nik191 Воскресенье, 22.10.2017, 07:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [230]
Как это было [364]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [239]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1453]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [282]
Революция. 1917 год [373]
Украинизация [68]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Сентябрь » 18 » К спокойствию! (август 1917 г.)
06:11
К спокойствию! (август 1917 г.)

По материалам периодической печати за август 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

 



Безумие и ужас надвигаются на нас.

Ко всему ужасу, какой переживает наша страна, охваченная небывалым финансовым расстройством и истощением жизненных ресурсов, ко всему ужасу, какой принесла нам война за три года и еще продолжает и будет продолжать нести, прибавилось величайшее несчастие—междуусобная внутренняя война.

Не сегодня-завтра мы, может быть, будем уже знать первые последствия этой братоубийственной борьбы, этого взаимоистребления, при одной мысли о котором стынет кровь в жилах, цепенеет мозг, ущемляется сердце. Удержится ли наше временное правительство, не зальют ли его потоки крови начавшегося мятежа среди потерявших разум людей?

Что мы можем, что мы должны в эту минуту делать? В чем может выразиться наша активная поддержка этому правительству в его борьбе с наступающей дикой стихией?

Как зараза, мятежный дух может быстро распространиться по стране и отравить мало сознательные неустойчивые нравственно части общества, сознание которых уже расшатано тяжестью условий и выбитой из колеи жизни. Нам надо во что бы то ни стало сохранить разум и ясное сознание великой ответственности за каждый сделанный нами шаг.

Над нами разразилась беда —общая для всех нас, без отношения к тому, кто из нас к какой партии принадлежит , кто какому богу молится.

В эту минуту нам надо отказаться от всего, что может вносить раздражение в наши взаимные отношения.

Нужно напряжение разума и действенной воли, чтобы предупредить проявление каких бы то ни было неразумных действий людей, не умеющих разобраться в том, что происходит, и не увеличивать взаимной рознью ту разруху, в полосе которой мы находимся. У нас нет самых насущных материальных благ, нам нужно предупредить физические страдания от недостатка хлеба, предметов продовольствия, дров и проч. Нам нужно предупредить естественное недовольство на этой почве и, по крайней мере, в настоящий страшный час прекратить возбуждение классовой вражды.

Сейчас совсем не время для разжигания страстей, для задевания и без того оголенных нервов, напряженных до последней степени.

Разве вы не видели в эти два дня остановившихся от надвигающегося ужаса глаз, потерявших сон людей?

К разуму нужно взывать, а не к потере его. Ободрить нужно человека, а не опустошать его ум и душу.

Граждане, соберите всю силу вашего разума, сохраните спокойствие!

 


 

Обзор печати

Демократическая пресса единодушно обрушивается на генерала Корнилова, квалифицируя его выступление, как заговор, мятеж, восстание против свободы, революции, Временного Правительства.

„Народное Слово" находит, что Временное Правительство, знавшее, что реакционные круги связывают с именем Корнилова большие надежды, как показали события последних дней, оказалось слишком доверчивым. Генерал Корнилов, „во имя спасения родины", как он объявляет в своем воззвании, поднял знамя мятежа, положил начало гражданской войне, „в тот самый момент, когда армии врага находятся на путях к столице, когда положение страны опасно, как никогда". Двух мнений о предательской авантюре Ген. Корнилова, „которому, в сущности, вверены судьбы страны", по мнению газеты, быть не может:

"Это—открытый мятеж. Это—измена свободной стране и революционному народу. И если народ, действительно, ценит завоеванную им свободу, он должен встать весь, как один человек, и задушить поднявшую голову контрреволюцию. Мятеж генерала, восставшего против русской свободы, должен быть подавлен, чего бы это ни стоило".

***

„Да здравствует революция! да здравствует Временное Правительство"! провозглашает „Воля Народа", призывая к беспощадной борьбе с „предателями родины и революции".

Пусть Правительство без колебания разит мечом своей власти всех тех, кто восстал против народа, кто явно или тайно помогает восставшим, кто стремится вернуть народ к старому рабству, заковать его в новые цепи, иначе спасения не будет.

Враги революции пожелали железом и кровью задушить ее, революция железом и кровью будет против них бороться. Они хотели этого, да будет так. Когда контрреволюция переходит в наступление—мирный бескровный период революции кончается. Один закон должен господствовать сейчас над всеми законами—и он гласит: спасение родины и революции выше всего. От Правительства и революционной демократии история требует сейчас величайшей жертвы, во имя высших идеалов человечности, подавить в себе чувство жалости и раздавить стальною рукою тех, для кого насилие является обычною основою господства. На них, первых поднявших меч, падет ответственность за это.

* * *

„День" истолковывая „восстание" ген. Корнилова, объясняет, что „это цензовая Россия идет на революционную демократию России". В этом, по истолкованию „Дня", весь трагический смысл происходящих событий:

"Если бы ген. Корнилов был авантюристом-заговорщиком, это было бы еще с полбеды, это было бы еще переваримо для великой российской революции, для жизни огромной страны.

Худо то, что Корнилов есть символ, что Корнилов есть вывеска, фирма, за которой стоит организованная цензовая Россия и что стало быть—перед нами не военное пропунциаменто, подобное тем, которыми кишат южно-американские республики. Перед нами явление большого социального калибра, перед нами восстание одного класса России против другого. Открытое, прямое начало гражданской войны".

Нельзя, по мнению газеты, сомневаться ни минуты „в коллективной режиссуре" этого выступления со стороны широких и влиятельных кругов той части страны, которая находила свое увенчание в четвертой Госуд. Думе", и по сравнению с этим выступлением „июльское покушение большевиков есть детская и пустая забава“:

"Ибо Россия, три года ведущая войну с внешним врагом, измученная, истощенная, без сил,—не в состояние вести одновременно войну ,на двух фронтах—внешнем и внутренним.

И пусть те, кто посягают сейчас на внутренний мир России, помнят, что они ведут Россию к гибели, что они совершают преступления против России и что на том пути, на который они встали, им самих грозит неотвратимое фиаско даже и в том случае, если бы они одержали мимолетную победу над демократией России".

Только всенародными усилиями, продолжает твердить „День”, можно бы еще сейчас вывести государство и народ „из тупика, в который его загнала мировая катастрофа":

"Всякое спасение в одиночку, силами ли одной буржуазии, силами ли одной демократии—есть буйная утопия, есть зловреднейшая из химер, за которую расплачиваться будет все общество...

И величайшая утопия предполагать, что против воли демократии, игнорируя и подавляя ея самодеятельность, не припуская ее к задачам, повелительно вставшим перед страной, к задаче защиты и к задаче восстановления хозяйственной жизни, имущее общество одно способно их решить, что оно одно может взять на себя тот подвиг Атланта—поднять на свои плечи целый мир..."

Цензовая Россия настолько ослеплена борьбой и классовой ненавистью, что забыла об этом. И все же, все же надо добиться, во что бы то ни стало, чтобы "гражданская война уступила место гражданскому перемирию”:

"Иначе—прусский сапог, который нас раздавит, будет нашим объединителем. Прусский сапог—т. е. смерть России!

Да не будет этого!

* * *

"Что делать?" спрашивает Г. Плеханов в „Единстве”, считающий, так же, как и газета "День", что одними своими силами демократия не может держаться против всей цензовой России. С Корниловым нужно бороться, но необходимо поискать потом опоры в прогрессивных слоях крупной буржуазии.

"К величайшему сожалению, наше правительство не воспользовалось тем уроком, которое дало ему Московское Совещание. Оно не изменило своего состава, не привлекло в свою среду представителей торгово-промышленного класса. Это была большая ошибка.

Есть основания предполагать, что, если бы наше правительство сделалось более устойчивым, расширив свою социальную основу, генерал Корнилов не позволил бы себе и думать о захвате политической власти. Однако, ошибка, сделанная нашим правительством, пока еще не представляется непоправимой. А. Ф. Керенский еще может сделать обязательную для него попытку войти в политическое соглашение с торгово-промышленным классом.

Невозможно никакое сомнение в том, что наша революционная демократия поддержит Временное Правительство в его борьбе с генералом-бунтарем. И это, разумеется, очень хорошо. Но если революционная демократия окажется изолированной; если все остальные слои населения повернутся спиной к Временному Правительству, то это последнее будет побеждено, и в то же самое время побеждена будет русская революция".

Правительство, по мнению Г. Плеханова, должно привлечь в свой состав представителей торгово-промышленного класса.

 

Дружная тройка

Захмелевший кучер Корнилов сбился с дороги и завез бог знает куда вверенный ему помещичье-буржуазный тарантас. Но хорошо подобранная тройка продолжая тащить повозку, тянет обратно на большую дорогу. Милюков рекомендует взять Алексеева в «директорию», Плеханов советует столковаться с торгово-промышленным классом, а Потресов подсовывает деловую коалицию на расширенном «социальном базисе».

Этот последний пишет сегодня в «Дне»:

Что в авантюре Корнилова — чем бы Корнилов лично ни руководствовался — нашло свое выражение недовольство буржуазного общества существующим демократическим строем России, это конечно несомненно.

Что это недовольство дошло до той степени остроты, которое подвинуло буржуазное общество попытаться вышибить демократию из седла, чтобы, заняв ее место, в свою очередь оседлать Россию, это тоже весьма вероятно и очень худо, ибо грозит привести к роковым для страны последствиям.

Какой же вывод:

Под Временное Правительство надо подвести более широкий социальный базис, надо, наконец, подойти к осуществлению деловой программы сегодняшнего дня, приемлемой для настоящей коалиции.

Мы надеемся, что именно подавление корниловского восстания поставит в порядок реформаторской работы Правительства этот вопрос о коалиции.

После «честной коалиции» — «настоящая коалиция», после «деловой» программы вчерашнего дня, общей с Корниловым,—«деловая» программа сегодняшнего дня, общая с Алексеевым!

Просияние

«Новая Жизнь» делает ряд признаний.

Борьбу за власть демократии мы никогда не ставили в порядок дня.
Создание демократической власти мы никогда не считали абсолютным благом и все спасающим целительным средством. Напротив, мы считаем, что перед ней стоят совершенно исключительные трудности. Но кто же, кроме безнадежно заплутавшихся комбинаторов, сможет отрицать сейчас, что политика «соглашательства» с контрреволюционной буржуазией потерпела окончательный крах и не сулит ничего, кроме гибели революции?..

Трудности огромны и препятствия, которые придется преодолеть демократической власти, не имеют числа. Но все же лучше иметь всю контрреволюцию в качестве открытого врага, чем иметь ее же под видом сотрудника, соратника и опекаемого детища.

Очень хорошо, что «сейчас» журналисты из «Новой Жизни» раскусили, что политика соглашательства с буржуазией потерпела «окончательный крах». Но они признаются, что до сих пор ее поддерживали. Они, видите ли, никогда не ставили в порядок дня борьбу за власть демократии и полагают, что, вообще говоря, они правы.

Но «сейчас» они кивают на «безнадежно заплутавшихся комбинаторов» и отмежевываются от соглашательских «мытарей». Откуда же такое просияние?

Конечно, от Корнилова.
Корниловский урок пошел на пользу «Новой Жизни». Но не полагает ли она, что корниловщина не случайно разыгралась? Что буржуазно-помещичья коалиция неизбежно от выжидательной тактики должна была перейти к гражданской войне?

А если так, то какую роль сыграли все те, которые оставляли власть в руках буржуазии, делились с нею властью, отказывались от борьбы за власть? Роль подсобников корниловщины. К этим подсобникам принадлежит и «Новая Жизнь», еще недавно бросавшая камнями в июльских манифестантов, написавших на своих знаменах ту истину, которая теперь стала бесспорной даже для «Новой Жизни» и которая как раз и состоит в том, что контрреволюционную буржуазию нужно рассматривать не как «сотрудника и соратника», а как «открытого врага».

Г. Сокольников

 

 

Еще по теме:

 

Подробности мятежа ген. Корнилова (август 1917 г.)

Мятеж генерала Корнилова (август 1917 г.)

Заговор буржуазии и Корнилова (август 1917 г.)

Мятеж генерала Корнилова. События 27 августа 1917 г.

Мятеж генерала Корнилова. События 28-29 августа 1917 г.

Корнилову грозит смертная казнь (август 1917 г.)

Мятеж генерала Корнилова. О диктатуре (август 1917 г.)

Мы стоим перед гражданской войной - Жутко жить сейчас в России! (август 1917 г.)

Мятеж генерала Корнилова. О диктатуре (август 1917 г.)

Мы стоим перед гражданской войной - Жутко жить сейчас в России! (август 1917 г.)

Войска ген. Корнилова продолжают двигаться на Петроград (30 августа 1917 г.)

Пусть помнит каждый - Довольно играть судьбой Государства! (август 1917 г.)

Подробности Корниловского заговора (август 1917 г.)

К спокойствию! (август 1917 г.)

 

 

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 46 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., Август, Корнилов, МЯТЕЖ, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz