nik191 Четверг, 17.08.2017, 22:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [221]
Как это было [348]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [32]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [236]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1387]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [278]
Революция. 1917 год [260]
Украинизация [59]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Июль » 21 » Кошмар в центрах промышленности (начало июля 1917 г.)
05:40
Кошмар в центрах промышленности (начало июля 1917 г.)

По материалам периодической печати за июль 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 


В центрах промышленности

То, что переживают сейчас русская промышленность и торговля, представляется сплошным кошмаром. Если русская жизнь потревожена анархией, непростительно колеблющей престиж временного правительства, то что же сказать о положении фабрик, заводов, горно-промышленных предприятий, где рабочая масса под влиянием односторонней агитации приняла сразу враждебную позицию по отношению к заводовладельцам, фабрично-заводской администрации и ко вложенному в промышленность капиталу. На этой почве столкновений и эксцессов сколько угодно, но не везде этим дело ограничилось.

В старом центре нашей хлопчато-бумажной промышленности Иваново-Вознесенске к рабочему движению, которое проходило по общему шаблону, присоединился сплошной разбойный террор. Выпущенные из тюрем уголовные преступники - рецидивисты подвергли этот живой и деятельный фабричный район эпидемии беспрерывных экспроприаций, грабежей и убийств, создавших невозможное положение и для фабрик, и для городского населения. Это разбойное движение перекинулось затем в другой старый центр нашей мануфактурной промышленности, в Кинешемско-Вичугский район, где грабительское движение совпало с разносом винных погребов, расхищением спирта и хроническими буйствами, расстроившими поместную жизнь.

О восьмичасовом дне тут говорить не приходится: он был проведен сравнительно мирным и безболезненным путем, а буйства и разграбления оставили горький осадок во всем Средне-Волжском крае—и имели самое гибельное влияние на торговлю, которая совершенно замерла; закрылись многие магазины и лавки и если бы не работа кооперативов, то край остался бы и без товаров, и без припасов.

Фабрично-заводская промышленность, придавленная громадными требованиями рабочей массы и сокращением рабочего дня с одной стороны и с другой—грабежами торговых контор, затруднениями в транспорте и дороговизной топлива, сейчас настолько потрясена, что ближайшее будущее остается для нее в полном тумане и она не знает пока, поправит ли ее дела даже то поистине бешеное вздорожание фабрикатов, которое наблюдается во всех отраслях мануфактурного дела.

К фабрично-заводскому кризису присоединился на нижегородском Поволжье и кризис старых отраслей народной кустарной промышленности: нет кож для выделки кустарями обуви, нет металлов для работы известного русского Шеффильда—села Павлова. Доставка сырья из Сибири крайне затруднена. В мае месяце были в этих кустарных центрах работы для военного ведомства, обеспеченные необходимыми материалами на известный срок, но как только эти работы иссякнут, для кустарей вырастает беспощадный признак безработицы и разорения.

Каково положение когда-то могущественного центра нашей металлургической промышленности - Урала? Надо сказать, что Урал в значительной степени обслуживает потребности и запросы государственной обороны и тем ответственнее его работа. В отношении заводских забастовок на Урале дело обошлось сравнительно безвредно: были частичные забастовки, сменяли старших мастеров и старост, с администрацией заводов особых препирательств не было. Восьмичасовой рабочий день получил частичное осуществление. Но вот что вызывает большие тревоги на Урале: истощающиеся из года в год запасы минерального топлива, поставщиком которого служит южный Урал. Это топливо попросту иссякает и расчеты на него сокращаются.

Урал в своей работе пока еще держится на достаточной высоте: некоторые заводы работают в две—три смены, недостаток местных рабочих пополняется пришлым элементом и военнообязанными, которых много на Урале и в Зауралье. Но приплаты Урала на революцию колоссальны...

И на Урале и повсюду в промышленных центрах России встает во всей неотразимости один и тот же грозный вопрос: как быть дальше? Экстренные затраты революционного периода промышленность вынесет не слишком долгое время. А тут транспортные затруднения, вопросы продовольствия, доставки сырья и сложный вопрос о топливе...

П.


Куда, мы идем?

Надо отдать справедливость, деятели социализма проявляют замечательную энергию и настойчиво проводят его домогательства в практику русской жизни.

Прежде всего приходится отметить возможное приспособление отвлеченных программ социалистических партий к условиям действительности. Так, на происходившем в Петрограде съезде народных социалистов обойден молчанием вопрос о безвозмездном отчуждении частновладельческой земли. Очевидно, партия убедилась в необходимости уплачивать собственникам земли стоимость ее в случае отчуждения.

Другая важная реформа заключается в изменении взглядов на задачи экономической политики. До сих пор партия народных социалистов следовала традициям народников, протестовавших против капитализма и даже отрицавших возможность развития его в России. Народники признавали возможным обходиться мелким кустарным производством без содействия фабрики, как это подробно выяснялось в многочисленных работах их представителей и особенно в книге г. В. В.: „Судьбы капитализма в России". Вообще народничество проявляло большое стремление к натуральному хозяйству, к домашнему производству, как это отразились и на учении народных социалистов о трудовых нормах.

Теперь партия изменяет свой взгляд: она уже не отрицает капитализма, но старается использовать его в своих интересах, приспособить его к своим задачам. Министр продовольствия А. В. Пешехонов внес на съезд партии следующее предложение изменить и дополнить ее программу.

„Наша задача, говорит он, направить все усилия к ускорению перехода нынешнего хозяйства к коллективно-капиталистическому хозяйству, в виде трестов и синдикатов. Ускоряя это движение, мы должны дать ему направление, отвечающее народным интересам и облегчающее переход к социалистическому строю. Поэтому, не ставя препятствий к возникновению предпринимательских объединений и даже требуя организацию таковых, партия должна настаивать на подчинении их строгому государственному контролю".

Несомненно руководить трестами и синдикатами гораздо легче, чем большим числом отдельных предприятий, действующих самостоятельно. Но задача времени не ограничивается государственным руководством промышленностью. А. В. Пешехонов настаивает на объединении промышленных служащих и рабочих

„с предоставлением им прогрессивно расширяемого участия в управлении промышленными заведениями и в общем руководстве соответствующими отраслями".

После этих подготовительных мер отдельные отрасли промышленности должны быть

„переданы в заведывание государственных властей, с обращением всего их оборудования в общенародную собственность".

Таков способ национализации промышленности, устанавливаемый партией народных социалистов. Наиболее сильное противодействие он встречает лишь со стороны рабочих организаций, которые проявляют большую склонность к немедленному захвату промышленных предприятий в свое заведывание и тем нарушают систематический план деятелей социализма.

Трудно ожидать благоприятных результатов как от национализации земли, так и от национализации промышленности. В настоящее время мы так оскудели всевозможными продуктами, начиная от сельскохозяйственных и кончая промышленными, что нам необходимо сосредоточить все внимание на возможном усилении производства. Между тем, ослабление влияния предпринимателей неизбежно приводит к сокращению производства, как это наблюдается теперь во всех отраслях производительности.

Чего же придется ожидать в случае полного отстранения предпринимателей и замены их правительственными агентами, не заинтересованными в интенсивной работе?

Руководство промышленным предприятием представляет сложную работу, требующую особых способностей и свободы действий. Если и найдутся способные люди, то социалистическое хозяйство не может дать им той свободы действий, которая составляет основу хозяйственного благоустройства, и русское общество не в силах будет удовлетворить свою потребность в настоятельно необходимых ему продуктах.

Мы идем к усилению того недостатка, который уже ощущаем теперь...

"Московские Ведомости", № 141, 2 июля 1917 г.

 

Наша обязанность

Несмотря на все усилия Временного Правительства сохранить порядок, хозяйственная жизнь России с каждым днем все более расшатывается как в области сельскохозяйственного, так и промышленного производства. Вопрос идет уже не о том, чтобы ограничить чрезмерные домогательства повышения заработной платы, а вообще устранить произвольные действия, нарушающие нормальный хозяйственный порядок, препятствующие производительной работе.

Два месяца тому назад министр земледелия весьма тщательно разъяснил волостным комитетам их права и обязанности, указав, что

„совершенно недопустимо чинить какие бы то ни было притеснения соседям согражданам-землевладельцам и хуторянам, препятствовать им производить засевы своих долей, снимать с их работ рабочих и военнопленных, отнимать инвентарь, лошадей, скот, семена и проч., производить самовольные порубки в чужих лесах, нарушать установленные севообороты, захватывать чужие пастбища".


Он разъяснил, что имущество и земли помещиков так же, как и все иные владения, являются народным достоянием, которым имеет право распорядиться только всенародное Учредительное Собрание.

„Лишь Учредительное Собрание разрешит великий земельный вопрос, сейчас же надо сохранить все в полной неприкосновенности, тем более, что распоряжения новой правительственной власти дают полную возможность законного разрешения всех недоразумений и споров по земельному делу и предусматривают способы законного использования пустующих земель".

Тем не менее и произвольные захваты, и бесцельная порча имущества не только не прекращаются, а даже возрастают, угрожая народному хозяйству весьма серьезными продовольственными затруднениями, как об этом наглядно свидетельствует телеграмма съезда орловских землевладельцев. Мало того, исполнительные и земельные комитеты, поставленные для наблюдения за сохранением порядка в области земельных отношений, своим односторонним вмешательством часто являются причиной неурядицы. Вообще, организация сельского хозяйства во многих местностях сильно расстроилась к ущербу для народного продовольствия.

Что касается промышленности, то о происходящей в ней дезорганизации ярко свидетельствует последовавшее неделю тому назад обращение министра труда ко всем рабочим России.

Министр не считает возможным замалчивать чрезмерные требования рабочих:

„Вы иногда добиваетесь такого увеличения заработной платы, которое дезорганизует промышленность и истощает казну, ибо из казенных средств сейчас оплачивается большая часть производимых вами предметов".

Но министр особенно возмущается теми насилиями, которыя практикуются в области промышленности и задерживают настоятельно необходимое развитие производства.

„Еще более недостойным революционной демократии, говорит он, являются поступки тех рабочих, которые, не сознавая всей сложности и ответственности технического и хозяйственного управления предприятиями, забывая о бедности России опытным техническим и административным персоналом, чинят насилия над служащими и директорами, удаляют их по своему усмотрению, вмешиваются самочинно в техническое управление предприятиями или даже пытаются захватывать всецело в свои руки промышленные заведения".

Он вполне справедливо излагает следующие неизбежные результаты такого способа действий:

„захват фабрик и заводов делает рабочих, не имеющих ни опыта управления, ни необходимых оборотных средств, на короткий срок хозяевами и вскоре приводит их к закрытию захваченного предприятия или к подчинению рабочих еще худшему предпринимательскому произволу".

Вообще, в предостережениях нет недостатка. К сожалению, они оказывают весьма слабое воздействие, и наша хозяйственная жизнь все более запутывается и ослабевает. Заметно, что народная масса очень плохо усваивает принципы общественности и в то же время преувеличивает свои силы и знания. Ей кажется все доступным, все посильным...

В настоящее трудное время обязанность каждого гражданина заключается в возможном содействии государственному и народному благоустройству. Каждый должен прилагать все свои силы к необходимому ослаблению возникающих затруднения, к восстановлению нормальных условий хозяйственной деятельности, хотя бы это и сопровождалось недовольством со стороны заинтересованных групп.

Правительство указывает путь и мы должны следовать его призыву.

"Московские Ведомости", № 143, 5 июля 1917 г.

 

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Наше наступление и большевики - обзор печати. (Конец июня 1917 г.)

Доколе ж, наконец? (конец июня 1917 г.)

Восстановление боеспособности армии. Обзор печати (конец июня 1917 г.)

Разоблаченный Ленин (июль 1917 г.)

Кошмар в центрах промышленности (начало июля 1917 г.)

Большевики и волнения 4 июля 1917 г.

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 57 | Добавил: nik191 | Теги: июль, 1917 г., промышленность, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz