оказался Корнилов. Слишком вопиют события.

В настоящий момент мелкая буржуазия продолжает торговаться с крупной буржуазией. Керенский ведет переговоры с кадетами и Алексеевым. Пальчинский получает высокий пост. Идейные вдохновители Корнилова остаются на свободе. Милюков неприкосновенен.

Буржуазная печать по-прежнему творит свое мерзкое дело контрреволюции. Генералы по-прежнему считаются единственно возможными кандидатами на важнейшие посты в армии. Политические заключенные не освобождены и преследуемые вожди рабочего класса не возвращены на свои места.

«Рабочая Газета» доказывает уже, что в корниловщине виновата «пропаганда захвата власти Советами, рабочего контроля и пр.». Эта убогая газета склонна поставить дело так, что если Магомет не идет к горе, так гора должна пойти к Магомету, т. е. если буржуазия не идет к демократии, то демократия должна сдаться на милость буржуазии.

Все это достаточно грозные симптомы. И мы не удивимся, если завтра вновь начнется пошлая комедия соглашательства, если кризис власти завершится новой пляской министерских комбинаций и если рабочим и солдатам, сегодня спасающим революцию от буржуазного заговора, буржуазия завтра сможет преподнести «новую» министерскую комбинацию из пяти пальцев. Все возможно в этом лучшем (для буржуазии!) из миров. Надо быть готовыми и к этому ...

Мы, большевики, разумеется, всеми силами будем бороться за торжество второй из намеченных перспектив. Но если осуществится первая перспектива, то это будет отсрочка полного торжества наших взглядов, но — только отсрочка.

Вспомним, как еще 3— 4 месяца мы были меньшинством даже в рабочем классе. Июльские события дали нам полное торжество среди рабочих. Августовские события, во всяком случае, дадут нам массы новых сторонников среди крестьян и солдат.

Если Керенский, если эсеры и меньшевики захотят, покончивши с «авантюрой» Корнилова, продолжать в «старом духе»,— солдаты и крестьяне отвернутся от них и на этот раз уже надолго. После корниловских дней вы не заставите солдат терпеть над собой смертную казнь и невозбранное хозяйничанье генералов. После корниловских дней вы не заставите крестьян «ждать» с землей до «соглашения» с кадетами.

Вы можете сделать еще один опыт, господа. Но он будет стоить слишком дорого и он неизбежно кончится вашим крахом.

Мы же, как представители революционного пролетариата, в нынешние исторические дни, на величайшем повороте в истории России еще раз всенародно предлагаем братский союз всем революционным силам страны для создания и упрочения власти рабочих, солдат и беднейших крестьян...

Г. Зиновьев.

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 66 | Добавил: nik191 | Теги: революция, Август, 1917 год | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz