Как Россия осваивала свои окраины. Курильские острова - 17 Января 2013 - Дневник - Персональный сайт
nik191 Суббота, 10.12.2016, 06:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [159]
Как это было [301]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [10]
События [49]
Разное [17]
Политика и политики [21]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [180]
Полезные советы от наших прапрабабушек [220]
Рецепты от наших прапрабабушек [162]
1-я мировая война [1108]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [229]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2013 » Январь » 17 » Как Россия осваивала свои окраины. Курильские острова
    12:54
    Как Россия осваивала свои окраины. Курильские острова

     


    Открытие островов

    Вопрос об открытии Курильских островов является спорным. По утверждению японской стороны, японцы первыми ступили на землю островов в 1644 году. Карта того времени с нанесенными на нее обозначениями - «Кунасири», «Эторофу» и др. бережно сохранена в Национальном музее японской истории. А русские первопроходцы, считают японцы, впервые пришли на Курильскую гряду только во времена царя Петра I, в 1711 году, и на русской карте 1721 года эти острова названы «Острова японские».

    Но в реальности дело обстоит иначе: во-первых, первую информацию о Курилах (с языка айнов - «куру» означает «человек, пришедший ниоткуда») японцы получили от местных жителей айнов (древнейшее неяпонские население Курил и Японских островов) в ходе экспедиции на Хоккайдо в 1635 году. Причём до самих Курильских земель японцы из-за в постоянных конфликтов с местным населением не добрались.

     

     

     


    Надо отметить, что айны были враждебны японцам, а к русским первоначально относились хорошо, считая их своими «братьями», из-за сходства во внешнем облике и методов общения русских с малыми народами.

    Во-вторых, Курильские острова открыла голландская экспедиция Маартена Герритсена де Фриса (Фриза) в 1643 году, голландцы искали т. н. «Золотые земли». Голландцам земли не приглянулись, и они продали подробное их описание, карту японцам. Именно на основе голландских данных японцы и составили свои карты.

    В-третьих, японцы в то время не владели не только Курилами, но и даже Хоккайдо, только на его южной части был их опорный пункт. Японцы начали завоевание острова в начале 17 столетия, и борьба с айнами шла два столетия. То есть, если бы русские были заинтересованы в экспансии, то Хоккайдо мог стать русским островом. Это облегчалось хорошим отношением айнов к русским и их враждой к японцам. Об этом факте есть и записи. Японское государство того времени официально не считало себя сувереном не только Сахалина и Курильских земель, но и Хоккайдо (Мацумаэ) - это подтвердил в своем циркуляре глава правительства Японии Мацудайра в ходе русско-японских переговорах о границе и торговле в 1772 году.

    В-четвертых, русские исследователи побывали на островах раньше японцев. В Российском государстве первое упоминание о Курильских землях относится к 1646 году, когда Нехорошко Иванович Колобов дал отчёт царю Алексею Михайловичу о походах Ивана Юрьевича Москвитина и рассказал о населяющих Курилы бородатых айнах. Кроме того, о первых русских поселениях на Курилах того времени сообщают голландские, скандинавские и германские средневековые хроники и карты. Первые сообщения о Курильских землях и об их жителях дошли до русских ещё в середине XVII века.

    В 1697 году в ходе экспедиции Владимира Атласова на Камчатку появились новые сведения об островах, русские исследовали острова до Симушира (остров средней группы Большой гряды Курильских островов).

    XVIII век

    Пётр I знал о Курильских островах, в 1719 году царь отправил на Камчатку секретную экспедицию под руководством Ивана Михайловича Евреинова и Фёдора Фёдоровича Лужина. Морской геодезист Евреинов и геодезист- картограф Лужин должны были определить, есть ли между Азией и Америкой пролив. Экспедиция дошла на юге до острова Симушир и привела местных жителей и правителей к присяге Российскому государству.

    В 1738-1739 годах мореплаватель Мартын Петрович Шпанберг (по происхождению датчанин) прошёл вдоль всей Курильской гряды, нанёс все встреченные острова на карту, в том числе всю Малую Курильскую гряду (это 6 больших и ряд мелких островов, которые отделены от Большой Курильской гряды Южно-Курильским проливом). Он исследовал земли вплоть до Хоккайдо (Мацумая), приводя местных айнских правителей к присяге Российскому государству.

    В дальнейшем русские избегали плаваний к южным островам, осваивали северные территории. К сожалению, в это время отмечены злоупотребления в отношении айнов не только со стороны японцев, но и со стороны русских.


    В 1771 году Малая Курильская гряда была выведена из состава России и перешла под протекторат Японии. Российскими властями, чтобы исправить положение, были посланы дворянин Антипин с переводчиком Шабалиным. Они смогли склонить айнов к восстановлению российского подданства. В 1778-1779 годы русские посланники привели в подданство более 1,5 тыс. человек с Итурупа, Кунашира и даже Хоккайдо. В 1799 году Екатерина II освободила принявших российское подданство от всех податей.

     

     

     

     

     

    Карта Курильских островов с около лежащими местами 1755 г.

     

     

     


    В 1787 году в «Пространном землеописании Российского государства…» был приведён список Курильских островов вплоть до Хоккайдо-Мацумая, статус которого ещё не был определён. Хотя земли южнее острова Уруп русские не контролировали, там действовали японцы.

    В 1799 году по указу сэйи-тайсёгуна Токугава Иэнари, он возглавлял Сёгунат Токугава, на Кунашире и Итурупе были построены два форпоста, там разместили постоянные гарнизоны. Таким образом, японцы военным методом закрепили статус этих территорий в составе Японии.

     

     


    Космический снимок Малой Курильской гряды


    Договора

     

     

     

     

    Карта Камчатского округа и Курильских островов 1826 года.

     

     


    В 1845 году Японская империя в одностороннем порядке сообщила о своей власти над всем Сахалином и Курильской грядой. Это естественно вызвало бурную негативную реакцию со стороны российского императора Николая I. Но, принять меры Российская империя не успела, помешали события Крымской войны. Поэтому, было принято решение пойти на уступки и не доводить дело до войны.

     

     

     

    Курильские острова на английской карте 1893 года


    7 февраля 1855 года было заключено первое дипломатическое соглашение между Россией и Японией - Симодский договор. Его подписали вице-адмирал Е. В. Путятин и Тосиакира Кавадзи. Согласно 9-й статье трактата устанавливался «постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией». Японии отошли острова от Итурупа и южнее, Сахалин объявили совместным, нераздельным владением. Русские в Японии получили консульскую юрисдикцию, русские корабли получили право заходить в порты Симода, Хакодатэ, Нагасаки. Российская империя получала режим наибольшего благоприятствования в торговле с Японией и получила право открыть консульства в открытых для русских портах. То есть, в целом, особенно учитывая тяжёлое международное положение России, договор можно оценить положительно. С 1981 года японцы именно день подписания Симодского договора отмечают как «День северных территорий».

    Надо отметить, что фактически японцы получили право на «Северные территории» только за «постоянный мир и искреннюю дружбу между Японией и Россией», режим наибольшего благоприятствования в торговых отношениях. Их дальнейшие действия де-факто аннулировали это соглашение.

    Первоначально положение Симодского договора о совместном владении островом Сахалин было более выгодно для Российской империи, которая вела активную колонизацию этой территории. Японская империя не имела хорошего флота, поэтому в то время не имела такой возможности. Но позже японцы начали усиленно заселять территорию Сахалина, и вопрос о его принадлежности стал приобретать все более спорный и острый характер. Противоречия России и Японии были решены подписанием Санкт-Петербургского договора.

    Санкт-Петербургский договор. Его подписали в столице Российской империи 25 апреля (7 мая) 1875 года. По этому соглашению Японская империя передавала Сахалин России в полную собственность, а в обмен получала все острова Курильской гряды.

     

     

     

     

     


    Санкт-Петербургский договор 1875 года (Архив МИД Японии)


    В результате русско-японской войны 1904-1905 годов и Портсмутскому мирному договору 23 августа (5 сентября) 1905 года Российская империя, согласно 9-й статье соглашения, уступила Японии юг Сахалина, южнее 50 градуса северной широты. В 12 статье было соглашение о заключении конвенции по рыбной ловле японцами вдоль русских берегов Японского, Охотского и Берингова морей.

     

     

     

     

     



    Переговоры в Портсмуте (1905) — слева направо: с русской стороны (дальняя часть стола) — Плансон, Набоков, Витте, Розен, Коростовец.

     

    После гибели Российской империи и начала иностранной интервенции японцы оккупировали Северный Сахалин, участвовали в оккупации Дальнего Востока. Когда партия большевиков одержала победу в Гражданской войне, Япония долго не хотела признавать СССР. Только после того как советские власти в 1924 году аннулировали статус японского консульства во Владивостоке и в этом же году СССР признали Великобритания, Франция и Китай, японские власти решили нормализовать отношения с Москвой.

    Пекинский договор. 3 февраля 1924 года в Пекине начались официальные переговоры СССР и Японии. Только 20 января 1925 года была подписана советско-японская конвенция об основных принципах взаимоотношений между странами. Японцы обязались к 15 мая 1925 года вывести свои силы с территории Северного Сахалина. В декларации правительства СССР, которая была приложена к конвенции, подчеркивалось, что советское правительство не разделяет с бывшим правительством Российской империи политическую ответственность за подписание Портсмутского мирного договора 1905 года. Кроме того, в конвенции было закреплено соглашение сторон, что все заключённые между Россией и Японией до 7 ноября 1917 года соглашения, договоры и конвенции, кроме Портсмутского мирного договора, должны быть пересмотрены.

    В целом, СССР пошёл на большие уступки: в частности, японским подданным, компаниям и ассоциациям были предоставлены права на эксплуатацию сырьевых естественных богатств на всей территории Советского Союза. 22 июля 1925 года был подписан контракт о предоставлении Японской империи угольной концессии, а 14 декабря 1925 года — нефтяной концессии на Северном Сахалине. Москва пошла на это соглашение, чтобы стабилизировать таким образом ситуацию на российском Дальнем Востоке, т. к. японцы поддерживали белогвардейцев за пределами СССР. Но в итоге японцы стали систематически нарушать конвенцию, создавать конфликтные ситуации.

    В ходе советско-японских переговоров, которые прошли весной 1941 года по поводу заключения договора о нейтралитете, советской стороной был поставлен вопрос о ликвидации концессий Японии на Северном Сахалине. Японцы дали на это своё письменное согласие, но оттягивали выполнение соглашения в течение 3 лет. Только когда СССР стал одерживать верх над Третьим рейхом, японское правительство пошло на выполнение данного раньше соглашения. Так, 30 марта 1944 года в Москве подписали Протокол об уничтожении японской нефтяной и угольной концессий на Северном Сахалине и передаче Советскому Союзу всего концессионного имущества японцев.

    11 февраля 1945 года на Ялтинской конференции три великие державы - Советский Союз, Соединенные Штаты, Великобритания - достигли устной договорённости о вступлении СССР в войну с Японской империей на условиях возвращения ему после окончания Второй мировой войны Южного Сахалина и Курильской гряды.

    В Потсдамской декларации от 26 июля 1945 года говорилось, что японский суверенитет будет ограничен только островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и другими более мелкими островами, которые укажут страны победители. Курильские острова не упоминались.


    В первом пункте подписанного представителями императорского правительства 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» Акта о капитуляции Японии говорится: «Мы, действуя по приказу и от имени императора, японского правительства и японского генерального штаба, настоящим принимаем условия декларации, опубликованной 26 июля в Потсдаме главами правительств Соединённых Штатов, Китая и Великобритании, к которой впоследствии присоединился и СССР…»

     

     

     

    В предъявленные милитаристской Японии условия Потсдамской декларации был включён пункт 8, который гласит: «Условия Каирской декларации должны быть выполнены, японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и менее крупными островами, которые мы укажем».

    Соглашаясь с этим, японская сторона в пункте 6 заявляла: «Настоящим мы даём обязательство, что японское правительство и его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской декларации, отдавать те распоряжения и предпринимать те действия, которых в целях осуществления этой декларации потребует верховный главнокомандующий союзных держав или любой другой назначенный союзными державами представитель».

    Поэтому японское правительство не могло противиться и приняло как должное положения, изложенные в Меморандуме №677/1 от 29 января 1946 года главнокомандующим союзных держав генералом Д. Макартуром. В нём со всей определённостью указывалось, что из-под юрисдикции государственной или административной власти Японии исключаются все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе «группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также остров Шикотан».

     


    Конференция для подписания мирного договора с Японией была назначена на 4 сентября 1951 года, местом церемонии подписания был избран Сан-Франциско. Речь шла именно о церемонии, ибо какое-либо обсуждение и внесение поправок в составленный Вашингтоном и одобренный Лондоном текст договора не допускались.

     Для того чтобы проштамповать англо-американскую заготовку, был подобран состав участников подписания, в основном из стран проамериканской ориентации. Было создано «механическое большинство» из стран, с Японией не воевавших. В Сан-Франциско были созваны представители 21 латиноамериканского, 7 европейских, 7 африканских государств. Страны же, много лет сражавшиеся с японскими агрессорами и больше всех пострадавшие от них, на конференцию допущены не были. Не получили приглашения КНР, КНДР, ДВР, Монгольская Народная Республика.

     В знак протеста против игнорирования интересов азиатских стран при послевоенном урегулировании, в частности, по проблеме выплаты Японией репараций, отказались направить в Сан-Франциско свои делегации Индия и Бирма. С требованиями репараций выступили также Индонезия, Филиппины, Голландия. Создавалась абсурдная ситуация, когда вне процесса мирного урегулирования с Японией оказалось большинство воевавших с ней государств. По сути дела это был бойкот Сан-Францисской конференции.


    Однако американцев это не смущало – они жёстко взяли курс на заключение сепаратного договора и рассчитывали, что в сложившейся ситуации Советский Союз присоединится к бойкоту, предоставив США и их союзникам полную свободу действий. Эти расчёты не оправдались.

     Советское правительство решило использовать трибуну Сан-Францисской конференции для разоблачения сепаратного характера договора и выдвижения требования «заключения с Японией такого мирного договора, который действительно отвечал бы интересам мирного урегулирования на Дальнем Востоке и содействовал укреплению всеобщего мира».

     

    Направлявшаяся в сентябре 1951 года на Сан-Францисскую конференцию советская делегация во главе с заместителем министра иностранных дел СССР А. А. Громыко имела директивные указания ЦК ВКП (б) «главное внимание сосредоточить на вопросе о приглашении Китайской Народной Республики к участию в конференции». При этом китайское руководство было проинформировано о том, что без удовлетворения этого требования советское правительство подписывать составленный американцами документ не будет.

    Директивами предусматривалось также добиваться внесения поправок по территориальному вопросу. СССР выступил против того, что правительство США вопреки подписанным им международным документам, в первую очередь Ялтинскому соглашению, фактически отказывалось признать в договоре суверенитет СССР над территориями Южного Сахалина и Курильских островов. «Проект находится в грубом противоречии с обязательствами в отношении этих территорий, взятыми на себя США и Англией по Ялтинскому соглашению», – заявил на Сан-Францисской конференции Громыко.

    Глава советской делегации, объясняя отрицательное отношение к англо-американскому проекту, изложил девять пунктов, по которым СССР не мог с ним согласиться. Позицию СССР поддержали не только союзные Польша и Чехословакия, но и ряд арабских стран – Египет, Саудовская Аравия, Сирия и Ирак, представители которых также потребовали исключить из текста договора указания на то, что иностранное государство может содержать на японской земле свои войска и военные базы.

    Хотя шансов на то, что американцы прислушаются к мнению Советского Союза и солидарных с ним стран, было немного, на конференции на весь мир прозвучали соответствовавшие договорённостям и документам военного времени предложения советского правительства, которые в основном сводились к следующему:

    1. По статье 2.

    Пункт «с» изложить в следующей редакции:

    «Япония признаёт полный суверенитет Союза Советских Социалистических Республик на южную часть острова Сахалина со всеми прилегающими к ней островами и на Курильские острова и отказывается от всех прав, правооснований и претензий на эти территории».

    По статье 3.

    Изложить статью в следующей редакции:

    «Суверенитет Японии будет распространяться на территорию, состоящую из островов Хонсю, Кюсю, Сикоку, Хоккайдо, а также Рюкю, Бонин, Розарио, Волкано, Парес Вела, Маркус, Цусима и другие острова, входившие в состав Японии до 7 декабря 1941 г., за исключением тех территорий и островов, которые указаны в ст. 2».

    По статье 6.

    Пункт «а» изложить в следующей редакции:

    «Все вооружённые силы Союзных и Соединённых Держав будут выведены из Японии в возможно короткий срок, и, во всяком случае, не более чем в 90 дней со дня вступления в силу настоящего договора, после чего ни одна из Союзных или Соединённых Держав, а также никакая другая иностранная держава не будут иметь своих войск или военных баз на территории Японии»…

    9. Новая статья (в главу III).

    «Япония обязуется не вступать ни в какие коалиции или военные союзы, направленные против какой-либо Державы, принимавшей участие своими вооружёнными силами в войне против Японии»…

    13.Новая статья (в главу III).

    1.«Проливы Лаперуза (Соя) и Нэмуро по всему японскому побережью, а также Сангарский (Цугару) и Цусимский должны быть демилитаризованы. Эти проливы будут всегда открыты для прохода торговых судов всех стран.

    2. Проливы, указанные в пункте 1 настоящей статьи, должны быть открыты для прохода лишь тех военных судов, которые принадлежат державам, прилегающим к Японскому морю».

     

    Было также высказано предложение о созыве специальной конференции по вопросу о выплате Японией репараций «с обязательным участием стран, подвергшихся японской оккупации, а именно КНР, Индонезии, Филиппин, Бирмы, и с приглашением на эту конференцию Японии».

    Советская делегация обратилась к участникам конференции с просьбой обсудить эти предложения СССР. Однако США и их союзники отказались вносить в проект какие-либо изменения и 8 сентября поставили его на голосование. В этих условиях советское правительство было вынуждено отказаться подписывать мирный договор с Японией на американских условиях. Не поставили свои подписи под договором также представители Польши и Чехословакии.

    Отклонив предложенные советским правительством поправки о признании Японией полного суверенитета СССР и КНР над перешедшими к ним в соответствии с договорённостями членов антигитлеровской коалиции территориями, составители текста договора не смогли вовсе не учитывать ялтинские и потсдамские соглашения. В текст договора было включено положение о том, что «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 г.». Включая этот пункт в текст договора, американцы отнюдь не стремились «безусловно удовлетворить претензии Советского Союза», как об этом говорилось в Ялтинском соглашении. Напротив, есть немало свидетельств того, что США сознательно вели дело к тому, чтобы и в случае подписания СССР Сан-Францисского договора противоречия между Японией и Советским Союзом сохранялись.

    Протестуя против этого, Громыко заявил, что «при решении территориальных вопросов в связи с подготовкой мирного договора не должно быть никаких неясностей». США же, будучи заинтересованными в недопущении окончательного и всеобъемлющего урегулирования советско-японских отношений, стремились именно к таким «неясностям».

    Как можно иначе расценить американский курс на то, чтобы, включив в текст договора отказ Японии от Южного Сахалина и Курильских островов, в то же время не допустить признания Японией суверенитета СССР над этими территориями? В результате усилиями США создавалась странная, если не сказать абсурдная ситуация, когда Япония отказывалась от указанных территорий как бы вообще, без определения, в чью пользу совершается этот отказ. И это происходило тогда, когда Южный Сахалин и все Курильские острова в соответствии с Ялтинским соглашением и другими документами уже были официально включены в состав СССР.

    Конечно же, не случайно американские составители договора предпочли не перечислять в его тексте поимённо все Курильские острова, от которых отказывалась Япония, сознательно оставляя для японского правительства лазейку для предъявления претензии на их часть, что и было сделано в последующий период. Это было настолько очевидно, что правительство Великобритании даже попыталось, хотя и безуспешно, воспрепятствовать столь явному отходу от договорённости «Большой тройки» – Рузвельта, Сталина и Черчилля – в Ялте.


    В меморандуме британского посольства Государственному департаменту США от 12 марта 1951 года указывалось: «В соответствии с Ливадийским (Ялтинским) соглашением, подписанным 11 февраля 1945 г., Япония должна уступить Советскому Союзу Южный Сахалин и Курильские острова».
     В американском ответе англичанам было заявлено: «США считают, что точное определение пределов Курильских островов должно стать предметом двустороннего соглашения между японским и советским правительствами или должно быть юридически установлено Международным судом».
     


    Современные японские историки и политики расходятся в оценках содержащегося в тексте мирного договора отказа Японии от Южного Сахалина и Курильских островов. Одни требуют отмены этого пункта договора и возвращения всех Курильских островов вплоть до Камчатки. Другие пытаются доказать, что южнокурильские острова (Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан) не входят в понятие «Курильские острова», от которых Япония отказалась в Сан-Францисском договоре. Сторонники последней версии утверждают: «…Не подлежит сомнению, что по Сан-Францисскому мирному договору Япония отказалась от южной части Сахалина и Курильских островов. Однако адресат принадлежности этих территорий определен в этом договоре не был… Советский Союз отказался подписать Сан-Францисский договор. Следовательно, это государство с юридической точки зрения не имеет права извлекать для себя преимущества из этого договора… Если бы Советский Союз подписал и ратифицировал Сан-Францисский мирный договор, это, вероятно, усилило бы среди государств – участников договора мнение об обоснованности позиции Советского Союза, заключавшейся в том, что южная часть Сахалина и Курильские острова принадлежат Советскому Союзу». В действительности же в 1951 году, официально зафиксировав в Сан-Францисском договоре свой отказ от этих территорий, Япония ещё раз подтвердила своё согласие с условиями безоговорочной капитуляции. В тексте договора говорится: «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года».

     


    Дальнейшие соглашения

    В начале 1955 года представитель СССР в Японии обратился к министру иностранных дел Мамору Сигэмицу с предложением начать переговоры о нормализации советско-японских отношений. После продолжительных дебатов о месте проведения встреч дипломатов двух стран был достигнут компромисс – полномочные делегации должны были прибыть в Лондон.

     3 июня в здании посольства СССР в английской столице начались советско-японские переговоры о прекращении состояния войны, заключении мирного договора и восстановлении дипломатических и торговых отношений. Советскую делегацию возглавлял известный дипломат Я. А. Малик, в годы войны являвшийся послом СССР в Японии, а затем в ранге заместителя министра иностранных дел – представителем Советского Союза в ООН. Во главе японской правительственной делегации был близкий к премьер-министру Итиро Хатояма японский дипломат в ранге посла Сюнъити Мацумото.

    В своей вступительной речи при открытии переговоров глава японской делегации отметил, что «прошло почти 10 лет с того дня, когда, к сожалению, между обоими государствами возникло состояние войны. Японский народ от души желает разрешения ряда открытых вопросов, возникших за эти годы, и нормализации отношений между обоими государствами».

    На следующей встрече Мацумото зачитал меморандум, который японская сторона предлагала положить в основу предстоящих переговоров. В этом меморандуме МИД Японии выдвигались следующие условия восстановления отношений между обеими странами: передача Японии Курильских островов и Южного Сахалина, возвращение на родину осуждённых в Советском Союзе японских военных преступников и положительное разрешение вопросов, связанных с японским рыболовством в северо-западной части Тихого океана, а также содействие приёму Японии в ООН и др. При этом японская сторона не скрывала, что основной упор в ходе переговоров будет делаться на «разрешении территориальной проблемы».

    Позиция Советского Союза состояла в том, чтобы, подтвердив уже состоявшиеся итоги войны, создать условия для всестороннего взаимовыгодного развития двусторонних отношений во всех областях. Об этом свидетельствовал предложенный 14 июня 1955 года советской делегацией проект советско-японского мирного договора. Он предусматривал прекращение состояния войны между обеими странами и восстановление между ними официальных отношений на основе равенства, взаимного уважения территориальной целостности и суверенитета, невмешательства во внутренние дела и ненападения; подтверждал и конкретизировал действующие международные соглашения в отношении Японии, подписанные союзниками во время Второй мировой войны.

    Японская делегация, выполняя директиву правительства, предъявила претензии на «острова Хабомаи, Шикотан, архипелаг Тисима (Курильские острова) и южную часть острова Карафуто (Сахалин)».

    В предложенном японской стороной проекте соглашения было записано:

    «1. На территориях Японии, оккупированных Союзом Советских Социалистических Республик в результате войны, в день вступления в силу настоящего Договора будет полностью восстановлен суверенитет Японии.

    2. Войска и государственные служащие Союза Советских Социалистических Республик, находящиеся в настоящее время на указанных в пункте 1 настоящей статьи территориях, должны быть выведены в возможно более короткий срок, и, во всяком случае, не позднее, чем по истечении 90 дней со дня вступления в силу настоящего Договора».

     

    Однако вскоре в Токио поняли, что попытка коренным образом ревизовать итоги войны обречена на провал и приведёт лишь к обострению двусторонних отношений с СССР. Это могло сорвать переговоры о репатриации осуждённых японских военнопленных, достижение договорённости по вопросам рыболовства, заблокировать решение вопроса о принятии Японии в ООН. Поэтому японское правительство было готово для достижения согласия ограничить свои территориальные притязания южной частью Курил, заявив, что она якобы не подпадает под действие Сан-Францисского мирного договора. Это было явно надуманное утверждение, ибо на японских картах довоенного и военного времени южнокурильские острова входили в географическое и административное понятие «Тисима», то есть Курильский архипелаг.

    Выдвигая так называемый территориальный вопрос, японское правительство давало себе отчёт в иллюзорности надежд на какие-либо серьёзные компромиссы со стороны Советского Союза. Секретная инструкция японского МИД предусматривала три этапа выдвижения территориальных требований: «Сначала требовать передачи Японии всех Курильских островов с расчётом на дальнейшее обсуждение; затем, несколько отступив, добиваться уступки Японии южных Курильских островов по «историческим причинам», и, наконец, настаивать как минимум на передаче Японии островов Хабомаи и Шикотан, сделав это требование непременным условием успешного завершения переговоров».

     

    Демонстрируя своё недовольство такой позицией Токио, правительство США отказалось в марте 1955 года принять в Вашингтоне японского министра иностранных дел. Началось беспрецедентное давление на Хатояму и его сторонников с тем, чтобы воспрепятствовать японско-советскому урегулированию.

     

    На переговорах в Лондоне незримо присутствовали американцы. Дело доходило до того, что чиновники Госдепартамента заставляли руководство японского МИД знакомить их с советскими нотами, дипломатической перепиской, с докладами делегации и инструкциями Токио о тактике ведения переговоров. В Кремле об этом было известно. В обстановке, когда провал переговоров ещё больше оттолкнул бы Японию от СССР в сторону США, тогдашний руководитель Советского Союза Н. С. Хрущёв вознамерился «организовать прорыв», предложив компромиссное решение территориального спора.

    Стремясь вывести переговоры из тупика, он дал указание главе советской делегации предложить вариант, по которому Москва соглашалась передать Японии острова Хабомаи и Шикотан, но только после подписания мирного договора. Сообщение о готовности советского правительства на передачу Японии находящихся поблизости от Хоккайдо островов Хабомаи и Шикотан было сделано 9 августа в неофициальной обстановке в ходе беседы Малика с Мацумото в саду японского посольства в Лондоне.

     

    Столь серьёзное изменение советской позиции весьма удивило японцев и даже вызвало растерянность. Как признавал впоследствии глава японской делегации Мацумото, когда он впервые услышал предложение советской стороны о готовности передать Японии острова Хабомаи и Шикотан, то «сначала не поверил своим ушам», а «в душе очень обрадовался». И это неудивительно. Ведь, как показано выше, возврат именно этих островов ставился задачей японской делегации. К тому же получая Хабомаи и Шикотан, японцы на законных основаниях расширяли свою зону рыболовства, что было весьма важной целью нормализации японско-советских отношений. Казалось, что после столь щедрой уступки переговоры должны были быстро завершиться успехом.

    Однако то, что было выгодно японцам, не устраивало американцев. США открыто воспротивились заключению между Японией и СССР мирного договора на предложенных советской стороной условиях. Оказывая сильное давление на кабинет Хатоямы, американское правительство не останавливалось перед прямыми угрозами. Госсекретарь США Дж. Даллес в октябре 1955 года в ноте правительству Японии предупреждал, что расширение экономических связей и нормализация отношений с СССР «может стать препятствием для осуществления программы помощи Японии, разрабатываемой правительством США». Впоследствии он «строго-настрого наказал послу США в Японии Аллисону и его помощникам не допустить успешного завершения японско-советских переговоров».


    С января 1956 года начался второй этап лондонских переговоров, который из-за обструкции правительства США также не привёл к какому-либо результату. 20 марта 1956 года глава японской делегации был отозван в Токио, и, к удовлетворению американцев, переговоры практически прекратились.


    Новый раунд переговоров проходил в Москве. Японскую делегацию возглавил министр иностранных дел Сигэмицу, который вновь стал убеждать собеседников в «жизненной необходимости для Японии» островов Кунашир и Итуруп. Однако советская сторона твёрдо отказалась вести переговоры по поводу этих территорий. Так как эскалация напряжённости на переговорах могла привести к отказу советского правительства и от ранее сделанного обещания по поводу Хабомаи и Шикотана, Сигэмицу стал склоняться к прекращению бесплодной дискуссии и подписанию мирного договора на предложенных Хрущёвым условиях. 12 августа министр сообщил в Токио: «Переговоры уже пришли к концу. Дискуссии исчерпаны. Всё, что можно было сделать, – сделано. Необходимо определить нашу линию поведения. Дальнейшая оттяжка способна лишь больно ударить по нашему престижу и поставить нас в неудобное положение. Не исключено, что вопрос о передаче нам Хабомаи и Шикотана будет поставлен под сомнение».


    И вновь грубо вмешались американцы. В конце августа, не скрывая своего намерения сорвать советско-японские переговоры, Даллес пригрозил японскому правительству, что в случае если по мирному договору с СССР Япония согласится признать советскими Кунашир и Итуруп, США навечно сохранят за собой оккупированные остров Окинаву и весь архипелаг Рюкю. Для того чтобы поощрить японское правительство продолжать выдвижение неприемлемых для Советского Союза требований, США пошли на прямое нарушение Ялтинского соглашения. 7 сентября 1956 года Госдепартамент направил правительству Японии меморандум, в котором заявил, что США не признают никакого решения, подтверждающего суверенитет СССР над территориями, от которых Япония отказалась по мирному договору. Играя на националистических чувствах японцев и пытаясь представить себя чуть ли не защитниками государственных интересов Японии, чиновники Госдепартамента США изобрели следующую формулировку: «Правительство США пришло к заключению, что острова Итуруп и Кунашир (наряду с островами Хабомаи и Шикотан, которые являются частью Хоккайдо) всегда были частью Японии и должны по справедливости рассматриваться как принадлежащие Японии».

    Далее в ноте говорилось: «США рассматривали Ялтинское соглашение просто как декларацию об общих целях стран – участниц Ялтинского совещания, а не как имеющее законную силу окончательное решение этих держав по территориальным вопросам». Смысл этой «новой» позиции США состоял и в том, что Сан-Францисский договор якобы оставил открытым территориальный вопрос, «не определив принадлежность территорий, от которых Япония отказалась».

    Тем самым под сомнение ставились права СССР не только на Южные Курилы, но и на Южный Сахалин и все Курильские острова. Это было прямое нарушение Ялтинского соглашения.

     

     

    Совместная декларация.
    Жёсткое давление со стороны США и антисоветских кругов в Японии не позволили добиться поставленной цели – заключить полномасштабный советско-японский мирный договор. К удовлетворению Госдепартамента США, правительство Японии ради прекращения состояния войны и восстановления дипломатических отношений согласилось подписать не договор, а советско-японскую совместную декларацию.

    19 октября 1956 года Советский Союз и Япония приняли Совместную декларацию. Документ прекращал состояние войны между странами и восстанавливал дипломатические отношения, а также говорил о согласии Москвы на передачу японской стороне островов Хабомаи и Шикотан. Но их должны были передать только после подписания мирного договора. Однако позже Япония была вынуждена отказаться от подписания мирного договора с СССР. Соединенные Штаты пригрозили японцам не отдать Окинаву и весь архипелаг Рюкю, если они откажутся от претензий на другие острова Малой Курильской гряды.

    После того как в январе 1960 года Токио подписал с Вашингтоном Договор о взаимодействии и безопасности, продлив военное присутствие американцев на Японских островах, Москва заявила, что отказывается рассматривать вопрос о передаче островов японской стороне. Заявление было обосновано вопросом безопасности СССР и Китая.

     

     

     

    После учинённого в Беловежской пуще развала СССР российское правительство стало склоняться к тому, чтобы в расчёте на японскую финансовую помощь достичь соглашения с Токио о сдаче Курил как можно скорее. К этому его активно подталкивали сотрудники японского посольства в Москве сразу после фиаско ГКЧП. Они настойчиво предлагали руководителям вновь образованного МИД Российской Федерации незамедлительно «разрубить гордиев узел территориальной проблемы путём коротенького заявления Ельцина» о согласии с японскими требованиями. Как писала газета «Известия», Ельцину предлагалось заявить, что-де в «советско-японских отношениях было много наносного, что уходящий режим многое натворил, но что демократическая Россия, отрекаясь от прошлого, готова открыть совершенно новую страницу…»

     

     

    Новые «творцы» внешней политики России во главе с получившим за прозападные позиции насмешливый титул «иностранный министр иностранных дел» А. Козыревым были готовы к подобным действиям. В недрах сформированного из новоявленных «демократов» российского МИД была рождена формула «2 плюс альфа». Согласно этой формуле Японии безотлагательно передавалась Малая Курильская гряда – группа островов Хабомаи и остров Шикотан, а по поводу самых крупных островов Курильского архипелага – Кунашира и Итурупа – предлагалось вести переговоры. Эту формулу российский МИД предполагал осуществить в ходе намеченного на сентябрь 1992 года официального визита президента РФ в Японию.

     

    В 1993 году была подписана Токийская декларация о российско-японских отношениях. В ней говорилось, что РФ – это правопреемник СССР и признаёт соглашение 1956 года. Москва выразила готовность начать переговоры по поводу территориальных претензий Японии. В Токио это оценили как признак грядущей победы.
    Однако развернувшееся в России широкое движение протеста против ничем не обоснованной уступки Японии законно принадлежащих России дальневосточных земель удерживало Ельцина от принятия варианта сдачи Курил, навязываемого обосновавшимися в МИД РФ лоббистами японских интересов.

    В 2004 году глава Министерства иностранных дел РФ России Сергей Лавров сделал заявление о том, что Москва признаёт Декларацию 1956 года и готова вести переговоры о заключении мирного договора на её основе. В 2004-2005 годах эту позицию подтвердил президент России Владимир Путин.

    Но японцы настаивали на передаче 4 островов, поэтому вопрос не был решён. Причём постепенно японцы усиливали своё давление, так, в 2009 году глава правительства Японии на заседании правительства назвал Малую Курильскую гряду «незаконно оккупированными территориями».

    В 2010-начале 2011 года японцы настолько «раздухарились», что некоторые военные эксперты стали говорить о возможности новой русско-японской войны. Только весенняя природная катастрофа - последствия цунами и страшного землетрясения, авария на АЭС Фукусима - охладили пыл Японии.

    В итоге громкие заявления японцев привели к тому, что Москва объявила, что острова являются территорией Российской Федерации на законных основаниях по итогам Второй мировой войны, это закреплено в Уставе ООН. И российский суверенитет над Курилами, имеющий соответствующее международно-правовое подтверждение, сомнению не подлежит. Также были объявлены планы развития экономики островов и усиления там военного присутствия России.

     

     

     


    Стратегическая важность островов

    - Экономический фактор. Острова экономически малоразвиты, но на них есть залежи ценных и редкоземельных металлов – золота, серебра, рения, титана. Воды богаты биоресурсами, моря, которые омывают берега Сахалина и Курильских островов, являются одними из наиболее продуктивных областей Мирового океана. Большое значение имеют и шельфы, где найдены месторождения углеводородов.

    - Политический фактор. Уступка островов резко понизит статус России в мире, возникнет юридическая возможность пересмотреть и другие итоги Второй мировой войны. К примеру, могут потребовать отдать Калининградскую область Германии или часть Карелии Финляндии.

    - Военный фактор. Передача островов Южно-Курильской гряды обеспечит Военно-морским силам Японии и США свободный выход в Охотское море. Позволит нашим потенциальным противникам осуществлять контроль над стратегически важными проливными зонами, что резко ухудшит возможности развертывания сил Тихоокеанского флота РФ, включая АПЛ с межконтинентальными баллистическими ракетами. Это будут сильным ударом по военной безопасности РФ.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Еще по теме:

     

     


    Как Россия осваивала свои окраины. Курильские острова.
    История курильской проблемы
    Вернули то, что было отторгнуто

    Почему нет мирного договора с Японией. Часть 1.
    Почему нет мирного договора с Японией. Часть 2.

     


    Источники

    http://topwar.ru/

    http://file-rf.ru/analitics/

     

    Категория: Как это было | Просмотров: 3719 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 5.0/5
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь
    «  Январь 2013  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz