nik191 Вторник, 21.11.2017, 00:04
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [234]
Как это было [370]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [240]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1479]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [285]
Революция. 1917 год [432]
Украинизация [72]
Гражданская война [2]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Октябрь » 25 » Керенский о современном положении армии (10 (23) октября 1917 г.)
05:55
Керенский о современном положении армии (10 (23) октября 1917 г.)

 

 

В Совете Российской Республики    

 

10 октября с большой речью о современном положении армии выступал Министр Председатель и Верховный Главнокомандующий А. Ф. Керенский.

 

Речь А. Ф. Керенского

Трибуну занимает министр-председатель А. Ф. Керенский.

Я как Верховный Главнокомандующий и бывший Военный Министр — начинает А. Ф. Керенский, считаю себя обязанным дать собранию свои разъяснения и в особенности указать на некоторые уклонения от действительности, которые были допущены с этой кафедры. Кроме того, мне бы хотелось установить точку зрения, которая неуклонно и без всякого колебания проводилась Временным Правительством на организацию армии и на ее задачи.

Задача, которая была поставлена вооруженным силам русского государства, была единственная с самого начала и до настоящих дней — это охранение чести, независимости и свободы Российского Государства, охранение завоеваний революции и нового демократического строя от всяких покушений, откуда бы они ни исходили.

Ответ критикам

Временное Правительство и верховное командование не дает возможности армии служить задачам и целям меньшинства, хотя бы и демократического, которое пожелало бы физическою силой навязать свою волю народу, не имеющему в своем распоряжении в данный момент достаточно вооруженных сил. (Аплод. справа).

Временное Правительство радо засвидетельствовать, что армия в ея целом определенно и решительно перешла на сторону свободного народа и служит государству демократическому. (Голоса „правильно", аплод.).

Я должен с полным негодованием отвергнуть отсюда заявление, что будто бы, когда-нибудь и где-нибудь люди, связанные со старым режимом и служившие ему после революции, оказывались под покровительством революционной власти. Я считаю великой гордостью и заслугой демократии и революции именно то, что сравнительно с некоторыми историческими примерами в русской армии почти не было случаев предательства и тайной борьбы за восстановление старого строя в рядах армии, как в командном составе, так и среди солдатских масс. (Аплод.). Голоса слева „а Савинков".  

Я именно говорю—отвечает А. Ф. Керенский— за немногими исключениями и к этому вопросу я своевременно перейду.

С этой кафедры не только от своего имени, но и от имени демократических организаций, которые с самого начала работают в армии и служат опорой ее дисциплинированности, от их имени я могу сказать, что в огромной массе командный состав, также как и солдатская масса, совершенно не вызывают никаких сомнений в отношении к новому строю.

Борьба с анархией справа и слева

Но были люди, которые враждебно относились и относятся к общественным организациям в армии, как к таковым, даже понимая их значение. И эти люди никогда не встречали содействия и поддержки, а напротив, встречали полное сопротивление со стороны центральной военной власти. Кроме того, солдаты, благодаря прошлому старому режиму, не могли отделить командный офицерский состав от старого режима и задача, которую поставило Временное Правительство, заключается именно в том, чтобы все недоразумения и исторические неизбежности примирить и привести в одно русло правильной органической и согласованной работы.

Моя программа и политика проводилась неукоснительно, будет проводиться также и дальше. Я в своей работе, Временное Правительство и демократические организации мы встречали препятствия то с одной, то с другой стороны. То, что называется корниловщиной была попытка организованной группы справа, группы ничего общего со старой династией не имеющей, введение режима жестокой железной руки и режима диктатуры в армии.

Но эта попытка была не первой. Путь, который был указан ген. Корнилову в сторону подчинения Вр. Правительства и большинства народа воле меньшинства был указан раньше и для того, чтобы правильно понять историческую обстановку с неизбежностью нужно напомнить, что первая попытка диктатуры, первая попытка навязать власть меньшинства большинству и Временному Правительству происходила 3-5 июля- во время горячих боев на фронте (аплод. в центре).

Тогда люди не подумали о том, что подымая восстание в Петрограде, не открывают ли они этим восстанием двери на фронте нашему врагу. И также, как в отношении генерала Корнилова ни Временное Правительство, ни я не говорили и не могли говорить, что эти люди сознательно открыли ворота для Вильгельма во имя своих частных интересов.

Но неизбежным последствием этого было и есть ослабление организаций армии. Я не скажу, чтобы те, кто устраивал восстание 3 - 5 июля сознательно работали на пользу врагам. Но бессознательным результатом этого движения также было ослабление организации страны и величайший удар боеспособности армии. И здесь я должен признать, что величайшей заслугой Временного Правительства, тем, что как первая, так и вторая попытка были решительно подавлены Временным Правительством, вокруг которого объединились самые широкие круги русской демократии. (Аплод. на всех скамьях).

Недостатки армии

Нам говорят, что теперь армия в окопах потеряла честь, совесть и не может более исполнять своего гражданского долга. Это сказал генерал Алексеев. Я, как Верховный Главнокомандующий, должен ответить на это: нет, армия, как таковая, чести и способности бороться и умереть за страну и свободу не потеряла (бурные и продолжительные рукоплескания всего зала).

Нет, русская армия морально не разложилась так, как думают те, кто не чувствует нового дуновения жизни, нового духа, который постепенно охватывает все слои русского населения.

Но вместе с тем, это вовсе не значит, что я не подтверждаю здесь самой тяжелой картины, которую мы сейчас можем наблюдать в армии. Я и сейчас скажу, что предлагать нам откровенно раскрыть донесения начальников не можно потому, что мы слишком откровенны, потому что все, что мы делаем, мы несем на действительный народный суд.

Нас слишком много спрашивают, слишком много от нас и требуют, но никто, никогда не придет сюда и не скажет—нет, кроме вас и мы не сделали всего, нет, кроме вас и у нас есть недостатки (бурные аплодисменты на всех скамьях).

И на Эзеле, как и в других местах неисполнение долга одной части вызывает несчастье для всех. И на Эзеле, среди моряков оказалась церельская батарея, прислуга которой ушла. Но на острове Даго была тоже морская батарея, которая осталась исполнять свой долг, несмотря на то, что пехотные части ушли. И батарея стреляла до конца беззащитная и открытая для уничтожения врагов, без всякой надежды на спасение (бурные и продолжительные аплод.).

Революция получила армию разложившеюся. Армию, которая находилась в состоянии умирания и члены Гос. Думы должны вспомнить, какие цифры дезертиров там назывались. Должны вспомнить о тех явлениях разложения, которые мы члены Гос. Думы знали, но о которых не знал народ, потому что тогда газеты умели молчать. И теперешние обличители революционного правителя и сторонника личного режима Керенского, умели склоняться и удобно оставаться на спокойных местах, зная, что даже слово правды вызовет те последствия, каких теперь не вызовет какая угодно клевета, бросаемая на нас. (Зал устраивает Керенскому овацию).

Временное Правительство, которое меняется в составе лишь тогда, когда кто-нибудь утомится и больше не в силах нести тяготу правления государством, как институт едино, и оно остается на своем месте, оно сильно только одною силой, силой правды и служения государству до последних сил. Эта сила, которую мы имеем, сила правды дает нам возможность и другим говорить правду.

Кто тормозит мир

Член Совета Республики Мартов говорил здесь о том, что борьба за приближение мира была заторможена. Я скажу — да Мартов, вы правы, но я должен спросить, кто задержал это торжество мира и в мире?

Задержали это торжество те силы, которые разлагали боеспособность армии и которые продолжали работу старою режима (бурные аплодисменты).

Я напомню здесь всем членам Совета, тем, которые в апреле, мае и июне месяцах работали в демократических организациях, с каким величайшим напряжением и затратой энергии мы, представители подлинной русской демократии, боролись против тех элементов, которые бессознательно, и так прямолинейно шли к определенной задаче, что вызывали величайшее несчастье — ускоренное разложение армии. Ведь все, что тогда делала военная власть, делалось в полном контакте и единении с революционными органами демократии. Мы боролись с братанием, мы боролись с неисполнением боевых приказов, мы боролись с тем, что на фронте из идейной и интернациональной борьбы превратилось в защиту шкурных интересов (бурные аплодисменты).

В этом объединились подонки армии с служителями старого режима жандармами и городовыми. И когда эта работа еще не дала своих результатов, я не прибегал ни к каким репрессиям. И вот эта работа дала нам те результаты, которые всем известны в июле и в июле.

Здесь говорят, что наше наступление было преддверием корниловщины. Нет, 18 июня, когда все, кто был в рядах наступающей русской армии мог убедиться в том великом горении и энтузиазме, который охватил тогда русские солдатские массы. Эти дни были днями величайшего торжества русской революции и небывалого еще за долгое время подъема авторитета русской дипломатии на международном рынке (бурные продолжительные аплодисменты на всех скамьях).

И теперь, я могу совершенно определенно и решительно сказать, что если бы тогда бессознательные фанатики с небольшой прибавкой сознательных предателей отечества, не уничтожили плод колоссальной работы всей русской демократии, мы исполнили то обещание, которое я давал тогда—мы имели бы к этому Рождеству мир почетный славный для России и для ее друзей (шумная овация, аплодисменты долго не смолкают).

Просьба о содействии работе Правительства

Я просил бы членов Совета в ваших ближайших выступлениях содействовать Временному Правительству. Весь ваш авторитет, всю вашу силу, которую вы имеете в своей огромной среде, направьте к тому, чтобы поскорее покончить эти кошмарные дни.

Чтобы русская армия вернулась ко времени, когда можно было думать и спокойно работать над ее реорганизацией. Все остальное приложится. И если здесь присутствующие представители демократии скажут своим прислушивающимся к ним группам населения, что для революции и во имя революции нужно еще немного претерпеть, нужно еще забыть о своих личных страданиях, о личных испытаниях и несчастьях, во имя общего блага родины, если эти элементы заставят организованную демократию и примыкающую к ней неорганизованную широкую массу, столь способную подчиняться случайным, мимолетным явлениям, заставят ее более энергично придти на помощь армии, и если представители цензовых элементов заставят те круги, которые к ним прислушиваются больше поверить в революцию и ее силу, силу армии, и придут к нам снова не только со словами, разоблачающими ужас и падение, но и указывающими на возможность возрождения, на веру этого простого измученного, невежественного, в прошлом обокраденного, изъеденного вшами, залитого водой, обмызганного, грязного, несчастного, но прекрасного русского солдата, если все придут с этим даром своей души, который у каждого из нас есть, если вы вспомните, что это же не слова, что страна погибает, если вы все вспомните об этом, что есть в прошлом у нас общая родина, а в будущем свобода, в которую мы входили с таким торжеством великих идеалов и которым мы служили, то может быть этот подъем создастся, и мы вернемся на мировую сцену с влиятельным решительным голосом и скажем мы имеем силу и мы кончаем эту войну.

(Последния слова А. Ф. Керенский произносит с необычайной силой. «Эти слова потрясают зал. Раздается гром аплодисментов. Члены Совета встают с мест и устраивают А. Ф. Керенскому длительную, торжественную овацию. Взволнованный А. Ф. Корейский встает с своего места и раскланивается, ближайшие к нему генералы пожимают ему руку).


М. Атмакин.

 

 

Еще по теме:

Открытие Демократического Совета (сентябрь 1917 г.)

В Совете Российской Республики (октябрь 1917 г.)

Предпарламентаризм (октябрь 1917 г.)

Керенский о современном положении армии (10 (23) октября 1917 г.)

В Совете Республики (11 (24) октября 1917 г.)

В Совете Российской Республики (12 (25) октября 1917 г.)

„Большой день“ в Совете Республики (16 октября 1917 г.)

В Совете Республики (20 октября 1917 г.)

В Совете Республики (24 октября 1917 г.)

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 48 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., керенский, революция, октябрь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz