nik191 Четверг, 23.11.2017, 03:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [235]
Как это было [370]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [240]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1479]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [285]
Революция. 1917 год [436]
Украинизация [72]
Гражданская война [4]
Брестский мир с Германией [0]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Август » 14 » Кризис власти, к великому несчастью, продолжается (22 июля 1917 г.)
05:15
Кризис власти, к великому несчастью, продолжается (22 июля 1917 г.)

По материалам периодической печати за июль 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

ПЕТРОГРАД, 22 июля

Кризис власти, к великому несчастью, продолжается. В тот момент, когда, по общему признанию, нужна единая и сильная власть, в условиях, когда родина находится в величайшей опасности, и нельзя медлить ни секунды, вся энергия истощается на внутренней реконструкции. Энергия истощается бесплодно и кризис не только не разрешается, но все разрастается и безнадежно затягивается.

Вчера днем, после разрыва переговоров с партией народной свободы, Правительство как будто приняло окончательное решение и к вечеру ожидалась ликвидация кризиса, сформирование состава Правительства. Но вместо этого еще до наступления вечера разразилась новая еще более острая вспышка кризиса, которая и привела к устройству широкого совещания в составе Временного Правительства с представителями политических партий и революционных организаций.

Когда мы пишем поздно ночью эти строки, заседание еще продолжается, когда и чем оно закончится, кто возьмется теперь предсказывать, когда час от часу положение так неожиданно меняется. Но из всего хода затянувшегося кризиса, судя по тем колебаниям, которые наблюдаются и производят столь тяжелое впечатление, можно с полной уверенностью заключить, что в Правительстве нет единения. Очевидно, что в составе его есть элементы, которые усиленно стараются разрешить кризис в том направлении, в котором ничего прочного и стойкого ожидать нельзя. Поэтому, при первом же последующем толчке, а толчки, увы, не прекращаются, происходят новые вспышки и снова приходится возобновлять попытку правильной коалиции, на пути которой означенные элементы стоят тяжелым препятствием.

Между тем положение родины, как видно из речей на продолжающемся совещании, становятся все грознее и безнадежнее. Нужно пожелать поэтому, чтобы создаваемые препятствия для коалиции 6ыли устранены, чтобы все силы соединились для спасения отечества. Это теперь единственная задача и вся программа. Все должны нести жертвы и никто не смеет даже думать в такую страшную минуту о личных или классовых выгодах.

Бьет последний час! Спасайте страну! Забудьте о своих интересах!

"Речь", № 170, 22 июля


Без руля

Москва 22 июля (4 августа).

Министерский кризис не только не разрешился, но принимает все более затяжную форму и осложняется разными привходящими элементами. Два дня тому назад казалось, что главным препятствием к соглашению между к.-д. и социалистами является нахождение в составе правительства В. М. Чернова. Потом к.-д. пошли на уступки в этом вопросе, но соглашение все-таки не состоялось. И вот уже после того, как переговоры с к.-д. были прерваны, мы вдруг узнаем, что временное правительство согласилось отказаться от В. М. Чернова и приняло его отставку.

Одновременно мы узнаем и то, что были моменты, когда временное правительство, чувствуя неудачу своих попыток наладить совместную работу, готово было чуть не в полном составе сложить свои полномочии и отказаться от власпи. Очевидно, что и в самом правительстве имеются известные колебания, что внутри его тоже происходят трения. Эти колебания и трения, само собою разумеется, в высшей степени затрудняют образование коалиционного правительства и переговоры с различными общественными группами и партиями. И мы действительно видим, что в ходе переговоров министерства с к.-д. самые противоположные известия сменяли одно другое с феерической быстротой: то соглашение казалось уже совершенно налаженным, то оно рушилось по тому или другому поводу.

Во всяком случае в данный момент переговоры министерства с к.-д. и представителями торговли и промышленности прерваны и идея коалиции остается до поры—до времени висеть в воздухе. Конечно, попытки привлечь в министерство новых представителей полулегендарной партии республиканцев-демократов не сделают правительство действительно коалиционным, как не сделало его таковым вхождение в его состав И. Н. Ефремова и А. А. Барышникова.

Разрыв между к.-д. и министерством произошел не из-за частных вопросов, а на принципиальной почве. К.-д. настаивали на необходимости выработки новой программы для коалиционного правительства, министерство предпочитало оставаться на почве прежних своих деклараций. Но эти декларации, помимо всего прочего, не дают ясного ответа на многие вопросы, выдвинутые сейчас жизнью, и уже по одному этому их заведомо недостаточно для коалиционного правительства.

В сущности говоря, временное правительство не имело до сих пор определенной программы. Та программа, которая была возвещена в декларации 2-го марта, была выполнена очень быстро и, затем, оставаясь строго на почве этой программы, нам нужно было бы ждать Учредительного Собрания и готовиться к нему. Но ждать мы не стали, перешагнули через выполненную программу и пошли дальше уже без выработанной программы. Одни вопросы ставились за другими на очередь и разрешались в зависимости от давления, оказываемого на временное правительство советами рабочих депутатов и им подобными организациями.

Временное правительство не руководилось определенным курсом, а плыло по течению, и разве мало мы знаем примеров того, как правительство брало назад принятые им решения или, наоборот, принимало решения, от которых оно раньше отказывалось. И по мере того, как течение заносило нас все дальше и дальше, из временного правительства выходили то те, то другие его члены. Теперь вопрос поставлен о том,
чтобы не плыть просто по течению, которое может нанести Россию на мели и подводные скалы, а направить государственный корабль по определенному курсу. Вот необходимость выбрать этот твердый курс и действительно руководиться им и составляет основное содержание переживаемого нами затяжного кризиса.

Министерство все еще колеблется принять твердое решение или по крайней мере заявить о нем в определенных выражениях, но его колебания рано или поздно должны кончиться. Требования определенности курса предъявляются к нему не с одной какой-нибудь стороны, не со стороны только к.-д., ставящих эту определенность основным условием своего вступления, а идут со всех сторон, из самых противоположных лагерей. Мы уже знаем, что не одни к.-д., а все военное начальство требует от временного правительства твердой политики по отношению к армии, и этой же твердости требует, сама жизнь.

Большевистские тенденции в русской демократии не умерли и еще не побеждены. Некоторое время, ближайшие дни после петроградского мятежа и разгрома на фронте, большевики чувствовали себя смущенными, но они уже оправились и перешли от обороны вновь к наступлению. Солдатская секция харьковского совета рабочих и солдатских депутатов приняла резолюцию, требующую отмены приказов ген. Корнилова и немедленного отстранения его от всех ответственных командных должностей и выражающую готовность «с оружием в руках бороться за права свободного солдата-гражданина».

Временное правительство ставит генерала Корнилова во главе всех вооруженных сил России, а в Харькове того же самого генерала Корнилова объявляют «врагом революции и предводителем темных контрреволюционных сил». Разве это харьковское выступление допускает возможность какого-нибудь уклончивого, неопределенного ответа? Сама жизнь ставит вопросы остро ребром и требует: скажи прямо, с нами ты или против нас.

Последние события на фронте создали такое положение, когда приходится либо решительно принимать и поддерживать меры, проводимые генералом Корниловым, либо столь же решительно эти меры отвергать, но во всяком случае нельзя тут искать какого-либо уклончивого, промежуточного пути. И то же самое и в других областях жизни. Московские «Известия Совета Рабочих Депутатов» вновь поднимают вопрос о «выяснении отношения с союзниками для освобождения России от обязательств, нести которые она не может», и, конечно, это—вопрос, который не допускает какого-либо уклончивого решения. Да, наконец, и вся совокупность вопросов нашей внутренней жизни. Оправившиеся большевики уже призывают в «Социал-Демократе» идти «смело на бой последний и решительный», и хочет или не хочет временное правительство, а оно вынуждено будет дать определенный ответ и в эту сторону.

Таким образом со всех сторон предъявляются требования на определенный правительственный курс. Конечно, еще можно продолжать в течение некоторого времени прежнее плавание по течению, но несомненно, что, плывя без руля, корабль русской государственности неизбежно наткнется на скалы, о которые и разобьется. Нельзя судорожно хвататься по временам за руль, чтобы отвратить корабль от какого-нибудь отдельного особенно выдвинувшегося острого утеса, а нужен определенный курс, способный вывести на чистую воду, где нет ни подводных скал, ни мелей. И нужно взять этот курс теперь же, иначе корабль зайдет в такие теснины, откуда его не выведет самый опытный лоцман.

Последние сенсационные известия об отставке А. Ф. Керенского, бывшего не только формальным главой временного правительства, но и его живым объединяющим центром, еще рельефнее подчеркивают глубину переживаемого нами кризиса и невозможность решить его путем каких-либо личных перемен. Нужно программное решение вопроса.

"Русские Ведомости", № 166, 22 июля

 

От министра председателя

Обнаруживающаяся невозможность, путем взаимного соглашения разных политических течений, как социалистических, так и несоциалистических, создать необходимую в переживаемый грозный час крепкую революционную власть, вынудило меня подать в отставку.

Состоявшееся 21 июля совещание представителей социалистических, демократических и либеральных главных партий, после продолжительного обсуждения, привело к тому, что представленные в нем партии постановили поручить мне дело преобразования правительства.

Не считая возможным при настоящих обстоятельствах, когда стране угрожает внешний разгром и внутренний распад, отказаться от тяжкого долга, ныне возлагаемого на меня, я понимаю его как непременное повеление страны создать в кратчайший срок и несмотря на все могущие возникнуть препятствия сильную революционную власть.

Я полагаю в основу осуществления этой задачи непоколебимое мое убеждение, что дело спасения родины и республики требует забвения партийных распрей и самоотверженной работы всех граждан Российских в условиях и формах, властью диктуемых суровой необходимостью вести войну, поддерживать боеспособность армии и восстановить хозяйственную мощь государства.

Находясь во Временном Правительстве с первого часа перехода всей полноты власти в руки народа, я считаю необходимым при преобразовании Правительства исходить из тех начал, которые им были преемственно выработаны и изложены в его декларациях.    

Вместе с тем я, как глава Правительства, нахожу неизбежным ввести изменение в порядок и распределение работ Правительства, не считая себя вправе останавливаться перед тем, что изменения эти, давая возможность выполнить в полной мере задачу перед Временным Правительством стоящую, увеличат мою ответственность в делах Верховного управления.    

22 июля 1917 года.
А. Керенский.

 

Москва, 22 июля.

В вихре быстро сменяющихся событий трудно быть прорицателем и ставить политические прогнозы.
Еще третьего дня многим казалось, что затеянный кадетами торг приведет к определенному соглашению и кризис власти, наконец, разрешится. Но вчерашние телеграммы рассеяли все надежды политических оптимистов и воочию вскрыли самую сущность переживаемого кризиса.

Соглашение не состоялось. И не потому, что бы обе стороны не шли на взаимные уступки по второстепенным вопросам правительственной платформы, или в плоскости персонального подбора членов нового кабинета.

Нет! Здесь Керенский пошел бы на сотрудничество с Новгородцевым, а кадеты, как передавали газеты, готовы были даже приостановить свою иступленную атаку на В. М. Чернова—это грозное олицетворение грядущего аграрного переворота.

Дело было, конечно, не в лицах.

В этом кризисе вскрылась и обострилась классовая борьба за характер и направление революции.
Эти великие завоевания слишком глубоко затронули интересы буржуазии. А провозглашенные лозунги борьбы за мир в конце нарушили расчеты отечественных империалистов.

И они с тоской плелись в хвосте революции, поминутно оглядываясь и ища точки опоры для своих контрреволюционных поползновений.

События в Петрограде и, особенно, прорыв фронта, ударив по демократии, придали в то же время силы и уверенности тем, для кого революция оказалась не по плечу. И вот мы видим воистину исторические „условия", предъявленные промышленникам и их политическими руководителями — кадетами А. Ф. Керенскому.

Буржуазия потребовала от революционной демократии полного отказа от самих жизненных и основных завоеваний, и лишь ценою этого отказа соглашалась на восстановление коалиционного правительства.
Конечно, на это ни А. Ф. Керенский, ни представительные органы демократии не могли и не смели согласиться.

В этом неизбывном противоречии интересов весь смысл правительственного кризиса.

Каковы будут последствия кадетского отказа покажут ближайшие дни. Возможно, что Керенскому удастся привлечь в кабинет отдельных представителей радикальной буржуазии. Возможно, что буржуазия окажется вовсе не представленной во Временном Правительстве.

Но в том, и в другом случае революционная демократия найдет в себе достаточно твердости и решимости, чтобы в момент политического дезертирства буржуазии взять на свои плечи судьбы революционной России.

Во всяком случае тяжелая ответственность за болезненный кризис лежит не на Временном Правительстве, ибо оно сделало все возможное, чтобы стать всенародным и осуществить принцип коалиционности.

"Труд", № 105, 22 июля

 

 

Еще по теме:

Революция. Петроград 3 марта. Действия временного правительства

Революция. 4 марта. Действия временного правительства

Революция. Отставка А. И. Гучкова (май 1917 г.)

Революция. Новое коалиционное правительство (май 1917 г.)

Революция. Новый военный и морской министр А. Ф. Керенский (май 1917 г.)

Кризис коалиционной власти. Развал правительства (июль 1917 г.)

Правительственный кризис продолжается (июль 1917 г.)

Кризис власти, к великому несчастью, продолжается (22 июля 1917 г.)

Четвертое министерство - Министерство Спасения (23 июля 1917 г.)

Новый кабинет сформирован с неслыханной болью и муками (июль 1917 г.)

 

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 62 | Добавил: nik191 | Теги: июль, 1917 г., революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz