nik191 Среда, 21.11.2018, 05:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [321]
Как это было [414]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [68]
Разное [17]
Политика и политики [92]
Старые фото [36]
Разные старости [38]
Мода [289]
Полезные советы от наших прапрабабушек [232]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1566]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [697]
Украинизация [284]
Гражданская война [242]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [71]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Март » 8 » Мир и судьба революции (март 1918 г.)
05:22
Мир и судьба революции (март 1918 г.)

 

 

Мир и судьба революции

Наши худшие опасения оправдались—германское командование не ограничилось теми, поистине драконовскими условиями мира, которые были формулированы в ультиматуме 21 февраля. Теперь германские империалисты усугубили свои требования и под флагом самоопределения народов пытаются отхватить от России еще новые области.

Несмотря на все это, наша делегация, вполне сознавая всю ответственность, которая ложится на нее за этот шаг перед страной и историей,—в согласии с директивами Центр. Исп. Ком. решила подписать мир,— она не могла поступить иначе, ибо отказ от заключения мира на поставленных Гофманом условиях означал продолжение войны и поражение Советской Республики, как неизбежное следствие этого—заключение мира на еще более тяжких условиях, означающих полное крушение принципов революции, и мир был бы заключен не Рабоче-Крестьянской властью, а правительством Милюковых или Черновых.

Нам скажут, может быть, что мы не имеем веры в революционное движение германских рабочих, которые ударят с тыла на свое правительство и тем окажут поддержку нам, рабочим России, сами мы попытаемся оказать сопротивление насильнику. Мы думаем, что наоборот, маловерами являемся не мы, а те, кто стоит за продолжение войны при заведомо безнадежных условиях. Те, кто боится, что подписание «похабного» мира нанесет уже зреющему на наших глазах революционному движению германских рабочих,—мы уверены в том, что пограничные столбы, которые передвинуты в Брест-Литовске, простоят очень недолго, что неизбежный в близкой будущею подъем рабочего движения в центральных странах не оставит камня на камне от грабительских условий, навязанных революционной России германскими насильниками.

И как раз потому,—что мы убеждены в неминуемом торжестве пролетарской революции в центральных странах, мы не придаем большого значения тем пунктам, которые заставил нас подписать германский империализм. Когда пролетарии победят и по ту сторону границы,—а они должны победить,—то они также сумеют дать свободу угнетаемым правящими классами Германии нациям, как рабочие России, став у власти, освободили народы, придавленные железной пятой правления Романова и Керенского.

Но вы затормозите революционную борьбу пролетариата Германии, говорят нам, если откажетесь от сопротивления его классовому врагу, германскому империализму.

Наоборот, скажем мы, мы оказали бы плохую услугу, германскому, а вместе с тем и всему междунар. рабочему классу, если бы отдали социалистическую республику России, эту надежду трудящихся всего мира—на поток и разграбление германских насильников, если бы поддались на провокацию и приняли бы бой теперь, когда мы бессильны и не можем победить, когда нам пришлось бы вести борьбу на заведомо неравных условиях.

Но вы не учитываете помощи, которую нам окажут германские рабочие,—скажут наши оппоненты.

Нет,—ответим мы им,—мы знаем, что рано или поздно, а к нам придут выручать пролетарии Германии,—но мы не знаем дня и часа, когда там вспыхнет революция,—и мы не желаем поставить на карту социалистическую революцию в России, этот бродильный фермент мировой революции, неправильно оценив темп развития германского движения.

Мы хорошо знаем, что пролетарии Германии не будут обвинять нас за подписание нами «похабного» мира; они поймут, что мы были вынуждены пойти на этот шаг.

Мы ведь не думаем ставить в вину наших немецких товарищей, что они до сих пор не свергли правительства Вильгельма, —мы знаем, что революции не делаются, а растут, что их нельзя вызвать по щучьему велению.

И германские интернационалисты не будут нас упрекать за то, что в данный момент экономически отсталая страна, разоренная 3 1/2-летней войной, не в силах сопротивляться чужеземному нашествию.

Мы хорошо знаем, подписанием мира не окончится тяжба между Советской Россией и враждебными ей силами мирового империализма, что наиболее тяжелые схватки еще впереди,—во всяком случае революция получит кратковременную передышку и сумеет всесторонне использовать ее, чтобы подготовиться к новым битвам со своими врагами.


(Извест.)

Известия Вологодского губ. совета раб., солд. и крест. деп. 1918 № 057, 10 марта (25 фев)

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Брестский мир с Германией | Просмотров: 80 | Добавил: nik191 | Теги: 1918 г., пресса, мир, Брест | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz