nik191 Воскресенье, 24.09.2017, 15:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [225]
Как это было [360]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [33]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [238]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1425]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [279]
Революция. 1917 год [321]
Украинизация [66]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Апрель » 25 » К вопросу о «самостийности Украины» и «Украинский язык»
08:22
К вопросу о «самостийности Украины» и «Украинский язык»

 

По материалам периодической печати за апрель 1917 года.

Все даты по старому стилю.

 

 

 


К вопросу о «самостийности Украины»

 

Стремление группы украинских шовинистов по возможности скорее провозгласить «самостийность Украины» вполне естественно вызвало самый решительный отпор со стороны русской печати.

Москва решительно протестует против какой бы то ни было, хотя бы лишь словесной узурпации прав общерусского учредительного собрания.

«Русское Слово», выражая этот протест  Москвы, заявляет в статье, посвященной украинскому вопросу и весьма характерно озаглавленной:—«Политические авантюры», следующее:

"Есть один лозунг, который должен объединять сейчас всю пестроту политических партий, общественных классов и групп России. Это—безусловное признание воли народа и обязанности отложить решение коренных вопросов русской политической и социальной жизни до будущего учредительного собрания."
Попытки предрешить вопросы, связанные с учредительным собранием

"представляют дело анархическое и крайне опасное."

Та мысль, которая родилась в Киеве,

"могла родиться только в головах людей, политически совершенно незрелых и лишенных всякого сознания ответственности."

«Рус. Слово», находит себе утешение в том, что стремления к проведению в жизнь самостоятельности южно-русского края не разделяет огромное большинство его сознательных жителей.


"Украинский язык"

Мы надеемся в близком будущем высказать свой взгляд на Украинский вопрос вообще. Пока же мы хотели бы, чтобы наши читатели имели определенное представление, что мы имеем в виду, когда говорят об "Украинском языке", которым хотят облагодетельствовать население Южной Руси.

Для этой цели мы приводим ниже без всяких изменений программу украинской социал-демократической партии, изложенную на диалекте в стиле профессора Грушевского.

Мы просим читателей „Киевлянина", среди которых немало прирожденных „хохлов" просмотреть этот любопытный документ, не с точки зрения содержания, а исключительно с точки зрения формы.

Оставляя в стороне вопрос о красотах этого „языка", а также о том, насколько он близок к языку Шевченко, которого будто бы почитают г.г. украинцы, мы просим наших читателей задуматься только над одним:

это украинское изложение социал - демократической программы будет ли более понятно нашему южно-русскому народу, чем та же программа, изложенная на общерусском литературном языке?

Мы же, откровенно говоря, несколько опасаемся за судьбу социал-демократии на "Украине", при таком способе пропаганды. Как бы черносотенцы, изъясняясь на общерусском литературном языке и на местном южно-русском просторечии, не одержали верх.

В. Шульгин.

 

Програма української соціал-демократичної робітничої партії
(Витяг з програми, виробленої на 2 з'їзді У. С.-Д. Р. П.)

Економічний розвиток буржуазного суспільства необхiдно веде до загибелі дрібне производство (продукцію), котре обпирається на тому, що робітник має право власності на знаряддя проiзводства.
Сей розвиток одрiзняє робітника від знаряддів проiзводства (машин) і перетворює його (робочего) в пролетарiя, що нічого не має в той час, коли засоби проiзводства робляться монополією, порівнююче невеликого числа капіталістів і крупних землевласників...

Программа украинской социал-демократической рабочей партии

(Витяг з программы, выработанной на 2 съезде У.С.-Д.Р.П.)

Экономическое развитие буржуазного общества ведет неизбежно к гибели мелкое производство (продукцию), которое опирается на то, что работник имеет право собственности на средства производства.
Это развитие отлучает работника от средств производства (машин) и и превращает его (рабочего) в пролетария, что ничего не имеет в то время, когда средства производства становятся монополией, сравнительно небольшого числа капиталистов и крупных землевладельцев.

 

 


В номере за 17 апреля 1917 года В.В. Шульгин пишет: "В украинских резолюциях проявляется заботливость о правах меньшинства. Под меньшинством разумеются, очевидно, поляки, евреи и русские. Поляков и евреев касаться не будем, но о русских сказать следует.

История утверждает, что украинцы тоже как будто русские, и даже из русских самые русские, но так как они отреклись от своего рода и племени, мы не будем им его навязывать. Но если украинцы – не русские, то необходим признак, по которому можно было различать эти два народа.

По фамилиям здесь, очевидно, не дойдешь до сути. Киевлянам известно, что от имени украинцев выступал барон Штейнгель. В «Новой Раде» подвизается Ефремов, а относительно Суковкина дело обстоит не совсем ясно. Возможно, что когда Михаил Акинфиевич достаточно выучил нежный и мелодичный диалект профессора Грушевского, он тоже будет сопричастен к сонму украинцев. С другой стороны, вне украинского табора оказались Родзянко, Терещенко, Савенко, Скоропадский, Вишневский и целый ряд других, казалось бы, явно хохлацкого происхождения.

Ученые антропологические измерения тоже, вероятно, не дадут результата. Сомневаемся, чтобы, изучив череп Родзянко и Грушевского, можно было бы доказать, что эти два лица принадлежат к разным народам. Поэтому совершенно необходимо иметь явственный и верный признак отличия.

Такой признак, к счастью, существует. Украинцы – это те, кто говорит и пишет на диалекте профессора Грушевского, русские же изъясняются по-русски. Если с этой точки зрения подойти к меньшинству, оберегаемыми украинскими резолюциями, то невольно приходит на ум: нет ли тут ошибки в счете?

Представим себе, что в Варшаве, когда она была под русским владычеством, были бы запрещены польские издания, и все газеты и журналы должны были бы выходить на русском языке. Представим себе также, что в один прекрасный день этот режим пал. Что произошло бы? – Разумеется, что все варшавские газеты в тот же день вышли бы на родном польском языке.

А что произошло в Киеве, когда пали кандалы, сковавшие украинский народ?

На следующее утро после объявления свободы вышли ли киевские газеты на родном украинском языке?

Ничуть не бывало. Как раньше печатались на русском, так и продолжали печататься по-русски. На русском они выходят и теперь, несмотря на оккупацию края украинцами.

Что же это показывает? Неужели киевская печать огорчает своих читателей-украинцев ради фанатической преданности Москве? Это предположение еще, пожалуй, можно сделать относительно старосветского “Киевлянина”, но остальную печать вряд ли можно обвинить в упрямом москволюбии.

В особенности такое предположение не может относительно самой сильной газеты – “Киевской Мысли” – польско-еврейского издания, давно распластавшогося перед украинцами. Положение этой газеты становится даже просто щекотливым и напоминает героев оперы “Вампука”, которые пол-действия кричат: “бежим, бежим”, а сами – ни с места. Мы все ждем того дня, когда, наконец, “Киевская Мысль” тронется в путь и окажет украинскому движению поддержку не на словах, а на деле, т. е. начнет печататься на украинском языке.

Однако мы мало верим в возможность этой метамарфозы.

“Киевская Мысль”, как и остальная киевская печать, прекрасно знает, что потеряет девять десятых своих читателей, если решится не только делать любезные улыбки украинцам, но и на деле перейти в их лагерь.

Пока этого не случилось, пока почти вся печать выходит на русском языке, мы смеем думать, что украинцы, т. е. люди, изъясняющиеся на диалекте профессора Грушевского, представляют меньшинство среди грамотных людей края.

Что же касается неграмотных, то причисляют ли они себя к русским или украинцам, - этого пока никто не знает. Если украинцы желают быть добросовестными, они должны были бы сказать: “Мы надеемся, что завоюем народ”. Когда это завоевание совершится, можно будет оценить трогательную заботу о русских, очутившихся в издревле русском крае в меньшинстве.

До этой поры любой книжный киоск, любой газетный мальчик доказывает каждому, кто дает себе труд смотреть и видеть, что при исчислении большинства и меньшинства опасно исходить из предположения, будто все не польское и не еврейское население южной Руси суть украинцы, т. е. алчущие и жаждущие грушевской мовы, ибо язык цифр сие предположение опрокидывает".

 

 

Еще по теме:

Украинизация. 1917 год. Предисловие

............................................................................

Украинизация. О "Самостийной Украине" (5 апреля 1917 г.)

Украинизация. Фронтовой украинский съезд (6 апреля 1917 г.)

Украинизация. Завершение фронтового украинского съезда (7 апреля 1917 г.) и его резолюции

Украинизация. Украинский съезд (5-7 апреля 1917 г.)

К вопросу о «самостийности Украины» и «Украинский язык»

Украинизация. К вопросу о местных автономиях (апрель 1917 г.)

 

 

Категория: Украинизация | Просмотров: 73 | Добавил: nik191 | Теги: украинизация, 1917 г., апрель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz